» Проза » Ужасы

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Утопленник (часть 1)
Степень критики: Любая
Короткое описание:
История про поселение отмеченное клеймом иррационального ужаса,- истоки которого напрямую связанны с черной магией.

Прошли уже около двух недель с того дня как я начал преследовать тварь рожденную в подземелье Усть-Карурта. В тот же день я вновь вышел на поиски тропы, неумолимо зовущей на встречу с Судьбой.

Не знаю, для кого веду эти записи, и так бережно подшиваю их в дневник Гтала, ведь любой, кто прочтет их сочтет меня лишенным разума безумцем, идущим по знакам и ведениям, видимым только мне. Уверен, я обречен остаться непонятым фантазером, чьи цели столь же фантастичны и нереальны, как образ мрачного бога из другого мира, чье семя я так фанатично преследую.

Идя по кровавым следам, я не раз сталкивался с блаженным невежеством простых людей. Все они как один утверждают, что их скот погубили волки или хищные птицы, и что детей гуляющих на краю леса якобы утаскивали эти же твари. Вот только их никто не видел, оставались лишь растерзанные трупы, от которых так и разило смрадом, оставленным мерзким червем. Разоренные поля и деревни, чьи дома были полны мертвецов, приписывали к заслугам бандитов или налетам кочующих одичавших племен, но чем дальше я уходил на север, тем сильнее крепла моя правота, равно как и безумие, относительно существования тварей из иных миров. События, произошедшие в одной деревушке близ Северного моря, и стоящей на одном из его утесов, хоть и были исключением из того что я перечислил выше, но все же по природе своей схожи.

Эта история будет про поселение отмеченное клеймом иррационального ужаса,— истоки которого, лежат за гранью человеческого понимания и напрямую связанны с черной магией.

За недели странствий вьюки, которые после потери коня пришлось тащить мне, опустели, и мне необходимо было пополнить запасы. Благо к тому моменту, когда у меня закончился последний ломоть хлеба, я наткнулся на поселение с неговорящим мне ни о чем названием — Вороний Мыс. Какое отношение это место имело к воронам, я не знал, в этих краях даже утомившие меня своими криками чайки больше не встречались.

Отличительной чертой северных краев было почти полное отсутствие солнца, и этот день не был исключением. С самого утра накрапывал раздражающий, но не сильный дождь, и мое желание поскорее добраться до домов подгонялось не только голодом. Чем дальше я заходил, тем реже мне встречались трактиры или хотя бы захудалые корчмы. Часто меня это не смущало, но проведи я хоть еще одну ночь под открытым небом, я рискую заболеть, и мое путешествие может резко закончится.

Сама деревушка представляла собой поселок из двух дюжин домов, с дивным видом на море. Располагались они почти на краю утеса, от которого, если смотреть с моря, шел живописный крутой склон, ведущий к серому берегу. Подходя к Вранову Мысу с холмов, я уже мог слышать как, где-то там, под скалами, шумит море набегающими на холодный песок волнами. Но что я слышал отчетливее, так это ругань возле одного из домов, стоящего отдельно от остальных, за границей деревеньки. Подойдя ближе, я заметил толпу людей возле входа, некоторые из них меня заметили, но, по видимому, происходило какое-то важное событие и моему появлению не придали особого значения.

— Отойди девчонка, мы пришли за Торуфгом, проклятый пират ответит нам за все! — рычащим голосом прогремел широкоплечий мужчина в кузнечном фартуке. — Или пусть сам выйдет и признается, что это он задушил Тулека!

— Прошу вас уходите, не нужного его беспокоить... правда, он... он сейчас не может говорить, — слабым голосом пролепетали бледные губки на несчастном лице девушки, стоящей за приоткрытой дверью. — Вам правда лучше уйти...

В глубине дома послышался топот тяжелых сапог.

— Кто там любимая? Не может же быть, чтобы они пришли тревожить тебя ради какой-то очередной чепухи? — донесся приближающийся голос из дома. — Ничему жизнь не учит. Ну значит будем разбираться, отойди дорогая я быстро с этим покончу и мы продолжим.

В дверях появился высокий, крепко сложенный блондин, в безвычурном потрепанном камзоле из черной ткани. Одежда его побелела от соленых морских ветров, они же и обветрили молодое лицо, придавая ему теперь грубости, которую, тем не менее, разбавляла наглая хамоватая улыбка. Голубые глаза этого человека отдавали холодом ночного бриза, и было в них что-то бравое, выдающее в нем любителя разгула и хорошего разбоя, но что очевиднее, это видели и другие, в этих глазах горела подавляемая ярость.

— Что такое Беримир? Вновь пришел скулить из-за какой-то ерунды? Ну зарубил я того поросенка признаюсь, но я был голоден, неужели ты хотел чтобы я голодал? — проговорил, с наигранной сонливостью в голосе, Торуфг.

Знай я больше о блондине, может быть и разделил тот трепет который с новой силой возник среди собравшихся людей. Их было чуть больше дюжины, в основном мужчины, и все разом притихли, хотя едва минуту назад дружно посылали проклятия в закрытую дверь.

— Ты убил Тулека, он был нашим единственным портным, нет смысла скрывать что это был ты, — проговорил за всех Беремир.

— О, поверь мне, убийство такого сморчка стоит скрывать, а то я бы рисковал прослыть убийцей немощных слабаков. — Торуфг одарил всех присутствующих самым своим высокомерным взглядом — Хм, хотя других тут и не водится.

На мгновение замерла тишина, затем пират вновь заговорил.

— Ну да я его убил, он не хотел штопать мою рубаху, мол так боится что руки дрожат, и делать ничего не может, а мне что в рваных шмотках ходить? — на последних словах Торуфг разразился до этого сдерживаемым смехом, ему даже пришлось подпереть плечом дверной косяк, чтобы не потерять равновесие.

Неожиданно вперед вышел какой-то старичок и сбивчиво со слезами начал причитать:

— Ты убил его, моего единственного сына из-за своей пахнущей кровью тряпки! Поддонок, у нас ведь был уговор! Ты не трогаешь нас, а мы не рассказываем никому, где пришвартовывается твой Лихой с командой! И у кого ты свои сапоги сушишь...

Старик не успел договорить, его голос оборвался на моменте когда пират, со змеиным шипением вытащил из ножен большой черный палаш.

— Поосторожнее со словами старик. Если так скучаешь по сыну, то могу устроить вам встречу на дне морском.

Тут было и я хотел вмешаться, но отодвинув старика в сторону, в центр вновь вышел человек в кузнечном халате.

— Нам надоели твои выходки Торуфг. Завтра же, когда прибудет твой Лихой, ты уплывешь со своей командой, и никогда больше не зайдешь в эти воды. Иначе будь я проклят если позволю тебе еще хоть раз сойти на этот берег.

— Да!? И что ты сделаешь!? Ну давай отвечай, я жду! Я быть может лучше вас всех помню о нашем уговоре, и только благодаря моей хорошей памяти вы все еще живы! Или может вы пришли мне бросить вызов?

Высокий блондин поддался вперед, заставив всех позади Беримира сделать несколько шагов назад.

— Милый прошу тебя... — послышался испуганный голосок из-за спины пирата.

— Помолчи родная, у нас тут конфликт назревает, пора напомнить этим засранцам кто тут главный!

Не знаю наверняка, голод или же усталость, заставляли меня оставаться в стороне пассивно наблюдая, но я чувствовал, что лучше не вмешиваться в чужие договора, особенно если из-за этого могли пострадать другие, особенно если замешаны пираты. В другой ситуации я бы вышиб душу из наглого разбойника, хоть был и ниже, и не так крепко сложен, я понимал, что этот здоровяк, с большим и неуклюжим оружием, вряд ли мог соперничать со мной в фехтовании. Благо кузнец смог увести ситуацию от кровопролития.

— Я думаю мы услышали друг друга Торуфг. Сейчас мы уйдем, а завтра уйдешь ты. Затем я пошлю ворона и отзову человека, который должен был рассказать в случае чего, где прячется знаменитый Стервятник Торуфг.

— О, не сомневайся друг мой, я уйду, но не думай что навсегда. Когда же я вернусь, заберу с собой Нейю, и ничто уже меня в этой дыре больше не задержит. Так что... жди, с тобой я попрощаюсь первым.

После этих слов толпу местных словно пробрала нервная дрожь. В глазах наглого пирата заиграли злые огоньки, в которых виднелась незавидная участь для любого, кто осмелится встать у него на пути.

Обменявшись презрительными взглядами, все начали расходиться. Напоследок, уже в спины жителям деревни раздался прощальный смех пирата.

Я шел рядом с молчаливой толпой и все больше чувствовал неловкость от их раздраженных и утомленных взглядов.

— А ты кто такой? Из шайки ублюдка Торуфга? — спросил подошедший Беримир.

— Я лишь случайны путник, хотел пополнить свои запасы в вашей деревне. Никакого отношения к тому человеку не имею, знакомство с подобными мне претит, вижу и вам удовольствия не доставляет.

Кузнец устало вздохнул и с облегчением расслабил кулаки, которые забыл разжать.

— Ну раз так, и если не врешь, добро пожаловать в Вороний Мыс, самое дальнее поселение цивилизованного мира, которое превратил в отвратную клоаку этот поддонок со своей бандой, осквернив наши дома своим присутствием. Будь добр пройти с нами, но мой совет, задерживаться здесь не стоит. Если немного приживешься — Торуфг тебя уже не выпустит.

Проходя по центральной улочке Враного Мыса, я заметил, что все окна домов закрыты ставнями, некоторые даже были забиты досками. Местные были пленниками в своих же домах. Я представил как наглый блондин, с ухмылкой на лице, широкой поступью идет по этим улицам, заставляя простых людей заколачивать свои двери изнутри. От мрачных мыслей, вызванных нарастающей злобой, мне стало не по себе. Я с детства не терпел несправедливости сильных по отношению к слабым, и уже хотел предложить свою помощь Беримиру, но тот меня опередил:

— Я знаю о чем ты думаешь, и пойми меня правильно, на вид ты порядочный человек, хоть и немного потрепанный, дорога твоя была явно долгой и наверняка полной приключений...

Я, с не выражающей ничего улыбкой, кивнул кузнецу, и про себя подивился доброму тону с которым ко мне обращались.

— ... и мне неважно какие цели ты преследуешь. Но в этот раз лучше пройди мимо, так как Стервятник Торуфг не просто бандит, он проклятый монстр и кошмар Северного моря.

— В каком смысле проклятый? — спросил я, надеясь, что это лишь фигура речи.

— А в самом прямом смысле. Его прокляла ведьма, жившая в том доме, где сейчас обитает этот изверг.

— Та милая девушка?

Беримир издал смешок намекающий на мою наивность.

— Нет, она не так мила, как может показаться, и нет, это не она. Ее бабка Бея, которую убил Торуфг уже лет пять назад. Я бы посвятил тебя в эту историю, но вынужден отлучится. А тебе рекомендовал бы о еде поговорить с Боресом, он владеет корчмой... хотя по сути это просто сколоченная нами пивнуха. Если вздумаешь переночевать, он может выделить тебе угол на чердаке. Но не забывай о том, что я говорил. Завтра сюда заявится вся шайка на Лихом. Лучше бы им не запомнить твоего лица.

Мне стала интересна история связанная с этим местом и происходившими тут событиями, но куда сильнее я был заинтересован в горячей еде и в нескольких часах сна.

Изнутри, пропахнувшая вяленой рыбой и пыльным тряпьем, корчма представляла собой небольшое помещение всего с тремя столиками, за которыми еще никого не было. Поприветствовав корчмаря, обладающего самой недоверчивой к незнакомцам миной, мне удалось выпросить у него обед и, после долгого спора, койку на чердаке.

Проснувшись, я застал на чердаке Беримира, который в очередной раз заглянул, чтобы проведать меня. Как оказалось, я проспал дольше чем рассчитывал.

Несмотря на то, что было уже утро следующего дня, корчма была полна людей. Местные отмечали неожиданно скорое отплытие Торуфга со своей бандой прошедшей ночью, которые даже не заходили в деревню от чего местные вздохнули с облегчением.

Весь этот день я провел попивая необычную фруктовую наливку пережидая непогоду. Днем на остатки денег пополнил свои запасы еды, а вечером, в окружении все еще радостной толпы, слушал рассказы Беримира.

От местных и самого Беримира, который хоть и не был главным, но пользовался общим уважением, я узнал больше о Торуфге и девушке, которая приютила бандита в своем доме.

Пять лет назад грабящие прибрежные деревеньки пираты, — которых возглавлял высокий блондин, — по известным причинам заявились в Вороний Мыс. Поначалу местные приняли пиратов за обычных морских торговцев, и пустили их к себе, не подозревая, что ночью Торуфг хотел вырезать всю деревню. Но этому так и не суждено было случиться. Внемля словам Нейи, в которую пират влюбился с первого взгляда, — местные приписывали это привороту который наслала старая ведьма раскусив его, — Торуфг отдал приказ не нападать на деревню. Но грабежа избежать не удалось. В течение нескольких месяцев Торуфг жил в домах местных и отнимал последние крохи у своих заложников. Но однажды, проигнорировав мольбы Нейи, пьяные пираты наведались домой к жившей отдельно ведьме со своей внучкой. Узнав о том, что Нейя живет с настоящей колдуньей, Торуфг шутки ради, попросил старую Бею рассказать ему о лихом будущем, которое ждет пирата и его побратимов. Никто доподлинно, кроме самого Торуфга, не знает, что сказала тогда ведьма, и что заставило пирата убить ее. Но что слышали все, так это предсмертные вопли старухи, которые громче грома гремели над утесом, заглушая разразившуюся бурю, заставляя камни осыпаться в море. Рассказывая об этом, Беримир и все присутствующие невольно поежились и притихли, особенно на моменте описания слов, которые выкрикивала старая ведьма. Это было заклинание, на языке возникшем еще до появления рода людского, — тогда голос ее напоминал клокочущий хрип утопленника. На протяжении всей той ночи, никому и в голову не пришло выйти на улицу и выяснить в чем дело. Только утром несколько смельчаков, во главе с Беримиром, наведались в дом колдуньи. Увиденное черной раной отпечаталось на рассудке людей, заставив большинство бежать прочь. Неизвестно сколько разбойников тогда пришло к старой Бее, так как весь двор и все внутри, было усыпано останками бандитов, чьи истерзанные тела представляли собой бугристую алую массу. Беримир описал это так, словно скелеты тех людей, обретя собственную волю, попытались отделиться от плоти несчастных.

Зайдя вовнутрь, едва сдерживающий желудок, Беримир увидел лишь три целых тела: старую Бею с застывшей на лице улыбкой, такой же широкой как и рана на шее; мертвенно бледного Торуфга с выпученными глазами, кряхтящего от боли при каждом вздохе, и испачканную в крови Нейю, сидящую на залитом багровом полу и обнимающую голову издыхающего пирата.

Превозмогая отвращение и страх, Беримир хотел воспользоваться случаем, но все же не смог добить бандита. Подходя к Торуфгу со своей секирой, кузнец встретился взглядом с Нейей. С его слов она тогда показалась ему воплощением своей мертвой бабки. Испугавшись разделить учесть тех, чьи тела разметало почти на версту, Беримир ушел прочь.

— Если честно, для меня до сих пор загадка, должен ли был умереть в тот день Торуфг. Уже позже мы узнали, что мерзкое отродье не может сдохнуть! И ей богу я не шучу, и не сошел с ума, заявляя такое. За годы, которые Торуфг провел в море и на суше после проклятия, он приобрел славу и целую россыпь различных слухов. Мы не проверяли, но слышали, что его несколько раз топили, закалывали, раз даже вешали, но он всегда возвращался вновь.

Беримир дрожащей рукой поднял свою кружку полную сладкого пива и осушил ее остатки, после чего не то, задумавшись, не то заворожено всматривался в стол, словно искал истину в этих просаленных досках.

— Часто мы видели, как его израненное тело всей командой выносили с Лихого, их корабля, и несли к Нейе, и через несколько дней он точной своей копией каким ты видел его недавно, выходил вновь в море. Сложно понять все хитрости богомерзкой фантазии Беи, благодаря которой это чудовище теперь вечно будет разбойничать на морях.

— А не может быть так, что это ее внучка помогла Торуфгу?

— Да пес их разберет! Я считаю, что на прощание старуха поднагадила и человечеству, которое ненавидела, и самому его воплощению в виде этого изувера. Дабы хоть как-то себя обезопасить мы послали человека в один из больших городов, где готовы хорошо заплатить за Торуфга, чтобы в случае чего сюда пришла целая армия и разрезала этого гада на куски, захоронив их в самой глубокой яме... но... я все же опасаюсь что он вновь вернется... поэтому и приходится смиренно ждать.

После последних слов, речь Беримира стала сбивчивой и вскоре он, окончательно наклюкавшись, — то ли с горя, то ли от радости, — побрел к себе домой, к жене и двум сыновьям.

На протяжении целой недели я помогал местным как мог. В обмен на рабочую силу меня кормили и давали крышу над головой.

Периодически я видел на улицах Нейю, которая щедро расплачивалась золотом пирата за корзинку еды, в которую предвзятые люди не редко пытались плюнуть. Все мои попытки с ней заговорить сводились всегда к односложным ответам и надуманным причинам, по которым ей срочно надо было уходить домой. Проходя однажды мимо хижины Нейи, в окне я увидел, как абсолютно невинная девушка с завидной самоотдачей корпела над свадебным платьем, но про себя отметил сколь наивным и сильным может быть влечение подобных молодых особ к праздным негодяям. Отчасти мне было ее даже жалко.

Знаменательным для меня событием было то, что я уговорил Беримира выковать мне меч, из странного металлического шипа, который я нашел в подземелье Усть-Карурта. Каждый день кузнец сетовал на то, что на этот металл сложно воздействовать как жаром печи, так и молотом, и лишь к концу второй недели моего сожительства в Вороньем Мысе, он смог сделать заготовку меча, плохо заточенную, но с вычурным орнаментом, который мы обсуждали не один вечер в корчме. Взамен его услугам я ходил на охоту и добывал мастеру и его семье еду. С семьей Беримира я быстро нашел общий язык. Лоизе — жене кузнеца, — я помогал во дворе и иногда по дому, пока муж занят моим заказом. Со старшим сыном Йожем мы ходили на рыбалку и там обменивались историями — я рассказывал о том, что повидал в прошлом, а он о том, что может ждать меня в будущем если я пойду на север. От него я узнал, что в недели пути от деревни есть небольшой городишко, в котором я мог бы найти себе подходящего скакуна. С младшим сыном Беримира на контакт выйти не удавалось, я не очень хорошо ладил с младенцами, но малыш Дерен выказывал полное равнодушие к моей персоне, и в целом был молчалив.

Какое-то время все было хорошо, и даже дожди понемногу, но начали стихать. Но как это обычно бывает — спокойные времена не длятся вечно.

Как-то раз, во время очередной рыбалки с Йожем, мы заплыли дальше, чем обычно. Нас бы это не смутило, если бы не туман, который плотной массой начал обступать со всех сторон, и появился так неожиданно, будто поднялся прям со дна морского. Единственное что мы слышали это скрип уключин, звук который, казалось, рассеивался в наступившей тишине и эхом отзывался где-то недалеко. На мгновение, мне показалось, что возможно рядом кто-то проплывает, настолько звук нашей же лодки показался чужим, Йож как будто подумал точно так же.

Где-то с час мы плавали в безуспешных поисках берега, и самое время было кричать и звать на помощь, но как ни странно в этом нас уже опередили. Испуганный женский крик послышался левее, на него мы и ориентировались в поисках берега.

Вскоре выплыв из тумана, мы вновь ступили на серый промерзший песок. Недалеко от нас собралась толпа. Подойдя ближе, мы не сразу заметили то, что привлекло людей, но скоро смогли разглядеть не выделяющегося на фоне песка утопленника.

Застывшие в ужасе голубые глаза Торуфга смотрели в небо. Поначалу я не узнал пирата, — его волосы превратились в пепельно-серые липкие космы, кожа на лице впала, а застывшая маска ужаса сменяла характерную черту, нахальную улыбку, — но это точно был он, все сомнения развеяли жалобные мольбы Нейи, перерастающие в скулеж, который все услышали, когда девушка, спотыкаясь, бежала по склону. Толпа расступилась перед Нейей, но лишь я попытался ее остановить. Но не успел. Прежде всех мне удалось заметить, как судорожно сжимаются пальцы покойника и как они же вцепились девушке в волосы. Стоило только ей коснуться лица возлюбленного, как тот напрягся всем телом и стал конвульсивно биться о песок, словно раненное насекомое.

— Мы не простим им то, что нам не простили!

От этого голоса у всех присутствующих прошел мороз по позвоночнику. Мне показалось, что Торуфг произнес эти слова двумя разными голосами, один был его, безжизненный и безэмоциональный, а другой скрипучий и злой, больше похожий на лай.

Я не стал дожидаться когда чудовище, вынесенное на берег, оторвет девушке скальп, и, выхватив меч, воткнул его прямо в сердце покойнику.

Ошеломленные люди не могли пошевелиться. Кто-то хотел закричать, но вместо этого лишь жадно глотал воздух; ситуацию не скрашивало то, что из груди Торуфга брызнула не кровь — а вода. Пришпилив монстра к земле, я снял перчатку и швырнул ее в море, а всем остальным приказал ни при каких условиях не прикасаться к мечу, и тем более к ожившему мертвецу.

Дальше становилось все страннее. Глаза мертвеца понемногу приобретали ясность, но все так же были безжизненными и остекленевшими. Плач Нейи сменился терпеливым молчанием. Она как будто не испугалась схватившего ее монстра, и теперь словно искала ответы на немые вопросы в его глазах. Все видели, как между ними происходил беззвучный диалог, по завершению которого тело Торуфга расслабилось, он издал вздох и вновь припал к земле. Больше покойник не двигался.

Взяв Нейю за руку, я осмотрел ее ладонь, которую она прижала к лицу мертвеца, — в центре ладони появился круг серой тлеющей плоти, кожа на этом месте иссохла и сморщилась. Отдернув руку, девушка убежала прочь, не сказав ни слова, никто за ней не последовал, но я настоятельно рекомендовал подоспевшему Беримиру выставить вокруг мертвеца хотя бы пару людей и не подпускать никого, особенно Нейю.

— Он должен лежать здесь до тех пор, пока тело его не расклюют чайки или же пока море приливом не заберет его обратно.

Свидетельство о публикации № 30988 | Дата публикации: 08:45 (16.09.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 19 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com