» Проза » Вне категории

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Мы тебя ищем (пролог, 4)
Степень критики: впечатления
Короткое описание:

Предыдущая часть http://for-writers.ru/publ/proza/vne-kategorii/my_tebja_ishhem_prolog_3/1-1-0-32503



Младенец и жертва
 
Хотите знать рецепт хорошего увольнения? Ответ на извечный вопрос, мучающий миллионы. Склоки с коллегами, пинки от начальства. Всё это плавает на поверхности ручья грязной, взбитой пеной. Мы видим лишь верхушку айсберга, говорят нам просветлённые умы. Так вот это неправда. Нас одаривают со всех сторон ложной надеждой, надеждой что мы способны увидеть картину в целом, но это ложь, а правда вот она, в простой истине – чтобы увидеть весь айсберг, нам нужно занырнуть глубоко, очень глубоко. Представлять, что где-то там спрятался большой кусок льда – этого мало. Но нырять-то как раз мы боимся. Ведь вода рядом с айсбергом тёмная и очень холодная.
Просветлённые умы подзадоривают нас, накачивают воздухом дырявую шину. Пока ты едешь в свой дом – старый обвалившийся трёхэтажный загородный особняк, доставшийся от родителей в наследство – колёса спускает. Проходят дни, и шины припаркованного под раскидистой елью автомобиля размякают и обвисают. Но ты уже дома. Открываешь ворота, заходишь на пустырь, заросший кустарником. В высокой траве, достающей окон первого этажа, летают жуки. На крыше сидят вороны. Ты проходишь к крыльцу и видишь в пыли и грязи следы твоих ботинок. Следы ведут тебя в дом. Ты идёшь за ними и проходишь в кухню, забитую грязной посудой, проходишь в большую комнату с изодранным диваном, проходишь в ванную с разбитым зеркалом. Раньше ты не замечал одного факта – следы в пыли не ведут на чердак и уж точно не ведут в подвал. Возвращаясь в родительский дом, ты никогда заходил в эти места.
Ты никогда не нырял в тёмную, ледяную воду, чтобы увидеть весь айсберг.
Ссора за парковочное место. Нагрубившая кассирша в продуктовом. Сосед, выставляющий мусор возле твоей двери.
Просветлённые умы больше не кажутся просветлёнными. У любого дерева есть корни. Твоё дерево самое высокое и раскидистое, нависает над гранитными памятниками вдалеке от людей. И корни у него самые большие, ветвистые, уходят глубоко в землю. Чем больше крона – тем глубже корни. Нет смысла разглядывать солнце в листве и ловить момент счастья, будто ты умалишённый. Тебе нужно зарыться глубоко в сырую землю и выкопать то, что ты так долго прятал с самого детства.
 
Обломок кирпича отскакивает на капот. Воет сигнализация. На трясущихся ногах, но с лёгкой ухмылкой сворачиваю в боковую улицу. Теперь точно знаю, куда идти. По Краеведческой, пока не упрусь в магазин «COLLIN’S», по Ломоносова, пока не упрусь в памятник, Степановский проспект, Бородинский проспект, улица Чайная, дом 36. Она живёт в старинном доме из красного кирпича. В милом скверике напротив по каменной дорожке бродят голуби. По вечерам здесь горят фонари. Она живёт там, где её никто не заподозрит, не уличит. Как и все, она боится тёмной холодной воды и что-то скрывает.
В своих фантазиях я ставлю ногу на первую ступеньку, ведущую на чердак. Старое дерево жутко скрипит. Громкое эхо разносится по всему дому. Я чувствую в своей руке новый обломок – крупный, шершавый, с острыми гранями, он заставляет напрягать мускулы. Я ставлю ногу на вторую ступеньку, и обломок вылетает из руки – в аккуратное окошко, занавешенное голубыми шторами. Стекло покрывается трещинами, шторы в комнате дёргаются, плавно возвращаются на место. Я смотрю на дыру размером с теннисный мячик и думаю об игре, которую затеял.
Она появляется у окна. На мягкие складки на лице накатывает волна испуга. Она смотрит на меня и не может вписать происходящее в прежнюю картину мира. Когда люди не могут объяснить случившиеся, они придумывают бога. Её бог – ярость. Забавно наблюдать мгновенные перемены.
- Ты что это делаешь?!
Я молча ухмыляюсь в ответ. Поднимаю правую руку и показываю средний палец.
- Ты! – рычит она. – Ты! ТЫ!
- УВОЛЕН! – теперь уже на всю улицу.
Дело в том, что пинки от начальства – вовсе не причина. Маленький корешок, ответвление корня, выбравшегося на поверхность. Разматывая своё прошлое, можно достать из земли очень много длинных ветвистых корней, все из которых ведут к единому стержню. Можно сесть в лодку и годами плавать вокруг айсберга, представляя насколько глубоко он уходит под воду. Можно гулять по светлому лесу и слушать пение птиц в кронах. Гулять по дому и бояться шумов холодильника в подвале. Мы все так делаем, ибо жаждем спокойствия.
Мой вечер заканчивается где-то на окраине города, в каком-то парке. В руке бутылка пива, которую я отобрал у пары подростков – не слишком благородный поступок, но вы и меня поймите тоже. Лишившись работы, я лишился притока денег, а устраиваться на новую пока желания нет. Да и не уверен, что пригодиться. Ночь приходит незаметно, я наворачиваю круги, один за одним, словно пытаюсь найти выход. Внезапно посещает мысль позвонить – на всякий случай телефоны друг друга мы знаем, обменялись на первом Собрании – той девчонке в белой майке и поделиться открытием:
- Я на работе, - говорит она.
- Так мы можем поговорить?
- Сейчас, минутку…
Шорох одежды, мягкие шаги, скрип двери и чирканье зажигалки.
- Говори, - выдыхает она.
- Представь себе место, - начинаю я, - где-то всё хорошо и всё идеально. Комфортно и безопасно. Представь себе место, где ты всегда получаешь, что хочешь. Представь себе место, в котором нет звуков, нет границ и окружающий мир тёплый и мягкий.
- Ты обдолбался?
- Слушай дальше.
- Где все твои проблемы, - продолжаю я, - на самом деле не твои и решаются они тоже не тобой. Стоит тебе лишь пошевелиться, и всё вернётся на прежние места – ты будешь спокойна и счастлива. Стоит тебе дёрнутся – и ты сразу получишь, что хочешь.
- Такого места просто нет.
- Нет, есть, - возражаю я. – И мы все, все, кто когда-либо жил, там бывали. Скажу по секрету, мы даже пришли оттуда.
- Чем ты сейчас занимаешься? – она снова выдыхает дым.
- Иду. Слушай дальше. Что если это бы длилось вечно, и мы бы никогда не покидали это место?
- Не понимаю, о чём ты говоришь.
- Я говорю о материнской утробе. Вот подумай, какого в утробе неродившемуся ребёнку?
- И что происходит, - говорю я, впитывая её молчание, - когда ребёнок рождается? Что он делает?
Она отвечает как-то неуверенно.
- Кричит. Что ещё ему делать?
- А почему он кричит? – допытываюсь я.
- Да мне откуда знать! Он маленький, ему страшно…
- Что он чувствует в этот момент?
- Вопросы твои, - я слышу, как снова открывается дверь, слышу мягкие шаги, шуршание одежды и голоса других людей, - жутко странные, и мне сейчас некогда отвечать на них. Я даже думать об этом не хочу, понятно?
- Чувствует ли он себя немного жертвой?
Она обрывает звонок. Остаюсь один, в темноте на окраине города. Но слова завершаются сами. Его только что вытолкнули из матки. Лишили мира, где всё комфортно и хорошо. Где все потребности удовлетворены. Хочет вернуться обратно и не может.
Чувствуют ли люди себя немного жертвой?
Хотят ли избавиться от боли?
Хотят ли вернуться туда, где всё хорошо?
И что это за место, где ты не чувствуешь ничего?
Какого это?
Ничего не чувствовать. 

Свидетельство о публикации № 32506 | Дата публикации: 10:47 (16.05.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 24 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 5
+1
3 Gotima   (17.05.2018 10:05)
1. Айсберг и дерево. Всё хорошо. Вот только 2 символа, не много ли? Тем более, что айсбергу уделяется меньше внимания.
2. Я не врубилась, как воспоминание дома пересекается с разбитым окном, из-за которого уволили.
3. Он, я - Сергей? Т.к. у тебя части, хз, кто гг )))
4. Она живёт там, где её никто не заподозрит, не уличит. Как и все, она боится тёмной холодной воды и что-то скрывает. + Она появляется у окна. На мягкие складки на лице накатывает волна испуга.  --- это про одну?

Так...он к ЕЁ дому пришёл и разбил у НЕЁ окно? Тогда к чему "загадки памяти"?
5. - Вопросы твои, - я слышу, как снова открывается дверь, слышу мягкие шаги, шуршание одежды и голоса других людей, - жутко странные, и мне сейчас некогда отвечать на них. Я даже думать об этом не хочу, понятно? ---- после первых слов слишком большой разрыв с пояснениями. Лучше перенести после "жутко странные". Хотя, как пожелаешь. Если ты именно так хотел (но не органично).
6. Не чувствую я себя жертвой. С чего? Я не помню утробу. Если ты имеешь в виду, что мир внутри и снаружи мамы отличается не в лучшую сторону (это я бы ищ поспорила), то тогда нужно как-то распространить, что ощущение жертвы из-за того, что тебя выбросили в жестокий мир без правил.
6.1. Ничего не чувствовать в этом контексте звучит отторгнуто. То есть... смысл? Как связана жертва, бесчувственность и лучшее для человека? Эту мысль ты до меня не донёс.
7. Давай уже порцию явности. А то сплошные загадки начинают нагружать. Держи их в памяти, потом своди, когда новые данные появятся... Нельзя постоянно напрягать читателя!

П.С. 2 описки стандартно ))))

0
4 Чосер   (17.05.2018 11:28)
Пролог на этой части закончился, с загадками в будущем попроще будет. Цель пролога была подраскрыть персонажей перед основным действием, дать им наброски, и закинуть читателю (не получилось пока) кое-какую идею. Возможно, после первых глав читатель, вспомнив пролог, идею и поймёт, но разумеется я подумаю как бы пролог сделать лучше, интереснее и яснее т.д. 
Спасиб за отзыв)

0
5 Gotima   (20.05.2018 02:30)
Даже не знаю, ответишь ли ты на вопрос: какую идею ты хотел закинуть читателям?...
Я... пока... не вижу ничего чёткого.
Как у меня сложились мысли... Мир гг (наш мир) ненастоящий. А... созданный, возможно, для особого "шоу"...
Пока больше ничего не приходит на ум

0
1 nomer23   (16.05.2018 11:31)
Интересная теория, я-то думал, что новорожденные кричат от того, что их легкие раскрываются, и это очень больно.

За несколько минут до первого крика малыш еще находился в утробе матери и получал все необходимые для жизни вещества через плаценту и пуповину. Как только ребенок родился, он перестает получать кислород из тела матери. Нервные клетки головного мозга дают команду мышцам грудной клетки сокращаться. Ребенок делает первый вдох: при вдохе все альвеолы в легких наполняются воздухом. Но так как мышцы грудной клетки сократились все сразу, то ребенок испытывает настоящую боль.

Ребенок кричит на выдохе. Крик младенцу жизненно необходим. Во-первых, во время крика вырабатываются обезболивающие гормоны, которые сразу же поступают в кровь. Во-вторых, повышение уровня углекислоты способствует интенсивному дыханию, которое ему крайне необходимо. Углекислый газ возбуждает клетки головного мозга, отвечающие и за расслабление мышц. После крика ребенку стало легче, боль прошла, достаточное количество углекислоты в крови нивелировало болевой синдром, поэтому малыш сразу успокаивается и засыпает.

А оказывается, им просто обидно, что все решено за них, что их насильно вытягивают в мир боли и страданий.
Никогда не думал об этом.

0
2 Чосер   (16.05.2018 13:01)
Так подумайте )

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com