» Проза » Вне категории

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Имя ей Изморозь
Степень критики: максимум
Короткое описание:

дуэльное



Куда идут дождь или снег? Куда течет время? Куда оно тянется или летит?..  И, если не зачем, то за чем?
 
Меня никогда не удивляло, что только разумная жизнь способна задавать вопросы. Меня никогда не удивляло, что только разумная жизнь способна задавать вопросы, ответа на которые нет. Меня никогда не удивляло, что только разумная жизнь способна задавать вопросы, ответа на которые нет, и тогда разумная жизнь теряет разум. Она становится просто жизнью – жизнью как таковой, без которой не было бы разумной жизни и не стало бы жизни как таковой. Жизни не было и не стало бы. Никогда не удивляло меня.
 
...я была рождена под семью звездами большого ярчайшего созвездия. В эпоху сгустившейся тьмы. Струны его сияния, поочередно, вонзаясь нежно в рябь водной глади океана, покрыли ее коркой льда, вызволенной из сумрачного плена. В отблеске возникла изморозь, и разрасталась хрустальной коркой, седьмым лучом скрепленною. На просвет еще виднелись всплески ретивых вод под ней, еще подрагивал, подныривая, общий поток ряби волн, и, уже взвихрившись, исступленно понес ее неведомо куда. Ею и была я. Ею я стала. Прежде, став тем светом созвездия, я уже была, и я стала теперь.

Было щекотно, и волны, неся меня неведомо куда, нет-нет что-то нашептывали мне. Что-то неразборчиво и невыразимо таинственное и величественное. Тайной был не только их шелест войлочным всплеском потока, ею было не только, куда несло меня, самой тайной для меня была и я сама. Но я была. Была. И этого достаточно.

Достаточно долго томил таинственностью обступивший сумрак, чтобы отторгнуть. Шепот безбрежности океана льстиво убаюкивал, а струны света созвездий с неба колко бодрили. Сгусток этих струн и создал меня такой, какая я есть. И я есть. И копоть густой мглы, бурлящая из недр подо мной, ощутимо крепко удерживая на плаву, изгоняла прочь.
 
Теперь, плыть, для меня и означало быть. Теперь, быть, для меня и означало плыть. Гулко с надрывом подпевал ветер. Он был чужд мне. Он был тайной. И она силилась оторвать меня от поверхности вод, обворожив только ею, самой собой тайной.

А на горизонта вздымался рассвет. Алое солнце всходило бесшумно, и мрак пучины, застигнутый врасплох, растворялся в зареве утра. Ветер задерживался и кружил надо мной. Теплые лучи дня небрежно скользнули и ретиво отпрянули. Обожгли. Шепот бурунов захлебнулся в песне ветра. Просто ворчали. А песня пленила меня и вознесла над водой. Воля вольная петь с ним самой. И я пела. Взмыв к сияющему на горизонте костру терпкой неги, ныряя в лучи рассвета, насквозь, пела вместе с ветром. Пела как ветер. Пела, став ветром. И я ветер. Только влекло так же неведомо куда. Только влекло прочь. Только влекло... Я и ветер. И ветер только я.
 
Во мне зазвенело дыхание безбрежного океана. Теперь я мог взглянуть в него, настолько громадного, способного состязаться с лазурным небом. И он глядит в меня. В меня, подобного ему, растворившемуся мягким, трепещущим моей песней днем.

Тропический бриз над вальяжно вздыхающим океаном. И в этом есть я. И это и есть я. Это я.
 
Округлая алыми всполохами па́года зари влечет неудержимо к себе уютом. В ней отражается песня моя. К ней обращается песня моя. В ней утопает песня моя. В ней начинается заново.
 
Чем ближе несло меня в копну солнечного лика, тем ярче и светлее он становился, и тем громче рдел я сам. Мне на встречу, ослепляя, затмив зарю, вздыбился горный хребет. Самой грузной и высочайшей горой. В миг ощутил я всю незыблемую громаду, укутанную в пушной кафтан, заботливо обновленный ночным снегопадом.

Осязая почти каждую иголочку отблесков зари, почти от каждой снежинки, соприкоснувшись с ними, всколыхнул их тучкой, вспорхнувшей искрами радуги. И меня стайкой понесло куда-то вниз. В застланную невесомыми облаками бездну межгорья. Неведомо куда, куда влекло. Не знаю что, но что-то. И меня понесло...
 
Вольной по ветру снежной пылью стал я. Уже застенчиво слушала песню его. Затаенно. Мой искрящийся радужными переливами новый наряд пьянил, усмиряя иссякающий пыл мерцания. Тайна за кипящим облаком, так увлекающая в бездну, повелевала и мне самой затаиться. Облако, густо укрывшее горный хребет, выпустив в небо лишь острые шипы его гряды, тоже притаилось в безмолвии крадущейся тучей. И это безмолвие слилось с моим, и в непреодолимой тяге, влекомое песней ветра к краю на горизонте, отяжелело сытностью озона. В пучине затаилась последняя искорка и исторгло меня, сквозь себя, юрким дождиком. Мириадами капелек рассыпалась я в дневной зной. Распугивая его звенящей песней.

Пыл задорной песни нашей нёс меня в своих вихрях влагой. Каждая капелька, это я. Все вместе так же – я. И непрестанно, и теперь привычно и естественно я в упоении восхищался дружным единством своим. В этих долгожданных крупицах свежей влаги, в расстилавшейся перед моим взором пустыне. В самом себе.

Действительно, истомленные зноем, но, не утерявшие благородное благолепие, песчаные барханы жадно приветствовали меня. Зной дня впал негу и застыл вне времени, околдованный песней дождя, обвороженный моей умиротворяющей прохладой. Моей песней. Нашей прохладой. Нашего дня.
 
Эхо вторило в тон моего напева, стегающего сон песка. Вначале показалось миражом, передразнивающим дробный мотив моей мелодии. Но нет же, нет, как на удачу, средь раскалившихся вековых каменьев, въевшихся всей своей плоскостью в барханы, журчал ручей. Теперь же, вбирая меня как родного, он бурно обретал силу реки. Рьяно подбрасывая в себе массы утоливших жажду песчинок. Крепнувшим с каждой минутой потоком воды и стал я. И с легкостью понеслась снова вдаль. Снова неведомо куда. Снова, незнамо, зачем и за чем.
 
Ах, какой необъятной и неукротимой могла я теперь быть! Сдвигая, казалось, с веками насиженных мест, своих, кряхтевшие валуны рыжего базальта. Срывая и унося их, своей неистовой страстью, я и сама, вспенясь на уступах скал, размывая и снося с них скукоживающийся бархан за барханом, неспособна была обуздать набирающий мощь пыл стихии. И даже не заметила, как стремительно, выскочив на просторы иссушенных прерий, разлилась и раскинулась во всю ширь свою. Устало внимая радушному гостеприимству заждавшейся меня долины.
 
В семенящей молниеносными перекличками птиц пойме воцарился дня закат. Бардовая тень его пропитала меня и тут же впиталась в почву. Налет отяжелевшего над горизонтом солнечного диска. на излете, ознаменовал густое приволье вод моих. Разбуженные злаки, завтра уже бурные травы, благосклонно воспряли, отринув вялость сна.

Дрогнули кроной, вычурных форм и коры, закаленные непостоянством стихии сгорбленные деревца. Сумрак наползал на округу, пробудивший в небе еще скромно мерцающие силуэты родных мне, по крови, созвездий.

Значит, полной власти мрака не быть. Умопомрачительно чистое небо, отринув сизое зарево, повелевало позволить моей родне зоркий присмотр за мной. Как только отблески семи звезд вновь предстали в полном своем составе, одна к одной, я уютно поежилась. Ранее готовая и впасть в кому, в тотальной мгле. Ныне, меня безудержно влек назад дом мой.
     
Свет большого созвездия упал струями струн каждой звезды. Бесцеремонно покатился, как с горки, охватив, насколько возможно, оттаявшую от засухи саванну. Возможно, достаточным было и кромки меня. Возможно, с первым же лучом и сама я, ухватив его за руку, вольюсь в эту неземную, до сих пор щемящую зерном благолепия, до вскрика близкую мне ипостась дальнего космоса. Серебряные пучки блика небесных спутниц моих, это уже я. Молнией взобрался к своему истоку. Безмолвно окатил разик взором от горизонта до горизонта планету, поблагодарил и попрощался. Теперь мне приветствовать тебя только из далекого тебе звездного сияния. И теперь моего сияния. И теперь только моего. И моего.
 
В серебристых струнах сияния семерки большого созвездия, на жилой планете узрел я, сквозь бесконечную мглу, рябь дыхания безбрежного океана. Мой цепкий взгляд замер. Девственный отблеск интригует, будоражит мысль и манит к себе. Он вдруг показался мне родным мне. Будто напомнил что-то. Что – я не знал. Куда? Не знал и не знаю. Изнутри, притягательную для меня и щемяще родную нам, я разглядел хрупкую наледь на его поверхности. Пришлось натужно вглядываться, и она, будто услышала мой взгляд, стала разрастаться. Взглянула на меня. И нечто мне близкое, родное нам обоим, но таинственное отразилось во взгляде ее. Это и притягивало к ней, а куда – неведомо куда. А зачем? Не важно. А за чем? Не нужно.
 
Я была рождена под семью звездами большого ярчайшего созвездия. В эпоху сгустившейся тьмы...
 

Свидетельство о публикации № 34601 | Дата публикации: 16:30 (09.11.2020) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 45 | Добавлено в рейтинг: 1

Всего комментариев: 7
0
7 Изморозь   (11.11.2020 09:57) [Материал]
Каждая капелька - это я  shy

0
2 Ariel   (10.11.2020 22:34) [Материал]
С середины надоедает

0
3 マスター   (10.11.2020 23:25) [Материал]
все просто, надоело - не читай.

0
1 JanHarper   (10.11.2020 01:45) [Материал]
Сам по себе рассказ более похож на стихотворение в прозе.Настолько сильна поэтика повествования,настолько зримы и ощутимы образы.Сияющий снег на пиках горных вершин,кристаллы сосулек, космическая бездна-открытая всем,но в тоже время не доступная никому... Песня льда и звезды,вечный танец двух начал,идущих рука об руку через тысячелетия. Это новаторски,необычно,красиво. Это имеет глубинный смысл,который даже словами то не выразить,но читая становится все ясно. Рейтинг за красоту.

0
4 マスター   (10.11.2020 23:28) [Материал]
сколько бревен уже в нем обледенело и потонуло!;-) Мерси твоему лайнеру.

0
5 JanHarper   (10.11.2020 23:47) [Материал]
Лайнеру по имени Титаник?)))

0
6 マスター   (11.11.2020 00:05) [Материал]
ну что за пафос! все проще!

Queen Mary 2
Длина: 345 метров
Вместимость: до 3090 пассажиров
Маршруты: Трансатлантика, круизы по европейским портам, Карибским островам и не только
Стоимость круиза: от $515 за три ночи



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com