Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Форум » Литературный фронт » Восьмой турнир » 1 тур, проза: 1 пара
1 тур, проза: 1 пара
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1497
Репутация: 1586
Наград: 52
Замечания : 0%
# 1 21.09.2015 в 01:52
Поединок №1.

Оружие: ПРОЗА.
Срок: до 30 сентября включительно.

Тема: Через край.
Дополнительное условие (не обязательно): опишите страх перед неотвратимостью чего-либо.

Авторство закрытое, свои работы присылать по электронной почте по адресу limonio@rambler.ru с пометкой от кого, куда и что.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1497
Репутация: 1586
Наград: 52
Замечания : 0%
# 2 04.10.2015 в 00:07
[1]

***

Да, это - то самое место. Тут он и должен быть. Здесь и должен получить свое наказание. Но сначала - признать свою вину. Должен сказать, что это он сделал. Но не просто сказать, а раскаяться в содеянном. Тусклый свет, конденсат на потолке, холодные бетонные стены – все это было задумано. Он должен бояться, молить о прощении и пощаде. Дубовый крепкий стул будет его сдерживать, пока творится правосудие. Хотя правосудие ли? Не важно. Этот ублю*ок заслужил свое. Как же он жалок, сидит в отключке и пускает слюни себе на джинсы. Нужно что-то сделать, пока я не пристрелил его нахрен.
Темно. Все как бы покрыто черной непроницаемой вуалью. Шлепок, еще один, чувство тепла, обжигающего тепла. Я потерялся, не знаю где, и что происходит со мной. Нужно выбираться, но выхода нет, или пока не видно. Бреду в пустоту, жжение прекратилось, становится прохладно. Сжимаюсь, становясь все меньше и меньше. Начинаю понимать, я у себя в голове. Вокруг пустота. Задаю себе вопрос: - кто я? эхо будто смеётся надо мной, шепча в ответ: - я,- А может не эхо? Не знаю. Взлетаю, тьма рассеивается. Вижу какого-то худого мужчину бьющего другого, привязанного к стулу, ладонью по лицу. Он что-то говорит, но я не слышу его. Помещение – подвал, тускло освещаемый лампочкой свисающей с потолка на шестьдесят Ватт. Становится страшно. Что со мной происходит? Тем временем худой мужик с нервно бегающими глазами, окатывает пленника из ведра. Становится дико холодно. – Господи, да это же я на стуле!

***

Холодная вода только мёртвого не разбудит.
– С добрым утром, друг! Как спалось? Чего сжался как цуцик? – Даа, видок у него тот еще. Словно дрожащий мокрый пес. – Ты меня слышишь?
- Где я?
- Где ты? Неправильный вопрос. Правильно спрашивать, почему ты здесь. Посмотри на меня, подними голову. Узнаешь?
- Где я?! Почему связан?! – что ж ты кричишь, не беси меня. Тише, тише парень, хватит дёргаться. Нужно его успокоить.
Бл*ть, моя рука. Да у этого засранца титановый череп.
- Здесь вопросы задаю я! - кажется, он понял. – Так ты меня узнаешь, тварь?
- Нет. Кто ты, черт побери? – Них*я он не понял. Повторим еще разок, освежим ему память.
Если он так и продолжит тупить, то от лица у него ничего не останется, впрочем, как и от моей руки.
- Еще раз спрошу, в последний раз, зачем ты здесь? Не поверю, что ты не знаешь, кто я. Если увижу, что ты хитришь завалю из твоего же ствола. – Вот теперь он понял, точно понял. Молодец.
- Я, я ничего не понимаю. – Бл*ть, это что за ху*ня? Если он сейчас заревет, я ему точно башню снесу. – Я ничего не помню.
- Ну ладно, сука. – Фотография девочки должна освежить ему память. – Её-то ты помнишь?!
- Ннет. – Он как загнанный кролик. Что-то здесь не так. А может он хитрит? Тогда он явно неплохой актер.
- Ты – убл*док. Изнасиловал и убил мою дочь, мою малышку, мою бедненькую Лизу. И ты ответишь за это здесь и сейчас. – Похоже, это произвело должное впечатление.
- Нет, нет, нет, нет. Я не, я не, я не помню.
Достаточно драматургии, пора перевести его в режим ожидания.

***

Тишина. Тихо настолько, что слышно тишину, и она давит. Я словно в лимбе. Сижу на стуле, вокруг пустота. Все серое, и я становлюсь серым. Доносятся какие-то звуки. Прислушиваюсь. Что-то знакомое, пугающее, но не могу вспомнить это. Взрыв. Падаю со стула, кричу и куда-то ползу. Что за чертовщина?! Пулеметный огонь, гранатометные выстрелы. Пахнет травой вперемешку с гарью. Все оживает. Я больше не серый, на мне военная форма. Я солдат? Стоп. Это сон. Я в отключке, сижу у какого-то психа в подвале. Что если встать? В худшем случае - проснусь. Поднимаюсь, пули проходят сквозь меня. На мгновение становится страшно, но только на мгновение, я в порядке. Подбегает, пригибаясь, Павел. Так, откуда я его знаю? В голове повторяется снова и снова единственное имя - Павел. Дергает меня за руку, пытается увести. Но мне интересно, меня не убить. Осматриваюсь. Вокруг меня трупы, в некоторых и людей не узнать. Облокотившись на кирпичную стену, лежит молодой парнишка, лет девятнадцати, кряхтит и истекает кровью. Хочу подойти к нему, но натыкаюсь на незримый барьер. Ему не помочь, знаю, он умрет. Что это, бл*ть, за место?! Какого черта я здесь?! Паша тянет меня за собой – бежим. Ветки хрустят под ногами, автоматные очереди рассекают воздух, землю и древесину. Мы в лесу. Вроде оторвались. Я задаю Паше вопросы, но тот не слышит. Он ставит растяжки, повторяя: - держись, брат, мы выберемся отсюда, обещаю тебе. - Выстрел, еще один. Я чувствую их. В глазах темнеет. Похоже, я доигрался.

***

Он играет со мной. Этот пи*ор играет со мной. Не может быть, что бы он не помнил. Ну я выбью из него все это дерьмо. Пусть только попробует нае*ать меня. Что выбрать, биту или молоток? Молоток или биту? Пожалуй, молоток. Проверю, насколько хороши его нервы. Как долго он проваляется в отключке? Час? Два? Ну уж нет. Хлебну кофе и за работу. Этот отброс заслужил свое наказание. Заявился ко мне с оружием. Наглец. Бедной девочки ему мало, захотел отца еще завалить. Ха, смешно вышло. Как же бесит этот слизняк. Так, банка быстрорастворимого? Ну да, а какого еще? Все летит в тар-тара-ры. Некогда пить хороший кофе. Ага, сливки. Шик. Блеск. Ху*во ни спать три дня. Сказывается на психике. Концентрация падает. Но ничего. Потерпи мужик, еще чутка. Скоро все будет кончено. Ммм, бодрит кофеек, бодрит. Да кого я к черту обманываю? Прячу свои проблемы за наслаждением этим дерьмовым кофе. Пора за дело.

***

Голова трещит. В глазах круги. Никого вокруг. Этот козёл вырубил меня рукояткой пистолета. Может быть он и прав. Как бы я поступил на его месте? Может быть, я действительно такое говно, которое только и заслуживает смерть? Не знаю, как быть. А может он…
- Ты больной ублю*ок, и я буду тебя лечить.- Он вылетел из двери, в руках молоток.
- Не, не, не, не, не…
Удар. Бл*ть, как же больно. Кричу. Кажется, он сломал мне колено. Адская боль прокатилась по всей ноге.
- Да ты у нас нервный парень! – Взмах – Но добрый доктор вылечит тебя! – Удар. По тому же колену. Дикая боль. Кричу. Слезы выступают на глазах. В голове туман.
С него хватит. Успокойся мужик. Может он действительно ничего не помнит. Ну, погорячился чуть-чуть. С кем не бывает? Нужно покурить. Успокоиться. Впустить в себя дым.
- Я покурю схожу, без меня не шали. Приду – продолжим разговор.
Нужно выбираться отсюда. Пока этот психопат не прибил меня. Так, левая рука на пластмассовой стяжке. Правая - на скотче. Ноги зафиксированы ремнями. Похоже, он не особо готовился. Ноги не освободить, стяжку не порвать. Остается лишь попробовать растянуть скотч и освободить руку. Это долго. Но других вариантов нет. Вперед. Назад. Вверх. Вниз. Секунда за секундой. Минута за минутой. Прошло, по меньшей мере, минут семь. Нервы на пределе. Он может зайти в любую секунду. Ну же, давай! Рывок. Еще рывок. Рука на свободе.
Что я себе позволяю? Я же культурный человек. Пойду предложу ему чая. Успокоимся. Поговорим. Давай мужик, выдыхай, заходи в этот долбанный подвал и будь любезен предложить чаю нашему гостю.
- Бл*, я же говорил, не шали. Только хотел сделать добро и на тебе. Ты провинился, и я накажу тебя. – Взгляд загнанного зверя, а что, мне нравится. – Не бойся, я всего лишь зафиксирую твою руку.
Где же гвоздь? А вот.
- Ну же, разожми кулак. Разожми кулак, я сказал!
- Не надо, пожалуйста. – Хорошо, начал молить. Идём правильным путём.
- Или я вобью этот бл*дский гвоздь тебе в кисть, а это еще больнее. Молодец. Хороший мальчик.
Чувствую остриё гвоздя. Тело трясет. Жмурю глаза. Удар. Гвоздь проходит сквозь плоть, упирается в подлокотник. Удар. Все идет кругом. Стон вырывается из груди. Учащается дыхание. Не хватает кислорода.

***

Сгораю изнутри. Да что со мной такое? Ноги сами несут в неизвестном направлении, словно я должен наблюдать. Ну ладно. Странно все это, мгновенье назад меня вырубили, но боли не чувствую. На улице очень темно, фонари не горят. Холодный ветер пронзает грудь, застегиваю куртку. Проверяю карман. Да, да, именно проверяю. Не знаю, откуда такое ощущение, просто чувствую. В голову закралась мысль – я должен быть готов. Ладонь обхватила рукоять, это – ПМ. Ни с чем его не перепутаю. Откуда я знаю это? Причуды сознания? Вряд ли. Может быть, мозг пытается помочь? Нужно проверить. Но как? Смотрю. Обычный коттедж. Захожу во двор. Меня трясет, сердце готово выпрыгнуть из груди. Как же я ненавижу того человека. Интересно кого? И почему? Обхожу дом, я у черного входа. Левой рукой берусь за дверную ручку, правой достаю пистолет. Медленно поворачиваю её. Покончу с этим здесь и сейчас. Резко открываю дверь. Удар. Дикая боль в виске. Взгляд расплывается. Ничего не соображаю. Еще удар – тьма.

***

Он очень слаб, не убить бы его раньше времени. Иначе все старания напрасны. Зря я наверно прибил ему руку. Надо остановить кровь. Таак, бинты, бинты, бинты. Где же вы? В аптечке нет, в шкафу тоже. Где же, черт подери эти бл*дские бинты?! А, х*й с ним, в конце концов, это отребье не заслуживает такого отношения. Просто ускорим процесс. Заставлю мучатся его, как страдала она. Он должен ощущать не только физическую боль, но и ментальную. Пусть он не помнит ничего, это не так важно. Ладно, пора спускаться.

***

- Мне сказали, что ты сначала отрезал ей пальцы на руках, начнем с левой.
В глазах его читается ужас. Тело максимально напряжено. Он боится. Даже не вспоминает о девочке. То, что надо. Идеальный экземпляр.
- А давай поиграем в считалочку? Молчание? Знак согласия!
- Да что тебе, бл*ть нужно?! – Он в отчаянии, это хорошо.
- Ну, как сказать? Твои пальцы для начала. В дальнейшем – жизнь. Мы же играем с тобой. Не бойся. Все хорошо.
- Ты чертов псих, я урою тебя, урою. Слышишь? – голос в надрыв, все симптомы на лицо.
- Кстати, да. Уши после пальцев. Спасибо, что напомнил. Ну что, считаем? Ааа, не отвечай. Считаю с мизинца, следи за мной, могу ошибиться. Случ чего, поправляй, договорились? Раз, два, три, четыре, пять, я отрежу тебя щас. Немного не в рифму, но мне можно. Не спал три дня. Указательный, кстати.
- Пожалуйста, не надо. Прошу, не делайте это.
- Разожми кулак. Кому говорю?! Я сейчас возьму пистолет и разряжу обойму в твое колено, если ты не перестанешь капризничать. Воот, хорошо, так и надо. Оп, ничего страшного, и нечего так орать. Вот. Давай я тебе их в рубашку в кармашек складывать буду.
- Прошу Вас, не надо. – Во, заныл. не, ну вы только гляньте на него. Военный еще.
- Слушай, а я и без считалки могу. Сейчас прикину. Да, точно. Мизинец.
Еще один палец в кармане. Замечательно.
- А теперь, дамы и господа. Простите. Только господа. Дам то нет больше. Большой палец.
Не, ну надо так. На самом интересном. Как реклама посреди фильма, или концовка сезона в сериале. Вырубился. Ну ладно, я доволен.

***

Как же приятно лежать на траве. Солнце ласкает кожу. Свежий воздух наполняет грудь. Смотрю на пробегающие облака. Раскатистый звонкий детский смех, до боли знакомый заполняет окружающее пространство. – Папа, папа, смотри, что я нашла. - Я привстаю, вижу бегущую ко мне маленькую девочку. Светлые волосы развеваются по ветру. Большущие голубые глаза – смеются. В руках ее какой-то жучок. Она подбегает ближе. Точно, божья коровка. – Смотри, кого я нашла – говорит она, с таким удивлением, с каким могут говорить только дети. Я смотрю на нее, на душе тепло, не могу проронить ни слова. Она так похожа на свою мать, я все вспомнил. Абсолютно все. – Ну чего ты молчишь? Это божья коровка. Ты что, не знаешь? – смеясь, спросила она. – Конечно, знаю, принцесса. Ты так похожа на маму. – Правда? А где она? – Там, - я показал на облако, похожее на маленькую черепашку. – Она там, смотрит на нас с тобой. Ты действительно такая же красивая, как и она.- Улыбка - самое дорогое, что у меня было, ее улыбка. Этот подонок отобрал ее у меня, но я с ним разберусь. Обязательно разберусь. А сейчас мне хочется подольше оставаться со своей дочуркой. Я понимаю, что это воспоминание, но хочется оставаться в нем как можно дольше. Слышу обрывки фразы: - черного и белого, только не горелого. Какая же она хорошая. Она поворачивается ко мне, лицо ее взрослое, как и на фотографии: - Просыпайся! – Что? – Мурашки пробегают по спине. – Просыпайся, - слеза прокатывается по ее щеке, - он идет. Ну же!

***

В комнате пусто. Его нет. Боже, я всё помню. Помню, как Паша вынес меня на руках из того дерьма. Помню, как познакомился с Настей. Она не могла открыть дверь, а дождь лил как из ведра. Через год мы поженились. Помню, как волновался в роддоме, Насте делали кесарево. Помню, свою малышку, она пришла в этот мир с улыбкой. Врачу пришлось хлопнуть ее по попе, чтобы та начала дышать. Помню, как мы долго выбирали имя. В итоге назвали Лизой, в честь моей бабушки. Помню, ту аварию, мы ехали в город за подарком дочурке на день рождение. А в итоге принесли только горе. Я часто спрашивал, почему я? Почему выжил я, а не она? На моих руках кровь, и много. Она достойнее меня. Но так сложилось, и ничего здесь не исправишь. Помню наш танец на выпускном балу, мы целую неделю его репетировали. Да, мы были лучшими. И помню, как через неделю мне позвонили из полиции. Помню, как отговаривали смотреть на ее тело. Помню, как вмазал полицейскому, когда тот врал мне в глаза, говоря, что они работают. Помню суд. Помню, как убийцу оправдали за неимением улик, а он смотрел на меня смеющимися глазами. Тогда я и решил действовать. Помню, я нашел его. И вот я здесь. Жжение по всему телу. Он скоро придет. Нужно что-то делать. Единственный план - освободить прибитую руку, подманить этого убл*дка поближе и вонзить в него этот сраный гвоздь.
Трицепс свело от напряжения, руку трясёт. Кровь капает на пол из пробитой ладони. Пытаюсь вырвать гвоздь из подлокотника. Боли я не чувствую, адреналин заглушает ее. Очень страшно. Но страшно не смерти, а, того, что шляпка оторвется, и рука просто выскочит. Тогда все пропало. Миллиметр за миллиметром древесина отпускает металл. Нервы на пределе. Войди этот псих сейчас в подвал, он просто убьет меня. Уже половина гвоздя свободна, становится легче. Кровь стекает по металлическому стержню. К ее запаху никогда не привыкнуть. Еще чуть-чуть. Готово. Рука по инерции устремилась вверх, разбрызгивая повсюду кровь. Надеюсь, он ее не заметит. Слышу шаги. Паника. Вставляю гвоздь обратно в подлокотник. Не могу попасть в отверстие. Выдыхаю. Попал. Гвоздь-зараза, выходит из руки, вместо того чтобы войти в древесину. Сгибаюсь. Нажимаю подбородком на шляпку. Металл по мясу - ощущения не из приятных. На глазах выступают слезы. Готово.

***

Нужно кончать этого убл*дка, я устал. Сил нет. Должен признать – он не так слаб, как казалось с первого взгляда. - А хороший ПМ он мне притащил – наградной! Кто к нам с мечом придет, как говорится. - Сначала прострелю ему колено, затем другое. Нельзя же так просто дать ему отделаться. Конечно, можно и ножом над ним поработать, но это долго. Потом еще отмываться час буду.

***

Он наставил на меня ствол. Мой ствол. Меня трясет. Что делать? Думай, думай, думай. Кажется, знаю. Я разгадал его игру.
– Я сознаюсь. – нарочно тихо говорю я. – Я виновен.
- Что? Я не расслышал. Ты хочешь в чем-то мне признаться? – гребаное торжество на его морде бесит меня, но нужно держаться.
- Это я убил твою дочь, я сознаюсь.
Он подлетел ко мне и тыкнул стволом в живот. В глазах его была ярость. Ноздри расширились. Дыхание участилось. Он, кажется, понял что я с ним играю, но не понял на сколько. Нужно действовать. Сейчас или никогда. Другого шанса не будет.
- Ты за кого, мать твою, меня держишь? – слюни его летели мне в лицо.
Я поднял руку. Упер шляпку гвоздя в лоб. Глаза его округлились. Выстрел. Пуля пронзила живот. Острая боль. Еще выстрел, еще. Что есть мочи клюю его. Гвоздь пронзает висок. С моего лба капает кровь, шляпка повредила кожу. Он обмяк и упал. Ну, всё, Лиза. Я отомстил за тебя. В теле слабость. Я знаю, что будет. Становится холодно. Веки наливаются свинцом. Темная пелена ложится на глаза. Выдох.

***

Яркий ослепительный свет. Больно глазам. Жмурюсь. Сквозь веки пробиваются красные пятна, постепенно погружая глаза во тьму. Я умер? Вроде нет. Чувствую руки, ноги, голову. Вдыхаю свежий воздух. Открываю глаза – всё размазано. Очертания приобретают реальность. Настя?! Я стою возле нашего синего Лансера с ключом в правой руке, она у пассажирской двери. Смотрю на ее лицо, и не могу пошевелиться. Как же я давно тебя не видел. Встречаемся взглядами. Утопаю в ее глазах. Кажется, это длится вечность. На лице ее смущение и улыбка.
– Ну, мы поедем? – Фраза выводит меня из ступора. - Мама с Лизой только до пяти сможет посидеть. Нужно успеть за подарком.
Я счастлив, как будто мне дан второй шанс. Хотя может это фантазия?
– Нет, не сегодня.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1497
Репутация: 1586
Наград: 52
Замечания : 0%
# 3 04.10.2015 в 00:09
[2]

3009


Только-только отделанный подъезд новостройки уже начали украшать рисунки на стенах, не отличающиеся особой художественностью, зато немного развлекающие по пути на шестнадцатый этаж. Уже с месяц Антон проклинал неработающие лифты и тех, кто за них отвечал. Чем выше он поднимался, тем медленнее становились шаги – и не столько от усталости, сколько от отчаянного нежелания идти домой.
Открывая дверь в квартиру, Антон привычно прислушался, ища повод развернуться и запрыгать по ступенькам прочь, на улицу, где солнце путалось в голых ветвях деревьев. Пока тишину нарушал лишь бубнёж телевизора на кухне и постукивание ножа о доску – похоже, мать что-то готовила.
Антон бросил рюкзак в коридоре и стал раздеваться. В это время мать вышла из кухни, вытирая полотенцем руки.
- Как дела в школе? – спросила она.
- Нормально, - буркнул Антон, стараясь не смотреть ей в глаза. "Нормально" в школе не было почти никогда, колеблясь от "паршиво" до "невыносимо". Но проблемы восьмиклассника не кажутся взрослым серьёзными, это Антон уже понял. Оценки он получал неплохие, уроки почти не прогуливал, а всё остальное родителей не касалось.
- Смотри, - недоверчиво сказала мать, - если отца опять вызовут к директору...
- Это была не моя вина! – не удержался подросток. – Что мне было делать? Дать себя избить, лишь бы остаться на вид хорошим мальчиком?
- Тебе вообще не стоило в это ввязываться! – мать повысила голос. – И вообще как ты со мной разговариваешь!
- Ага, - ядовито протянул Антон. – Я же раб, мой удел – молчать и делать, что говорят.
- Да как ты смеешь! – она отвесила ему затрещину. Антон, потирая голову, поднял рюкзак и пошёл к себе в комнату, но не удержался и буркнул себе под нос:
- С отцом-то не такая смелая.
Мать услышала и взбеленилась. Её несло полчаса. За это время она успела высказать сыну всё – и что он мерзкое отродье, не заслуживающее корки хлеба, и что она пятнадцать лет из кожи вон лезла, лишь бы дать ему будущее, а теперь он живет как король на всем готовеньком, в комнате бардак, в школе дерётся, матери грубит, и это вместо благодарности! А отец его хоть и вспыльчивый, но стал заботиться о них, квартиру даже новую купили.
- Да-да, восемь лет ни слуху ни духу, а теперь объявился благодетель! – в сердцах бросил Антон.
Раздался звонок. Мать кинулась к двери, впуская супруга – мужичка не очень высокого, на лице которого проступали щетина и злоба.
- Как я устал, - сказал он, подавая жене куртку. – Начальник конченный идиот, коллеги дебилы... да ещё на дороге сегодня один урод подрезал, едва не врезался в него... Щас бы супчику...
- Ой... – мать, шаркая тапками, засеменила на кухню, которую уже заволок пар из выкипающего бульона.
- Это ещё что такое? – недовольно спросил отец.
- Да Антон... отвлёк меня. Не успела с готовкой закончить.
- Вот так приходишь после работы домой, к семье, надеешься на ужин в мирном семейном кругу... – почти жалобно начал он и продолжил с рычанием, - а получаешь только сырую картошку!
Доска с нарезанными овощами полетела в стену. Всё вокруг засыпало кусочками моркови и лука.
- Антон, принеси швабру, - сказала мать.
Подросток был только рад куда-нибудь уйти. Когда он вернулся со шваброй, родители уже орали друг на друга, обвиняя во всех смертных грехах, пока отец, широко размахнувшись, не ударил мать. Та отлетела к столу, больно приложившись об угол, и сползла на пол. Отец замахнулся ещё раз.
- Не трогай её! – закричал Антон.
- А ты вообще заткнись, сукин сын, - и он отвесил пинок лежащей на полу женщине. – Это, между прочим, всё из-за тебя. Из-за тебя всё!
- Не говори так! Отойди от неё!
Всё было как и тогда, перед тем, как они разошлись. Те же нелепые поводы для ругани, те же побои. Но кое-что всё-таки изменилось.
Отец поднял мать за волосы, та всхлипывала, прижимая руку к лицу.
- Убери от неё свои грязные лапы! – заорал Антон и бросился вперёд. Швабра с металлической ручкой всё ещё была у него, и подросток со всей силы огрел отца по спине. Тот выпустил жену и пошатнулся, едва устояв на ногах. Антон и не думал останавливаться. Весь гнев, что копился долгие годы, выплёскивался теперь в безжалостные удары, наносимые куда придётся – по голове, по шее, по ногам.
Ручка швабры покрылась кровью. Сквозь шум в ушах до Антона донеслись всхлипы "Хватит!", что издавала его мать, скрючившаяся под столом. Отец валялся без сознания на полу, и Антон схватил его за воротник и поволок по полу. Поднатужившись, вытолкнул из квартиры и бросил тело на лестницу, со злым удовольствием наблюдая, как оно скатывается по ступенькам. Оказавшись внизу, мужчина застонал, приходя в себя, и Антон поспешно запер дверь на засов изнутри.
- Мама, мамочка! – он бросился на колени перед женщиной и взял её за руки, но та только безостановочно рыдала, развозя голой ступнёй кровь и кусочки овощей по полу.
- Он урод, он это заслужил, ты же знаешь! – Антон гладил её растрепавшиеся волосы. Он забыл все свои обиды в этот момент, и хотел лишь только, чтобы к нему вернулась его мама – тёплая, любящая, та, которой она была, когда читала сказки на ночь своему маленькому сынишке. До того, как начался весь этот кошмар.
- Что ты наделал, - выла она. – Вдруг ты его убил, и тогда тебя посадят, я останусь совсем одна-а-а.
- Да не умер он, - Антон прислушался, не доносятся ли шаги за дверью, но всё было тихо. – Эта сволочь хрен помрёт.
Прошли минуты, полчаса, час. Мать постепенно успокаивалась и теперь как-то странно притихла.
- Тебе нужно в больницу, - сказал Антон.
- Нет, нет! Зачем ты это сделал! Зачем?! Кто теперь будет платить кредит за квартиру, где нам жить, что нам есть? Ты хоть понимаешь, что натворил! Мы одни! Совсем одни! Бабушка твоя умерла, и никто нам не поможет, никто!
Она вскочила с пола, едва не стукнувшись головой о стол.
- Ты такой же, как и он! Вы оба ненормальные! Я так больше не могу!
Женщина распахнула окно и попыталась залезть на подоконник, но Антон стиснул её руки и не дал.
- Мы справимся, мы разберёмся! – сказал он. Где-то вдалеке раздавалась сирена скорой помощи, но окна выходили в сторону леса, и нельзя было увидеть, что творилось у подъезда.
Мать снова разрыдалась. Антон отвёл её в комнату и уложил в кровать. Лицо женщины покрылось кровоподтёками, на боку расцветал огромный синячище. Подросток просидел ещё с полчаса у её кровати, не зная, что сделать, чтобы она перестала рыдать.
- Нужно намазать синяки йодом, - сказал он.
- У нас он закончился. Сходи в аптеку, заодно купишь капель от сердца... – она утёрла слёзы. – Только посмотри сначала, ушёл он или нет.
- Хорошо, я быстро! Не делай ничего! – Антон выбежал в коридор, накинул куртку и поспешил на улицу, так и не переобув тапки. Отца уже увезли, вокруг были следы ботинок и крови.
Этаже на пятом Антона словно кольнуло – йод у них был, и капли...
Спотыкаясь, задыхаясь от ужаса, Антон побежал наверх, потеряв тапки, бросив на ходу куртку, но слишком медленно. Почему он ей поверил?! Входная дверь, что осталась незапертой, распахнулась от сквозняка.
Окно в комнате было открыто. И никого рядом.
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 350
Репутация: 3374
Наград: 48
Замечания : 0%
# 4 05.10.2015 в 09:05
Тяжело выбрать, так как не цепанул ни один текст. В первом не понятны знаки при прямой речи, что-то все напутано, накомкано. Оба решили раскрыть тему через насилие, это самый простой выход, но не самый удачный. От голосования пожалуй тоже воздержусь.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 15
Репутация: 26
Наград: 0
Замечания : 0%
# 5 05.10.2015 в 13:22
Ну почем так банально.Страх неотвратимой кровянки. Первый -  матерный пафос, второй - краткий пересказ третьесортного сериала. Страха нет, неотвратимость - ну тут она так же прочувствована как финал в любом комментарии. Первый со своей болью в разных частях тела и со слезами. Знаете, сколько не говори халва - слаще не станет. Так и тут. Боль боль боль бла бла бла. Настоящие чувства у автора вышли только в матах. Они были самые реальные в этом рассказе. Герой у меня не делился на два. Как ни пыталась. Банально путалась кто кого лупит. Построение сцен движений, с размышлением на тему личного убожества на столько плоско, картонно и декаротивно. Да еще и банальный финал - вот оно второй шанс. Очень тяжко читать и не из-за содержания и мысли текста.
Второй. По идее все построено на эмоциональном аффекте. Накипело у всех и просвистел финал. Но если строишь текст на эмоциональной подоплеке, вероятно стоило ее выразить более емко. А тут настрочено бегом. Не знаю за кого голосовать. Тексты можно влепить один в другой. Причем Антон - это детство главного героя из первого рассказа. Абсолютная гармония рассказов по серости и тусклости.
Покрутила и решила отдать голос все ж первому. За более выраженный баланс между картинкой взаимодействия героев, окружающего и выражения эмоций.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 895
Репутация: 1259
Наград: 42
Замечания : 0%
# 6 10.10.2015 в 10:06
1.
Как бы нужно как-то разделять повествования от лица разных людей %)
Много мата всё портит. Хотя что - всё? Тут и там много плохого: картинка сумбурная, слишком быстро движется. Персонажи - во первых абсолютно одинаковые, во-вторых атрофированные, в третьих идиоты.
Дочитала. Ладно, они одинаковые потому что это и есть один и тот же человек, и в начале тоже недаром мысли слиты.
Но всё же отношение к тексту уже есть, и какой бы интересной не была идея, исполнение полное уг. Второму тексту надо сильно постараться, чтобы голос я всё-таки этому отдала.

2. 3009
Мм, автор походу всё-таки решил постараться. Не хотел выигрывать, видимо. Начал хорошо так, но потом всё скатилось в такой же быстрый ниочёмный темп, тупых персонажей и нелепость.
Ох. Но тут хоть главгерой ещё адекватный более-менее и слог норм.

Сложный выбор, но на этот раз из хрени и хрени. Ужасно.
У нас тут тупая тупость + идея против жизненной истории + слог.
В принципе опять примерно на равных, но учитывая мат в первом, голос за второе.

Опять никто не выполнил дополнительное условие. Хотя попытались. Немношк. Чуть-чуть.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 21
Репутация: 40
Наград: 2
Замечания : 0%
# 7 10.10.2015 в 13:11
Голос за первый текст.

Уберите маты, автор, зачем? если только это не сценарий к экшн-боевику.
Ну что ни говори, а подача автора мне понравилась. Есть изюминка, запоминающаяся. 
Во втором тексте все гладко, ровно на столько, на сколько нужно было. Стандартная история, стандартный (т.е. ожидаемый) финал. В том контексте, в котором написано автором. Согласен с _Белка_, что не хватило эмоциональной составляющей в рассказе.
Группа: ЧИТАТЕЛЬ
Сообщений: 1
Репутация: 3
Наград: 0
Замечания : 0%
# 8 11.10.2015 в 23:41
Уважаемы авторы!
Голосовать ни за кого не стану. слишком много недостатков в обоих текстах (при чем мат я не недостатком не считаю). В первом тексте мне не понравились вставленная мини-сцена войны, абзац с кофе, кое-какие недочеты в повествовании (например, с приколачиванием к стулу руки). Есть интересные моменты, но, в целом, отдавать голос за этот рассказ не хочется. Второй текст мне и вовсе показался скучным. Несмотря на то, что он короткий, читать его было нудно. Написано грамотно, гладко, но как-то монотонно что ли...Да, не понравилось в этих текстах еще и то, что все передано через кровопролитие и насилие (впрочем, это уже было сказано в предыдущих комментариях). С текстами, пожалуй всё.

Уважаемые критики!
Странно, что вы критикуете тексты написанными с употреблением подростковых слов-паразитов комментариями. Да, я прекрасно понимаю, что здесь обсуждают рассказы, а не их критику, но, на самом деле, читать некоторые отзывы здесь просто неприятно. Если уж люди радеют за чистоту слога, то и в своей публичной речи стоит ее сохранять. По мне так уж лучше мат в рассказах, чем "норм" и "тупая тупость" в комментариях к ним.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 895
Репутация: 1259
Наград: 42
Замечания : 0%
# 9 12.10.2015 в 07:13
Айболит, а ваш голос бы и не засчитали, лол. (Вы зарегались только-только)
По мне так произведения и обычная речь это совсем разные вещи, нахрена их сравнивать? У нас тут не сайт высокопарных неженок интеллигентов, чтобы разговаривать чинно :D крч, пока никто кроме вас не жаловался ;)
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 130
Репутация: 448
Наград: 5
Замечания : 0%
# 10 12.10.2015 в 09:46
[1]
Полосатая структура –интересный прием , куски написанные попеременно от лица мучителя и жертвы вызывают определенную эмоциональную накачку. Плохо только, что оба героя написаны от первого лица, а в одном из кусков роли смешиваются . Начали от лица одного:
«- Ты больной ублю*ок, и я буду тебя лечить.- Он вылетел из двери, в руках молоток.»
( слово «блюдо» теперь тоже считается матерным?)
закончили от лица другого:
«- Не надо, пожалуйста. – Хорошо, начал молить. Идём правильным путём.»
сложно не запутаться.
По сюжету не совсем ясно: у гг раздвоение личности плюс сильные глюки на почве вины, или у маньяка фишка такая – обвинять других в собственных преступлениях? Это конечно интересно, но только очень уж мало внимания уделено этому ключевому, в общем-то, моменту.
Чувства, и даже ощущения прописаны слабо. Замечаия типа «дикая боль» выглядят очень уж отстраненно.
Короткие, рубленные предложения конечно хороши для напряженных моментов, но текст , целиком написанный в такой манере воспринимать сложно.
Хэппи-энд ничем не обусловлен, откровенно глупо выглядит.
[2]
Беспредметные разговоры, зашкаливающие эмоции без внятного повода. У героев нет ни личности, ни разума . Все в тексте подчинено одной цели - выставить гг жертвой, благородной и самоотверженной такой жертвой – это сильно попахивает мэрисейством, по-детски очень. Финала у рассказа нет. Сюжет стандартный.

Оба теста очень инфантильны, в обоих чувства прописаны очень слабо, внешние обстоятельства выдвинуты на передний план, но и они намалеваны они кое-как.
Но первом случае те была попытка создать интересный текст: создать структуру, вложить интригу для читателя; т во втором такой попытки не было, текст более ровный, правильный и безликий. Голос первому.
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 11 12.10.2015 в 23:19
Цитата
Бл*ть,
 Так и хочется сказать:
Вы, либо крест снимите, либо трусы наденьте. 
Тут, понимаешь? Либо так, либо никак. Но вот так осквернить слово, под силу только отъявленному мерзавцу. Мат, либо прописывай со звездочкой и правильно - бл*Дь, либо пиши полное слово, с пометкой 18+, либо не пиши вообще!
Что я могу сказать? Оба текста, меня, можно сказать взбесили. 
Первый текст - это нагромождение простых предложений, пока читал, чувствовал себя стрелкой на часах, каждую секунду цокал. Читать не удобно, смысл теряется, устаешь. Автор, выкинь свой словарь клише в форточку. Серьезно, тут баян на баяне.
Я сначала было начал копипастить, только вот нафиг оно нужно?
Второй текст - Написано, что б только отстали, без какой-либо претензии, совершенно ничего. Настолько банально и инфантильно, что хочется сжечь.
Я вас ругаю!!!! 
Голос первому
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1497
Репутация: 1586
Наград: 52
Замечания : 0%
# 12 14.10.2015 в 00:06
Время подвести итоги голосования.

graghembell [1]:
1) _Белка_
2) Bisa
3) lukoe
4) Горностай

Форри [2]:
1) shana_mage

Форри получает полголоса за вовремя сданный текст.

И, тем не менее, побеждает graghembell.

Тема будет открыта для обсуждения ещё несколько дней.
Форум » Литературный фронт » Восьмой турнир » 1 тур, проза: 1 пара
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz