» Проза » Ужасы

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Тот, о ком не принято говорить на вечеринках
Степень критики: как угодно
Короткое описание:

пунктуация изменена намеренно



  Утром Итану было так плохо, точно всю ночь его только и делали что били. Битами, кастетами, стреляли в него резиновыми пулями, а после накачали наркотой и по очереди трахнули все кому не лень. И даже все это не шло ни в какое сравнение с тем, что испытал Итан разлепив глаза поздним утром воскресенья, двадцать четвертого сентября. Он проснулся от боли, болело абсолютно все, голова, кости, каждый мускул был точно пропущен сквозь электромясорубку, пережеван стальными лезвиями, переварен в кашу адским механизмом и снова вкачан под кожу кондитерским пистолетом. 
  Под черепушкой роились мысли, нехорошие мысли, темные мысли, от которых захотелось блевать. Что он и сделал, прямо на подушку подле себя, ибо сил на то, чтобы сползти с кровати или хотя  бы оторвать голову от мокрой перины не было. И что-то подсказывало ему - это совсем не алкоголь, не травка и уж точно в случившемся не виновата киска Майи Торнвуд. Майи нет, к счастью, иначе он заблевал бы  ей лицо. 
  Напоминанием о вчерашней ночи служила лишь жуткая рана на левом предплечье. Два черных полумесяца обращенных рожками друг к другу. Что это, и откуда оно появилось на теле, Итан не имел ни малейшего понятия. Края раны почернели, вздулись, как будто под кожей уже успел зародиться гнойник. Надавив на рану Итан зашипел как гусь; из полумесяцев засочилась кровь, черная при выключенном свете. Мерзкая, склизская жижа, вонючая, как содержимое кишков зомби. 
  Он вскрикнул от боли. Вскрикнул потому, что понятия не имел, что это за мерзость, не знал, что же за дьявольская печать отражена на его воспаленной плоти. Но видел рану, видел кровь, чувствовал жар под кожей и никак не мог избавиться от этой пакости. Он кричал от беспомощности, младенец у которого отобрали соску. И сейчас не мог даже пошевелиться, слабость разлившаяся по телу жидким металлом, казалось, придала ему вдвое больше веса, чем следовало.
  Итан свернулся червем на обблеваных простынях и сцепил зубы. Его бросало то в жар то в холод. Под одеяло точно кинули маленькое солнце, в то время, как голая пятка по ту сторону, была погружена ни много ни мало - в арктическое желе, ограниченное стенами комнаты. 
  Он пытался заснуть, и в то же время понять, что произошло вчера. Вот только раз за разом мозг натыкался на кирпичную кладку с намалеванным чем-то красным "Амнезия". Такого не случалось раньше, и даже после бочки Будвайзера, после травы, да что там, даже после аварии, когда они с Питом Симмонсом врезались в секвойю на сорок пятом шоссе.  Рядом с Мэнфилдом, из-за треклятого оленя, вылетевшего под колеса развалюхи Шеви, даже тогда все было пучком. 
  "Все ок!"
  Так говорил Пит, он показывал оттопыренный большой палец Итану и улыбался, в то время как здоровенный кусок лобового стекла торчал у него из башки и кровь лилась, как из пробитой дамбы.
  "Все ок!"
  Ни хрена не ок! Перед глазами Итана плясали полумесяцы рваной раны, в которых копошились черви, голодные личинки, крысы, лишенные рассудка бездомные. Они пожирали его плоть, как вишневый пирог на Рождество. И судя по урчанию, им это нравилось. 
  Итан кричал, но крик тонул в галлюцинациях, он хотел убежать, но тело разом лишилось костей. Их уже глодала гигантская крыса, на морде которой можно было прочесть чуть ли не кулинарный оргазм. 
  "Все ок!"
  Сообщил Пит Симмонс оторвавшись от поглощения кишков Итана и улыбнулся, его пасть разъехалась в стороны так, что можно было увидеть бесконечность зубов, растущих прямо из розового мяса, в миллионы рядов. Зубастая геена только что проглотила его печень.
  - Эй, чувак!
  Голос, знакомый, невидимым кулаком вмазал по роже Пита Симмонса и он убежал, нырнул словно пловец под кровать и завыл белугой.
  - Итан! Черт!
  Кто-то выдернул его из под одеяла.
  - Проснись, чувак! Проснись!
  Две пощечины ударами хлыста изгнали из воспаленного мозга остатки глюков и Итан наконец пришел в себя. Перед ним стояла Майя. Ее трясло, она была вся в крови, дерьме и еще бог знает в чем. Майка разодрана в клочья, на шее тот же мясистый рисунок в виде двух полумесяцев, обращенных рожками друг к другу.
  - Итан! Боже!
  Она обхватила его голову руками и буквально вжала промеж грудей.
  - Чооооо? - промычал Итан, не в силах говорить членораздельно.
  - Вставай. Давай, давай, нельзя спать! Нельзя!
  Майя буквально всунула ему в рот две розовых таблетки неизвестного происхождения, хоть тот и догадался об их истинном предназначении.
  - Нельзя спать, нельзя!
  - Какого? Что вообще произошло? - сказал Итан, постепенно придя в сознание. 
  - Это все Бак! А давайте позовем Бака! А давайте напоим его и накурим! Бак-мудак Дэвис! Сука! Черт бы его в жопу драл! - Хрипела Майя перетягивая руку Итана поверх локтя. Скрежеща зубами, как та самая заржавелая мясорубка, она затянула ремень так туго, что Итан вскричал. - Потом, все потом, потерпи! Ради Боженьки на небесах, терпи! Тебе возможно не понравится то, что я сделаю, но так нужно, я напишу все, что тебе нужно знать, когда очухаешься - прочитаешь.
  В трясущейся руке Майи показалась ножовка по металлу, тонкое зубристое лезвие недобро, а даже алчно сверкнуло в полутьме комнаты.
  - Ты как? 
  - Я...
  Итан покачнулся.
  - Жри, давай, открой пасть! Ну же!
  Майя отбросила пилу и снова принялась за таблетки, в нутро Итана полетело все, красные пуговицы, синие капсулы, белые пуговицы, оранжевые капсулы, желтые шарики. 
  - Давай же! Глотай! 
  И он глотал, жесткий, пахнущий металлом и горечью мир, и с каждым глотком его плоть теряла очертания, разливалась по всей кровати, превращалась в нечто эфемерное, бурлящее, как вишневый джем в микроволновке. Прежде чем провалиться в гудящую рассерженным ульем мглу, Итан увидел, как лезвие ножовки врезалось в кожу у самого локтя, и как из полумесяцев хлынула черная кровь.

  "Ты помнишь Бака? Помнишь этого долбаного очкарика? Гроза пробирок, так мы его звали. Дрочила, не снимающий свитера. Помнишь? Я освежу тебе память. Гвен решила, что все останутся в выигрыше, если мы позовем его на вечеринку. Да, вчера ты здорово надрался, но хер у тебя стоял дай боже! Неплохо для мертвеца, да? Так вот, представляешь, этот кретин пришел! Потому, что ему нравится Гвен, а ей он и как губастая затычка для щели не нужен. Он пришел, и притащил с собой это! Я не знаю, что случилось, его кто-то укусил, но этот мудак засунул язык в жопу и не снял куртку! Весь вечер, Итан! Он не снял долбаной куртки! А когда пришло время, он просто вцепился в Харпер и разодрал ей горло. Она кричала так, словно ей в жопу разом сто горилл всадили. Хаха, я так пишу, потому, что мне уже глубоко насрать, я не могу отрезать себе башку, а еще я все еще под наркотой. 
  О чем это я? Ах да, что потом началось, ты бы видел! А ты видел, ты видел, как из Гвен хлестала кровь, ты был там, ты пытался помочь, ты хотел оторвать от нее Бака, и он вцепился в тебя. Майкл успел огреть его по башке кочергой, но старина Бак на этом не кончился. Даже с развороченной черепушкой он все еще был жив! Клянусь, я никогда такого не видела, зато видела, как его глаз упал в стакан с пивом Норма, когда кто-то из парней разбил ему башку окончательно. Долбаный король бирпонга! 
  А спустя час Гвен вдруг ожила, набросилась на Лу, когда та тащила ее в гараж. Мы не вызвали копов, хотели все решить самостоятельно. 
  Теперь дом кишит ими. Я говорю так, потому, что они уже не люди. Вместе с Лиамом мы притащили тебя сюда в спальню, и давай без сцен ревности! Сам знаешь, мы с тобой просто трахаемся, но, сука, я люблю тебя Итан Коул! Люблю, и шел бы ты на хер со своей ревностью! Мне не повезло так, как повезло тебе. Надеюсь, ты выкарабкаешься. В тебе половина аптечки и литр мескаля. Надеюсь, этого хватит, чтобы останвоить заражение. 
  Я не знаю, что это такое, но после того, как тебя укусят, ты становишься таким же, как они. Рыба. Почему? Или пони, хахахаха! Пони-зомби! Представляешь? Дергается веко, нервный, мать его тик, хаха. Времени мало, надеюсь я успею вырезать из тебя эту херню! Сколько питчеров на базе? Ты помнишь? Я нет, я мало что помню. Помню лишь песенку про Нэнси. Нэнси хотела домой. Сижу пою и ржу как дура. Пишу херню, мне тяжело, с каждой минутой все тяжелее писать и думать адекватно. Нун адо же! Я напиисала это слово с первог ораза. Жрать хочется, ты ведь не против если я возьму твою руку с собой Уменяполныйротслюны! Ты скажешь мне спасибо, потом, когад поймешь. По тлику ниего е было, только Сью Харлоу со совим сраным токшоу! Пони, какие нахер пони? Прикинь, пони! Ничего! Наверное Бакбыл првым, а может вторым, его ведь тоже кто-то укусил! Знаешь, никогда бы не подумала, что мы все сдохнем из-за одного мудака, из-за долбанного кретина изтех, о которых не принято говорить на вечеринках!"

  В сгущающихся сумерках за окном тяжко провыла полицейская сирена. В отсветах пожаров плясали тени. У мусорных баков сидели двое. Под ногами у них лежит изуродованное тело, чье - понять уже невозможно. Мужчина умело орудовал руками, отправляя себе в пасть куски мертвой плоти и довольно урчал и закатывал глаза. Девушка рядом с ним с двумя кровоточащими полумесяцами на шее зарычала и повернув голову в сторону дома напротив клацнула зубами, увидев в окне силуэт однорукого человека.  


Свидетельство о публикации № 31639 | Дата публикации: 14:23 (21.12.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 85 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 3
0
3 DeathShot   (21.12.2017 19:32)
Похмельный синдром?

0
2 Gotima   (21.12.2017 16:46)
Он не мог даже пошевелиться, слабость разлившаяся по телу жидким металлом ---- неправда! Он уже шевелился! И металл со слабостью у меня никак не ассоциируется!

Мне понравилось.
Жесткач (я как раз виноградик красный кушала во время прочтения). Даа.... старовата я для этого дерьма (я про мерзости).
В общем, картинка нарисовалась, и это классно. Диалоги, письмо - здорово!
Так держать )

0
1 Gotima   (21.12.2017 16:32)
и снова вкачан под кожу кондитерским пистолетом --- через задний проход ))) Хе хе

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com