» Проза » Ужасы

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Мёрзлая земля
Степень критики: любая, по теме
Короткое описание:

мимо кассы



  Тьма, вязкая и тягучая, как пучина ледяного кошмара, сделалась абсолютной. Внезапный порыв ветра подняв в морозный воздух целый сугроб, швырнул в лицо сонм искрящихся игл. Она зажмурилась, подняв ворот плаща до уровня глаз. Звенящая пустота норовила проникнуть в тело, забираясь под складки одежды, проникая все глубже в трепещущую плоть, в надежде потушить факел души. Уткнувшись носом в черный нагрудник она закрыла глаза, крепче обхватив всадника. 
  Боевой конь черной стрелой летел сквозь метель, огибая сугробы и обледенелые склоны лесистых оврагов. Все дальше и дальше на север. Огни сторожевых башен Надары уже давно исчезли во мраке, лишь вековечные сосны-великаны мерзлыми копьями штурмовали бездну над шершавой гладью мироздания. Она чувствовала неукротимую мощь,
 кипящую под доспехом рыцаря, древнюю как сам хаос, и невероятно горячую, как пламя тысячи звезд.
  В этом мире нет силы, способной остановить их. Теперь они оба отступники, грешники, но это больше не имело значения. Любовь неподвластна законам, ни людским ни тем, что даны свыше. И даже холод, безликой тварью прячущийся в чаще, не сможет погасить пламени двух сердец, что тонут в адском горниле. 
  Но что это? Она слышит, как сквозь холод, бьющимся хрусталем, по лесу разлетаются голоса, приглушенные снежной пеленой. Рыцарь напрягся в седле и лишь сильнее стиснул вожжи, направляя скакуна в белую пустыню, раскинувшуюся впереди. 
  За ними уже идут. Девять всадников, девять чернильных клякс, скользили невесомыми призраками над взбитым копытами снегом, на расстоянии прицельного арбалетного выстрела. Она слышит их голоса, но страха нет. Тот, у кого хватило сил украсть ее душу и сердце, сможет справиться с чем угодно. Словно услышав эти мысли, воин наклонился вперед, едва коснувшись ее губ своими. От поцелуя закружилась голова. Она почувствовала как вместе с его дыханием в нее проникает живительный мороз, лишающий воли. За одно только это мгновение она готова была отдать все что угодно. И зимняя вьюга, и девять Витторианских мечников, преследующих беглецов по обледенелой равнине исчезли. Есть только он и она, и время, ставшее вечностью. 
  Нежный и в то же время властный голос в ее голове все еще гремел эхом, блуждая по самым сокровенным уголкам и темным каморкам разума. Он будет драться за нее. До тех пор, пока последняя капля горячей алой крови не покинет опустевшие тоннели, по которым ее толкает безумное любящее сердце. Он будет сражаться за те дни, что грядут впереди. Дни двоих людей, посреди заснеженной пустоши. Дни, которые у них хотят забрать воины совета. Он подхватил ее на руки, словно пушинку и зашвырнул в ближайший сугроб. 
  Белый бархат мягким одеялом укрыл ее от пронизывающего ветра. Снег припорошил рассыпанные по обледенелому насту волосы. Она лежала на спине, недвижимая, точно ледяная статуя, наблюдая за тем, как возлюбленный на ходу спрыгнул с коня и развернулся на месте, ожидая всадников. 
  Вот они, уже совсем рядом. Девять точек, девять клинков-факелов, рвущих мрак ледяным блеском металла. Черный рыцарь обнажил свой меч и принял боевую стойку. Он будет защищать ее до конца, пока последний враг не будет изрублен на куски. Безмолвная глыба, в развевающемся на ветру меховом плаще с глубоко надвинутым на лицо капюшоном; каменный утес Азареля в окружении девяти псов. Каждый из них жаждет крови, и получит сполна.
  Она увидела, как глава королевской стражи Дейн, с отчаянным воплем кинулся на врага. Но черный рыцарь ловко уклонился от летящего в лицо клинка и толкнул противника в сугроб. Песнь стали обрушилась на безмолвие зимней ночи, как воды Ладонии, ниспадающие ртутным шлейфом на пустынные, выгоревшие на солнце горные хребты Азареля. 
  В буре клинков полыхнуло красным, кто-то закричал, одна из темных фигур упала в снег, обагрив девственно-белый лист холода рубиновым соком. Дьявол, мечущийся посреди теней, словно безумный дикий зверь крушил доспехи и щиты. Алый росплеск на снегу лишил жизни еще одного воина. Еще одна тень слилась со своим телом. 
  Она как завороженная следила за смертельным танцем черного рыцаря, восхищаясь могуществом стали. Звуки битвы стали слабее, и теперь доносились до слуха сквозь ватную пелену. Все тише и тише, пляшущие всполохи темного и красного растворялись в снегопаде. Она выдохнула свое тепло в морозный воздух вместе с тем, как сразу три клинка прошили черный доспех и меховой плащ с капюшоном повис на мечах. Она ушла. Убежала прочь от врагов, с самую отдаленную келью своего сознания, туда, где в камине не тлеют угли, а окна служат вратами для живительного, любовного мороза, жгущего душу. И никто, кроме Него не сможет сюда попасть. Она будет ждать, хоть целую вечность. Но что есть вечность, для любви? 
  Белые хлопья снега припорошили ее веки, словно пытались закрыть остекленевшие глаза, в ледяной глубине которых навсегда запечатлелось пепельное небо. 

  Дэйн выдернул клинок из черного нагрудника и перехватив меч двумя руками, обрушил его на голову врага. В следующее мгновение черная фигура разлетелась на куски. Куски мерзлой земли. Ничего не соображая он рухнул на колени и расширившимися от ужаса глазами смотрел на то, что осталось от черного рыцаря. Земля, и ни капли крови. Безобразная куча земли, обледенелая на сколах.
  - Что за дьявольщина!? - вскричал выбравшись из сугроба Уилл. - Да что же это такое!
  Еще двое мечников стояли чуть поодаль, безмолвными коршунами нависнув над глыбами грязи. Дэйн устало выдохнул и сел на залитый кровью снег. Еще каких-то несколько мгновений назад, перед ним стоял человек, а теперь его нет, как нет ничего, что могло бы напоминать жизнь в безобразном месиве суглинка под ногами. 
  - Что это было!? - продолжал голосить Уильям, вытирая рукавицей окровавленное лицо.
  Дэйн скрипнул зубами, рывком поднялся с земли и схватил парнишку за грудки.
  - А мне почем знать! - проорал он в разбитое лицо. - Успокойся! Воин ты или баба безмозглая!? 
  Один из рыцарей оттащил его от парнишки, тыча пальцем в сторону распластанной на снегу фигуры уже припорошенной снегом.
  - Сир! Принцесса Эйлин! 
  Брезгливо пнув глыбу валявшуюся под ногами, Дэйн поспешил к телу, маячившему у дальней границы вытоптанной арены. От увиденного сердце стражника предательски дрогнуло, а руки затряслись, не от холода, от страха. На лице девушки застыла блаженная улыбка, словно выточенная искусным скульптором на белом мраморе, а некогда голубые глаза, подернулись белесой дымкой, как у мертвой рыбы. 
  - Темный недуг. - прошептал Рейндаль, стиснув крест ордена. - Хладная, что лед! 
  Дэйн попробовал это слово на вкус и тут же сплюнул под ноги, так оно ему не понравилось. Оглядевшись он увидел лишь багровые пятна на снегу и пять тел, не считая кучи земли посредине. 
  Пять лучших воинов Витторианцев погибли здесь, сражаясь с одним единственным человеком! А человеком ли?
  Дэйн не мог припомнить, встречал ли хоть раз такого противника лично. Рубака, способный в одиночку драться сразу с девятью рыцарями совета внушал уважение. Но безликие комья мерзлой земли повергали в настоящий ужас. Что же за сатанинское отродье выкрало принцессу прямо из ее собственной постели? 
  - Что это такое! Что это было! - причитал Уильям, чуть ли не плача. 
  Но Дэйн лишь отмахнулся, парнишка напуган, и хоть за подобное поведение стоило бы всыпать ему хорошенько, но сейчас не лучшее время. 
  Подойдя к телу Эйлин, Уилл взвизгнул, точно узрел прокаженного, но Рейндаль оттащил его в сторону. 
  - Уйди! Подзови коней!
  Дэйн склонился над телом и провел грубой перчаткой по белой щеке девушки, даже сквозь ткань он почувствовал обжигающий холод.  
  Эта белокурая девочка была для него чуть ли не родной дочерью и в случившемся он чувствовал свою вину, наверное даже больше других. 
  - Бедняжка, что же с тобой приключилось? - бормотал Дэйн, протирая снегом лезвие меча. - Что же?
  - В жизни никогда подобного не видал! - откликнулся кто-то из всадников, корпевших над остывающими трупами.

  Осторожно, словно хрупкая фигура девушки могла раскрошится от прикосновения, Дэйн поднял ее на руки и потащил к лошади. Невесомое тело источало жуткий всепоглощяющий холод, но он лишь стиснул зубы. Негоже рыцарю, а уж тем более Витторианскому мечнику, проявлять слабину. 
  И лишь сейчас Дэйн почуял, как усталость волчьей хваткой цепляется за полы плаща, впиваясь в одеревеневшие икры словно падальщик в пораженную чумой мертвую плоть. Чума, пришедшая в Надару две луны тому назад пришлась на самый темный и холодный месяц зимы. Безобразной костлявой девкой, закутанной в черный балахон она шарилась по пустынным дворам, скреблась к обледенелые двери под видом попрошайки, лишь для того, чтобы пожрать как можно больше душ. Но это...
  Дэйн посмотрел на кучу земли под ногами и брезгливо отступил к еще не тронутой кромке снега, обходя поле битвы по широкой дуге. Помимо чумы существуют вещи куда страшнее. И эта тварь, лишь прикидывающаяся человеком тому явное подтверждение.
  "За что? Почему ты нас оставил в столь темный и страшный час?" - пробормотал Дэйн, воздев глаза к ледяному безмолвию над головой. 

  В теплой келье пахло миртом и свежим яблоком. Стараясь не обращать внимания на взволнованные голоса за спиной Дэйн поднес к камину одеревеневшие от мороза руки и пристально посмотрел в огонь. Пламя - живая сила, единственное, что может изгнать холод из этих проклятых стен. Кто-то легонько тронул его за плечо.
  - Сир, король хочет вас видеть, лично. - прошептал белесыми губами Уилл и шмыгнул носом.
  Дэйн кивнул и стиснув заскорузлые кулаки в последний раз взглянул на огонь. 
  - Добавь больше дров, Уилл... нужно больше огня.
  Мальчишка лишь молча моргнул глазами, дав понять, что исполнит поручение. Сейчас он больше всего напоминал испуганного сверчка, на которого какой-то умник напялил Витторианский доспех. 
  "Что с него взять?" - думал Дэйн, направляясь в заднюю комнату, смежную со спальней принцессы, туда, где его уже ждал сам король. - "Он всего лишь молоденький щенок, с едва проклюнувшейся жидкой бороденкой. Он не знает что-такое война. Его руки не знают тяжести клинка, лишь завидные изгибы тонкостанной дочери кухарки. Пусть так."
  И сейчас Дэйн благодарил святого Витта за то, что Уильям Ллойд, сын кузнеца из Тароссы, жив. И жуткая тварь из грязи не забрала его с собой в звенящую ледяную мглу Предвечности. Он муж, но не воин. Пока что. Так пусть уж лучше жмется по углам со своей Эриль, ведь век рыцаря недолог. Ему уже пятнадцать, и пусть счастливые мгновения, что не так часто посещают жизнь королевского мечника, задержатся в его памяти чуть дольше. 
  Такие как Уилл не должны умирать, не должны встречать на своем пути тех, что живут в ночи, не должны видеть это жуткое месиво из глины, чуть припорошенное снегом. Не должны...

  Йорд Великий, оплот мирной Надары, сейчас казался абсолютным стариком. Дряхлый и немощный, лишенный силы и надежды король повернулся к Дэйну, жестом велев страже покинуть келью. 
  - Мой Повелитель. - сухо пробормотал Дэйн, почувствовав щекочущий ноздри запах ниодимы и щенника. 
  Бросив кроткий взгляд на полупрозрачный балдахин, Дэйн увидел силуэт чумного доктора. Жуткая маска, напоминавшая вороний клюв, приблизилась к ледяной фигуре, укрытой шкурами. Всего лишь на одно мгновение ему показалось, что ворон жаждет выклевать эти жуткие серые глаза, хочет пожрать голубизну мартовского неба, застывшую навеки в матовом хрустале. А леди Рисса, шепчущая молитвы у изголовья кровати на которой лежала принцесса, напомнила ему скорбящего ангела. 
  - Вон. - повторил Йорд, прогоняя стражников. - Оставьте нас!
  Дэйн напрягся, почувствовав, как сердце сжалось под нагрудником и неприятный холодок прополз под холщевой рубахой. 
  - Повелитель? - повторил он, сглотнув вязкий комок.
  - Подойди. 
  Король бросил на него странный, отрешенный взгляд, слово перед ним никого и не было, после чего отвернулся к окну.
  - Знаешь, я предчувствовал, что случится нечто подобное. Эта ночь лишь затишье, буря придет утром.
  Дэйн пристально всмотрелся туда, где над чернеющими городскими стенами висела половинка луны и нахмурился. Снегопад отступил, но в холодном свете звезд чувствовалось нечто зловещее. Совсем не к месту он вспомнил о куче земли, что наверняка все еще лежит на снегу, где-то там в чаще. От одного лишь воспоминания руки Дэйна задрожали. Возможно впервые в жизни ему было страшно. Не за себя, скорее за жизнь той, кого поклялся защищать при вступлении в орден. В одиночку он навряд ли смог бы остановить столь сильного противника. 
  - Расскажи мне все, все, что произошло там в лесу. Я хочу знать! И прошу... - Йорд осекся, его губы задрожали, в уставших глазах жидким стеклом стояли слезы. - Не издевайся над стариком! Расскажи мне всю правду!
  - Это был не человек. - прошептал Дэйн, глядя как силуэт чумного доктора скользнул за ширмой к травнице и принялся что-то ей объяснять. Слов не разобрать, но он почувствовал, что ничего хорошего Эйлин в ближайшее время не ждет. 
  "Хладная, что лед"
  - Не зверь, но и не человек. Один из тех, кто живут в ночи... 
  Последние слова, сорвавшиеся с губ Витторианца прозвучало как приговор, зазубренным топором палача обрушившись на голову старого короля Надары.
  Лицо Йорда сделалось серым, покрасневшие глаза вот-вот готовы были выпасть из орбит. Он затрясся, словно чахоточный и прислонился лбом к холодному стеклу, за которым царила полночь.
  - Пресвятой Витт! Пресвятой Витт! - повторял он, от чего Дэйну сделалось совсем жутко. - Моя девочка... моя...
  Дэйн вздохнул, уперев свой взор в верхушки сосен за стенами сторожевых башен. Они напомнили ему оскаленные морды диких зверей, воздетые к звездам в желании их пожрать.

  Ей снился сон. Она видела, как безобразные клубни земли, под властью непреодолимой силы собираются воедино. Движутся сами по себе, формируя кости и мускулы. И вот уже осыпающаяся плоть обретает форму, цвет, обрастает броней. Он вернется... набравшись сил в горниле Предвечности, он придет, став сильнее. 
  Ей слышится зов. Зов бури, что еще совсем далеко, но уже к утру будет в городе. Он придет за ней, и даже самое жаркое пламя не сможет остановить то, что однажды восстало из мерзлой могильной земли...  


Свидетельство о публикации № 29133 | Дата публикации: 21:37 (03.01.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 123 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 19
0
19 Assez   (10.01.2017 17:53)
Девять всадников, девять чернильных клякс, скользили невесомыми призраками над взбитым копытами снегом, на расстоянии прицельного арбалетного выстрела.
А глаз у девицы, как у орла, с такой точностью расстояние в абсолютной тьме определеять.
Она увидела, как глава королевской стражи Дейн, с отчаянным воплем кинулся на врага.
Ладно, фиг с ним, с глазом как у орла, который позволил ей сквозь метель увидеть лицо, но они что, по очереди на рыцаря кидаются? И что значит «толкнул в сугроб»? Они что, тоже спешились? Тогда почему в погоню отправили клинических идиотов? И почему толкнул в сугроб, а не убил на месте? Что за гуманизм?
Алый росплеск на снегу лишил жизни еще одного воина.
Это как? Удар – понимаю, меч – вполне, а вот как лишить жизни может алый росплеск? И вообще, что такое "росплеск"?
Дэйн попробовал это слово на вкус и тут же сплюнул под ноги, так оно ему не понравилось.
Мне тоже. «Хладная» настолько отдает дешевой стилизацией, что от него попросту тошнит.

Слишком много пафоса. Слишком много сложносочинённых предложений, перегруженных метафорами, которые банально тяжело читать. Хоррор отсутствует, чистая фентезня.

+1
17 kotkrot   (09.01.2017 20:57)
Ух, знаешь, густо мажешь. Но уместно ль? Тебе виднее, есть допустим места, такие, а-ля нюанс недоработки "подняв в морозный" тут можно было бы и дать более легкости. Но это придирка. Но по темпоритмике рушится повествование. Ну, я мнения что проза, почти стихи - также свежа, легка... Но это придирки, без издевки, так, чтобы если будешь переписывать мозги себе покрутить и сделать предложения плавнее... Встречается такое, но густота красок крушит... Да, приятно. Да, да, но не могу избавится от ощущения, что чего-то не хватает, будто... Неважно, сижу, читаю... Это же стиль..., жаль пафосен, в хорошем смысле, да и не знаю почему пафос перекочевал нынче в статью "расходов". Не реалистичны некоторые моменты, например, все ждал, что конь споткнется - по сугробам-то, да и более драматично. Ух, пафоса чрезмерно, если по началу он настраивал, то впоследствии он, как десятая ложка сахара в кружку (100 граммовую) чая. Чрезмерен. Были бы интересные формы, образы экстравагантные, но нет. Сладко, чрезмерно. Ух, много сладостей, слиплось всё. знай меру - автор, дай простоты, разбавь диалогом, много сахара, лично для меня. Разбавляй. Описания живые, дышащие силой, но сахар пафоса горче соли обыденности. Думаю, ты меня поймёшь.

+1
16 Чосер   (09.01.2017 20:28)
Здрастье.

Цитата
И даже холод, безликой тварью прячущийся в чаще, не сможет погасить пламени двух сердец, что тонут в адском горниле
Прячущийся в чаще - чщ, чщ, лучше бы заменить.
что тонут в адском горниле - лишнее сравнение, неуместное, да вдобавок забирает акцент с "не сможет погасить пламя двух сердец!". Они ведь борются с кем-то, верно? Тогда фраза может быть произнесена и с вызовом, мол, наперекор всему и всем.
Пламени -- пламя, так короче и лучше.
Цитата
Девять всадников, девять чернильных клякс, скользили невесомыми призраками над взбитым копытами снегом, на расстоянии прицельного арбалетного выстрела
Чернильные кляксы - неуместное сравнение, точное в плане цвета, но разрушающее атмосферу. Девять чёрных всадников, девять теней, девять призрачных силуэтов или фигур.
Взбитый копытами снег - лишнее мне кажется. Как и указание расстояния. В следующей фразе она слышит голоса - чем не ориентир?
Цитата
Песнь стали обрушилась на безмолвие зимней ночи, как воды Ладонии, ниспадающие ртутным шлейфом на пустынные, выгоревшие на солнце горные хребты Азареля.
 Песнь стали обрушилась на безмолвие зимней ночи. Этого достаточно. Остальная часть лишняя, сбивает динамику. Это всё-таки бой. После ночи можно сразу переходить к началу следующего абзаца.
Цитата
Она как завороженная следила за смертельным танцем черного рыцаря, восхищаясь могуществом стали
Восхищаясь могуществом стали - лишнее. Поясню. Первой части предложения вполне достаточно для образа, а значит и для эмоций, возникающий в читателе. И на вторую часть хочется сказать "спасибо, кэп".

Дальше не продолжаю.
По слогу в целом. Обилие красочных метафор, часто не к месту. Они отвлекают от картинки, уводят в сторону, забирают внимание себе. В данном случае это перебор. Также довольно часто для столь короткого отрывка встречаются слова "холод, лёд, леденящий" и так далее. С этим тоже надо поосторожнее. На самом деле хватит первых вступительных описаний, штрихами набросать мир, а потом говорить о нём косвенно, через действия персонажей: протянули руки к огню, поскользнулся, вдавил голову в сугроб, облака пара изо рта, отмороженные конечности и так далее. Место действия ведь не меняется. А вот если они из ледяной пустыни пришли в песчаную, то да, снова можно давать красочные описания. К слову, когда действие перемещается во дворец - или куда там - описаний практически нет, картинки нет, а персонажи уже диалоги ведут. Советую отследить эти вещи, будет лучше.

Персонажи. Всё действие, весь замес строится вокруг принцессы. В принципе, её в рассказе достаточно. Она представляется полноценной. Чего не скажешь об остальных, включая дьявола. Они как функции, намазаны штрихами, видны только с одной стороны. Кого бы я посоветовал углубить, так это Дэйна и Йорда. Мы видим их только с одной стороны - во время погони, ну и сразу после. По эмоциям это один спектр, а для глубины персонажа нужны несколько - то есть разные ситуации. Йорда бы неплохо увидеть с Эйлин до похищения. Тогда бы мы узнали, какие у них отношения. Понятно, что Йорд любит Эйлин, она его дочь, но возможно он хотел выдать её не за того, и она противилась. Возможно, она последняя из королевских кровей, и очень дорога для Йорда и по этой причине тоже. А Дэйн? Как воин, он возможно страдал от безделья, давно не было стычек, сидел и пил, а тут Эйлин похитили. Тогда он будет яростнее сражаться с дьяволом. Это проявит его с другой стороны. А что сам дьявол? Кто он? Простой стражник, принявший помощь от тьмы, потому что очень любил Эйлин, а Йорд хотел выдать её за другого? Да и сама Эйлин чувствовала искренность его чувств, ну и потому тоже не хотела за другого?
А штука тут в том, что финал нужно делать либо жёстче, резче, вставляя какую-нибудь отточенную фразу, написанную специально для финала и только. Либо же углублять персонажей и разворачивать шире историю. Но когда ни так, ни так, да ещё с обилием ярких метафор - текст смотрится слабовато. Ну, не совсем слабо, чуть ниже среднего.

Фсё.

+1
14 Эльза   (05.01.2017 02:56)
Попробую доступно пояснить, что автор сделал не так. Но если можно, немного пофилософствую о хороре. Потмоу что это не хорор.

На моё имхо есть две технологии, которые работают на хорор - "хорор как предчувствие" и "хорор как чреда свершающихся событий". Первый вариант конструкции психологически сильнее - в этом случае есть один факт некоего из-ряда вон выходящего одного события (не обязательно кровь, кишки, и прочее), и нет никакого ему объяснения. Неизвестность - всегда самое пугающее в хороре и первый вариант её раскручивает по полной программе. За примерами далеко ходить не нужно - Кинг в помощь. Второй вариант - это вереница фактов, которые накладываются друг на друга с невероятной скоростью, чем тормозят психологическое осознание героев "самого главного факта" в пользу динамике. Эти конструкции мы можем видеть в зомбиапокалипсисах и прочих динамичных антиутопиях. Первый вариант - пригоден для камерно-психологического триллера. Второй - для экшена и боевика. В первом варианте есть возможность добавить драму - поскольку возможна камерность) во втором - драма невозможна, но возможны элементы "мифа" (характерные для научной фантастики и фэнтезятинки по Джону Труби).

А теперь к тексту.  Не знаю, просто не могу определить относиться ли данный отрывок ко второму варианту. Он мог бы к нему относиться по следующим моментам - в тексте нет грандиозного факта. Событие (битва) описана как "один из фактов" - значит, дальше они могут накладываться и получится боевик. Но. Написана вещь так, словно перед нами не динамичный сюжет, а камерное кино в стиле "ирония судьбы". А знаете почему? А потому что форма всё угробила.

Во-первых - форма уничтожила динамику. Слишком тщательное отношение к форме положило конец событийности. Такие вещи как витиеватые описания - опасные вещи. Не каждый умеет их писать. Но если хотите научиться - то нужно понять, что витиеватость достигается двумя техниками - меткостью смысла, и вписываемостью логики. Сравнение или метафора должны быть идеально вписаны в ткань события (не сюжета! События, абзаца) и только тогда они станут работать на мир, на антураж, подчёркивать атмосферу. Это получается у многих писателей - хреново, даже у известных - 50/50. Более того, когда такие высокие ставки, насыщать текст метафорами-сравнениями - это равно, что просаживать деньги на русской рулетке, когда постоянно невезёт, но - пофиг, "всё нормально, деньги есть"... понимаете?

Есть автор, который раньше умел жанглировать с формой а-ля витиеватость в доску и в тему - Юрий Никитин. Советую цикл "Троецарствие". Вот там можно поучиться, посмотреть, как он это делает, и в каких количествах. Там есть своя математика. Возвращаясь к тексту - перегиб на перегибе. Вроде оно всё красиво, литературно. А смотришь - прилагательных вагоны, в диалогах белиберда какая-то. Впечатление портит напыщенность и пафос. Рыцари - рыцари, фэнтези - фэнтези - а всё равно я лично нифига во всё это не верю. И дело здесь не в том, что мне неприятен этот жанр. А именно в конструкции и подаче.

"Песнь стали обрушилась на безмолвие зимней ночи, как воды Ладонии, ниспадающие ртутным шлейфом на пустынные, выгоревшие на солнце горные хребты Азареля."

Вот, самородок. Никогда не надо забывать простое правило - самое главное всегда ставится в хвост фразы. А что здесь, в конце не просто предложения, а целого абзаца? Тут как бы битва, динамика, какой нахрен бл... ртутный шлейф, какой к чёрту Азазель??? То есть - Азарель (вот кстати пример хренового нейминга - конструкция-отсылка-автомат). И так весь текст. Я понимаю, если бы рыцари сидели у костра, рефлексировали, и там появился бы в сравнении какой-нить Азрарель, или прочая локация... может быть. (да! Я не говорю, что ход плохой - он годный - вписывать в ткань инфу о Мире - но блин не надо это делать тогда, когда это не уместно, вот и всё).

И ещё. Касательно содержания - темы унт идеи. Самый главный вопрос - а что здесь нового, необычного, интересного? Хорор - это крутой жанр, но очень "дорогой" в плане запросов к тематике, идеям. Ужас - это то, что непонятно. Неизвестность - это корень жанра. Неизвестность - уже сама по себе сигнализирует о том, что должно быть что-то из ряда вон выходящее, шокирующее. А этого нет.  Отставьте пака в покое форму. Сделайте сюжет, удивите читателя.

0
9 LULs   (04.01.2017 11:40)
p.p.s. и тут есть безобразная печать формата, штамповка совсем дурного свойства - штампованное мышление.
Уже не в первый раз встречаю героев-акынов, грубо ввёрнутых, как правило. И неумно раздаются эти повествующие роли. Например,
тут начальник стражи видит огонь: хорошо, огонь согревает. видит короля: да, сдал Борис Николаич. Что дальше? Видит рыцарский туалет - надо зайти?
тьфу, одноклеточным кажется. И нельзя сказать, что ему не о чем другом думать - у него только что случилась провальная миссия, потерял большую часть бойцов, принцессу не спас, и, возможно, её убили прямо при нём... и сейчас его голова полетит, но нет, нефиг об этой ерунде думать, даём его ПОВ, пусть-ка кельи живописует.

0
11 AShay   (04.01.2017 22:34)
Человек в шоке от происшедшего и еще не отошел, поэтому и пытается отвлечься глядя на огонь.
Кому интересно читать про нытье, что вот дескать мне сейчас голову отрубят и т.д.???
Говорите про странные живописания из уст рыцаря. Что не должен он таким быть.
Это королевская гвардия! Это орден! Не межевики или крестьяне! Элитные рыцари не только день и ночь махали мечами, но и обучались различным наукам, так почему он не может живописать!?

Говорите о банальности, а что конкретно нового принесли в писательство конкретно вы? 
Думаете это так просто, создавать шедевры, которые бы разлетались миллиардными тиражами и стали иконами своих жанров? Конечно! Обосрать с ног до головы вот это проще всего!

0
12 LULs   (05.01.2017 00:39)
Кому интересно читать про нытье, что вот дескать мне сейчас голову отрубят и т.д.??? - мне вот неинтересно читать, ка вы ноете про ополчившийся на вас мир и спердобей. но писатель может написать одно и то же как угодно. и благодарит за чтение и разборы.
мне казалось, вы хотите сыграть, хотя бы придержите маску для чтения рецензий. Но вы явно взяли курс на PI-страдательные постики.
ещё одна нежная душа самовнушением занялась и самоуволилась - мол, тся и ться верно пишут лишь розентали.
что ж, всего хорошего. ещё раз убеждаюсь в том, что темы сентименталки и фэнтези - кладезь и раздолье.

0
13 AShay   (05.01.2017 01:21)
Это нападки, а не критика. Вы придираетесь к "ться", но сами прекрасно видите, что текст не вычитан, так какой смысл? Замыленному взгляду такие вещи не заметны.
Напяливать маску и благодарить за "это" я не буду, уж лучше скажу правду, как думаю.

0
15 LULs   (05.01.2017 10:29)
если раскрутить ситуацию с конца, то у меня требовали высочайшего уровня критики, престижных наград поискали, позитива подать велели.
и можно догадаться, что там дальше. с моим-то стажем - точно. реплики от незавершёнки с невычиткой исходили.

0
8 LULs   (04.01.2017 11:02)
Внезапный порыв ветра подняв - препинание.
подняв в морозный воздух целый сугроб - уже запахло теми самыми школьными сочинениями, когда "снег валил сугробами". ощущается одно из самых неприятных заболеваний начписа - метафоры вдавливать в пол. Вьюги нет, есть летящие сугробы. Причём один взлетел, полетал, и всё.

Уткнувшись носом в черный нагрудник она закрыла глаза, крепче обхватив всадника. - речь о звенящей пустоте, между прочим. или о душе? Там из контекста непонятно.

штурмовали бездну над шершавой гладью мироздания. Она чувствовала неукротимую мощь, кипящую под доспехом рыцаря, древнюю как сам хаос, и невероятно горячую, как пламя тысячи звезд.
В этом мире нет силы, способной остановить их. Теперь они оба отступники
- опять оно. непойми кто она на нагруднике и тут - непойми кто отступник. Итого, кто-то и гладь мироздания - отступники. Гладь кто-нибудь простит, надеюсь, а не то аж планета из-под ног отчалит у всех героев данного мира.

Сначала вроде повествовали о всаднике. В единственном числе. Потом оба отступники - я думал, что с привычным неодушевленным вроде пустоты. но нет, сердец два. Объятых, таскать, любовью. Всё ещё о лошади и всаднике? ну а что такого - вон детский мультик про Илью Муромца смотреть нереально - он ласкает коня бесконечно, терпежу нет.
И тут девять назгул. ну и есть некий латник и условная Она, которую раньше я по незнанию принимал за образы пустоты и мироздания.

Дни двоих людей, посреди заснеженной пустоши - ненужная запятая
словно пушинку и зашвырнул в ближайший сугроб - всё, плевать на запятые.

нет ничего, что могло бы напоминать жизнь в безобразном месиве суглинка под ногами - требуется перефразирование. мне вот ничего в губке жизнь не напоминает. во-первых, потому что не похожа она на живое существо, во-вторых, я не знаю, на что похожа жизнь олл ин олл.

- Темный недуг. - прошептал Рейндаль, стиснув крест ордена - оформление прямой речи. Моя первая бета крыла такое матом.

откликнулся кто-то из всадников, корпевших над остывающими трупами - а что они там "корпели"?
это слово лишь намекает на характер действия, но само действие никак не проясняет.
корпеть - терпеливо, усердно заниматься чем-л., обычно без ощутимых результатов.

словно хрупкая фигура девушки могла раскрошится - #@*::%:!!!
стиль речи боевого комнадира: слабина, вроде бы просторечье. И тут же он думает следующее: Безобразной костлявой девкой, закутанной в черный балахон она шарилась по пустынным дворам, скреблась к обледенелые двери под видом попрошайки, лишь для того, чтобы пожрать как можно больше душ
и такое:
завидные изгибы тонкостанной дочери кухарки- в общем, налицо нерешённый вопрос, который необходимо было решить: как отыгрывать героя? или он, что вероятнее, достаточно неотёсанный, или он поэт из арабских сказок.

Дряхлый и не мощный - не мощный, а какой? брутальный? короче, тут тоже мат.

щекочущий ноздри запах ниодимы и щенника - оно:
Неодим — химический элемент, редкоземельный металл серебристо-белого цвета с золотистым оттенком. Относится к группе лантаноидов. Легко окисляется на воздухе. Открыт в 1885 году австрийским химиком Карлом Ауэром фон Вельсбахом.
щенник ЧЕЗ. сноска?

Бросив кроткий взгляд на полупрозрачный балдахин, Дэйн увидел силуэт чумного доктора - под балдахином? или изображённый на нём? почему читатель опять беспомощно гадает? если у нас самообслуживание, то я пойду придумывать что-то другое.

уперев свой взор в верхушки сосен за стенами сторожевых башен. Они напомнили ему оскаленные морды диких зверей, воздетые к звездам в желании их пожрать. - на верхушки сосен фиксация слишком много разных ассоциаций навесили. то они копья, то морды.

Общвпеч. В печь. это не рассказ, это отрывок. Рукопись оборвалась. Да даже и отрывок, как и главу, можно закончить интересно.
честно говоря, продираясь с матами через эти не_мощь и ться и тся, я ожидал чего-то небанального. Банальщины было с лихвой.
например, оказалось бы, что это принцесска себе наколдовала любимку. Оригинальный был бы поворотец; задрали её отцеподобные охранники и слезливые старцы. Хотелось крепкого и волосатого, скачки через лес и жарких этих самых, поз. В общем, небанальная концовка скрасила бы впечатление. а так осталось только недоумение унылое: понтануться оборотами хотели? описаниями (неописанной боёвкой)?
p.s. кстати, о фиксациях. богатырю бы отвлекаться почаще от мыслей о лютенантике smile

0
10 AShay   (04.01.2017 22:32)
Неодима - выдуманная лечебная трава! Зачем придираться? Про силуэт на балдахине тоже не понял, так сложно додумать?
Неописанная боевка? - сами пробовали описать? Нигде! Ни у кого! НЕТ ПОДРОБНЫХ ОПИСАНИЙ ФАЙТ СЦЕН!!!
Разве что у Эда Буна! Если описывать все пошагово, получится тот самый Мортал комбат!
Про сосны - хватит ворчать! Сначала копья, потом морды, и что с того?
Про суглинок - из контекста непонятно что ли о чем речь?

Отлично год начинается, я столько негатива еще не получал! angry

0
18 Assez   (10.01.2017 17:38)
Сходу "Ведьмак". Дальше - Лион Спрэг де Камп "Башня Гоблинов", Пол Андерсон "Сломанный меч", Артур Конан Дойл "Сэр Найджел", Бернард Корнуэлл "Арлекин". Ещё?

+1
4 Диана   (04.01.2017 01:04)
Привет!
Я пришла тебя бить. Зима уже здесь, зима близко. Да-да, и не спорь, что хотя или нехотя получился сеттинг Мартина. Ну, правда, у него повествование более чёткое и жёсткое, а у тебя чувствуется значительный художественный вклад. Но... Почти плагиат ведь! Это ужасно. От того, что ты белых ходоков назовёшь хладными, (по-моему, в "Игре престолов" тоже так их называли... но могу ошибаться.) они всё равно останутся тем, чем есть в твоём представлении. По сути говоря, ты забрал мир Мартина себе и придумал собственный сюжет. Так нельзя. Нужно что-то своё, оригинальное. Ты ведь можешь! Если говорить конкретно, то у тебя главная сюжетная линия - это любовь смертной и белого ходока, то бишь хладного. Ты планируешь продолжение? То, что я здесь увидела - это зарисовка, графомания. Из твоего хорошего остался лишь годный слог.

Разленил ты себя. Хотя, иногда и такое допустимо. Почему бы и нет? Для души. Для разминки перед чем-то действительно стоящим.

Чисто по технической части:
Интригу выдерживаешь, как и атмосферу. История, если откинуть тот немаловажный момент, который я указала выше, неплохая. Хоть и предвидится любов, кров, холод и смерть, в стиле мясника Джорджа. Тексты в последнее время совсем не вычитываешь. *шлёпнула тебя книжкой по башке*. Кто это за тебя делать будет, а? В следующий раз сковородку возьму, когда твоё пойду читать.

Цитата
Она чувствовала, как под доспехом рыцаря кипит неукротимая мощь, древняя как сам хаос, но невероятно горячая, как пламя тысячи звезд. Запрокинув голову она мечтательно прикоснулась щекой к губам любимого.


Цитата
Тот, у кого хватило сил украсть ее душу, сможет справиться с чем угодно. Словно услышав ее мысли, воин наклонился вперед, едва касаясь ее губ своими.


Цитата
Она почувствовала как вместе с его дыханием в нее проникает живительный мороз, лишающий воли. За одно только это мгновение она готова была отдать все что угодно.


Цитата
Белый бархат мягким одеялом укрыл ее от пронизывающего ветра. Снег припорошил рассыпанные по обледенелому насту ее волосы. Она лежала на спине, недвижимая, точно ледяная статуя, наблюдая за тем, как ее возлюбленный на ходу спрыгнул с коня и развернулся на месте, ожидая всадников.


Цитата
Oна выдохнула свое тепло в морозный воздух вместе с тем, как сразу три клинка прошили черный доспех и меховой плащ с капюшоном повис на мечах. Она ушлa.
"Своё" - вообще вода. Изменится что, если убрать? И правда, не чужое же она тепло выдыхала! Ну что ты как маленький!

Уж от кого-кого, а от тебя я такого ребячества и наплыва местоимений не ожидала. Не мне ведь тебе объяснять что да к чему в этом. Ты и сам всё знаешь. Ленишься? Не дам! Буду приходить и по голове за такое стучать!

Теперь по особо забавным моментам, как в старые и добрые времена:

"Боевой конь черной стрелой летел сквозь метель, осторожно (вычёркиваем, ибо осторожно и мчится стрелой - это логически несовместимо.) огибая сугробы и обледенелые склоны лесистых оврагов. Все дальше и дальше на север. Огни сторожевых башен Надары уже давно исчезли во мраке, лишь вековечные сосны-великаны мерзлыми копьями штурмовали бездну над шершавой гладью мироздания. Она чувствовала, как под доспехом рыцаря кипит неукротимая мощь, древняя как сам хаос, но невероятно горячая, как пламя тысячи звезд. Запрокинув голову она мечтательно прикоснулась щекой к губам любимого." - Теперь поговорим о бешеной скачке и проявлениях нежности на ходу. Самому-то не смешно? Это скачка! То, что ты описываешь - это фактически невозможно. Они чё, в других местах пообжиматься не могли? А, поняла. Всё дело в экстриме.

Идём дальше:

"Он подхватил ее на руки, словно пушинку и зашвырнул в ближайший сугроб." - ... Ты сделал мой вечер! Я не могу. Ты вот сам представь эту картину. Визуализируй - сразу всё поймёшь.

Потом ещё эти многочисленные повторения, что, мол, этот рыцарь за неё жизнь отдаст... Ну зачем же столько раз повторять? И с первого раза понятно ведь - читатель не такой уж дурак. Особого усиления моментов оно не делает.

В общем, зарисовка, которая требует огромной доработки. Причём я даже не знаю: стоит ли овчинка выделки? Решать тебе, так как ты автор и бог своих творений.

На днях отрецензирую "Helltarget". Я уже прочла, но никак до отзыва не доберусь. Сделаю небольшой спойлер: там тоже далеко не всё гладко, но всё же лучше, чем здесь.

Распустил ты себя без критики. Будем это исправлять.

Вдохновения тебе и не лентяйничай!

0
5 AShay   (04.01.2017 01:42)
Слово "хладный" пришло еще с далёкого 2008 из "Сумерек", просто понравилось. Это не копипаста с Мартина, нет!
Он же не ледяной, а из грязи.  А общность совсем не с Престолами, идея пришла после рассказа Женевского "На дальних рубежах". К слову, перечитывая Джози я сидел схватившись за голову и всякой всячины хламной там гораааааааздо больше, чем здесь.
Очень странно, чем больше я стараюсь, тем хуже получается

Всякий мусор типа - она, ее и т.д. да согласен, просто не видел. Это не увидеть замыленным взглядом сразу после написания, но про момент с "она выдохнула СВОЕ тепло" не соглашусь - имеется ввиду душа, если убрать "свое" нарушится структура и то, что она подразумевает.

+1
6 Вайсард   (04.01.2017 01:46)
главное не унывать wink бухнул, пострадал, как приличный писатель, и снова точить перо)

0
7 AShay   (04.01.2017 02:04)
Угу, все в топку нахрен!

0
1 Вайсард   (03.01.2017 23:16)
честно, не дочитал. глаза разбегаются, мозг пухнет. тяжеловатые описания. трудно понимаемые.  цепь повествования улетучивается моментально. на мой взгляд слишком много украшений, которые впрочем не отличаются меткостью. Вы, автор, наверняка чётко понимаете о чём говорите, а вот я немного заблудился. подождём ещё кого, может им придётся по вкусу и скажут что-нить дельное.
П.С. и Вас с праздниками wink

0
2 AShay   (03.01.2017 23:54)
ЭТО ДЛЯ ВАС СЛОЖНО?????? Офигеть... surprised

0
3 Вайсард   (04.01.2017 00:08)
говорю ж, начал читать и запутался во всех эпитетах, описаниях и т.д. Кто чей черный в звенящей пустоте и тд. И вообще конструировать картину приходится как будто каждый раз с начала, каждое новое предложение - удаляй старое, рисуй новое. Такие впечатления)
Посмотрим, что другие скажут, может я один такой уникум со знаком минус.

для сравнения "Она пришла под утро.
Вошла осторожно, тихо, бесшумно ступая, плывя по комнате, словно призрак, привидение, а единственным звуком, выдававшим ее движение, был шорох накидки, прикасавшейся к голому телу. Однако именно этот исчезающе тихий, едва уловимый шелест разбудил ведьмака, а может, только вырвал из полусна, в котором он мерно колыхался, словно погруженный в бездонную топь, висящий между дном и поверхностью спокойного моря, среди легонько извивающихся нитей водорослей". (Ведьмак. Последнее желание. Автор: Анджей Сапковски)

Тут я не потерялся. Хотя вроде бы всего дофига, но как-то легко, понятно и картинка красивая.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com