Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: 0lly  
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » №713 Вестсайдская мас-дуэль) (Дамы и господа... Мюзикл!)
№713 Вестсайдская мас-дуэль)
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 705
Репутация: 509
Наград: 15
Замечания : 0%
# 1 09.02.2018 в 20:39
Ну что же, я вам обещал, что вы меня возненавидите? Смотрим условия...

Дуэлянты:
 Момые, Суселлл, BlackPanther, Альфонсо
Форма: Проза... Поэзия...  :crazy:
Жанр: Мюзикл: главные герои должны большую часть речи и мыслей выражать если не песней, то как минимум в рифму. Песня (или стихи) должна быть главным средством раскрытия главных героев и продвижения сюжета.
Объём: 3000 - 50000 знаков (не считая пробелы)
Сроки написания: до 09.03.2018 включительно (если все пришлют работы раньше - начнем раньше).
Работы присылать мне на почту: masrock1@yandex.ru \drujba.cinema@gmail.com
Тема на выбор: Распутно-одетая женщина, из дома напротив\Плохо-освещенный будуар\Пора срывать маски\Уравнение с танцующими переменными (выбранную тему нигде писать не нужно, дабы не раскрывать анонимность, если все выберут одну и ту же тему - не страшно)
Голосование: ранговое (читатель - 1 голос, начинающий - 2 голоса, остальные - 3 голоса)
Внеконкурсные работы приветствуются)
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 705
Репутация: 509
Наград: 15
Замечания : 0%
# 2 09.03.2018 в 02:51
Прием работ продлен до 19.3
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 705
Репутация: 509
Наград: 15
Замечания : 0%
# 3 21.03.2018 в 03:33
Работа №1

музикл

памяти мастера
onemanopera в прозе
либретто
увертюра " Эти глаза напротив"
Окно впускает лучи, играют, отражают лицо спящего в кресле. Вытянутая нога закована в гипс. На гипсе надпись здесь покоится нога такого-то такого-то. Известный кадр старой киноленты. Во дворе оживление ровно вырезанных в фанере окон. Мастер не любил натуру. В сквозном проходе цистерна серой масти, дворник шланг вода, дети скачут в эдакую рань. Танцовщица в окне, в белье, разминается готовит завтрак и пляшет виляя красивой задницей. Под ней старуха, не процентщица и вообще никто. Она недовольно таращится на потолок и открывает рот. В окнах повсеместное пробуждение и все заняты утром, чайниками, открываниями рта.
не хотела встретить в холле
лежала под тряпкой на лбу мол худо мне
пойди полей цветы или еще что сделай
он бросив пиджак и чемодан снаружи рубит розы
она из под тряпки слушала суседей
несносная жара в рань застилает все потом
пот пот пот льется брызжет бегемот
-не смотрите в окно не следите вас накажут
давайте ложитесь я вас разотру, я кладу бутылку
переваливаюсь в кровать, сестра страховой трет спину
плечи и держит речь о невозможности и предчувствиях.
она говорит, вам женится пора вы старый .
а я ей , зачем? что бы меня встречали с тряпкой на лбу?
вечной мигренью вечной мерзлоты морозильной души?
а он, коми, носит серый костюм и чемодан с барахлом
- а ваша знакомая, хорошая девушка и богата ...
эллен приходит ко мне и говорит о платье за три тысячи луидоров
несусветная сумма, о боже, всхлипнула бы моя матушка...
я думаю о полуголой танцовшице из противного окна
о ее округлой заднице, о ее вырезанном окне.
- ах, ну зачем ты мне пересказываешь это кино
говорит мне марми, играет в волосах, целует плечо
подливает себе и мне, в глазах ее детских , с прищуром
все та же весна, как когда мы встретились и столкнулись
лбами, ахах, как же смешно вышло книги бумаги на ветру
у ней стрелка, на коготках, на последних , потянулась вверх
к затаенным местам, я ее проводил домой, в дансинг
и счастье было, ведь так, марми? ее губы мокнут, она пила
из горла там, на насыпи, полная луна, поезда и ветер.
ее губы увеличенны стеклом, тут, смешная - не смотри так -
говорит и виляя идет к окну. за окном разрезы молний.
ловит пальцем вспышку и говорит мне - если что, то я
в соседнем окне в розовом белье сажусь пью кофе.
а я вижу ее напротив на ветру и фота словно флаг
бьется о древко и тянется от маяка по кривой берега
холодного серого да в золотую рожь с тяжелыми колосьями
к ее икрам колотым, мелкие точки мельтешат и путают.
я закрываю глаза и вижу ее незнакомкой в уже окне
на стене супротив моего стекляного дома в пяти метрах.
головка ее в окошке ванной , бежит обрастает нежной
статью и розовым дезабилье, тянет ножки и ждет.
солнце к вечеру стягивает день как высохшие тряпки.
к ней стучаться, к ней просятся на чай, за дверью букетом
чопорный мудила завсегдатай скачек и толстосум.
конечно же они пьют вальсируют и гасят свет... и
следом пот пот пот, пыхтит кряхтит биржевой бегемот
мне в пору бы бежать к вокзалу лезть на броневик
гнобить капитал, монтекарло и монако стереть бомбить
призывать толпы нищих в свои ряды строить груди
свободные от гнета в ряды доярок - шпалоукладчиц ...
вчера был другой, играл на банжо и куплеты пел
она хохотом заливала кухонный стол, соседка внизу
открытым ртом гневилась, стучала шваброй в потолок...
позавчера был ихтиандр метал икру в кружки кастрюли
он был скорым мечтателем с ним были ядро и молот
марми орала на весь двор чем гасила свет во всех окнах.
я решил позвонить редактору богу полицейскому
потянувшись к телефону упал уснул и снилось мне
как стаи летающих лифов и трусов нападали на жителей
прибрежного города с маяком и наверняка рожью.
белье билось в стекла машин магазинов домов
хватало детей и несло их сохнуть в ураганы морские.
белье кормило деток рыбою и шоколадом хрум хрум...
очнулся под столом , тряско, валко встал, головной шум .
снаружи занялось утро, втекаю в кресло, ожидаю визави,
глотком смачиваю небо, рукой смачиваю шею, затекла.
грязь под ногтями вскоре даст первые ростки зелени,
весна она во всем и небо такое голубое до беленны
наложить йодовою сетку реактивных хвостов, так лучше.
так не больно глазам, над крышами воздух начинает гудеть
ленивые птицы прячутся в плеть, довольно им петь..
но, чорт возьми, шторы напротив еще не открыты
приподнимаюсь, тяну шею. так и есть тишина в окнах
потянулся туман, внизу удивленно тянулась старуха
вышла во двор смотрит вверх зовет дворника консьержа
на зов, из проулка бежит полисмен держась за дубинку.
хватая фуражку бежит на второй и стучит и стучит и головой
и ногой и рукой. дернулась штора, верно выбита дверь.
завеса откинута, ножка на столе, бледный полисмен орет в трубку
код дод дод дод всех всех всех не за ме дли те оцепил...
моя бутыль уже пуста, марми , в резиновом мешке спустили
вспышки камер, точки любопытных глаз в окнах кругом.
жара расколола дом пополам, ленивая полудрема
в отголосках и обрывках не расслышать ничего...
- кто там? - в мою дверь стучат, еле слышно , назойливо.
- я сосед напротив - что за чорт, передо мной комивояжер,
верхний сосед марми с чемоданом - я войду?- говорит.
входите говорю. в угол ставит чемодан, проходит.
- во дела - да дела - а что там, вы узнали? - мыло говорят.
-мыло? - мыло - во дела- вот и я говорю дела.
топчется, я ему налил из новой, выпив пошел весь испариной.
- а мыло хорошее - говорит - я сам ей подарил, шриланка
старый буддийский рецепт, высший сорт. а оно так.. да
- она подскользнулась? - наверное наступила . - дааа
- я пойду? - валяй, дверь не закрывай, пусть тянет ...
десять глотков и бельше не пью, решил отрезал запрокинул
раз два три четыре коми уже напротив, в квартире своей
машет, салютую пять шесть семь восемь, пляшет
хороший он малый, девять десять . все . иду на дно ...

Массажист, вопреки лучам солнца, приходит в дверь. В открытую дверь, она входит и чуть не падает от смерда, вскрикивает, пугая-пугаясь стаи кошек, разгоняет жужащую тучу мух. Бежит к окну, тормошит спящего пациента. Он в тютельку пьян. Она кричит в окно, прибегает наряд, молодой полисмен блюет на котов, которые лениво лизали зловонную лужу под котом. Когда вскрывают чемодан, массажистка и молодой падают в обморок, офицер блюет на них.
Добудившись пациента, прибывший офицер в плаще, спрашивает откуда у того чемодан с расчлененным женским телом. Непонимающий, охреневший, похмельный пациент говорит что чемодан прендлежит коми из дома напротив.
- Но там нет никакого дома!
- Как нет?
- Так нет!
- ... Где Эллен?..
занавесь
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 705
Репутация: 509
Наград: 15
Замечания : 0%
# 4 21.03.2018 в 03:35
Работа №2

Мой бог,
Или
Поиск


Аделина. Проповедь

Тихий звон возвестил о начале.

Тихие крики души
Под монашеской рясой,
В молебну ступаю босая
Бреду по грязи.

И рядом со мною скованные
Связанные
Верой единой,
Верующие в слово молвленное
Сказанное
Впервые.

В жесте сложены покорно руки
Колени стёрты о камни
Стерплю любые я муки
Ради жертвы в честь высшего слова.

Он не ответит, но всё же…

Последняя стайка монахинь вбежала в молельню. Взгляды у всех серьёзные, лица настроены на бога, души трепещут.

«Невеста я божья,
Посланница неба,
Дорога моя тяжела,
И лезу из кожи,
Лишь бы раз можно
было увидеть, облик
Его.»

Босая, как и все скованные божьим словом в этом монастыре, сестра Аделина, стоя на коленях, молилась. Шёпотом. И вокруг молились остальные сёстры.
Какие мысли им приходят во время этих бесконечных проповедей? Этого Аделина не знала.
Холодные плитки пола обжигали колени. Взгляд так и норовил подняться, и поблуждать вокруг, заглянуть в лица сестёр. Но настоятельница заметит, нельзя.
Большинство из сестёр, вероятнее всего, здесь не по своей воле. Им просто больше некуда деться в этом огромном, ужасающем мире.
А она здесь потому, что достоин
Он души и тела.
Храм построен, и вмурована свобода
Стала белой
Та, что Адом названа.
Призвана
И сточена.

«Господи, я люблю тебя!».

О чём же думала она во время службы? О чём угодно, но только не о боге… Ему она и так посвятила жизнь, не посвящать же ещё и мысли?
Тихий звон возвестил о том, что служба кончилась.

Шаг за шагом
Переход на бег,
В сердце поселился
Человек.
Как смертельная заноза
Впился в душу
День за днём и раз за разом
Режет…

И зависимость родилась
Как любовь,
С человеком душой слилась
Кровь за кровь…

Он брат.

И эта мысль, что он не может быть никем, кроме брата, резала душу ещё сильнее. Нежное сердечко Аделины кровоточило.
В келье, она села на пол, достала из под тюфяка, на котором спала, бумагу, а из маленькой потайной ниши в полу чернильницу и перо.
Она лучше, умнее обычных смертных. Ибо она умеет писать, читать.
И она пишет ему, своему Человеку. Связью с внешним миром, лесенкой в настоящее.

«Брат мой, здравствуй и процветай
Бог с тобою в дороге (и я),
Что сестры не видал, не серчай,
Духовно познал ты меня.

Как ты там, в этом мире греховном?
Скучала я, откровенно скажу,
Безгрешно любить очень сложно,
Но мы, я знаю, всё сможем.

Верь мне, мы сможем
И наша любовь безгрешная
Будет первой похожей на Божью
Под стягом святого решения.»

И писала она ещё много, Изидору, странствующему рыцарю.
Однажды она, в отчаянье, написала в мир письмо, послала его с голубкой в пустоту, никому конкретно не адресуя. Зачем?
Она назвала это в дальнейшем судьбой, забывая причину. Ответил ей он, Изидор, безгрешный великий мужчина, что сразу своей чистотой души запал в её сердце.
Сложно в эти времена мужчине без греха. А он может. Женщины не познал, крыша над головой была тесна столь широким в размахе крыльям. И вот он странствует, не находя покоя.
Воплощение силы. Поначалу она страстно желала его, он манил этой своей силой, вводил мысли во грех… но теперь и она стала сильной, взяв в пример Изидора, и больше не хотела его тела. Духовно она его любила, а он любил её.
Счёт письмам был давно утерян, они писали друг другу, как только получали ответ на предыдущее письмо. Жили от письма к письму, уже годы…
А плотская страсть, как же её усмирить?.. Изидора она полюбила теперь чисто духовно, ибо он был прекрасен, но плотская страсть терзала.
Голову посещали грешные мысли. Руки жаждали совершить грешные действия. Но Бог смотрел на неё, хотя и молчал.

Выйдя во двор, она позвала голубя Марка, и, привязав к его ножке письмо, послала в мир.

Войдя в монастырь, в коридоре к келье, она достала ещё одно письмо, не адресованное никому. Помолившись, Аделина отдала его огню факела.

Изидор. Судьба первого, отосланного с Марком

Под копыта слетается пепел и тьма
На осколках судьбы
Ты стоишь у окна,
И как в ржавую цепь
Скованно сердце,
Ты стоишь не одна…
Всё грезишь о принце.

Ну все, абсолютно все девушки, грезят принцем на белом скакуне. Всё ждали и ждали, когда он придёт, и заберёт их из грязи и нищеты в своё сказочное королевство.
Но приезжал я.
И забирал их, забирал силой, как, думаю, делал и принц. Входил горячим жгутом в их тела, сжимал стальной хваткой прелестные груди, выжимал все соки.
Но овладевая ими, я думал о тебе. Всё представлял, что эта девушка подо мной – ты. Всё ждал, когда оборванный ветром ветхий посланец принесёт очередное письмо от тебя. И он прилетал, а я всё спрашивал, как звучит твоё имя, как выглядит тело. Какова твоя грудь, тяжелы ли твои муки…
Но лишь дух, душу, присылал раз за разом в письме голубь.

Я ненавижу весь этот огромный мир,
Проклинаю каждую минуты жизни…
Жду всё слов твоих: «милый сир»
Я приду к тебе, только свисти
И я мигом примчусь, жить с тобой в страсти, в наслаждении, а Господу дадим отпуск, пусть отдохнёт…

Вот и твоё новое письмо,
И в нём всё тоже, что прежде,
Что содержится в нём – всё равно,
Твои ручки писали в надежде
Меня когда-то увидеть... на небе.

«Ты меня любишь?»
«Господь мне жених»
«Но всё же?..»
«Мир так велик,
И ты брат мне, лишь брат»
«Ты не поверишь, я рад…»

Проклятие! Я так хочу её… В каком конце света она, в каком заперта монастыре?..
Но. Всё равно её душа светла, и не мне дано её осквернить.

Я люблю тебя. И пройду столько дорог, сколько понадобится, пока не изнемогу, я буду отдаляться. Тогда, быть может, похоть утихнет, и полная духовная любовь займёт её место. Аминь.

Изидор, странствующий рыцарь, хлебнул из дорожной фляги воды, вскочил на коня, и помчался в одному Богу известном направлении.

Лязазель. Второе письмо, преданное огню

«Милостивый смерти бог,
Иди ко мне, мой милый,
Начерченный преступи порог
Стань абсолютно белым,

Я приму тебя в своём лоне,
И покину свою обитель,
Пред тобой упаду на колени,
Мой любимый, мой повелитель!

Небо, бог, любовь –
Всё зачем,
Если тело – боль
Полечи
Полетим
Куда хочешь,
Терпи
Меня
сколько сможешь»

Лязазель покачал головой.
Эта чертовка сводит его с ума!
С ним она станет собой…
И идёт в его руки сама.

Первая написала письмо, и, не смотря на упорное игнорирование, продолжала писать почти каждый день. Зачем?
Он – дьявол преисподней, она – служительница господа. Он не хотел её забирать, не находил повода… Но она всё звала. Писала о себе интимные подробности, описывала свою жизнь, переживания… А он, Лязазель, дьявол преисподней, повелитель огня, всё никак не решался ответить, боясь за её светлую душу.
Но сегодня пришло время, он решился…

«Рабы! Перо мне, бумагу!
Сегодня настало время,
Я, проявляя отвагу,
Возьму на себя это бремя,
И душу её заберу,
Диктую, пишите:

«Иду».

Аделина. Поиск Бога

Я чувствую его здесь
Его крылья
Я знаю, он где-то есть
В солнце и пыли.
Бог повсюду, его глаза
Мой мир оглядят
Не спеша,
Мой мир, мой мир разъедят…
Свободы лишая.

Но кто или что этот бог? Он материален, можно ли его потрогать?..
Настоятельница медленно подходит, шаг за шагом приближается.
А интимом заниматься он б смог? Он идеален, использовал бы прелюдии?
Отче наш, еже еси на
Земле…
Да будет воля моя…
Везде…
Вовек твоя…

Удар хлыста по спине возвращает к молитве. Но истинна ли эта молитва? О чём молится Аделина?
О чём молятся все эти сёстры-монахини?
Нельзя поднимать взгляд. Но почему невеста господня не может… не может жениться на нём, на Боге?

С верой в сердце, с улыбкой на устах,
Размышляю я над словом божьим
Всё не молвленным. устала
Я уже, отдохнём, быть может?
На шёлковой постели,
Мы многое б умели…
Один вопрос задам:

Ты существуешь?

Удар хлыста и плети, но плоть выдерживает, а мысли не возвращаются на землю.

Келья, чернила пролиты тёмным пятном на одеянии, голубь Марк, и новое брату письмо.

Чёрная птица смерти
Влетает в моё окно,
Пляшут чернильные черти
И произносят одно:

Иду.

«Господи, я люблю тебя, кто бы та не был!».

Изидор. К краю

Изидор потерял покой, девушки во встречных деревьях не доставляли никакой радости, и он перестал быть их принцем. Угрюмый взгляд из под тонких бровей становился всё более отрешённым.

Он думает о боге, о свете,
(и конечно же об Аделине),
Есть ли на плоской планете
Девица белее, милей?

Околдованному разуму внушила,
Любовь к ней – приятие высшего,
Бога и блага принятие,
Счастье внушает распятие…

«Я готов распять себя, лишь бы стать твоим богом…»
А мир отдалялся, люди остались позади, и Изидор приближался к концу света.
«Я готов распять каждого, я готов распять небо, лишь бы ты отыскала своего бога! Чтобы у тебя был выбор! Я же вижу, ты его не можешь найти. Ты в смятении, в страхе. Я бы предложил вместе искать его, но у каждого из нас свой бог.
И мой бог – ты.»

Лязазель. К тебе

«Рабы! Перо мне, бумагу,
На золотой колеснице,
Верность и присягу
Несу тебе я, девица.

Тебе не спрятаться теперь
Ты выбрала меня,
Я буду ласковым, поверь:
Жёстко, но любя.

Она такая хрупкая, нежная… её письма вошли мне в душу, её душа стала такой родной. Может, это то, что смертные зовут любовью?..
Да, пожалуй. Я буду оберегать её, защищать. Этот маленький, хрустальный цветочек…

Запишите, диктую:

«Почти пришёл, и целую!».

Аделина. Во имя

«Чувствую его ближе,
Ярче и величавее,
Дыхание лоб словно лижет
К земле матушке с неба причаливаю

Он предо мной, и как бог
Величав, покоряя взглядом
глаз непокорных. Он мог
Покорить небосклон и встать рядом
С именуемым Богом
И братство возглавить,
И библию написать…
Он мог. Но не стал,
Молчал, хотя знал,
И повергли за верность во тьму
Веков. Вечную зиму
Оков не жалея…
Белею.»

Это проповедь запомнится ей навсегда. Настоятельница подходит с плетью. Глаза горят ярым пламенем.
«Отче наш, еси на небесах
И земле,
Молюсь за твой прах
Я же живу
Позволь мне
Жить полной грудью,
Яркою грудью,
Позволь!»

Удар плети по губам, по спине. А он, этот прекрасный пришелец, выхватывает плеть, и лупит, бьёт настоятельницу. Разбивает ей губу в кровь, а она произносит, как ругательство «Боже». И бежит без оглядки, всё так же оскорбляя имя господне.
Он прекрасен. Широкие плечи, статная фигура, а глаза… Чёрные и глубокие, в них Аделина сразу утонула.

Это был первый раз в жизни, когда она увидела мужчину. Остальные сёстры изумлённо уставились на него.
И в груди Аделины поднялась странное чувство. Позже она может поймёт, что это ревность…

-Ты позвала меня, слуга господня,
И я пришёл, заставив подождать,
Познаешь прелесть жизни ты сегодня,
В объятиях немедля хочу сжать…

И сёстры, невесты господни, стали свидетелями.
Он осторожно поднял её с колен, нежными, аккуратными движениями разорвал одежду, обнажив тоненькое тельце. Осторожно поцеловал шею, руки, ключицы. Нос, губы, груди…
От охватившей её тело и душу страсти она молчала, и была неспособна мыслить. Аделина не сопротивлялась, каждое касание с Лязазелем доставляло ей удовольствие, тепло ручейками растекалось по венам.
Чуть позже она стонала от возбуждения и счастья. Он был мягок, действовал аккуратно и со знанием дела.
Тела слились в одно целое, души поглотила благодать. Не это ли рай?
Высшее, совершеннейшее блаженство!

«Господи, это ты?!»

Изидор. Край

Вниз смотрел Изидор, на землю матушку, что раскинулась далеко внизу, за краем. Простым взором видно было только облака и туман, но его взор видел жизнь.
Что такое жизнь на этой земле, что раскинулась внизу? Да, он был там, но… После той жизни не осталось никакой радости, никакого удовлетворения.
А он ныне уже почти старик. Годы жизни на земле были зачем-то даны… Но зачем?
Ответа странник найти не мог,
В его душе спокойствие царило,
От жизни суетной изнемог,
О чём любимая много твердила…

Сквозь неё себя он обрёл,
И почти бога узрел,
Распят и воскрешён,
Землю-деву обнажил и раздел.

Это счастье, полная гармония с собой? Нет. Изидор не знал, что же счастье: скитаться из замка в замок, из деревни в деревню, выдумывая себе драконов и иных врагов, или вот это, сейчас? ..

Лязазель. Благое дело

Невеста божья, чистая душа
Без сопротивления далась.
Получила благо, наслаждение,
В ритм вливалась, мило, не спеша.

Не огонь, как я привык с другими,
А весна в тумане, талый снег,
Я люблю тебя навечно ныне,
Как обычный, смертный человек.

Твой несуществующий простит,
Если ты сама простишь, не унижаясь,
Над собой и миром возрасти,
По стопам другие чтоб ступали.

Бога мы придумали когда-то,
Избавляемся ж, когда душа богата.
Раскинь крылья,
И взлети, как голубь,
Не жалея оперенья
Дыши, пробуй,
Избери свободу,
Избери меня, я верным буду.

Мой бог – я. И пусть твоим богом будет такая же надёжная душа, которая никогда не предаст. Я желаю тебе счастья.
Аминь.

Аделина. Поиск второй

Аделина в счастье с горем,
В жизни, пламенной любви,
По колено в луже крови,
Всё возносит вверх мольбы.

Он простит её когда-то?
Бог, что был с ней вечно,
Письмо бы послать надо…
Но время быстротечно,
Успеть, успеть бы насладится,
Полётом страсти, и убиться
Об стену головой от безысходности,
Ведь предала она его,
По глупости…

О Изидор, мой брат и бог,
Я знаю, твоя душа богата, велика,
Простить ты смог, надеюсь…
Я страдаю, в своём безмерном счастье
И тебя
Я предала любя
Надеясь, что душу ты свою спасёшь
Один.

Прости.

В слепом безумии, не находя ответов (и вопросов), она вышла в центр. Вышла в молебну, и подожгла монастырь, свою вечную обитель. Счастья нет…

А бог, он где?

И лишь костёр монастыря
Узрев,
Увидев снизу, в центре пламени
Себя,
Вверх возносясь, как птица,
Как свобода, Она вдруг поняла,
Что бог

Везде.

Изидор. За край

Посылаю тебе письма,
Ты молчишь, не отвечаешь,
Значит, всё ж достиг я цели,
Лишь духовно только манишь.

Нет ни похоти, ни жара,
Наконец-то ты моя.
И достиг я просветленья,
Отдаляясь от тебя.

Ты теперь как ангел светлый
Из живого прошлого,
Ты в траве, в листве и ветре,
Ни крупицы пошлого…
В нашей с тобой любви.

Но бог, про которого
Говорила ты…
Не чую его, будто мертвого,
Не чую его высоты.

Он умер с той жизнью, он умер с тобой. И со мной.
Все мы давно мертвы. Я хотел найти жизнь, достигнув цели, но достигнув цели, зайдя в тупик завершённости, я нашёл смерть.
Без движения нет ничего. И я остановился, и не могу взять снова разбег.
Разве что…
Эта пропасть, эта земля-матушка внизу… Край света? Неважно, я знаю, как разбежаться, набрать скорость.

Я прыгаю вниз,
Бесстрашно взирая,
На бога, что сверху смотрел,
Понимая, его,
Летящего вниз,
Уже не спасти…

Но попробовать стоило.

Лязазель

Смерть приходит ко всем,
Путями любыми,
Кто трус и кто смел,
Сейчас и поныне…

Так что же грустить?
Любовь потерял…
Но мне вечно жить,
О смерти я знал.

Лязазель в своём подземном царстве жил. Жил, как требовала его душа. Жил, как хотел. Демонессы, инкубы и ещё множество нежных существ ублажали тело, душу ублажали другие, более интеллектуальные занятия, и он был счастлив.

А на эпитафии к могиле Аделины написал:

«Тебя пытался я спасти,
Из бездны поиска,
Пытался… Ты меня прости,
Всё богобоязнь
Тебя сгубила, убедить тебя не смог,
Что ты сама, лишь ты сама есть бог.

Прости, что не грущу, любовь моя.
Ведь для меня и ты не бог. Бог – Я.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 705
Репутация: 509
Наград: 15
Замечания : 0%
# 5 21.03.2018 в 03:36
Работа №3

Мой славный рыцарь…

Либретто к мюзиклу (сцены из средневековой жизни)
Действующие лица:
Дракон в последних сценах в образе женщины.
Рыцарь
Скелеты и нежить.
Действие первое.
Сцена первая.
Рыцарь в сияющей кольчуге и шлеме с плюмажем, вооружённый мечом и щитом, выходит на сцену. Свет становится ярче и видно тёмный провал пещеры.
Рыцарь: (пафосно)
Вот та заветная пещера!
В ней затаился враг людской.
Дракон огнём палит посевы
И похищает дев ночной порой.
Но я пришёл спасти наш край
От той напасти,
Что нам послали небеса!
И на него обрушу меч со всей своею страстью.
Заране, трепещи, злодей!

Припев:
Я тот герой, что прекратит страданья
И мирный край сумеет защитить.
А если суждено погибнуть мне в бою,
Раиса, милая, прости мне обещанья!

Как ярко светит солнце вышине!
Трепещет лист под дуновеньем ветра.
И рыбка плещет в глубине.
А мне, скажу я откровенно,
В душе совсем не по себе!
Тревожит что-то и волнует, и стих азарт,
Но я не допущу ни трусости, ни страха!
И словно зачарованная птаха
Душа стремится в этот ад.
Вперёд! И трепещи злодей!
(Рыцарь снимает с груди рог и трубит три раза. Он прислушивается к тому, что происходит в пещере - тишина.)
Рыцарь: Что испугался душегубец? Тебя сумею выманить наружу!
(Трубит три раза в пещеру. Оттуда раздаётся недовольное рычание. И клубами извергается дым вперемешку с пылью и костями. Рыцарь отскакивает в сторону.)
- Вот то-то же, злодей! Проснулся, изверг, человечий?! Так выходи на смертный бой!
Дракон: (Глухой голос из пещеры) Охота мне была, ползти к тебе на брюхе? Ты вызываешь – ты и заходи!
(Вокруг рыцаря кружится пыль. Кости начинают собираться в скелеты, на ком-то есть доспехи, на ком-то только обломки или обрывки одежды. Вся пёстрая компания начинает приплясывать, окружая рыцаря.)
Скелеты пляшут и поют:
Эй, славный рыцарь, погоди.
И ты получишь за труды.
Пополнишь скоро ты ряды
Таких же славных тел!
Хэй-хо! Хэй-хо! Хэй-хо!

Мы тоже были дураки,
Нам вместе быть теперь с руки.
Приди в объятия братвы,
Иль, пока можешь, убеги!
Хэй-хо! Хэй-хо! Хэй-хо!

Приди, наш брат, под сей покров.
Неважно болен ты, здоров,
Во тьме пещеры тишина,
Нам всем порукою она.
Хэй-хо! Хэй-хо! Хэй-хо!

Здесь обретают все покой.
Здесь ценен даже и герой.
Нас всех сравняла воедино
Старуха-смерть своей клюкой.
Хэй-хо! Хэй-хо! Хэй-хо!

(Рыцарь пытается отмахиваться от них мечом, но те только веселятся ещё больше. Рассечённые собираются вновь, и вакханалия продолжается.)

Дракон (из глубины):
Ну, что за шум?
Совсем вы потеряли ум?
Или вас всех дотла спалить,
а пепел по ветру пустить?
Мне надоел ваш беспредел,
Несчастный прах убогих тел!
Валите быстро по местам!
(Обращается к рыцарю)
А ты решай покуда там:
Идёшь ко мне иль восвояси
И так занятия прервал!
(Скелеты, понурив головы, уходят один за другим в пещеру.)
Рыцарь: (падает на колени и молитвенно складывает руки)
Прости, мой Бог, за нерешительность мою! (Бормочет невнятно что-то на латыни. Крестится. Встаёт и скрывается в пещере.)
Панорама представляет шагающего по галереям и переходам пещеры рыцаря. Меняется свет от полной темноты до сумеречного. Скользят по стенам тени. Везде в живописных позах разбросаны скелеты, оружие, разбитые сундуки с драгоценностями, бочки с монетами и прочее барахло.

Сцена вторая.

Огромная пещера. Сталактиты, слившись со сталагмитами, образуют причудливые колонны. С потолка в центре свисает нечто похожее на люстру. Все стены и пол устланы коврами. На помосте, больше похожем на диван, с невероятным количеством разного размера и формы подушек, ярких даже при скудном освещении, возлежит, подперев щёку дланью, дракон. Перед ним раскрытая книга. На стене полыхает факел величиной с приличное дерево. У огромного зеркала слева, стоит множество сундуков и арфа. Справа – уходящий во тьму высоких сводов, шкаф, заваленный книгами и фолиантами. Рядом стол, уставленный стеклянными колбами, сосудами, ретортами для занятий алхимией. Там же и шкаф с разнообразными стеклянными ёмкостями невероятного содержимого.
Входит рыцарь, выставив вперёд меч и, озираясь по сторонам. Увидев происходящее, замирает в недоумении.
Рыцарь: А-а-а?
Дракон: (переворачивая страницу) Что – «а»?
Рыцарь: А-а-а … а?! (в недоумении)
Дракон: Это приветствие такое, новое?
Рыцарь: Ага. (неохотно кланяется)
Дракон: Надо же? Первый воспитанный рыцарь!
(Садится нога на ногу, укутываясь в крылья. Длинным когтем указывает на нестройный ряд драконьего размера банкеток и пуфиков справа от себя.)
Садись, раз смелости набрался и пришёл.
Я не король, чтоб предо мной топтаться.
(Рыцарь боком, боком, садится на ближнюю к выходу банкетку. Крутит в руках меч, не зная, куда его пристроить, чтобы был под рукой.)
Да брось ты ножик свой –
Давно уже пора бы знать:
Ведь, ему меня не взять.
А если будешь раздражать,
Предупреждаю сразу,
Что, вряд ли, сможешь убежать!
Рыцарь: Ну… (Ставит меч слева. Дракон, ухмыляясь, качает головой.) Ведь, ты дракон и нам, как не крути, положено сражаться!
Дракон: А мне, дай Бог, на дурость рыцарей не обижаться! Итак, зачем же ты пришёл?
Рыцарь: (немного осмелев)
Давно уже претензии копятся.
У горожан пропало три девицы,
У рыцарей пропало шесть коней,
А у торговцев шесть кулей пшеницы,
У виноделов на страстной седмице
Исчезла бочка лучшего вина!
Дракон (смеясь):
И всё, кому не лень, свалили на меня.
Вина не пью - предупреждаю сразу.
Но, если уж, пошло на чистоту,
То про пшеницу ничего не знаю,
Повозку видел на мосту.
Она, под светом месяца мелькая,
Неслась по склону, точно чумовая.
Решил я, что возница просто пьян.
А может, то был вор? И в этом весь изъян?
А в том возу была пшеница?
А шесть коней ещё сегодня на рассвете,
Паслись на заливном лугу.
И если бы те рыцари не спали,
То их наверняка бы отыскали.
Всё или нет? Ах, да! Девицы…
(подпирает кулаком голову)
Ну, а девиц, не сами ль горожане,
С стенаньями и плачем привязали
К столбам, как раз на той поляне,
С той стороны, откуда ты пришёл.
Потом, какой-то дрянью опоили
И чем-то странным окропили
За тем ушли – ни дать, ни взять -
Оставили бедняжек умирать?
Я только не могу понять - зачем?
Три дня в пещере у меня
Девицы те проспали,
А чуть проснулись – тут же убежали!
Вы их так сильно напугали,
Что вряд ли стоит и искать!
Есть, что ещё?
Рыцарь: (горестно) Эх, незавидна роль моя,
Хоть невиновен ты,
Убить придётся мне тебя!
(Хватает меч и бросается на дракона.)
Дракон: ( со вздохом) О, Боже мой!
(С разбега рыцарь пытается проткнуть живот дракона, но только сам отскакивает, как мячик от стены. Поднимается на ноги и повторяет попытку несколько раз. Дракон, скрестив руки на груди созерцает его попытки. Потом рыгает пламенем, окутывая нападающего. С рыцаря спадают все доспехи, что были скреплены кожаными ремнями.)
Рыцарь (роняя меч): А-а-а!
(Дракон обвивает его концом хвоста и, подняв перед глазами, рассматривает)
Дракон (задумчиво): Значит, «а» - это не приветствие, лишь выраженье страха… Рыцарь: Ты - душегубец и злодей! Сейчас же отпусти меня!
Дракон: Так уж прямо и злодей? Не дёргайся! Дай рассмотреть тебя. (Крутит рыцаря, как куклу. Когтём поддевает рубаху, штаны.)
Рыцарь: Куда ты лезешь? Только не туда!
Дракон: Всё вроде, как у всех… (Мечтательно.) И вроде, даже симпатичный… И хорошо сложён… Жаль мне тебя. И отчего я, вдруг, убийца?
Рыцарь: Весь путь к тебе – сплошное кладбище!
Дракон: Но если ты внимательно смотрел, то должен был заметить, что среди них нет, ни одного свежего! Спешу сказать, неистовый герой, что ненавижу запах тлена. И если б, я кого-нибудь убил, то здесь, поверь, их не сложил!

Мне так приятен розы аромат,
И запах свежескошенного сена.
Противен запах разлагающихся тел
И ненавижу кровь я до предела!

Но род людской
Покоя не даёт.
Раз ты – дракон,
Так, стало быть – урод!
А значит, вор,
Убийца и злодей!
Вот в чём не понимаю я людей!

Драконий род не затевал войны.
И города драконам не нужны.
Мы ценим тишину уединенья
И пенье птиц, и зимнее забвенье.

Предпочитаю дичь я добывать,
И мяса лучшего по вкусу не сыскать!
Зачем же за скотом мне по полям гоняться?
Над вымыслом таким, не грех, и посмеяться!

Рыцарь: Странно. Но подскажи, как мне теперь-то быть? Меня послали зуб твой раздобыть!
Дракон: Всего лишь зуб? Из-за такой-то ерунды, меня готов ты загубить?
(Опускает рыцаря на землю. Тот спешно начинает поправлять на себе одежду.)
Сейчас, найду тебе хоть десять – вчера вот, только выпали. Меняются опять.
(Вытаскивает откуда-то из-за подушек, шёлковый мешок. Бросает к ногам рыцаря)
Не знаю, что людские маги и лекари в них могут отыскать? Но ценят дорого!
Рыцарь: Ты, настоящий друг! (Роется в мешке. Вытаскивает то один, то другой зуб.) Теперь моя любимая Раиса, непременно, будет здоровой и весёлой!
Дракон: (скептически) Да?
Рыцарь: Поженимся и будем счастливы всегда!
Когда она недавно, так горестно рыдала,
Свой тяжкий крест болезненный кляла,
То под ногами рушилась земля!
Дракон: (прищурившись) Так, что – она тебя сюда послала?
Рыцарь: Нет, нет!
По слабости её я выведал секрет!
Когда воскликнул:
«Подвиг этот тебе, родная, посвящу!»
И дал обет во исполненье -
Она лишилась чувств!
Дракон: (с сарказмом) От радости, наверно…
Рыцарь: (весь в себе) Чтобы служить ей ежедневно,
Оставлен мной оруженосец…
Дракон: Скверно…
Рыцарь: Пускай хранит её покой и сон
Порукой верности моей
Пусть станет он…
Дракон: Мне жаль тебя!
Довольно слов пустых.
Весь этот бред – совсем не интересен.
Об этом сложено так много песен,
Баллад, романов и стихов,
И поучительных историй.
Но вам слепым, совсем уж, ни до них…
Возьми в дорогу сотню золотых
Из сундука того, что ближе.
Надеюсь, хватит тебе их
За то, что промолчишь об этом кладе?
А то повадятся ходить – потом их не отвадишь!
Рыцарь: Жизнью поклянусь! (в сторону) Я и не мыслил о награде.
(Рыцарь ссыпает монеты в свой кошелёк.) За что всё это?
Дракон: Невдомёк?
Тогда считай, что ты меня развлёк!
(Рыцарь пытается собрать свои латы и кольчугу натянуть, но у него ничего не выходит)
Эй, вы, костлявые, идите,
Да гостю нашему
Быстрее помогите!
(Вбегают скелеты. Они танцуют вокруг рыцаря, когда убегают, то он уже полностью экипирован.)
Рыцарь: Благодарю тебя, дракон!
Пусть будет весь твой род
Любовью одарён! (Салютует мечом и уходит.)
Дракон: М-да! Случается ж, такая ерунда?!
(Вновь укладывается на своём диване и принимается за чтение. Мигает свет, отсчитывая, день и ночь.)

Действие второе.

Сцена первая.
(Пещера дракона. Дракон читает. Потом поднимает голову.)
Дракон: Нет, так, пожалуй, захиреешь.
Лежать, сидеть, потом, опять лежать!
Но надо ж статус рыцаря немного поддержать,
Чтоб все в округе стали уважать
И чтить отважного героя.
(продолжает мечтательно)
Но как же, хочется летать
Разрезать облака упругими крылами!
С размаха в озеро нырнуть
И рассекать волною стаи
Рыбёшек глупых в глубине.
Как хорошо наедине
Вдыхать смолистый воздух леса.
Как хорошо…
(с досадой)
Нет, раньше было так…
Он, всё-таки, большой чудак!
Уж, вроде, зрелый он
А сам наивен, как из леса!
Да, что я, право, размечталась!
И сдался мне тот городской повеса!
( Слышен дальний шум, невнятная брань и крики. Вбегает, оглядываясь назад, скелет в кирасе.)
Дракон: Что там опять за шум?
Скелет: Там этот рыцарь вновь буянит. Рвётся к вам! Не удержать его парням!
(Вваливается пьяный рыцарь. В одной руке бурдюк. Его шлем набок, забрало болтается на одной заклёпке. Один кольчужный чулок спущен. Нагрудник отсутствует. На меч он опирается, как на палку.)
Рыцарь: (стоит, покачиваясь) О-о! Дорогой Дракон! Насилу до тебя добрался… (Отбрасывает меч в сторону и с распростёртыми объятиями бросается к дракону, повисая на его ноге.)
Дракон: Что молодая? Так хороша или плоха? (рыцарь плачет) Неужто – умерла?!
Рыцарь: (сотрясаясь от хохота и одновременно всхлипывая) О-о! Если б, милый мой дракон, я знал, что всё так обернётся?! (тянется к бурдюку и пьёт долго)
Я так стремился! Так летел!
Хотел обрадовать Раису.
Но счастье, видимо, не мой удел.
(Икает и всхлипывает)
Вбегаю в замок, а вокруг движенье.
Веселье, танцы и накрытые столы.
Гуляют службы. Постоялые дворы
Все переполнены гостями.
(снова возлияние)
Стремлюсь в центральный зал.
Вокруг меня бушует карнавал.
Десятки слуг, шутов и карликов
И музыкантов целый рой
И менестрели пёстрою толпой.
Меня никто не замечает.
Народ туда-сюда шныряет.
Вхожу (всхлипывает) и что же вижу я?
Раиса «милая моя»
В объятьях моего оруженосца!
(Опрокидывает в себя всё, что осталось в бурдюке.)
Дракон: И что? Ты их убил?
Рыцарь: (сползая вниз) Зачем? Пусть будут счастливы!
Коль совесть это позволяет…
Дракон: Тогда не вижу смысла я
В таком чрезмерном возлиянье.
Рыцарь: Ну, как же так? Обидно!
Ведь я же не урод, не трус и не предатель!
Дракон: Забыл ты про один известный показатель…
Рыцарь: (удивлённо) Какой?
Дракон: Взаимная любовь.
Рыцарь: О!! Но я ж её любил!
(всхлипывает)
И, разве, этого ей мало?
Нет, ты скажи!
Трёх суток даже не прождала!
Вот в этом подлость женская видна!
Меня к тебе на муку отдала,
Сама ж за пир честной с другим.
Все женщины и лживые, и стервы …
Их уверения в любви,
Как видно, эфемерны!
Дракон:
С тобою - не согласна я! (Рыцарь медленно сползает на пол)
(по-матерински ласково)
Да ты уснул, душа моя?
Ну, что ж, тебя я не побеспокою.
Спи и набирайся сил.
Теперь твой жизни срок
И горек, и уныл…
(Меркнет свет.)

Сцена вторая.

Та же пещера. Занавес на стене справа собран. За ней видны струи водопада. Слышен шум водяного потока. У драконьева ложа спит рыцарь. Дракон отсутствует.
Пара скелетов занимаются уборкой. Один подметает. Другой смахивает пыль метёлкой из перьев. Напевают:

Когда я молод был и смел,
Мне было на всё наплевать,
Мой меч звенел и пел.
Любил деньгами я швырять
С друзьями ночи пировать!
Хэй-хо!
Пока живой – бери своё!
Стремись от жизни получить
То, что сумеешь раздобыть!
А станешь дряхлым стариком
Тогда взгрустнешь над комельком!
Хэй-хо!
И дев весёлых пёстрый рой
Бокалов мелодичный звон
Хвалебный хор, что ты герой
И власти призрачный закон
Познай, мой друг, до похорон!
Хэй-хо!

(Рыцарь просыпается и крутит головой пытаясь понять, где находится).
Рыцарь: (пытается встать и хватается за голову) Ох! (покачиваясь бредёт к продолжающим своё занятие скелетам) Что за…? (крестится) Не иначе, белая горячка! Привидится ж такое… ( перебирает в шкафах и на столе реторты, склянки, банки, вскрывая пробки и принюхиваясь к содержимому) О-о! То, что надо! (подносит ко рту склянку с какой-то мутной малиновой субстанцией) А, вдруг, отрава? А? Теперь уж - всё равно! Проклятая Раиса! За твоё предательство пьёт бывший твой жених! (залпом выпивает содержимое и падает, как подкошенный) У-ух!
Склянка выпав из рук рыцаря разбивается. Скелет педантично сметает осколки на совочек и выносит)
Входит женщина в мантии мага с охапкой цветов и корзиной. Цветы укладывает на стол с книгами. Корзину ставит на табурет.
Скелет: (докладывает) Хозяйка, ваши приказания исполнены.
Дракон-женщина: Молодцы! А что гость – убрался восвояси?
Скелет: Никак нет! Спит у стола!
Раздаётся не то стон ни то вопль. Рыцарь пытается встать, но у него плохо получается. В конце концов он застывает на коленях. Слышен звон разбитого стекла. Скелет снова бросается убирать.
Дракон (женщина): ( подходит к рыцарю) Ты, что же натворил, злодей? Вот и жалей теперь людей!
Рыцарь: Ты кто, прекрасное создание?
Дракон-женщина: Я-то - хозяйка!
Рыцарь: Не может быть! Или мне всё это снится?
Дракон-женщина: (гневно) Представь себе, я здесь живу.
И если ты пришёл в себя,
То не пора бы отправляться?
Рыцарь: (растерянно) Куда? Нет дома у меня,
Мне всё равно, где подвязаться.
Не лучше ль здесь –
Слугою красоте служить?
Дракон-женщина: (раздражённо)
Ну, если негде жить,
То есть гостиницы.
А мне с тобою некогда сегодня пререкаться!
Коль деньги кончились,
То забирай хоть весь сундук!
Ну а меня оставь в покое!
Рыцарь: (страстно)
Куда меня всё гонишь ты,
О, дева, чудной красоты?
(подползает к ней на коленях)
Твоей харизмой в сердце поражён
Позволь мне быть твоей защитой!
Дракон (женщина): Мне???
Рыцарь: (всё больше распаляясь)
Пылает в сердце страсть
Мне жизнь отныне без тебя – не жизнь,
Одно пустое мельтешенье дней!
Позволь слугою быть тебе покорным,
Позволь любую прихоть исполнять!
Дракон-женщина: Слугою? (задумчиво) Что ж, может быть…
Рыцарь:
Любое приказание отныне
Святым указом станет для меня!
Горит огонь в крови любовью новой
И возрождает тело для тебя!
Скажи мне имя, чтобы молитвы
Я мог нести на небеса!
Дракон-женщина: (саркастически)
Не слишком ли ты пылок?
Ещё вчера здесь умирал,
Судьбу свою кляня,
И, вдруг, сегодня страстью воспылал.
Странна мне непосредственность такая…
Рыцарь: Не прогоняй, не будь ко мне такой жестокой!
Дракон-женщина: (задумчиво) Ну, хорошо, уговорил. Слуг у меня и так довольно (оглядывается на скелетов, замерших в реверансе), а вот помощник нужен. Читать-писать умеешь?
Рыцарь: (горделиво) Нам рыцарям не по чину марать в чернилах руки – есть на то писцы! (быстро поправляется, глядя на то, как хозяйка хмурится) Но всё это умею, только в тайне.
Дракон-женщина: Что ж, тогда оставайся.
Далее действие происходит быстро, как при перемотке плёнки: женщина то что-то делает с ретортами, то что-то смешивает в пробирках, то варит на триноге в котелке, то читает заклинания над какими-то предметами. Всё действо больше напоминает шоу фокусников или показ ярких химических опытов с дымом, паром, цветовыми, световыми и огненными эффектами. Везде и во всём ей помогает рыцарь: то он что-то пишет, то приносит, то углублённо изучает фолианты. Постепенно он меняется. Его одежда теряет все атрибуты принадлежности к рыцарям, больше напоминает одежду средневекового учёного. При этом, он успевает оказывать знаки внимания женщине: то руку поцелует, то приобнимет. Вначале встречает сопротивление, но с течением времени, ухаживания принимаются благосклонно.
Дракон-женщина: (потягиваясь и разминая руки) Ну, вот и всё! Закончено последнее исследование. Спасибо за помощь!
Рыцарь: И это всё?
Дракон-женщина: (кокетливо) А что ещё?
Рыцарь: А поцелуй, обещанный…
Дракон-женщина: Пожалуй, заслужил (протягивает ему руку).
Рыцарь: (припадая к ладони) А больше?
Дракон-женщина: (смущённо) Что больше?
Рыцарь: (обнимая) А если так? ( следует страстный поцелуй в губы) Так хорошо?
Дракон-женщина: Так, очень хорошо…
Рыцарь: Так, может, повторим? (целует) А после закрепим…
Дракон-женщина: Какой ты, прыткий! (выскальзывает из объятий)
Рыцарь: (усаживается в кресло с довольным видом) Послушай, сколько дней прошло. Я же не брежу, здесь раньше жил дракон. И где он?
Дракон-женщина: (что-то нетерпеливо разыскивает на полках и столе) Скажи, не видел ты, здесь склянку с малиновой такою жижей? Никак найти не могу…
Рыцарь: Нет… Так как насчёт дракона? Где он? Хороший парень, право, я с ним бы подружился!
Дракон-женщина: Так в чём же дело? Он, а точней она – перед тобой!
Рыцарь: (приподнимаясь) Ты – дракон???
Дракон-женщина: Да, я – дракониха. Линька кончилась,
смогла и перевоплотиться!
Тебя пугает это? От осознания такого, хуже стала?
А что, все твои слова любви-
Одно пустое эхо? И я тебе противна?
Рыцарь: (смущённо в сторону) Вот это, да! Какой забавный поворот. И что же делать мне теперь?( серьёзно) Всё-таки, могу себе признаться - я от неё, уже, не в силах отказаться! (Дракону) Всё в силе. И это я переживу.

У всех есть свои недостатки:
Кто-то скрягою слывёт.
А кто-то, так совсем наоборот -
Он расточитель или мот.
Есть тот, кто беспробудно пьёт
Но то – не про тебя!
А есть ещё пустые дураки.
Есть умники и тем заносчиво кичатся.
Есть плуты – с ними лучше не встречаться.
Но то – не про тебя!
Красавицы, готовые за грош продаться.
Надменные уродины с тугой мошной.
Чванливые, спесивые высокородностью,
Не дать ни взять, что чтут себя горой
Из добродетелей, но склонны заблуждаться.
Но то – не про тебя!
Без недостатков жизнь скучнее.
Разнообразие даря,
Единственную выделяют
На этом свете для меня.

Пусть будет так, как Бог решил, а я уж сделал выбор свой. И навсегда останусь я с тобой! Пусть ты летишь под небесами. Я ж по земле за тобою вслед пойду.
Дракон-женщина: (задумчиво) Ах, даже так? Признаться, я не ожидала. Вот только, век человека так краток…
Рыцарь: (ужасаясь своей мысли, указывает на скелетов, приступивших к уборке) Это все твои…?
Дракон-женщина: (смеётся) Что ты?! Кто все они, могу лишь догадаться. К прадеду моему за этим стоит обращаться. Пещера-то его… (трёт руки, будто они чешутся) Нет, так не бывает! Где эликсир? Не хочется до срока превращаться…
Рыцарь: (так же чешет руки плечи и предплечья) Ну, это в таком флаконе из красного стекла?
Дракон-женщина: (подозрительно наблюдает за рыцарем) Признавайся! Где он?
Рыцарь: Тут такое дело, вобщем…
Дракон-женщина:( подходит к рыцарю и задирает рукав) Так, теперь мне всё понятно! Ты лучше расскажи, зачем ты выпил зелье?
Рыцарь: (оправдываясь)
Проснулся – голова трещит!
И всё внутри огнём горит.
Мутит, корёжит и в озноб бросает.
Известно, что клин клином вышибают
Всё перебрал, что в склянках у тебя
И только в этой спиртом в нос шибает.
Что делать? Выпил всё, жаль не спросил…
Дракон (женщина): Прощай моя надежда на элексир…
Рыцарь: Не стоит сожаленья – мы сделаем ещё! Что в нём такого?
Дракон(женщина):
Не стоит удивляться.
Но только я боюсь, скрываться
Тебе придётся от людей!
И если безо всех затей,
То лучше б нам совсем не расставаться,
Особенно, когда впервые будешь ты преображаться.
Рыцарь: Как это?
Дракон-женщина: Ты выпил эликсир с секрецией дракона.
Я делала лекарство для себя.
По капле собиралась принимать.
Хватило бы, примерно, лет на пять.
Чему теперь прикажешь удивляться?
Ты сам в дракона сможешь превращаться!
Рыцарь: (в ужасе хватается за голову) Нет! Так не бывает! Так нельзя!
Дракон-женщина: На руки ты свои взгляни
И никакие больше доказательства уже и не нужны!
Рыцарь: (закатывает рукав сначала на одной руке, потом на другой) Какой кошмар!
Дракон–женщина: (как ребёнку ласково)
И что ты так взволнован – не пойму!
Расстроился? Не знаю - почему?
Драконий век куда длинней людского.
Столетия годами пробегут.
И всё, что беспокоило до ныне – лишь мелочи!
Отныне, войди в сплочённую драконью семью!
Рыцарь: (осознавая правоту) Метаморфозам этим я готов предаться!
Но только чтобы рядом оставаться с тобой!
И жить хочу лишь только для тебя!
Рыцарь обнимает возлюбленную. Звучит финальная песня. Скелеты изображая кордебалет подтанцовывают на втором плане.
Рыцарь:
Всё к лучшему случается на свете.
Предательство любимых и друзей
Разрушат перед нами иллюзию обмана.
Всё так заложено в судьбе.

Всё к лучшему случается на свете!
Нежданно враг казавшийся исчадьем ада
Становится всех ближе и родней,
А твой доверенный – вот истинный злодей.

Дракон-женщина:
Всё к лучшему случается на свете!
Уединилась я от притязаний рода
Науке собиралась посвятить свой век.
И было б так, но сердце у дракона, вдруг, похитил человек!

Рыцарь:
Всё к лучшему случается на свете!
Судьбу свою изменницу кляня,
Пришёл дракону-другу поклониться
Обрёл же и бессмертие, и любимую – тебя!

Дракон и Рыцарь вместе:
Пусть время, не жалея нас,
Срывает маски, открывая истину.
Пускай, соединяя воедино,
Найдёт нам золотую середину!
(конец)
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 705
Репутация: 509
Наград: 15
Замечания : 0%
# 6 21.03.2018 в 03:37
Работа №4

Маскарад

Старая Англия.
Было дождливое осеннее утро. Люди прятались от мрачного неба под чёрными зонтиками, снуя по залитым водой мостовым. Кэбы, печально покачиваясь, катили из стороны в сторону влекомые понурившимися лошадьми. Почтальон – молодой человек в синей форме – быстро шагал по улице. Он низко склонял голову, и дождь промочил его незащищённый фуражкой затылок.
Вскоре он подошёл к частному дому, окружённому декоративным железным забором, и, поднявшись на крыльцо, постучал в дверь, на которой висела табличка с номером «одиннадцать». Вскоре послышался скрип поворачиваемого ключа в скважине, дверь открылась, и на пороге появился человек, по имени Григорий. Средних лет, непричёсанный и с щетиной. Почтальон протянул письмо, и говорит:

- Всех королева созывает
Во дверец на праздник
Приходите завтра, сэр
На бал, на маскарад!

- Спасибо, буду рад
- Григорий отвечает -
Вот, на чай возьмите.
Но вон почтовый ящик
Когда придёте в другой раз
Туда письмо кладите
В дверь больше не стучите.

И, приняв письмо, закрыл пред почтальоном дверь. Тот снова вышел под дождь, и направился к дому, что напротив. Дом обступали запущенные, пожелтевшие тополя, и столько же неухоженный сад. Почтальон поискал почтовый ящик этого дома, но не нашёл, так как такового и не было вовсе. Пришлось ему стучаться и в этот дом.
Открыла ему молодая девушка, очень строго одетая, и тем только не похожая на монахиню, что не было на ней соответствующего головного убора. Её тёмные локоны лежали на её плечах, и стекали на спину.

Почтальон письмо подал:
- Мисс, вам приглашение
Приходите завтра вечером
На маскарад, на бал
Будьте украшением
На празднике на этом!

- Спасибо вам за это.

Девушка взяла письмо, и удалилась дверь закрыв. А промокший почтальон снова зашагал по покрытому лужами тротуару.

* * *

На следующий день была ясная погода. Как только стемнело, из дома номер одиннадцать вышел человек в высоком цилиндре и ярко фиолетовом костюме с галстуком-бабочкой на горле. В руке трость с причудливым наконечником. Высокомерно подняв голову, красуясь, Григорий отправился на бал-маскарад во дворец королевы.
Спустя некоторое время дверь дома, что напротив отворилась тоже, и оттуда вышла женщина в плаще с капюшоном, похожая в нём на мрачного монаха, либо на похоронную плакальщицу. Она тоже шла на бал-маскарад.

* * *

Дворцовый зал был великолепен. Выложенный мозаикой блестел под сотнями свечей, что горели на свисающих с потолка ослепительно сверкающих люстрах, а беломраморные колонны отбрасывали тени, оставляя стены в потёмках. Громко играла музыка, и люди в костюмах и масках кружили по залу, танцуя вальс. Королева сидела в широком кресле на возвышении, и наблюдала за танцующими, улыбаясь.
Григорий стоял в тени, опираясь на колонну, отдыхая от последнего танца, когда в зал вошла укутанная в грязный плащ фигура. Это была женщина из дома, что напротив дома номер одиннадцать.
Подошли лакеи, и она сняла плащ, и открылся взору её наряд: Ярко алое платье с глубоким вырезом и обнажённой спиной. Оранжевое обтягивающее трико. Юбки свисали только позади, напоминая птичий хвост. На глазах кроваво красная маска, волосы убраны в диковинную причёску. На губах играла улыбка. Лакеи приняли её плащ, и отошли, покраснев.
И обратился старший лакей к королеве:

- Ваше величество, глядите
Видите даму в красном?
На бал явиться в таком виде…
Грозит ли это ей арестом?
Повелите вызвать стражу?

- Вот что я тебе скажу
- Королева в ответ молвит–
Арестовать её мы не прикажем
Гость она на маскараде нашем
Костюм любой позволен тут.

* * *

Григорий подошёл к даме в красном, и произнёс:

- Позвольте пригласить вас
Прекраснейшая леди
Будем танцевать мы вальс
Пока не смолкнет музыка
Как два ярких мотылька
Кружить мы будем вместе.

Она протянула руку, и Григорий склонился чтобы поцеловать алую перчатку. Взявшись за руки, они вышли в центр зала, и закружили в танце.

- Они меня смущаются
- Улыбаясь говорит она -
Но мне это нравится

- Наряд твой откровенный
Цвет алый, дерзновенный…
А в целом, ты прекрасна!

Она улыбнулась, и они закружили ещё быстрее.

* * *

Была тёмная ночь. Кэб остановился у дома номер одиннадцать. Из него вышел Григорий, помог выйти девушке в красном, и, взяв её под руку, отвёл в свой дом.
А во дворце вот-вот закончится маскарад…

Королева встала с кресла, и выпрямилась во весь рост. Громко пропели трубы, и воцарилась тишина.

- Время снимать маски!
- Королева говорит -
Закончим танцы-пляски
И раскрываем без опаски
Настоящие лица свои.

Снимают маски люди, что танцевали во дворце, и в это же мгновение просыпается в постели хозяина дома номер одиннадцать девушка, что из дома напротив. Она резко садится в кровати, потом вскакивает, выбегает на улицу в чём мать родила, и стремглав бежит к своему дому. Подбирает с пола камень, разбивает им окно, и залезает внутрь. Накидывает на себя свою ночную рубашку, и зажигает свечу.
Она медленно подносит свечу к стопке пергамента, что лежит на столе.

- Сжечь, сжечь, сжечь!
Пусть её огонь поглотит
Пусть блудница умрёт в огне
Как будто сразил меч.
Сжечь, сжечь, сжечь!
Пусть в огне она сгорит
Пусть умрёт она во сне
Жизнь спадёт как гора с плеч.
Сжечь, сжечь, сжечь!

Огонь уже охватил письменный стол, и уже перебрался на шторы. Вот он лизнул белое одеяние девушки…
Из дома номер одиннадцать выбежал Григорий, и глазам его предстал охваченный пламенем дом, что напротив. Огонь бушевал и ярился… На его фоне стояла тёмная женская фигура, с горящей свечой в руке. Григорий подошёл, и положил руку ей на плечо.

- Пожарные будут на месте
- Григорий говорит –
Они спасут твой дом!

- Нет, пусть дотла сгорит
- Девушка мрачно сказала -
И распутница, та что была
На бале маскараде том
Пусть сгорит с ним вместе.

- Но это же ты ведь
Была на маскараде!
Зачем сожгла свой дом?
Так чего же ради?

- Я была на балу этом
И дом этот взаправду мой
Так пусть же я вернусь домой
И свершу над собой месть.

И стремительно бросилась в огонь. Раздался душераздирающий крик, и всё стихло.

Сжечь, сжечь, сжечь…
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 705
Репутация: 509
Наград: 15
Замечания : 0%
# 7 21.03.2018 в 03:39
Голосование открыто до 10.04
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 705
Репутация: 509
Наград: 15
Замечания : 0%
# 8 23.03.2018 в 05:33
Нароооод! Голосуем!
Группа: Глава Клуба рецензентов
Сообщений: 83
Репутация: 121
Наград: 4
Замечания : 0%
# 9 26.03.2018 в 14:38
Итак, «оставь надежду всяк, сюда входящий».
Чего я только не пробовал, чтоб как-то оценить эти мюзиклы, даже петь их. Свой выбор я останавливаю на втором, на том, который называется «Мой бог, или поиск». Главная причина в том, что тут присутствует любимая мною драма.
По первому произведению мне сложно что-то сказать, так как мне его чтение далось с трудом. Образы мне показались не теми, что вписались бы в понятие «мюзикл».
Третье мне напомнило детскую сказку.
Ну а тема Malleus Maleficarum в четвертом в моей голове на согласовалась с образом старушки Англии.
Совершенно другое дело представляет собой «Мой бог», в котором переплетены с ненавязчивыми действиями огромные душевные видоизменения.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 155
Репутация: 360
Наград: 11
Замечания : 0%
# 10 26.03.2018 в 17:27
я мог бы и хотел бы отдать свой голос за №4, потому что для проходимцев в мире опер и пьес он самый доступный, в который особо не надо вникать, читаешь себе и все просто, незамысловато. Тут все без напряга - тебе как птенцу кладут в клюв разжеванную историю. Съел и забыл. Что еще нужно для человека, который далек от мира либретто,  оперетто, кантатто и далее по списку.

но отдам голос другому.
тот филигранный труд, проделанный в произведении №2, заслуживает признания.
это читается к каждой строчке, в каждой сцене.
может быть автор ждет, что баллы присудят за открытия, которые он совершил, написав произведение, за философию или драму. Но никак не за старания. Прости, Noen, я не могу иначе.  Для меня это все как ядерная физика, и поэтому за кропотливую работу - мой вымученный балл номеру2.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 312
Репутация: 446
Наград: 8
Замечания : 0%
# 11 28.03.2018 в 01:18
1. Оставило впечатление бытовой пьесы с завязкой на детектив, потому что я не врубилась в концовку. Но, несмотря на сумбур, читается плавно, местами видны рифмы, еще больше местами видны образы.
2. Оставило впечатление JRPG с эпичной красивой драмой, но поданной с нотками пафоса. Метания персонажей от одной крайности к другой, поиск смысла или еще чего-то там. Неплохо отыграно стремление к свободе, освобождение от догм. Поэтическая часть была бы хороша, если бы имела чуть больше реализма.
3. Оставило впечатление качественно написанной пьесы-мюзикла, но, увы, с предсказуемостью в итоге. Действительно хорошо проработана подача, виделась обстановка во время прочтения. Со стихами тоже все вполне неплохо, читается легко и приятно. Отталкивает только сюжет, сказочно-предсказуемый, хотя и обыграный не совсем обычно.
4. Оставило впечатление еще большей сумбурности, чем в первом. Все время кажется, что не все так просто, как выглядит, что есть какие-то скрытые мотивы и события. И либо же все действительно так просто, либо скрыт большой и злой Смысел. Понравилась разве что атмосфера. Поэтическую часть не трогаю, главное, что она хотя бы есть.

Мой голос вряд ли будет объективным (абсолютно не мой жанр, драматургия-мюзиклы и иже с ними). И вообще я вас ненавижу.
Колеблюсь между 2 и 3, между содержанием и формой. Отдам все же голос за №3, потому что оно единственное создало картинку в голове пляшущие скелетики мимими
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 1036
Репутация: 1159
Наград: 36
Замечания : 0%
# 12 02.04.2018 в 08:57
Ну нарооод, ну мы старались... Шо вы все ленивые такие?
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 2
Репутация: 11
Наград: 0
Замечания : 0%
# 13 02.04.2018 в 09:40
Мне понравился номер 3.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 77
Репутация: 244
Наград: 15
Замечания : 0%
# 14 03.04.2018 в 18:22
Номер 1.

Бессмысленная вереница пустых образов, цепляют из которых два-три. Даже как эксперимент это не годится. Например, из подобного последним смотрел фильм "Святая гора" - весьма интересный фильм, в котором вообще всё подряд смешано. Мне он понравился за безумство культурных образов, которое каким-то удивительным образом складывается в единую картину.
У автора данного текста намешано "что-то там", и в этом не хочется разбираться.

Номер 2.

Начало текста очень трудно воспринимать. Среди средневековых баллад, безусловно, есть и глупые, сочинённые на скорую руку, но зачем подражать таким? Лучшие их образцы величественны и трагичны. В отличие от текста про любовь монахини Аделины и странствующего Изидора, посредником в которой выступает голубь Марк.
"Ну все, абсолютно все девушки, грезят принцем на белом скакуне." - автор данным предложением наверняка почти у всех вызвал неприятное чувство, что где-то опять подвох. Подобные фразы я бы назвал Шиловщиной... Интересно, в наше время есть исследователи феномена?
Горячий жгут, выжимание соков... Старая добрая инквизиция?

Номер 3.

Скелеты и есть нежить. Нежить - мертвец (или то, что от него осталось), которое умеет ходить, действовать и слегка думать.
Это поправочка.
Больше нечего сказать. Стихи складней, чем в предыдущих текстах, читаются легче, но в остальном уныние и скука.

Номер 4.

Единственное, что читал с интересом, но как прозаический текст. Вставки стихов, которые должны петься (раз это мюзикл), портят впечатление, потому что опять от этого пения глупых стихов становится как-то неприятно, скучно и уныло.
Я думаю, если автор уберёт стихи и сделает из "мюзикла" рассказ, то будет тысячу раз прав.

Даже в рамках мюзикла текст номер 4 превосходит соперников.

Голосую за номер 4.
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1136
Репутация: 568
Наград: 38
Замечания : 0%
# 15 08.04.2018 в 16:49
Цитата Chelovek ()
Жанр: Мюзикл: главные герои должны большую часть речи и мыслей выражать если не песней, то как минимум в рифму. Песня (или стихи) должна быть главным средством раскрытия главных героев и продвижения сюжета.
Секундант выдал довольно странные (тем и интересные) условия, но чёткий критерий - вот он.

Работа 1 - это как если бы Тимоти Лири в мясо избил старика Беккета,  а тот бы этим вдохновился (в реанимации свободного времени вал).  Но в принципе, слова "музикл" достаточно, чтобы мой голос был не здесь. А оно в работе первое!
Отмечу ещё скверную работу с отбивками и оформлением прямой речи.

Работа 2 - с оформлением речи всё ещё хуже. 
Цитата Chelovek ()
лица настроены на бога
Лица-антенны? А на какой частоте ловится бог? Уж не радио ли это свободного Альбемута?

Мюзикла в работе нет. Перед нами... ммм... вокальная сюита, в которой рассказчик периодически сбивается на прозу (видимо, зависит от сорта текущих грибов). В тексте есть отсылки на обстоятельства и источники - ни понятнее, ни интереснее они его для меня не сделали.

Работа 3 - 
Цитата Chelovek ()
Действующие лица:Дракон в последних сценах в образе женщины.


И здесь с оформлением текста беда. Не люблю придираться к запятым, но блин! Это вторая строчка работы, и реально непонятно, что имеется в виду! Автор, эта неряшка перегрузила программку!

Цитата Chelovek ()
Скелеты пляшут и поют:Эй, славный рыцарь, погоди.
И ты получишь за труды.
Пополнишь скоро ты ряды
Таких же славных тел!
Так тел или скелетел? Или у скелетов испытательный срок в зомбарях?

В общем. простенько, безыскусно и при этом помпезно. Однако, отмечу, понятно и не без юмора, что уже плюс.

Работа 4 - 
Цитата Chelovek ()
табличка с номером «одиннадцать»

Ребята. Я помню тексты турнира - всю подборку отборочного за два дня проглотил. И ни в одном рассказе отборочного не было такой лажи со стилистикой и пунктуацией, как продемонстрировали все четыре квадроэлянта. Будь я случайным прохожим - сказал бы, что в интернете нигде грамотности нет, вот и сайт ФР - не исключение. Но я не случайный. Ребят, что с вами? Вам реально было некогда хотя бы раз прочитать собственные работы? Или это скрытое от публики условие состязания (а с секунданта станется?)) 

(я понимаю, что "музикл" в первой работе - не безграмотность, а попытка пошутить; фейл в том, что попытка не зачтена)

Вернёмся к работе 4. Ей бы корректора - и там будет что читать. Явное влияние Хармса (я знаю. как выглядят его тексты, автор 4, но вы - не он), забавная перекличка с "Маской Красной Смерти" По. Но "этом - это"...

Мой голос - работе № 3. Второе место отдал бы четвёртой. Бронза - работы 1 и 2.

Резюме. Отличная идея дуэли превращена в лютейший трэш вследствие выбора состязающихся. Всё-таки мюзикл - сложный жанр, его не решить одной фишкой (в особенности если она неудачна). Вот если бы работы писать парами, поэт + прозаик, а сюжет строить вместе... в такой дуэли я бы и поучаствовал!
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » №713 Вестсайдская мас-дуэль) (Дамы и господа... Мюзикл!)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz