» Проза » Вне категории

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Дети Зиккурата. Начало.
Степень критики: любая
Короткое описание:

В книге описаны строители Вавилонской башни, новая популяция людей после апокалипсиса. 



Глава 1.

Я пристроился на верхней перекладине. Хотелось принять свои уроки. Вдалеке гулко раскачивался подъемник, тащивший один за другим тяжелые пласты пао. Пао сегодня очень плотная, непросто приходится тем, кто носит их к Башне.

ЛЮ был где-то рядом, я чувствовал его светло-коричневый. Но, было и еще что-то, как будто что-то не так с ЛЮ. Я увидел ЛЮ на одной из перекладин, он не то сидел, не то висел.

В его обычном светло-коричневом, были зеленые края. О! Тяжело, напоминало скрежет. Как трение блока, когда поднимают тяжелый пласт пао.

Видно и ЛЮ дальше не хотел с этим зеленым, он спрыгнул вниз, и я прыгнул вслед за ним. Мы пошли к Башне. Может быть ЛЮ хочет получить там какой-то урок? Но, зачем тогда я иду вместе с ним?

 

Старый-мудрый ЕТ как всегда управлял подъемным механизмом. Он здесь был всегда, сколько я себя помнил. ЕТ не оставлял подъемный механизм, даже когда не поднимал пласты пао. Он стоял, или сидел рядом с подъемником. Так, как будто они обменивались каким-то уроками.

Может быть поэтому, подъемный механизм так хорошо слушался старого-мудрого ЕТ. Одно дело, принести скрученные пласты пао. Другое дело обвязать их веревками, и совсем другое - поднять пласт пао наверх. Для этого нужно тянуть сразу за несколько веревок, следя за тем, чтобы пласт пао сильно не раскачался, и не упал.

Хотя, иногда пласты пао падали даже у старого-мудрого ЕТ. Это случалось, когда вокруг, чем выше, тем больше, летало множество частичек пао. Иногда они летали так быстро, что ударялись в пласт слишком часто, от этого пласт сильно раскачивался, и веревки могли не выдержать.

Один из таких пластов упал на ногу старому-мудрому ЕТ, когда еще он не был старым-мудрым. С тех пор, старый-мудрый ЕТ не переставлял свои ноги, как все остальные, а подтягивал одну за другой. От этого, он казался еще более старым и мудрым.

 

ЛЮ обратился ко мне, и дал мне не совсем обычный урок. Урок ЛЮ был в том, что он знал и не знал, сможем ли мы закончить Башню. Закончить Башню? Знал и не знал! Вот от чего, светло-коричневый цвет ЛЮ все время покрывается зеленым!

Я посмотрел на верхнюю площадку Башни, на которой мы работали. Она была так высоко, а вокруг летали мелкие кусочки пао, что ее даже не увидеть. Я помню, как старый-мудрый ЕТ давал нам с ЛЮ урок, что когда он был таким как мы с ЛЮ, он мог подтянуться и забраться на площадку без подъемника. Подтянуться и подняться. Почти как на перекладины, на которых мы висим, когда не носим пао на Башне.

Подтянуться и подняться! Может ли быть такое? Теперь мы долго поднимаемся на верхнюю площадку, обмотанные веревками, как пласт пао. Так долго, что даже успеваем обменяться друг с другом уроками. Вот как!

 

К нам пришла МА. Я сразу почувствовал ее глубокий красный. МА дала урок ЛЮ, и потом дала урок мне. Это был прекрасный урок! Он помог ЛЮ. Конечно я не узнаю в точности, как его принял ЛЮ. Но я очень хорошо, как мне кажется, принял урок МА.

Во время этого урока, я представил, как стою на площадке Башни, на самом краю, в том месте, где основная веревка пропущена через блок. Я опираюсь на сам блок, и всматриваюсь далеко-далеко. Мне даже не мешают мелкие частицы пао, которые летают воруг. В этот момент, я почувствовал урок МА: кто дошел высоко, не имеет страха высоты.

Но, это еще не все! Когда я посмотрел вниз, на облако из летающих мелких кусков пао, которые окутывали веревку, я увидел еще один урок МА: если мы дошли наверх так высоко, то не стоит и дальше пребывать в сомнениях.

 

У МА всегда получалось давать несколько уроков. А может, один урок МА был с начала одним, потом другим. И все части урока были вместе похожи на один урок. Так получалось только у МА.

Не знаю, почувствовал ли этот урок ЛЮ так же, или как он его почувствовал? Но, его светло-коричневый стал прежним. Зленые края ушли. Надеюсь, нескоро вернуться. Цвет МА тоже стал таким глубоким, таким красным. Так бывает, когда урок помогает чьим-то цветам. Тогда и твой цвет становится глубоким. Уроки МА всегда помогали, наверное поэтому ее основной цвет был глубоко-красным.

 

Нам с ЛЮ сразу стало очень весело, и мы пошли обратно к перекладинам. Внутри меня переливался оранжевый. Мой основной цвет - оранжевый. Не знаю только, насколько он глубокий. Но, когда у меня внутри только оранжевый, все вокруг такое радостное! Даже лучше, чем, когда мой оранжевый окрашивается красным.

Хотя, красный цвет и самый веселый. Но, я лучше принимал оранжевый. Может быть, конечно, я чего-то не понимал, и все дело в недостаточном количестве уроков.

Но, похоже так видели все остальные. Поэтому я и был – ДО. Что означало – оранжевый. Не то, чтобы я был не согласен. Да и с чем здесь не соглашаться. Если другие в основном видели у меня ДО, то, значит я - ДО. Так же, как светло-коричневый, то есть ЛЮ – ЛЮ и есть. Так было заведено, что нас видели по тем цветам, которые были внутри нас. Но, что если когда-нибудь, мой основной цвет – перестанет быть оранжевым? Тогда, получается, что вместо ДО, я стану кем-то другим?

Иногда, меня это волновало, в такие моменты, мой ДО становился серым по краям.

 

По дороге к перекладинам, на которых мы с ЛЮ собирались дальше висеть, мы прошли место с заготовками пао. И обменялись краткими уроками со всеми, кто там был. Хотя, наши уроки были совсем простыми для них. Все, кто работал на заготовках пао, уже прошли площадку, и обвязывание пластов. У них было много-много уроков позади.

Иначе как… это было тяжело, срезать пласт за пластом, скручивать их, оставлять, пока пао не станет пластичной. Но, что делать, если пао слишком мягкая? Тогда приходится срезать очень толстый пласт, иначе пао просто развалится. А если пао была очень твердой, то ее очень сложно было резать. Должно быть много уроков, чтобы все делать правильно.

Мы с ЛЮ, ЛА, ПО, МИ, КА, МУ, ИЛ и неповоротливым ФА, пока только кое-как научились обращаться со своими бамбижо, носили небольшие куски пао, отвалившиеся от большого пласта при погрузке на площадку. И нам еще не скоро предстоит заниматься заготовками пао.

Когда я обратился с таким уроком к МА, она дала мне глубокий урок: пао всегда будет. Я не сразу, но принял этот урок так, что всегда успею заготовливать пао, а не только подбирать отвалившиеся  от паста, куски.

 

Дальше, мы с ЛЮ дошли до того места, которого я всегда сторонился. И, проходя мимо него, мой цвет становился прозрачнее, чем обычно. Это было место на котором никогда не заготавливали пао. Здесь стояла Свечка.

Свечка высокая… когда-то была высокой. Но, теперь, по сравнению с Башней, гораздо ниже, чему я был очень рад. Никто не знал, откуда взялась Свечка, и что это за Свечка? Может быть, она осталась от тех, кто был здесь до нас. Но, никто, никто, и даже МА, не могли дать мне урок про Свечку. Когда я попросил у МА такой, урок, она мне дала короткий урок «будет». Что он означал? Может быть, что Свечка была здесь и будет?

Свечка сама была странной и еще давала совсем странные цвета. Это даже и цветами нельзя назвать. Какие от таких цветов могут быть уроки?

Из-под длинного тонкого куска пао, на который была похожа Свечка, выливались разные цвета. Потом, они смешивались и превращались в какой-то новый, неведомый цвет. Или, вообще превращались в никакой цвет, только раскидывая странные искры вокруг. Черно-искрящийся, красно-серый, темно-зеленый, серый с красно-голубым. Как будто кто-то смешал все цвета, и делал из них непонятные уроки, и эти уроки все время менялись. Так часто, что нельзя было их толком почувствовать. Но, зачем? И откуда эти уроки здесь?

Может быть, они когда-нибудь перестанут появляться. Но, пока они появлялись все время, без остановки. Так долго, сколько я себя помню. Другие говорили, что это придумали те, кто был здесь раньше, до нас. Как будто, они не могли видеть свои настоящие цвета и у них не получались уроки, они их не чувствовали. И, поэтому использовали вот такие, странные, смешанные, непонятные цвета. 

К тому же, совсем бесполезные. В этих цветах, как можно вообще понять, что происходит с тобой или другими!? В таких цветах были сразу радость, печаль, боль, надежда, обреченность, тоска, злость. Да, чего там только не было! Значения некоторых цветов я даже не мог принять. Да еще их как будто все смешали!

И если в тех, кто здесь был до нас – были все эти цвета, то как тогда они друг друга понимали? Как можно понять кого-то, если видишь одновременно злость, тоску, радость, забвение!? Как!?

ЛЮ увидел, как что-то происходит со мной, и дал мне очень красивый урок: не думай о том, как бы это было, если этого уже не будет. И мы, пошли дальше, к нашим перекладинам.

 

У самых перекладин, мы встретили ПО, который и сейчас не был спокоен, все время упражнялся со своей бамбижо. Как будто ему не хватало занятий с бамбижо на площадке. Мы все откладывали свои бамбижо, и не вспоминая о них до следующего раза на площадке. Но, только не ПО. Я видел, как его темно-коричневый чуть ли не светится золотистым. Видимо поблизости была ЛА. ПО еще больше упражнялся с бамбижо, когда знал, что рядом ЛА. Может быть ярко-красный цвет ЛА так влияет на цвет ПО? Этого я не знал.

Но, вот ЛЮ уже забрался на свою перекладину, а я на свою. Как же хорошо, когда все цвета вокруг такие, какими они должны быть!

Я посмотрел в свой собственный цвет, и увидел там странный урок…

 

Розовое облако встретилось с ярко-желтым лучом. С начала, луч был острым, но когда он прошел через облако, то стал каким-то слабым, широким, и не таким острым. Меня это не мало опечалило. Да и облако! Вместо бело-розового, облако окрасилось в цвет луча, и стало каким-то грязно-серым.

Кажется, после этого, я открыл глаза. И, обнаружил, что сижу напротив Свечки. Зачем я сюда пришел? Когда успел слезть с перекладины. Как я оставил ЛЮ?

Да, иногда какие-то незаконченные уроки заводят куда-то. Некоторые уроки ведут к Башне, в некоторых просто ходишь по перекладинам. А вот я попал к Свечке. Что же это за урок такой, который привел меня сюда?

Я вспомнил, что однажды попросил у МА урок. Я хотел понять, почему из Свечки все время выливаются разные цвета, и все они вместе – не похожи ни на один цвет.

Она тогда дала мне урок, который я не мог принять до сих пор: все наши цвета – одинаковы, и все они различны. Не думай об одном цвете, думай о всех цветах, один цвет – сам придет к тебе. Интересно, смогу ли я принять этот урок когда-нибудь!?

 

 

И почти сразу, на другой стороне от свечки я увидел РЕ. Давно я его не видел, только в своих старых уроках. Цвет РЕ стал прозрачным еще тогда, когда я не помогал строить Башню, а мой цвет был совсем ярким. Толком даже и невозможно было различить, что это за цвет у меня, таким ярким он был.   

От РЕ у меня осталось мало уроков. И ни один из них никогда не был связан со Свечкой. Какие-то простые уроки, которые, как я думал, уже давно завершились. А тут РЕ! РЕ и Свечка!

Но я почувствовал, как через РЕ, я вижу черно-малиновый, искрящийся, больной, скверный, цвет Свечки. Он как будто смешался с красно-коричневым цветом РЕ. Разве так можно? Разве можно размешать цвет, как будто это крошки плодов в воде?

Но, похоже, что Свечка могла. Или РЕ мог? Как это страшно. Я на мгновение даже увидел, что цвет РЕ, вместо красно-коричневого, теперь как цвет Свечки. Потом, РЕ опять стала привычным, красно-коричневым. Это его урок? Это его новый урок? Может те, кто лежит в Прозрачном Коридоре, тоже иногда, очень редко, могу давать уроки тем, кто строит Башню? Или это не новый урок, а один из тех, который когда-то давал мне РЕ?

РЕ как будто взял меня за плечи, и я почувствовал, будто цвета Свечки - переливаются в моем оранжевом. Как будто у меня есть мой оранжевый, и в нем еще много-много не моих цветов! Они смешиваются друг с другом, мешают чувствовать мой оранжевый.   

 

Это было… нет, не страшно. Я как будто, ощутил скрежет, который еще так недавно, ощутил у ЛЮ. Тот ли скрежет этот был? И, означает ли этот срежет, что внутри сразу несколько цветов?

Потом РЕ пропал. Я больше не видел его, не видел его уроков, не чувствовал его цвет.  

Я стоял по-настоящему потерянный. Что же пытался дать мне РЕ? Какой цвет был у него в уроке? Может быть, он хотел, чтобы я увидел разные цвета? И что, если смешивать цвета, то ничего хорошего не произойдет? Это я и так знал. Да и зачем смешивать цвета!

Тогда, я опять увидел облако. Через облако все так же проникал желтый луч. В этот раз мне это очень понравилось. Так, как будто это хорошо, что и облако стало менее густым, и луч не такой острый.

Я открыл глаза. Мои ноги свисали с одной перекладины, а руки еле-еле держались за соседнюю. Зачем же я увидел такой урок, в котором сразу было несколько других уроков. Как так можно почувствовать хоть один из уроков?

И, зачем же те, которые здесь были до нас, пытались смешивать цвета? Это же не нужно ни одному цвету?

... (для тех, кто выдержал мой поток сознания - продолжение)

Глава 2. 

ПО и ЛА всегда были рядом, особенно когда мы работали на площадке. Мне сложно представить, чтобы кто-то лучше обращался со своими бамбижо. ПО конечно, не выпускает бамбижо из рук и постоянно тренируется. А ЛА? Такая уж она ЛА, все у нее получается хорошо. Когда она берет в руки бамбижо, то ей и тренироваться не нужно, бамбижо сама ее слушает.

ЛА редко давала мне уроки. И ее ярко-красный был мне плохо знаком. Я даже не мог представить, как так, чтобы твой основной цвет был – ярко-красным. Как так?

Поэтому, я не понимал, почему у ЛА все так хорошо выходит. Может быть, у нее много уроков, как у МА, или как когда-то было у РЕ? Нет, нет, наверное, нет. Цвет ЛА яркий, у нее не может быть так же много уроков, как у МА. Я не знал, что делать с этим, наверное стоит попросить у ЛА урок.

Я приблизился к ЛА. И как будто даже заметил, что ЛА и ПО не просто кружат на площадке, подбирая куски пао, отвалившиеся от многих пластов, которые поднял сюда старый-мудрый ЕТ. А как будто, ПО и ЛА бегут за одним и тем же куском пао, потом, когда кто-то из них добегает первым, второй разворачивается и бежит уже за другим куском. Самое удивительное было в том, что тот, кто уже взял на бамбижо свой кусок пао, может бросить его и побежать за тем куском, который приметил второй. Так странно! Не меньше ли от всего этого, они собирают кусков пао?

Но. меня почему-то это заинтересовало. Я увидел, как ПО бросил еще один кусок пао, и побежал к другому, довольно большому, тяжелому куску пао, к которому уже тоже бежала ЛА. Я почему-то сам захотел взять этот кусок пао, он ведь был ближе всего ко мне. Получится ли? Этот кусок очень большой и тяжелый!

Но, я еще заметил кое-что. Что, когда ЛА и ПО бегут к одному куску пао, их цвета становятся ярче. Не на долго, но как будто вспыхивают, зажигаются. Что-то похожее я видел еще где-то, где-то… я видел это в цветах Свечки. Когда один цвет менял другой, что-то вспыхивало внутри самого цвета, как будто другой цвет. Только у Свечки, цвета менялись очень часто, и смешивались друг с другом.

А тут цвета вспыхивали отдельно. У ПО – свой цвет, темно-коричневый, а у ЛА – свой, ярко-красный. Я захотел, чтобы и мой цвет вспыхнул так хоть на мгновение. Я хотел этот урок. Почему-то очень захотел именно сейчас.

Я покрепче ухватился за свою бамбижо, и прямо перед тем, как ПО должен был добежать и взять этот большой куска пао, я подхватил его и понес к стене. Как раз папротив, в стене, была большая брешь, для которой этот здоровенный кусок пао очень хорошо подходил.

 

Я донес кусок пао очень легко, так легко, как будто он ничего не весил. Потом немного поработал бамбижо, заталкивая его в стену. И вот, готово! Как будто, он был здесь всегда. Стена была целая, даже почти гладкая. Я ощутил, как мой цвет стал ярким. Может быть от того, что так хорошо получилось!?

Но, потом я взглянул на ЛА и ПО. Они стояли в том месте, где я только что поднял этот здоровенный кусок пао. ЛА, как обычно, осматривала площадку, чтобы найти новый кусок, достаточно хороший для ее бамбижо. Но, ПО! Что было с ПО! Его цвет из темно-коричневого стал почти черным. Он стоял и смотрел на то место, где раньше лежал кусок пао, который я поднял. ПО был таким мрачным, что я даже подумал, а не стоит ли вытащить этот кусок пао из стены, и отнести на то самое место? Чтобы, все-таки ПО смог отнести его!

 

Но, в тот самый момент, я почувствовал светло-коричнвый, совсем рядом со мной. Я обернулся. И, точно. Поверх скрученного пласта пао, который сильно раскачивался и трясся, как я еще никогда этого не видел, сидел ЛЮ.

Что-то не так. – понял я. Мы поднимались наверх, на пластах пао, только когда происходило что-то необычное. Это было слишком опасно. Пласт пао мог сорваться, даже в руках старого-мудрого ЕТ. Тогда, тот, кто сидел на нем, разбился бы сам, вместе с пластом пао, на самые мелкие кусочки.

Я не сразу увидел, что помимо ЛЮ, на пласте, есть еще кто-то. Я плохо его различал, у него уже не было цвета. Этот кто-то потускнел, стал почти прозрачным. ЛЮ, светящийся своим светло-коричневым, с необычными темно-синими краями, взял на руки того, кто уже почти потерял свой цвет.

ЛЮ спрыгнул на площадку, подошел к нам. Сразу собрались все, кто был на площадке. ЛА, ПО, МИ, КА, МУ, ИЛ и самым последним подошел неповоротливый ФА. Он не сразу управлялся со своими кусками пао. Обычно, долго их прилаживал к стене, перехватывал бамбижо, видно решал, достаточно ли хорошо получилось. Но, сейчас даже ФА бросил свои сомнения, и подошел к нам. Конечно, настолько быстро, насколько это мог сделать ФА.

На руках ЛЮ, совсем бледный и маленький. Такой маленький, как самый маленький кусок пао. который я поднял когда-либо, лежал старый-мудрый ЕТ. Только сейчас, я его узнал, среди прозрачного и неразличимого, еще еле-еле чувствовался серо-голубой цвет ЕТ. Хотя узнать его было сложно, даже не понятно, то ли серый, то ли голубой.  ЕТ совсем потерял свой привычный цвет. Неужели, пришло его время – идти в Прозрачный Коридор? Но, почему, как!? Еще сегодня, когда ЕТ натягивал веревки, и мы все, я, ЛА, ПО, МИ, КА, МУ, ИЛ и неповоротливый ФА, который, как обычно, запутался в веревках, поднимались на Башню, я не заметил, что у старого-мудрого ЕТ что-то не так с цветом. Его цвет не был бледный, он не окрашивался в другие непривычные цвета по краям. Все было так, как всегда. Но, цвет есть цвет. Что толку думать о том, что цвет может стать другим, когда он уже стал. – я помню, такой сложный урок дала мне МА, когда РЕ стал прозрачным. Вот так же и со старым-мудрым ЕТ. Его цвет стал совсем прозрачным. Стал - значит, стал.

Мы все, ЛА, ПО, МИ, КА, МУ, ИЛ и неповоротливый ФА, стояли вокруг ЕТ, отложили свои бамбижо, даже ПО оставил свою бамбижо, что редко с ним случалось. И, по очереди наклоняясь, давали старому-мудрому ЕТ – свои последние уроки. Кто какие мог. Кто-то хотел отдать часть своего цвета, видимо для того, чтобы старому-мудрому ЕТ было не так темно лежать в Прозрачном Коридоре.  Кто хотел в последний раз увидеть серо-голубой цвет ЕТ, чтобы потом передать его другим, кто не успел дать свой последний урок старому-мудрому ЕТ. Все-таки мы все знали старого-мудрого ЕТ, таким, каким он был. Все мы приходили к Башне, стояли у подъемного механизма, обвязывали скрученные пласты пао. Или, поднимались наверх. И рядом со всеми нами всегда был старый-мудрый ЕТ, со своим привычным серо-голубым. Как же теперь мы будем без его старых-мудрых уроков!?

Когда пришла моя очередь, дать старому-мудрому ЕТ свой урок, я взял часть его серо-голубого, чтобы передать его другим в своих уроках. Еще я вспомнил урок, который он мне дал, когда мой цвет был совсем ярким.

Тогда я с интересом подошел к старому-мудрому ЕТ, который сразу показался мне старым и мудрым. Я попросил у него урок. ЕТ был занят, но я с интересом ждал. До этого, я принимал уроки только от МА, РЕ, ЛЮ и иногда от ПО. У всех были красные, коричневые цвета. А у старого-мудрого ЕТ был серо-голубой. И меня это очень заинтересовало, я готов был прождать его урока столько, сколько нужно.

Но, ЕТ был занят, как обычно, тянул за разные веревки подъемного механизма. Ведь чем больше раскачивается скрученный пласт пао, тем больше потом работы на верхней площадке. Но, это я узнал уже потом, тогда я еще никогда не был на верхней площадке. Мой цвет еще был не готов к этому, я даже ни разу не держал в руках бамбижо.

Но, вот пласт пао плавно и тяжело упал на площадку, работа старого-мудрого ЕТ была сделана. Я ждал своего урока, и старый-мудрый ЕТ дал мне его. Может еще поэтому, мы все называли ЕТ старым-мудрым, даже МА. Он всегда давал свои уроки не сразу, и они всегда были особенными.

В тот раз, ЕТ дал мне очень красивый урок, свое воспоминание. В этом уроке, я увидел, как ЕТ стоит над блоком, тянущим веревку наверх, и думает о том, как бы так сделать, чтобы пласты пао быстрее поднимались на Башню. Он поднимает голову, смотрит наверх еще совсем невысокой Башни, его цвет меняется, но пока еще у него нет правильного урока. Он пока еще не получил ответ.

И тут он видит, как высоко-высоко, гораздо выше, чем находится верхняя площадка башни, летит что-то большое, чем-то похожее по цвету на самого ЕТ, серо-голубое. И потом, с каким-то странным свистом, склоняется все ниже, и наконец падает где-то вдалеке от Башни и старого-мудрого ЕТ. Слышится только страшный гул, и скрежет, и писк.

ЕТ как будто пугается, закрывает глаза, а когда открывает, то не видит и не слышит ничего, кроме привычного скрежета блока, и свиста протягиваемой через него веревки, тащащей наверх большой пласт пао.

Вот это да! Может быть из-за этого, ЕТ никогда не принимал уроки о новых блоках, которые предлагал ЛЮ, и КА, и даже иногда неповоротливый ФА.

Я помню, что когда ЛЮ собирал всех, и давал урок о новой конструкции, которую он придумал, старый-мудрый ЕТ нехотя принимал его урок, а его цвет становился совсем серым. Может быть все потому, что старый-мудрый ЕТ и сам хотел изобрести новый блок, как ЛЮ… пока не увидел страшный летящий предмет, почти такого же, как он, серо-голубого цвета. И может быть он думал, что как только, он изобретет новый блок, так и сам превратится в такой предмет, улетающий и падающий куда-то со страшным скрежетом.

Бедный, старый-мудрый ЕТ! Как жаль, что он потерял свой цвет, и я уже не смогу попросить его дать мне еще один урок, чтобы понять, правильно ли я принял его урок тогда.

Вот такой последний урок я разделил со старым-мудрым ЕТ. Я удивился, в этом уроке было одновременно сожаление и радость. А еще, я почувствовал тяжесть и легкость. Почти так же, как когда я недавно подхватил большой кусок пао, за которым бежали ПО и ЛА. Этот кусок пао казался тяжелым, но оказался легким. Тяжелый и легкий!? Как так? И я опять представил искрящиеся светлые, темные, яркие и почти прозрачные цвета Свечки. Так может быть только у Свечки.  

Последний урок старому-мудрому ЕТ дал ЛЮ. Я не знал, какой урок дал ему ЛЮ, но в конце этого урока, светло-коричневый цвет ЛЮ опять стал зеленым по краям. Таким он был только тогда, когда ЛЮ думал о том, сможем ли мы построить Башню. Неужели и старый-мудрый ЕТ подумал об этом…  

После урока ЛЮ, старый-мудрый ЕТ стал совсем прозрачным. Он больше не мог давать никакие уроки. Мы понесли старого-мудрого ЕТ в Прозрачный Коридор. Как делали всегда, когда цвет у кого-то становился совсем прозрачным.


Свидетельство о публикации № 30094 | Дата публикации: 13:41 (20.05.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 40 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com