» Проза » Вне категории

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Легенда о легенде, сцена 3.
Степень критики: любая
Короткое описание:

продолжение



 

От автора

 

 

Что мы знаем об Иисусе Христе?

Согласно исторической версии событий, происшедших около двух тысяч лет назад в Иерусалиме, был такой известный проповедник и целитель, призывавший «любить ближнего своего, как самого себя». Властям он не нравился, и по этой причине был схвачен и распят.

Иисус Христос был личностью явно выдающейся, яркой, харизматичной, поэтому легенды о нём ходили, вероятно, ещё при его жизни. Но после распятия их появилось великое множество, и канонической стала не самая, на мой взгляд, удачная: что был он «богочеловеком», и Бог-отец сознательно принёс его в жертву «во искупление грехов человеческих», после чего, однако, воскресил.

В моём представлении Иисус Христос не является только лишь исполнителем этого сомнительного во многих отношениях Божьего замысла. Это человек, способный принимать самостоятельные решения, идеалист, романтик, мечтающий о всеобщем счастье.

Какую бы божественную сущность ни приписывали ему легенды, всё равно он останется живым, весёлым, любящим, магнетически обаятельным, почти идеальным – и очень земным. Собственно, таким и должен быть Бог.

 

Сцена 3

Мария сидит, склонившись над шитьём. Стук в дверь. Мария идёт к двери.

МАРИЯ. Кто там?

ГОЛОС ИИСУСА. Я.

МАРИЯ. Кто ты?

ГОЛОС ИИСУСА. Я? Странник. Пустите переночевать бедного стран­ника!

МАРИЯ. Не может быть... (Открывает дверь.)

Входит ИИСУС. Он заго­рел, оброс, ещё больше похудел.

МАРИЯ. Иисус... (Бросается к нему, вне­запно резко отстраняется.)

ИИСУС (не в силах оторвать от нее взгляда). Здравствуй, Мария...

МАРИЯ (качает головой). Марии больше нет. Мария умерла.

ИИСУС (смотрит непонимающе). Умерла? Давно ли?

МАРИЯ. Не знаю... Может быть, в ту самую ночь, когда ты ушёл и оставил меня с ним... (Закрывает лицо руками.)

ИИСУС (бросается к ней). Мария, не надо, успокойся... Мы снова встретились, и это главное... Я не поверил ни одной грязной сплетне о тебе ...

МАРИЯ. Это не сплетни. Это правда.

ИИСУС. Как – правда?

МАРИЯ. Оставь меня. Уходи.

ИИСУС. Ни за что! Я... люблю тебя, люблю с того самого вечера, с того мгновения, когда я впервые увидел тебя...

МАРИЯ. Оставь меня. Я не стою твоей любви.

ИИСУС. Мария!

МАРИЯ (плача). Если бы... если бы ты был рядом со мной тогда... когда мне казалось, что я одна в целом мире... что жизнь кончилась для меня... кончилась вместе с его любовью...

ИИСУС (с потемневшими глазами). Ты говоришь о Сатане?

МАРИЯ. Я так и не узнала его имени... С ним я узнала счастье. И длилось это счастье тринадцать дней и ночей...

ИИСУС. Что же произошло?

МАРИЯ. Я не знаю... Однажды утром он встал, потянулся, посмотрел на меня и сказал: «Тринадцать дней и ночей! Никогда никого не любил так долго!» Поцеловал меня и сказал: «Прощай». И исчез. (Жалобно). Иисус, он до сих пор мне снится... В последний раз я видела, будто он появился из темноты и встал у моего изголовья. Я протянула к нему руки и спросила: «Зачем ты разбил моё сердце?» А он усмехнулся и от­ветил: «Последнюю тысячу лет я только тем и занимаюсь, что разбиваю сердца».

ИИСУС. Это на него похоже. Так ты всё ещё любишь его?

МАРИЯ. Не знаю. Во мне что-то перегорело. Я была сама не своя тогда и не понимала, что делаю. Какой-то легионер увез меня в Магдалу. Мне было всё равно. И потом тоже... (Умолкает).

ИИСУС (сдержанно). Так. Значит, это правда. А... обо мне ты вспоминала хоть раз за это время?

МАРИЯ. Да... Я вспоминала, как ты похож на него…

ИИСУС стиски­вает зубы. МАРИЯ, вся во власти воспоминаний, смотрит на него дол­гим взглядом.

МАРИЯ. Просто поразительно чем-то похож, сейчас ещё больше, чем тогда...

ИИСУС. Мне не нужно было приходить сюда ... Но я не мог уйти на­всегда, не увидев тебя Мария! Я люблю тебя. Я всегда помнил о тебе. Меня любили многие, и я любил многих, но ты – это совсем дру­гое, ты… (Бросается к её ногам.)

МАРИЯ. Не надо об этом... Успокойся. (Садится рядом с ним.) Расскажи лучше о том, что было с тобой. Я вижу, твой путь был нелегким…

ИИСУС. Это правда. Но я ни о чём не жалею. Я понял, что жизнь на Земле и горька, и прекрасна... что есть на свете угнетение и неспра­ведливость, но есть и любовь, и самоотверженность, и братство... что счастье и боль часто идут в этой жизни рядом. Пусть ты любишь не меня, а его, всё равно я очень счастлив от того, что встретил тебя, что под конец ещё раз сумел увидеть тебя… Теперь мне ничего не страшно.

МАРИЯ. Я тоже рада видеть тебя снова... Жаль, что всё это скоро кончится.

ИИСУС (с усмешкой). Да, и, вероятнее всего, скорее, чем нам кажется.

МАРИЯ (не понимая). Скорее? Но разве ты можешь вернуться туда... скорее, чем истечёт срок договора?

ИИСУС. Похоже на то, что мне уже никогда не вернуться туда. Мне суждено умереть здесь. Что ж, пусть будет, что будет. Здесь я узнал и нужду, и лишения, часто мы ночевали под открытым небом и мечтали о корке хлеба на ужин, но здесь я понял, что такое счастье. Настоя­щее счастье – это жить среди людей, делить их горести и беды, лю­бить их, облегчать по мере сил их страдания... Я этому научился, и многих поднял на ноги за это время...

МАРИЯ. Так ты и есть тот самый Иисус, о котором только и говорят все вокруг? Который исцеляет людей одним только взглядом, буквально чудеса творит?

ИИСУС. Ну, насчёт взгляда, конечно, это некоторое преувеличение. Но слухи такие действительно обо мне ходят. Ещё и не такие...

МАРИЯ. Постой, Иисус. Но тогда тебе действительно грозит опасность. Служители синедриона уже давно охотятся за тобой...

ИИСУС. До сих пор всегда удавалось уходить…

Стук в дверь. Мария вскакивает в испуге. Иисус не двигается с места.

МАРИЯ. А если это они?.. Спрячься, Иисус!

ИИСУС. Прятаться я от них не буду. Ты не бойся, они даже друзей моих не трогают. Им нужен я один.

МАРИЯ. Мне тоже... ты один. (Бросается к нему.)

ИИСУС (ошеломлённо). Это правда? (Прижимает её к груди, прячет ли­цо в её волосах). Мария…

Стук повторяется.

МАРИЯ (подходит к двери, голос ее дрожит). Кто здесь?

ВЛАСТНЫЙ ГОЛОС ИЗ-ЗА ДВЕРИ. Откройте! Нам нужен Иисус из Назарета.

ИИСУС подходит, молча отстраняет Марию, открывает дверь. На поро­ге стоит Сатана.

САТАНА (удивлён тем, что Иисус сам открыл ему). О! Не испугался? Молодец! Это я просто пошутил...

ИИСУС (побледнев). Лучше бы это не было шуткой.

САТАНА (беспечно). В самом деле? Встрече со старым другом ты предпочёл бы свидание с храмовой стражей?..

ИИСУС. Честно говоря, да!

САТАНА (весело). Неужели? Никогда бы не подумал!

МАРИЯ (смотрит на него враждебно). Зачем ты здесь?

САТАНА. Ах, моя милая девочка, даже ты мне не рада? Я безмерно удивлён!

Мария смотрит на него мгновение-другое, идёт к Иисусу и молча прячет голову у него на груди. Он бережно прижимает её к себе.

САТАНА (ехидно). Ах! Как трогательно! Наш милый птенчик остался верен своей первой любви! (Откровенно издеваясь.) Ах, первая любовь! Самая святая... возвышенная... самая чистая! А может быть, бедный наивный птенчик полагает, что всё это время...

ИИСУС (твердо). Не смей! Замолчи!

САТАНА (с готовностью). Молчу, молчу. (Деловым тоном.) Стало быть, птенчик в курсе. Ну, что ж, почему бы и нет? Дело, как говорится, хозяйское. Ты, я думаю, и сам за это время не терялся! Женщины по­чему-то всегда с ума сходят по таким вот... Я что-нибудь не так го­ворю, друг мой?

ИИСУС (спокойно, высоко держа голову). Я так счастлив сейчас, Мария. Не наша вина в том, что всё это время мы были с другими...

МАРИЯ. Я, наверное, умру от счастья... Знаешь, когда-то я люби­ла его – наверное, потому, что он был чем-то похож на тебя... Но тебя я тогда совсем не знала!

САТАНА (передёрнувшись). Тысяча чертей! Кажется, даже меня начинает пробирать. Сейчас заплачу настоящими слезами, вот будет ко­медия! Между прочим, я по делу.

ИИСУС (отстраняясь от Марии). Я тебя слушаю.

САТАНА. Так вот… дело в том, что срок нашего с господом Богом дого­вора подходит к концу. Как это ни прискорбно, но вынужден заявить: проигрываю пока я. (Вздыхает). Недооценил я тебя, птенчик. И хотел бы придраться к чему-нибудь, да не могу – всё чисто. Ты подумай сам, что мне теперь остается?

ИИСУС (пожимает плечами). Не знаю...

САТАНА. А ты подумай, подумай! Надеюсь, для тебя не секрет, что весь синедрион спит и видит, как бы побыстрей с тобой разделаться?

ИИСУС. Не секрет. Хотя до сих пор не понимаю, что конкретно их так бесит…

САТАНА (задумчиво). Что конкретно? Да народ, видишь ли, за тобой потянулся, птенчик! За красивой сказочкой твоей о всеобщем равен­стве и братстве... Признаться, я и сам – уж вроде знаю, что почём, – сказочкой этой заслушивался… доводилось раза два слышать твои проповеди… А что ж говорить о толпе? Ты для них – спаситель, Мессия, обещанный древними пророками! Кстати, ты, надеюсь, знаешь, что Мессия, согласно пророчествам этим, должен дорого заплатить за свою любовь к бедным и страждущим?

ИИСУС. Знаю.

САТАНА (задумчиво). Опасную игру ты затеял, птенчик. Так можно и до креста доиграться…

ИИСУС (спокойно). А для меня это не игра. Мне на самом деле жаль, что вера для них выше любви и милосердия.

САТАНА (с усмешкой). Как же, как же, помню – знаменитая твоя притча о том, кто из троих помог раненому путнику…Так я, собственно, зачем пришел-то. Не исключено, что с помощью своих бесценных доброжелателей, которым ты по ночам спать не даешь, ты простишься с этим светом скорее, чем истечет срок нашего с господом Богом договора. А тогда ещё вопрос, кто проиграл, кто выиграл. Улавливаешь идею?

ИИСУС. Всё понятно, кроме одного: зачем ты сюда-то явился? Пошёл бы сразу в храм да предложил свои услуги: знаю, мол, где он, могу дорогу показать.

САТАНА (с досадой). Уже пошёл, уже предложил. Не я, правда,– один из тех, кого ты по наивности своей считаешь друзьями...

ИИСУС (смеётся). Ну, уж это ты загнул, братец! Иди расскажи кому-нибудь другому!

САТАНА. Не веришь? Бедный, бедный птенчик... Я даже знаю, сколь­ко ему заплатили за это первосвященники.

ИИСУС. Знаешь, я к твоим шуточкам почти привык уже, но если ты намерен обливать здесь грязью моих друзей...

САТАНА (смотрит ему прямо в глаза). Да не трогаю я твоих друзей! Только их у тебя не двенадцать, как ты думаешь, а одиннадцать! А двенадцатый про­дал тебя. За тридцать монет.

ИИСУС. Так… (Закрывает глаза.) Значит, это Иуда из Кириафа.

САТАНА (почти грустно). Ну да. Ты знал, что ли, уже?

ИИСУС. Нет. Просто всех остальных я хорошо знаю – они на такое не способны. Только вот... (Смотрит на него в замешательстве.) Как-то непонятно, почему ты...

САТАНА (мрачно). Тебе все рассказал? Мне и самому непонятно.

ИИСУС (с нарастающим удивлением). А... всё-таки? Что ж ты... по­жалел, что ли, меня?!

САТАНА (смущаясь, грубо). Ещё чего не хватало. Просто... позаба­виться захотелось. Дай, думаю, расскажу все птенчику – он не пове­рит, а потом будет локти кусать. Не учёл, что ты у нас такой... до­верчивый!

ИИСУС (с теплотой). Это ты специально так говоришь. А на самом деле ты не такой. Ты благородный. Спасибо тебе… (Обнимает его.)

САТАНА. Ты что, с ума сошел?! (В некоторой растерянности.) Я те­бе Сатана все-таки!

ИИСУС. Какая разница... Я это, кстати, давно уже заметил: в каж­дом человеке обязательно есть что-нибудь хорошее...

САТАНА. Скажешь тоже! Я, во-первых, не человек, а дьявол!

ИИСУС. Да ладно тебе...

САТАНА. Во-вторых, что хорошего ты можешь найти, ну, например, в этом подонке, что продал тебя?.. Молчишь?

ИИСУС. Думаю. А знаешь, часто бывает так: сделает человек что-то, а потом – раскается...

САТАНА (с сарказмом). Бывает, а как же. Я вот, кажется, уже начи­наю... Надеюсь, по крайней мере, ты не собираешься обратно в Гефсиманский сад, чтобы заняться спасением души этого негодяя? Легионеры явятся туда, как только стемнеет.

ИИСУС. Дело не в нём. Я все равно должен туда вер­нуться.

МАРИЯ. Нет! (Бросается к нему.)

ИИСУС. Я не могу прятаться. Прятаться от них – значит, спрятать всё, чем я жил, чем живу... значит, потерять всех, кто поверил нам, пошел за нами. Пусть пока нас всего горстка, но...

МАРИЯ (умоляюще). Подожди, Иисус! Послушай! Ведь до истечения трех лет остается совсем немного... Всего несколько дней – и ты вер­нёшься на небо!

ИИСУС (глухо). С этим – всё. Я всё решил. По своей воле я туда не вернусь.

САТАНА (не веря услышанному). Не вернёшься – на небо?!

ИИСУС. Я не знаю, что произошло со мной за это время... наверное, я стал... слишком земным. Без Земли я уже не могу.

МАРИЯ. Но зачем же ты идешь в Гефсиманский сад? Они схватят и убьют тебя! Иисус, опомнись! Если не думаешь о себе, хоть обо мне подумай! Ты говорил, что любишь меня...

ИИСУС (с отчаяньем). Люблю! Но их... я тоже люблю.

САТАНА (не понимая). Кого – «их»?

ИИСУС. Кого… Людей, кого же ещё!

САТАНА (не без иронии). И что же, ты вполне серьёзно полагаешь, что им без тебя не обойтись? Что кому-то в самом деле нужно то, что ты собираешь­ся сделать? Точнее, то, что сделают с тобой?..

ИИСУС. Я думаю, что это нужно многим – всем, кто видя вокруг лишь гнёт и бесправие, все-таки смеет мечтать о свободе. Это нужно и мне самому – я... иначе не могу.

САТАНА (насмешливо). Ну, если самому – дело другое! Каждый раз­влекается, как может!

ИИСУС. Вот они, понимаешь, тоже многие пока не верят. Боятся поверить...

САТАНА (с глубоким вздохом). Я-то думал, за это время жизнь из тебя наивность твою выбила, хотя бы частично... Теперь вижу – нет. Каким был, таким и остался. Если сам до сих пор не видишь, поверь на слово: на Земле хорошие люди – большая редкость. А самый ярко выраженный их порок – неблагодар­ность. Хоть наизнанку ради них вывернись – они же тебе в ответ на это плюнут в душу и еще комком грязи запустят вдогонку...

ИИСУС. Да не жду я от них никакой благодарности...

САТАНА. Ну, я тогда совсем тебя не понимаю. Вот лично мне это, знаешь, совсем не подходит, когда они тебя – по щеке, а ты утрёшься и другую щеку им подставишь!

ИИСУС. Но если ты ответишь им тем же, чем ты будешь лучше их? Вообще мне кажется, отвечать злом на зло, насилием на насилие можно лишь в исключительных случаях – когда нет никакой надежды на то, что в человеке ещё может ожить человек... Но я, например, таких, чтобы вообще без проблеска со­вести, пока не встречал...

САТАНА (обнадеживающе). Скоро встретишь. В неограниченном количестве. Они, наверно, тебя уже ждут.

ИИСУС (бросив взгляд за окно). Как быстро стемнело...

МАРИЯ (вздрагивает от его слов). Господи, за что?.. Они же убьют его!

САТАНА (вытирает вспотевший лоб). Не исключено и, более того, очень даже вероятно.

МАРИЯ. Нет! Это невозможно… (С мольбой заглядывает ему в глаза.) Иисус...

ИИСУС. Я... ничего не могу сделать, понимаешь? Я должен туда вер­нуться…

МАРИЯ (твердит, как заклинание). Нет, нет, нет...

ИИСУС. Забудь меня... (Не в силах более сдерживать свои чувст­ва, внезапно сжимает ее в объятиях, целует.)

САТАНА. Логично, черт побери! (Ехидным тоном.) Мне отвернуться?

МАРИЯ. Нет, я не отдам тебя им... Иисус!.. Ведь ты останешься со мной, правда? Ты никуда не уйдёшь от меня... Ради всего святого – скажи, что ты останешься!

ИИСУС. Прощай...

МАРИЯ. Нет! (Падает без чувств. Иисус подхватывает ее, с отчая­ньем оглядывается на Сатану. Тот подходит, Иисус передает ему Марию, некоторое время они молча смотрят друг на друга).

ИИСУС. Вроде бы сказать что-то надо – слов нет.

САТАНА. Ну, как же так – «нет слов». Для начала можно выдать что-нибудь патетическое, например: «Позаботься о ней!»

ИИСУС (помолчав, тихо). Побудь с ней… хотя бы немного… Что ж, прощай. (Идёт к двери, на пороге оглядывается.) Ты потом ей... скажи... а впрочем, нет – не надо.

Сатана смотрит ему вслед. Бессильно опускает Марию на пол, садится рядом, обхватив голову руками. Некоторое время сидит не­подвижно, глядя в одну точку.

САТАНА. Будь проклят тот день и час, когда я ввязался во всю эту историю! (Через силу заставляет себя под­няться, уходит за перегородку, гремит там чем-то, что-то обруши­вает, возвращается с кувшином. Встает на колени, брызгает водой на Марию).

МАРИЯ (приходит в себя, садится на полу). Иисус... (Цепляет­ся за Сатану, с надеждой заглядывает ему в глаза). Скажи мне, где он?

САТАНА (резко, почти зло). Ушёл.

МАРИЯ. Ушёл... туда? Как же ты не остановил его...

САТАНА (мрачно). Ага, я же ещё и виноват.

МАРИЯ (тусклым голосом). Неужели ты не мог...

САТАНА (с трудом сдерживаясь). Не смог вот, как видишь!

МАРИЯ (внезапно вскакивает, кричит на грани истерики). Не­правда! Ты мог бы... мог бы! Ты просто не захотел! Ты его нена­видишь за то, что он лучше тебя! За то, что он лучше всех! Ты рад, что он ушёл туда!..

САТАНА (стиснув зубы). Я вне себя от радости.

МАРИЯ (плачет у него на плече). Не слушай меня... Ты хотел его спасти, я знаю... Но почему же, почему же ты не смог этого сделать?..

САТАНА. Для этого требовалось совсем немного – чтобы этого же хотел он.

МАРИЯ (сама не верит в то, что говорит). А может, они ещё отпустят его?

САТАНА (помолчав, глухо). Вряд ли.

 

 


Свидетельство о публикации № 30746 | Дата публикации: 13:50 (09.08.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 17 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com