Для писателей
» Проза » Вне категории

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Почти Б. Цикл 4. Глава 3
Степень критики: любая
Короткое описание:

Роман



Глава 3. «Жизнь в темноте».

 

- Ну все, приплыли. Слышишь?

- Уххх- ухх-уххх, - вдалеке скрипела Джин.

- Ну все… ну, все…

 

Самая тупаю херня, из самой тупой херни, в которую я мог попасть. Провалиться хрен знает куда, с кучей дистиллята. И похоже… сидеть здесь ожидая, пока он закончится и мое тело перестанет существовать.

Я пошарил вокруг. Пол был довольно ровным, даже гладким. И на том спасибо. Но, почему такая темень, насколько глубоко я провалился?

Нащупал рюкзак и пробку верхней фляжки, и без всякого раздумья, опрокинул ее. Будь что будет, я заслужил.  

- Ахххх, - дистиллят сделал свое волшебное дело, сразу стало гораздо лучше. По крайней мере, я не умру в газовом мешке от удушья. И не вырву свои же вены от закипевших мозгов. – Ну, что Джин? – даже весело сказал я. – Может вспомним что-нибудь, а?

- Олух. – огрызнулась Джин.

- Чего это ты?

- А то! Почему ты не ищешь выход отсюда, я не хочу вечно лежать в этой темноте, после того, как ты сдохнешь.

- А вот ты как! А где ты хочешь лежать тогда?

- А ты подумай.

- Может, надо было тебя бородатым оставить? А?

- Да пошел ты… - рассвирепела Джин.

- Да ладно. – примирительно сказал я. – Скажи «не надо», да и все.

 

Видимо мое спокойствие подействовало даже на Джин, и она всхлипнула:

- Ты же знаешь, я хочу лежать на полке магазина, где меня любят, где меня ценят. Я хочу, чтобы покупатели с любовью брали меня, и покупали. А потом с любовью надевали каждый день. Не то, что ты… ххр-хрр-хрр… - и Джин на этот раз сильно расплакалась.

- Джин… Джин… Успокойся, Джин. – я чуть было не сказал «ты же протез, кто тебя будет любить».

 

Но Джин все никак не могла успокоиться. Придется ее чем-то отвлечь. Я попробовал встать. Кое-как поднялся на одну ногу, потом на вторую. Идти было страшно, не хватало еще провалиться куда-нибудь и переломать все остальное.

Пришлось лечь, и кое-как ползти, осторожно ощупывая руками все, что попадалось впереди. Пол был довольно гладкий, почти как зеркало, видимо сохранился так хорошо, потому что мы глубоко, даже ниже чем проходят коллекторы.

Бородатым бы явно не понравилось такое, и они бы стали и здесь разбрасывать свои комки глины с отходами. Вспомнив, как бородатые быстро бегали со своими тупыми ложками, подбирая комки, я подумал, что хотел бы сейчас это увидеть. Странно, с чего бы это!?

- Эй, Джин!

- Ну?

- Хотела бы увидеть бородатых опять?

- А мне что?

- Ну, просто спрашиваю.

- Ползи лучше. – упрямо ответила Джин.

 

Я полз, что еще оставалось. Гладкий пол пока не заканчивался, но вот я уперся в какой-то ящик. Ящик был металлический, с крышкой и петлями. То есть должен был закрываться-открываться. За многое время, проведенное в темных коллекторах, я научился быстро определять предмет по его форме, даже если плохо видел его. Здесь правда ситуация была другая, сколько бы я не приглядывался, вообще ничего не было видно.

 

Я нащупал сторону крышки, противоположную петлям, чтобы открыть ее. Но получилось это ни сразу, помимо крышки, на ящике еще стоял какой-то засов, который то ли не хотел поддаваться, тол ли я дергал его в неправильную сторону.

Наконец, засов поддался и ящик открылся. Крышка заскрипела почти как Джин в своем худшем настроении. Пока крышка открывалась, я почувствовал что-то. Это был запах! Но, не такой сильный, как от умерших бородатых. Кажется, ящик очень давно не открывали. поэтому там остался не просто запах, а «прежний» запах. Чем-то мне это напомнило запах опавших листьев, когда их собирали в кучу, и так оставляли на улице. Когда-то давно, такой запах показался бы мне противным, вредным. Но сейчас я с удовольствием вдыхал его. Я даже закрыл на какое-то время крышку, чтобы запах не улетучился слишком быстро. Потом опять открыл ее. Запах все еще был здесь. Потом еще и еще.

Да… как только люди могли жить, когда вокруг было столько запахов. Я и сам не понимал, как я мог так жить. 

Да и как только они могли идти по улицам, на которых было столько запахов? Как так получалось вообще ходить. Это же надо было постоянно останавливаться, чтобы принюхаться, чем это пахнет. А остановившись рядом с одним запахом, сразу можно почувствовать и другой. Понятно, почему наш чертов мир полетел «в трубу», как можно жить спокойно, постоянно отвлекаясь на все это!?

- Дурак, ты, - проскрипела Джин.

- Это почему это?

- Да, потому. Причем тут запахи и то, что мир полетел «в трубу»? Мир полетел в трубу по совсем другим причинам.

- Да? И может знаешь по каким именно?

- Конечно, знаю. – хвастливо сказала Джин. – Всем известно почему, кроме таких осталопов, как ты. Все из-за того, что люди перестали ходить в маленькие магазины. Это ж всем понятно. Все стали ходить в большие магазины, и все, мир рухнул. Как ты говоришь в «трубу».

- Да-да… - без особого желания спорить проговорил я.

- Конечно, да! Куриная твоя башка! – не унималась Джин. – Ты только подумай! Когда небольшие и средние магазины закрылись, и остались только большие, люди быстро в них все покупали, без всякого удовольствия. Приходили, брали что им было нужно и все. А потом? Люди вообще перестали выходить, и тут пришло «это», как ты там это называешь… «резонанс». Сам знаешь… да что с тобой, тупицей, говорить… – сильно разозлилась Джин.

- Джин?

- Ну, чего?

- Я тебя понимаю, Джин.

- Да пошел ты! Ползи лучше. – примирительно сказала Джин.

 

За Джин такое замечалось и раньше. Она быстро вскипала, но быстро и остывала. Пришлось оставить ящик и ползти дальше. Но дальше опять ничего не было, только гладкий пол и темнота. 

«Никто не ходил по магазинам», - подумал я. Вот Джин ерунду придумала. Эх… глупая стерва. Должно быть лежала в каком-нибудь аптечном киоске всю жизнь, смотрела в окно и мечтала, чтобы кто-нибудь ее погладил. А никто не гладил. Никто даже в этот киоск не заходил.

«Никогда не жалей других» - вспомнил я другую фразу, не помню правда откуда и когда ее услышвл. Ну, в этом можно быть спокойны, здесь только я, Джин и Роб. Не осталось, кого жалеть.

Похоже в отместку момент я больно ударился о что-то твердое. Еще один ящик? Не… что-то побольше. Я ощупал предмет перед собой. Эта штука напоминала колонну. А раз есть колонна, - подумал я. - Значит потолок довольно высокий... и я наконец могу встать.

Так я и сделал, и почувствовал, что во мне приличное количество дистиллята, чего уже давно не чувствовал. Ничего нигде не зашумело, голова работала хорошо. Даже Джин сразу приободрилась:

- Да, да… хватит уже мной по полу возить, давай уже пойдем куда-нибудь.

- Ладно, ладно. – успокоил я ее.

 

Ощупав верх колонны, стало понятно, что до потолка мне не дотянутся, слишком высоко. Значит я в большом помещении. Уже хорошо, не надо бояться газовых мешков.

 

Ауууу-ха-ха-ха…. – крикнул я. Звук получился очень гулким, значит помещение действительно большое. А значит, если помещение большое, то в нем явно не один вход и выход, и помимо этой дурацкой кабины есть еще что-то.

Жалко файеров больше не было, а до следующих водолазов ждать еще целую эпоху.

Да… раньше этот способ думать даже как-то назывался. Ирония кажется. Когда ты по колено в дерьме и говоришь кому-нибудь что-то типа: Одолжишь сухие носки? Да… теперь ирония никому не нужна.

 

- Джин?

- Чего?

- Что делать? – без всякой надежды спросил я.

- Иди давай.

- Куда идти, глупая ты… - и я чуть было опять не огрел Джин.

- Куда глаза глядят. – кажется, Джин тоже знает, что такое ирония.

- А если они никуда не глядят?

- Значит иди, куда не глядят, дурень! – не отступала Джин.

- Ну тебя… - хотел я даже что-то продолжить, но опять почему-то представил Джин, в окружении других протезов, в запыленном магазине у дороги, и как-то ослаб. – Ну блин…

 

Еще держась одной рукой за колонну, я медленно отступал от нее, пытаясь здоровой ногой обшаривать расстояние как можно дальше. Потом я отпустил руку, и нагнулся дальше. Один шаг, второй, третий. В общем-то в такой полной темноте, были и свои преимущества. Ничего не отвлекало, иди себе и все, знай только обшаривай место для следующего шага. Похоже на мою жизнь.

 

Постепенно я все ускорял шаги, поверхность под ногами была такой же гладкой, как и раньше. Потом я опять почувствовал резкую боль от столкновения. Опять колонна!? Нет, это уже была стена, значит я дошел до конца того места, где находился. Это уже было что-то. Теперь можно было идти вдоль стены, вдруг это куда-то приведет. Так я и сделал.

Идти вдоль стены было гораздо легче, казалось, что она никогда не кончится.

«Идти по дороге гораздо легче» - почему-то вспомнил я фразу откуда-то из прошлого. И почему так говорили? Не знаю. По-моему, неважно по какой поверхности ты идешь. Если тебе легко идти, то и по дороге идти легко, а если трудно, то не важно где ты идешь. А легко ли тебе идти, или трудно, зависит только от дистиллята. Да, если бы сейчас все люди опять появились, то тогда бы они поняли. Вот как оно, когда трудно, когда нет дистиллята.

Хотя мне-то на что жаловаться, уж у меня то дистиллята сейчас хватает. И я еще раз подвигал плечами, ощущая приятную тяжесть рюкзака.

Стена не кончалась, хотя вроде бы несколько раз поворачивала. Ага, помещение прямоугольное. – догадался я. Это были углы. Но, я шел дальше.

Джин мирно посапывала, исполняя свою привычную работу. В такие моменты она не разговаривала, почти как какая-нибудь белка или крыса, которая пока ест – не отвлекается, или отвлекается только в случае опасности.

 

- Ай-я-й, твою мать! – неожиданно завизжала Джин, и что-то больно ткнулось мне в ухо. Я сразу скрючился от боли, и сел на пол.

- Чего, Джин? – прохрипел я, ощупывая Джин, на колене ли она.

- Чего-чего?

- Ты чего орала-то?

- Я не орала, это ты орал?

- Я?

- Ты, дурень.

- Да хватит меня дурнем-то называть! – я уже почти машинально дернул флягу из рюкзака и запрокинул ее. Хорошо, что вовремя удержался. А то, так можно и всю флягу выпить.

Но дистиллят снял боль в ухе, только какой-то звон остался. Эх, дистиллят, все-таки это средство от всего подряд. От боли, жажды, сна, или наоборот, для сна. Подумать только, что раньше дистиллятом обменивались просто так.

Я попробовал встать, чтобы ощупать какой-то шпиль, на который я наткнулся. И оказалось, что внизу была колонна, только не квадратная, а цилиндрическая. Я аккуратно поднимался, но все равно опять наткнулся головой на что-то выступающее.

Вот, сука… я так разозлился, что начал пинать эту хренову колонну. Эта сука была железная, было очень больно, но хотелось, как следует искалечить ее.

- Ай… ай…ай…ай – плаксиво хныкала Джин в такт моих ударов.

Наконец я дошел до верха, где был злополучный шпиль, в который я влетел ухом. На шпиль я был зол больше всего. Эта скотина меня и сбила с толку.

Я бил его и бил сильнее и сильнее, пока шпиль не хрустнул. Мне было очень больно, и в глазах начали появляться какие-то огни.

- Ну что, все? – укоризненно спросила Джин.

- Ну, все. – отдышавшись, сказал я, чуть не потянувшись еще раз за дистиллятом.

Но мелькающий свет не пропадал, наоборот усиливался. Е-мое, я что-то повредил. – подумал я. Этого-то еще не хватает.

 

Что-то скрипнуло, и сразу исчезло. Я даже не успел подумать: а что это было. Но постепенно в этом гребаном месте, стало светлее. Совсем немного, но достаточно, чтобы рассмотреть очертания предметов.

Помещение было большое, и у него были целые стены. Странно. Давно я не видел целых помещений. Объяснение только одно – что мы залезли глубоко под землю. Не знаю, хорошо это или плохо.

В центре помещения стояли какие-то округлые штуки. Высотой не больше меня, но гораздо шире. 

Я подумал: блин… да это же гробы. Но нет, это не гробы. Я когда-то помню, попал в морг, конечно, в поисках дистиллята. И там везде валялись какие-то части от гробов. Но это были просто ящики. А здесь, совсем другое, предметы были гораздо шире.

- Джнн-н-н-н…  - чего делать-то? – от испуга заорал я?

- А, я откуда знаю, ублюдок.  – зло отчеканила Джин. Видимо еще злилась за то, что я ее представил одной, лежащей в захолустном магазине.

- Да, ладно тебе… - миролюбиво ответил я. – Ты, видишь, тут что-то не так? А?

- А? – повторила упрямая Джин.

- Ну, и я тебе говорю. Это чего за гробы?

- Не гробы это.  – насупилась Джин. Я даже обрадовался. Похоже, ей тоже страшно. Ну и ладно…

- Что тогда?

- Джин похоже повела своей острой мордочкой по воздуху, чтобы не ошибиться, и наконец сказала:

- Это не гробы, это чехлы.

- Чехлы? Чего?

- Да ты слепая тетеря, твою мать… - грязно выругалась Джин, что за ней раньше не замечалось. – Говорю тебе, что это чехлы.

- Чехлы чего? – спросил я.

- Ага! – торжествующе завопила Джин. – Вот это правильный вопрос! – А что еще ты хочешь знать, а?

- Да в общем-то ничего. – я почувствовал себя каким-то глухим, и слабым, и сразу оттолкнулся от стены, сделал несколько шагов в сторону «чехлов».

Зря меня Джин подзуживала. Я прошел всего десять шагов, что при таком освещении было уже не так сложно, и дошел до первого «чехла». Под чехлом я нашел то, что раньше называлось игровыми автоматами. Похоже, это была самая бесполезная находка этого тысячелетия.

Первый игровой автомат был как большие сани, видимо в которых катались. Второй игровой автомат выглядел как машина с большими колесами. На корпусах еще сохранился лак, они даже чуть-чуть поблескивали.

- Джин?

- Ну? – сухо спросила Джин.

- Ты… ты… чего ко мне чувствуешь, а?

- А? Дурак, ты Колорадо. – ерничала Джин. – Ты же знаешь, что все чувства умерли.

Почему-то эта фраза пронзила меня. Я оглянулся вокруг, еще раз посмотрев на несколько десятков бесполезных предметов, завернутых в брезент. Но, это же не просто так. И потом, в голове у меня прозвенело: умерло.

Я еще раз сказал: все умерло. Никто ничего не ответил в ответ, хотя это вполне очевидно. И так понятно, что все умерло, зачем ждать от кого-то ответа. И эти остовы бесполезных предметов, закутанные в брезент, отчетливо говорили об этом. О них заботились, но все это умерло. Умерли они сами, и умерли те, кто мог бы ими воспользоваться. Даже не умерли, а просто исчезли. Исчезли навсегда, навсегда.

Умерло! – я прокричал что есть мочи. И сразу эхо ударило в уши: умерло-умер-ло-умм-е-р-ло…

- Джин?

- А?

- Но, мы то… - мне сложно было это выговорить, я сам в это не верил. И все-таки сказал. – Но мы-то, живы. А?

- Эх… - что-то просопливила Джин в ответ.

- А? – прохрипел я.

- Умм… - игнорировала меня Джин.

- Аааааааааааааааааааа! – проорал я во всю глотку.

- Да. – сухо ответила Джин.

- Что, да?

- Да, есть да. – упиралась она.

- Я не слышу? – не сдавался я.

- Даааааааааааааааааааааааааааааааа – скрипнуло и вырвалось у Джин.

- Вот это дело. – спокойно сказал я, и пошел к одному из автоматов.

 

Я дернул за чехол, но тот не поддавался, как будто застыл за много лет. Я пнул его ногой. Но, нет, он был жесткий как железо. Я разозлился, и Джин похоже тоже, потому что дальше я пинал его больной ногой, все больше и больше.

Наконец, часть брезента оторвалась. Я потянул за клочок, и очень быстро разорвал его от одной стороны к другой.

- Ага! Ну, что? – спросил я Джин.

- А что?

- Ну, здорово же, да? – спросил я Джин.

- Ага. – опять безразлично сказала она.

- А, ну тебя…

 

Я рвал чехол, в каком-то бешенстве. Пока окончательно не обессилел, и не сел на пол.

Стало тихо, но потом вдалеке послышалось что-то. Какие-то шаги. А потом кто-то сказал, кто-то сказал…

- Привет… кхе…кхе…

 


Свидетельство о публикации № 29113 | Дата публикации: 08:51 (02.01.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 26 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com