» Проза » Ужасы

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


"ДЖОЗИ" (REBORN!) (Глава Шестнадцатая: "Livid Face") часть первая
Степень критики: любая, адекватная, по теме
Короткое описание:

WARNING 18+

BLOOD AND GORE
INTENSE VIOLENCE
MILD SEXUAL CONTENT



  Сонные лучи еще теплого солнца ласково коснулись лица, пытаясь передать часть себя на прощанье. Прогнав назойливую мошку она встала с крыльца, отряхнув платье. Сложив ладони козырьком Бекки принялась разглядывать громады облаков в которых утонуло светило. Их фиолетовые бока золотились, и, остывая багровели и тускнели. 
  Подставив лицо навстречу ветру, она вдохнула ночную прохладу зажмурившись от удовольствия. Вниз по улице, бренча, как консервная банка с дробью, пролетел красный пикап мистера Ченнинга, что жил по соседству. Его дочь, Кристин, частенько гуляла здесь со своим псом, и иногда давала Бекки поводок, чему старый терьер был несказанно рад. Но сегодня улица была пуста. 
  Бросив только что сплетенный венок на крыльце, она пошла в дом, где уже пахло жареной индейкой, мама всегда готовила ее по воскресеньям. Втянув в себя волшебный запах, Бекки облизнулась от предвкушения. Пролетев мимо кухни, заметила маму, корпевшую над мойкой и клочок темного неба в маленьком окошке у стола. 
  "Ночью будет дождь" - подумала Бекки направляясь в кабинет отца.
  Но даже дождь не мог испортить настроение. Да и что могло? Когда тебе девять, за окном жаркий июль, а на кухне, за большим стеклом духовки уже истекает жиром  вкуснейшая в мире индейка по рецепту лучшей мамы на свете? 
  Решив, что сходит к Таре после ужина, Бекки хотела посмотреть журналы с выставки. Работая в арт редакции отец частенько приносил с собой свежие, томящиеся в целофане пачки с новыми выпусками. Бекки нравилось рисовать, а еще больше она любила часами разглядывать картины разных художников, известных и не очень. И блаженно закатив глаза, уже представляла, как разорвет блестящую обертку июльского выпуска, вдохнет запах принтовой краски, скользя пальцами по скрипящим от новизны страницам. Быть может там снова будет японский пейзажист, рисующий горы, которые ей так нравились, а может и что поинтереснее. 
  К несчастью, на рабочем столе, помимо отцовского ноутбука и кипы бумаг, ничего не оказалось. Обычно он клал журналы на видное место и всегда звал Бекки в качестве самого главного консультанта и критика. Но сейчас левый край стола, рядом с лампой, пустовал. На привычном месте прессы не было, хоть она помнила, с работы папа вернулся, как обычно с целой кучей газет и журналов. Они все были здесь, "Ежедневные новости", "Моторс", "Касл", но куда же запропастился заветный "АртСтайл"?   
  Бекки склонилась над аккуратной стопкой каких-то бумаг и документов сложенных у ноутбука и не без труда заметила едва выпиравший снизу блестящий край июльского выпуска. 
  "Зачем папа спрятал его?" - думала она, пытаясь выдернуть журнал, но как только "АртСтайл" оказался в трепещущих от нетерпения детских руках, поняла.
  Обложка сразу не понравилась. Под логотипом красовалось яркое красное пятно в котором Бекки разглядела сотни и даже тысячи глаз, смотрящих на нее сквозь тонкую пленку обертки, как бы с недоверием, а то и надменно. 
  "Выставка аутсайдерской живописи в Нью Маунт" - значилось в самом низу, под фотографией женщины с неестественно рыжими волосами. Странный взгляд и еще более странная улыбка художницы заставили отпрянуть. 
  Кто такая Майя Мякила и художники-аутсайдеры она не знала, но разве могло это остановить подогреваемый новым словом интерес? Бекки любила страшилки, которые ей постоянно рассказывала Тара, когда они гуляли у озера рядом с домом Дэвисов на другой стороне холма, хоть мама и запрещала спускаться к воде. От подружки она узнала о существовании вампира-невидимки из Луизианы, который ходит по ночам и стучит в окна тем, кто не спит, о владелице бутика в Нью Йорке, которую все называли Бледной Дамой. Она могла воровать души людей и навечно запечатывала их в манекены. Конечно, Бекки знала, что все это сказки, вроде Кровавой Мэри или Кэндимэна, и что таких чудовищ просто не существует, но то, как это преподносила вечно неунывающая Тара, захватывало настолько, что после прогулок Бекки нередко спала со светом. И всякий раз смеялась, когда подруга с умным видом утверждала, что на Хэллоуин по улицам их городка бродит Майкл Майерс, о котором та по всей видимости узнала, посмотрев один из фильмов, с закрытым доступом для Бекки. Но потом, с наступлением темноты она поскорее занавешивала окно в спальне, стараясь не смотреть на подъездную дорожку. Тогда казалось, если она не успеет увидеть ничего потустороннего, то ничего и не случится. 
  Монстры существуют пока ты их видишь, так думала не только юная мисс Уильямс, а каждый ребенок в мире! 
  Бекки казалось, что эти самые "аутсайдеры" и рисуют всякие страшилки, судя по обложке июльского выпуска.
  Разрывая непослушный целофан она подумала, что неплохо было бы показать журнал Таре, ей бы точно понравилось. Вопреки всем страхам, Бекки не увидела ничего такого, от чего маленькая душа сбежала бы в пятки. На первой странице всего лишь длинная и неинтересная статья про выставку в Нью Маунт и о том, кто же на самом деле эти пресловутые аутсайдеры. Оказалось, всего лишь люди без специального образования, уже рожденные под знаком гения, в литературе или музыке, в данном случае в изобразительном искусстве. 
  Добравшись до середины, там где обычно красовались картины, Бекки наткнулась на ту самую женщину со странной улыбкой. 
  "Душевно-больная художница из Швеции представила свои работы в Нью Маунт".
  Под жирным заголовком вольготно расположилось одно из творений девушки, но Бекки не испугалась и сейчас. Картины Майи не показались ей страшными, но и разглядывать их по долгу она не хотела.
  - Такая красивая, а рисуешь всяких уродцев. - прошептала она, погладив пальцем фотографию художницы и перелистнула страницу.
  Так что же за странное беспокойство все сильнее и сильнее овладевало ей? Быть может страшилка притаилась дальше? Бекки знала, что в середине журнала должен быть плакат с самой большой фотографией, возможно там ее и будет поджидать местный Бугимен? 
  Как-то Тара рассказывала об одном журнале, который нашла в гараже у отца, и там тоже были такие плакаты, вот только вместо пейзажей или работ великих портретистов прошлого столетия на страницах красовались голые женщины. 
  Какой в этом смысл и почему такие вещи имеют место быть, Бекки не знала. 
  - Разве им не стыдно? - спросила она тогда у подруги, на что Тара ответила.
  - Не знаю, может когда мы станем взрослыми поймем эту загадку.
  Пролистав еще пару страниц с работами других авторов, Бекки дошла до фотографии нового аутсайдера и оцепенела. С черно-белого фото на нее смотрел жуткий мужчина с густой бородой и страшными выпученными, как у рыбы глазами. 
  "Джонатан Анхель Розаро. Тридцать восемь лет, художник из Джексонвилла, страдающий шизофренией" - гласила подпись. 
  Бекки скривилась от отвращения. Впалые щеки мужчины и голова - лампочка уж слишком напоминали ей Харона из детской книжки о мифах Древней Греции которого она боялась даже больше Майкла Майерса. 
  "И что же такого ты нарисовал?"
  Глядя на Розаро ей казалось, что если кто и мог изобразить что-то по-настоящему жуткое, способное ожить и преследовать тебя в ночных кошмарах, то только он. Не решаясь двигаться дальше,  она посмотрела в глаза Анхеля, пытаясь понять, что же отталкивает ее в этом мужчине.
  Странное беспокойство прошлось по косточкам медвежьей лапой. Если в глазах Майи она видела мир, пусть не совсем обычный, но не менее объемней реального, то здесь было все наоборот. В глазах художника стояла пустота. Абсолютно отрешенный взгляд, как будто Розаро смотрел сквозь объектив куда-то вдаль, и видел что-то, что мог заметить только пораженный болезнью мозг. Помимо этого Бекки заметила страх. 
  "Я попытался изобразить то, что постоянно преследует меня" - гласил чернильный заголовок под фотографией. 
  И хоть Бекки прекрасно понимала, что скорее всего пожалеет о содеянном, но любопытство во истину самое губительное оружие из всех когда-либо придуманных. Вдохнув поглубже и не мешкая более она перевернула страницу. И сделав "быстрый снимок" глазами, вздрогнула. Стараясь не смотреть в правый нижний угол Бекки принялась изучать картину более подробно. Да, она могла бы закрыть ладонью то, что притаилось в углу, но прикасаться к этой мерзости совсем не хотелось. Ей казалось, что если она дотронется до него, то получит удар поддых или что похуже. Но, сделанного не вернешь, теперь Бекки всеми силами старалась не глядеть на бледное пятно, усилием воли отводя глаза к общей композиции. 
  Угольное небо служившее одновременно и фоном картины было затянуто рваными тряпками облаков, среди которых Розаро подвесил тусклый лик Луны. Под небом без единой звезды притихли нагромождения спящих домов, чем больше Бекки всматривалась в эту картину, тем большее беспокойство она ощущала. Крыши домов при ближайшем рассмотрении оказались головами диких зверей, застывших в безмолвном вое на желтую кляксу в небе. Темные провалы окон пустовали, но в одном из них, в маленьком круглом чердачном окошке под головой волка она заметила две белые точки. И что-то подсказывало Бекки, там прятался совсем не кот. И этот кто-то пристально изучал пустынную, безлюдную улицу у подножия гротескных зданий, а точнее того, кто стоял под дряхлым кленом в углу. 
  Бекки почувствовала как на на голове зашевелились волосы. Рядом с тонким стволом дерева, под большой веткой с петлей висельника красовалось чернильное пятно, вытянутое к верху, наподобие человека. Тонкие руки существа касались земли, а остроносые ботинки с загнутыми кверху носами походили на сабли. 
  Решив что пора дать деру, Бекки перелистнула страницу и пискнула от неожиданности. 
  Там, на развороте, где обычно располагался плакат по самой жестокой шутке судьбы находилось лицо жуткого существа, увеличенное в несколько раз. Бледное голубое пятно, щербатая пасть густо обведенная красным, словно монстр красил губы и два черных круга вместо глаз.
  Бекки затрясло, руки словно приросли к журналу, не способные ни выбросить злосчастный июльский номер, ни перевернуть страницу. Глядя в бездонные провалы на месте глаз чудовища она с ужасом ощутила, как локти сгибаются, и руки подносят журнал все ближе к лицу. Как будто демон Розаро был живым, овладел разумом и теперь пытался сожрать ее, затянуть в свой мир, ограниченный рамками полотна. 
  Черные дыры ширились и росли, затягивая в себя весь мир, наполняя его безлюдьем и жутким холодом. 
  "Так пахнут могилы" - подумала Бекки не в силах отвести взгляд.
  "Ты хочешь узнать кто я? Хочешь я покажу тебе откуда я пришел? Хочешь?"
  
  И вдруг Бекки почуяла, как из бездонных глазниц на нее смотрит сама пустота. Нечто чуждое восприятию, жуткое и холодное. Она ощутила, как пальцы обожгло ледяное дыхание.

  "Хочешь?"

  Это лишь оболочка. Изуродованная гипертрофированная плоть - не что иное, как инструмент. Уродец под деревом всего лишь плоть для Бездны, наделенной сознанием, для Тьмы, поджидающей в шести футах под мерзлой землей. Тьма, в которой нет ничего кроме холода, ни рая ни ада, ничего. 

  "Хочешь?"

  Бекки казалось, еще чуть-чуть и эта мерзость проникнет в настоящий мир. И руки-крючья дрогнули, треснули сочленения костей, чудовище словно сделало шаг навстречу.

  "Я лишь попытался изобразить то, что постоянно преследует меня..."

  И лишь сейчас Бекки поняла, тьма, таящаяся за порогом - ждет. От нее нельзя убежать, ее нельзя заполнить, и даже свет тает в ледяных глубинах бездны, и рано или поздно Реби Уильямс придется столкнуться лицом к лицу с ужасом, живущим где-то на задворках реальности.     


Свидетельство о публикации № 31453 | Дата публикации: 10:35 (26.11.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 36 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 2
0
1 BlackPanther   (26.11.2017 18:28)
"Обычно он клал журналы на видное место..." - обычно он складывал журналы. 
 Автор, пишете вы, конечно, чисто и красочно, но смогли меня разочаровать.  Вы взяли большой разгон и шли с размахом на хорошей скорости, но оборвали практически превратив в ничто всё предыдущее повествование. Или что-то вы не додумали, или сбираетесь продолжить. Смею надеяться на последнее. Успехов.

0
2 AShay   (26.11.2017 19:34)
Благодарю, это роман, продолжение будет завтра

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com