Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Диана  
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль№739 limonio v.s. Stanislav3001 (проза - фэнтези)
Дуэль№739 limonio v.s. Stanislav3001
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 649
Репутация: 1140
Наград: 39
Замечания : 0%
# 1 25.09.2019 в 22:22

САЙТУ ВИВАТ! ВСЕМ В СИМ ПРИВЕТ!
Предлагаю вашему вниманию классическую литературную дуэль в прозе

Лимонио супротив Станислава трех тысячи первого

оружие проза. жанр: фэнтези
объем не ограничен

Тема: В дар нерожденному

сроки на написание три недели - до 16-го октября, вкл.

голосование от читателя аргументированное, вольнонравное.
секундант определит лучшего среди проголосовавших
(что даст тому право снять замечания о нарушениях, администрацией.)

дуэлянты стреляют по готовности

ПУСТЬ ПОБЕДИТ ЛУЧШИЙ

удача с вами!





флуд нежелателен
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 649
Репутация: 1140
Наград: 39
Замечания : 0%
# 2 16.10.2019 в 23:05
По обоюдному согласию, на волне вдохновения дуэлянтов в большую прозу,
дуэль замораживается до 18-го ноября.
Застынем же в ожидании и предвкушении эпической дуэли года!
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1497
Репутация: 1586
Наград: 52
Замечания : 0%
# 3 18.11.2019 в 00:04
Приветствую вас, дамы и господа.

Хочу в качестве авторского предисловия немного рассказать о представленном на ваш суд тексте. Первым делом надо сказать, что это роман. Да-да, перед вами крупная проза. На этом моменте, полагаю, сразу отсеются 90% читателей, но куда ценнее оттого станут мнения оставшихся десяти процентов.

Когда-то давно на этом сайте в рамках дуэли наш известный мастер пера Волчек написал 120 страниц текста. Мне приятно отметить, что я превзошёл его. Тогда, правда, его очень подвёл соперник по дуэли, поленившись написать хоть что-нибудь. Надеюсь, в данной дуэли такого не повторится.

Сразу хочу предупредить. Я не писал год. Моё прошлое произведение - повесть "Чёрное сердце" - было написано прошлой осенью для 11-го турнира. Так что я вполне осознаю, что немного подрастерял форму и навыки. Но говорят, опять же, что мастерство не пропьёшь. Я постарался выжать из себя максимум возможного и очень надеюсь, что роман получился интересным. Во всяком случае, я вполне спокоен за саму историю и детали сюжета - в этом плане я доволен результатом. По другим же компонентам судить не могу - это уже пусть решают читатели.
К несчастью, мне не удалось выстроить чёткую линию сюжета, поэтому повествование получилось рваным и мозаичным. Это, конечно, минус. Читателя всё время будет швырять во времени и пространстве, подсовывая нам фрагменты из жизни разных персонажей. Я вполне осознаю, что от такой Санта-Барбары быстро можно устать. С другой стороны, читателю предлагается интересная задача: сложить настоящий пазл и увидеть полную картину происходящего. В моём романе объяснено всё: устройство мира, развитие персонажей, их мотивация, цели. Мы можем проследить длинные цепочки событий и увидеть, что послужило причиной или следствием тех или иных моментов.

Очень надеюсь, что сей труд вам понравится. Я желаю вам приятного чтения.

P.s. Эт самое, ребят. Полноценную вычитку сделать не успел, а опечаток там наверняка много. Так что не стесняйтесь и смело сообщайте обо всём, что найдёте. Буду очень благодарен.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1497
Репутация: 1586
Наград: 52
Замечания : 0%
# 4 18.11.2019 в 00:07
Тлеющее небо


Произведение удалено по просьбе автора
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 5 18.11.2019 в 15:01
В ДАР НЕРОЖДЕННЫМ

ЧАСТЬ 1. Оттенки темного

Первым ощущением стал пробирающий до костей холод. Руки и ноги крепко связаны и затекли. Тиранес уже минуту как пришел в себя и судорожно пытался, не открывая глаз, найти хоть какой-то намек на то, где он и что происходит.
- Не притворствуй, эльф. Я чувствую, что ты в сознании.
Голос властный, но приятный. Притворяться далее не имело никакого смысла. Тиранес открыл глаза.
Помещение в котором он находился было довольно просторным. Тусклый свет давали многочисленные, развешенные равномерно вдоль стен, факела. Кроме кресла, к которому он был прикован, в поле зрения из мебели попадал только круглый каменный стол, словно выросший из скалы, а не созданный умелыми руками мастера, настолько гармонично он смотрелся. Присмотревшись внимательней, Тиранес понял что это вовсе не камень - благодаря отблескам света поверхность столешницы переливалась глянцем, от темно-зеленого к беспросветно черному. Неужели это настоящий обсидиан?!
Наконец эльф заставил себя сфокусировать взгляд на обладательнице голоса и сделал одновременно два неприятных открытия. Первое - женщина была драу. Второе заключалось в том, что она была невероятно красива, а на нем самом не было абсолютно никакой одежды.
- Ты, наверное, теряешься в догадках, эльф, что…
- Шлюха! - с кривой ухмылкой выкрикнул пленник.
- Что, прости? - красивое лицо драу исказилось грустной ухмылкой и недоумением.
Она была притягательна, обольстительна, с первого взгляда вызывала бездну образов и желаний. Но это не была красота, присущая эльдарам. Скорее вульгарная, искаженная красота цветка, каким-то чудом приспособившегося жить без солнечного света.
Высокая, немного роста темной добавляли необычные для Империи высокие черные сапоги на каблуке. Платье, смесь черной кожи и белого прозрачного шелка, идеально подчеркивало все соблазнительные изгибы ее, совсем не типичной для эльфийки, фигуры. Густые белые волосы, лицо молодой девушки и большие внимательные глаза. Глаза, будто наполненные вековой мудростью и чернейшей ненавистью колодцы, были единственным, что выдавало возраст королевы тьмы.
- Королева-шлюха! Я знаю, кто ты - Тиранес заставил себя презрительно улыбнуться. Он четко осознал, что умрет, так пусть эта сука не думает что ему страшно. Пусть вспомнит, кого и за что берут в разведчики эльдары! - Не обижайся, дорогая. Зато ты единственная королева, которая по-настоящему отдается своему народу. Ха! Я бы похлопал да руки не поднимаются.
- Ты смелый. - в бархатном голосе королевы тонкими нитями сквозила неподдельная грусть. - Знаешь, когда-то давно, когда мы все были одним народом, эльдар никогда не посмел бы так обратиться к женщине. Тлетворное влияние людей подобно сорной траве, попавшей в прекрасный сад. Рано или поздно, если ее не уничтожить, сорняки начнут править цветами. - она сделала шаг вперед. - У тебя острый язык, может попробуешь перерезать им свои путы и освободиться? Или предпочтешь вымолить им прощение и быструю смерть?
- Думаешь я не понимаю, что ждет меня?! - Тиранес изо всех сил напрягал мышцы пытаясь найти хоть какую-то слабинку в ремнях. - Думаешь, сможешь запугать меня, сволочь? Лучше убей! Я солдат, избавь меня от пустых разговоров! Или развяжи! Хотя вы, драу, чувствуете себя уверенно только когда ваш враг беспомощен. А зачем меня раздели? Тебе так хотелось посмотреть на мужика со здоровой кожей?!
Ситуация была хуже не придумаешь. Тиранес пытался разозлить темную, заставить ее совершить какой-то необдуманный поступок, выиграть себе хоть малейший шанс на побег. Но все было тщетно, в глазах королевы он ловил только любопытство и разочарование. На какое-то время в комнате воцарилась гнетущая тишина, чтобы вновь отступить под разлившимся глубоким, чарующим голосом драу:
- Мне жаль, что ты такого мнения обо мне и моем народе. Ведь в нас течет одна благородная кровь первородных. Мы должны править этим миром, как это было не так давно, какие-то столетия назад! А вместо этого гибнем в распрях друг с другом. Природа плачет, когда погибает существо, рожденное быть вечным. - королева грустно улыбалась, обняв себя руками и потихоньку, неуловимо приближалась к своему пленнику. - Но не будем о грустном. Так или иначе, ты мой гость, и я вовсе не хочу, чтобы ты чувствовал себя неловко. Я приветствую тебя в Д’эстеноре.
В какой-то момент все роскошное одеяние королевы оказалось на полу. Тиранес изо всех сил старался подавить нарастающее возбуждение, пытаясь говорить себе что перед ним кровный враг, что эта женщина явилась причиной гибели тысяч его сородичей. Но ее большая упругая грудь, освещенная игриво пляшущими тенями факелов, ее идеальные округлые бедра, ноги, бледная гладкая кожа… Он злился на себя за эту слабость, а больше на своих тюремщиков не удосужившихся как следует приковать все части его тела.
- Вижу, ты все-таки не совсем против моей компании, эльф, - драу с обаятельной улыбкой склонилась над пленником. Она наклонилась к самому его уху, так чтобы Тиранес мог ощущать ее дыхание, запах кедра и цитруса приятно кружил голову. Легкая приятная дрожь пробежала от лопаток к пояснице. - От длительной изоляции есть свои плюсы, эльф. Когда остатки моего народа, преследуемые нашими бывшими братьями, мужьями и отцами вынуждены были спуститься под землю ради выживания, мы наряду с унижением, обидой и жаждой мести получили нечто равнозначное в подарок. Свободу. Свободу от условностей, свободу выбора, свободу любви. Мы стали почти счастливы. Я верю, что у тебя было много женщин. Конечно эльфиек, ведь вам с малых лет твердят о чистоте и величии рассы. Вас лишают права выбирать. Даже в малом. Поверь, я не понаслышке знаю, что чопорные эльфийки никчемные любовницы.
Она опустилась перед ним на колени и Тиранес почувствовал тепло ее губ, медленные осторожные движения языка. Голова непроизвольно запрокинулась назад, он сделал глубокий вдох, плечи судорожно прогнулись. Голова темной награждая его поцелуями поднималась все выше, Тиранес чувствовал каждое движение ее гибкого, пышущего страстью тела. Ему казалось, что он пьян и желание сопротивляться казалось какой-то давней глупостью, эгоистичной прихотью.
- Ты знаешь, - королева обвила его шею руками и аккуратно, медленно опустилась сверху. Эльф тихо застонал. - Здесь, в нашем новом доме, слово «шлюха» не является обидным. Нет ничего запретного, если это делается ради блага народа!
Она двигалась ритмично, сначала медленно, постепенно наращивая темп. Тиранес слышал ее учащенное дыхание и дышал одновременно с ней. Отвечал на ее поцелуи. Стонал вместе с ней. Ненавидел себя и был счастлив.
- Ты знаешь,- в его голосе появилась напряженная хрипотца. - Если так будет проходить весь мой плен, то я…
Резкая боль в области горла. Слова вдруг превратились в булькающие всхлипы. Дыхание сбилось, лицо и грудь драу покрылись багряными брызгами. Рывками гаснущее сознание говорило, что это возможно его кровь. Но додумать эту мысль никак не получалось. Тьма приближалась сводя стремительно уплывающий из-под ног мир к черной точке за кончиком носа и безграничной чернильной пустоте.
***
Природа плачет, когда погибает существо рожденное быть вечным. Но вся эта сентиментальная ерунда умерла в ней сотни лет назад. Королева смотрела в красивые, замершие в искреннем удивлении, зеленые глаза врага. Его тело покрывали искусные эльфийские узоры, словно книга раскрывающие жизненный путь. Путь воина. Воина, который беспрекословно подчиняясь приказу наверняка убивал и будет убивать её детей. Хотя, уже нет. Финальной точкой в этих проклятых узорах стала открытая колотая рана в горле.
Королева подрагивающей от волнения рукой вытянула из высокой прически ритуальный нож, размахнувшись воткнула его в грудь эльфа и аккуратно, стараясь не повредить, вырезала горячее слабо бьющееся сердце.
Сердце любого существа является огромным источником энергии и с древних времен использовалось в различных темных ритуалах. Сердце же первородных выводило их качество на совершенно новый уровень. А полученное в момент состояния счастья… Королева не удержалась и запечатлела на своем трофее поцелуй. Нельзя было терять ни минуты, совсем скоро это станет обычным куском плоти. Королева поднялась, бросив прощальный взгляд на окровавленное, но по-эльфийски прекрасное лицо пленника, и быстрыми шагами подошла к алтарю.
Обсидиановые алтари стали еще одним неожиданным подарком для изгнанников. Этими артефактами пользовались расы существовавшие задолго до появления первого эльдар. Одним из невероятных свойств обсидиана было уникальное поле, позволяющее ненадолго сконцентрировать всю полученную энергию в пределах алтаря. Ритуалы древних ввиду огромного количества затрачиваемой энергии давали краткосрочный эффект, но оказались куда более практичней современной магии в скорости.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 6 18.11.2019 в 15:15
Королева положила теплое, подрагивающее в последних конвульсиях сердце в центр алтаря. Вся поверхность камня была украшена замысловатыми символами. Нечто схожее с гномьими рунами, но гораздо-гораздо древнее. Она закрыла глаза и начала нараспев читать заученные слова заклинания на потерянном, давно забытом языке. Сначала плавно, постепенно набирая обороты. Слова звучали все быстрее, громче, гортанный рваный язык древних проникал глубоко в голову. Воздух становился тяжелым, тело слегка покалывало, мир вокруг алтаря казалось перестал существовать. Теперь только беспросветная тьма окружала королеву. Мир быстро и беспорядочно крутился, не давая возможности сосредоточиться. Рука с ритуальным кинжалом с трудом поднималась все выше. Королева чувствовала недомогание, десятки голосов что-то шептали со всех сторон - молили, приказывали, смеялись.
В какой-то момент ей показалось, что один голос она понимает, но в этом бардаке было трудно разобрать слова. «Анорсель». Этого не может быть! «Ты не должна!». Показалось, что во тьме появились очертания существ. Одно из них пыталось протянуть к ней руку… «Анорсель!». Но другие руки тянули его назад во тьму. Королева с криком опустила кинжал в центр алтаря.
Она стояла посреди поляны. Вокруг, насколько хватало глаз, все было усеяно трупами. Мертвецы двигались. Мужчины, женщины, на многих имперские латы, некоторые когда-то были эльфами. Они строились в боевые порядки, тонкие нити связывали их вместе и толстыми пучками уходили куда-то вдаль, к их новым безэмоциональным хозяевам. Небо скрыто тяжелыми, грозовыми тучами и вороньем, сопровождавшим это странное воинство. Но птицы не приближались, то что находилось внизу пугало их больше голода.
Картина резко сменилась. Теперь она стояла в каком-то совершенно незнакомом месте. Черная выжженная земля под ногами, ни единой травинки насколько мог охватить глаз. Воздух рябил, было трудно сфокусировать взгляд. Какое-то огромное сооружение напоминающее резную каменную арку стояло посреди этого пустынного места. Странные существа окружили строение - абсолютно голые, кожа переливалась от пепельного до ярко красного, ужасные морды, рога, клыки. Они все были абсолютно разные, даже рост их варьировался от совсем крохотных до откровенных гигантов. Они стояли не двигаясь, не обращая на нее никакого внимания.
Присмотревшись, становилось понятно, что существа образуют собой ровные сужающиеся к центру круги, а центром была сама арка. Королева узнала материал из которого она была сделана. Однажды увидев обсидиан, его больше невозможно спутать ни с чем.
Одно из существ выбивалось из круга. Огромный монстр сидел непосредственно возле самой арки. Неожиданно его голова повернулась в сторону королевы. Их взгляды встретились. Огромные красные глаза с четырьмя черными зрачками. Он видел ее. Кривая похотливая улыбка появилась на уродливой морде чудовища. Его когтистая усеянная шипами рука потянулась к королеве…
Она сидела в комнате, уши заложило от истеричного пронзительного крика. Ее крика. Слезы, застилая глаза, катились по щекам. Было холодно. Королева сидела прижавшись спиной к алтарю, обхватив колени руками. Ритуальный нож лежал в нескольких метрах от нее, перед глазами было растерзанное связанное тело пленного эльфа.
Еле слышный шорох со стороны двери заставил инстинктивно повернуть голову, руки машинально создали перед лицом небольшой портал, который поглотил круглое заточенное острие чакара.
Фигура в черном зависла в воздухе, блеснуло еще одно лезвие. Убийца упустил момент. Королева машинально, практически не задумываясь проделала череду десятилетиями отточенных движений: исчезла в мгновенно открывшемся портале, вышла из него ровно за спиной нападавшего, правая рука перехватила руку с оружием, левая сгребла в охапку длинные черные волосы и с силой вдавила голову нападавшей в пол. После непродолжительной борьбы королева сидела сверху обхватив тело противника ногами, а свободной рукой крепко сжимала горло.
- Ты стала неосторожна, мама,- Нарья даже сейчас умудрялась ехидно скалиться. Красивое лицо окрасилось кровоподтеком и разбитым носом, короткие волосы залиты кровью. - Я первый раз подобралась к тебе так близко!
- Тебе не терпится занять мое место?! - королева злилась на Нарью и одновременно гордилась, девчонка почти достала ее. - Больше тренируйся! Ты предсказуема, самоуверенна, решения принимаешь наобум, без подготовки, полагаешься на случай. Так ты никогда не сможешь стать настоящей королевой!
В лице Нарьи отразилась бешеная злоба, частичка зверя, до поры скрытая темной печатью памяти. Ее гордость. Она всему научится. Королева с теплотой наблюдала, как злоба на лице дочери сменилась смирением и любопытством.
- Не злись, мамочка. - Нарья свободной рукой нежно провела по спине Королевы. - Когда-нибудь я тебя по-настоящему убью.
- Когда-нибудь я смогу тобой гордиться. А пока слушай внимательно. Что-то происходит, грядут перемены. Ты возьмешь сотню воинов и отправишься Домой. В место, которое я укажу. Вы будете наблюдать, собирать информацию и как можно скорее доносить ее в Д’эстенор. Пока понятно?
- Мы возвращаемся?! - лукавые, хищные глаза Нарьи радостно блеснули. - Что ты видела?
- Возможно, дорогая. - королева наклонилась к ее губам и запечатлела долгий поцелуй.- Не подведи меня.
- Я могу взять Истинных?
- Нет! Основу составят наши подгорные друзья. Их можешь не жалеть. Два десятка самцов из Теней и десяток твоих обожаемых Милостивых Сестер.
- Я могу позаимствовать кого-то из зверинца? - Нарья давно освободилась из захвата и теперь сидела напротив, похотливо поглядывая, аккуратно расшнуровывала завязки боевого корсета.
- Ты можешь взять Рнглл’ожа. Но используй его в самом крайнем случае!
Королева больше не желая сдерживаться, потянулась вперед и с силой разорвав проклятый корсет, прильнула к жадно изогнувшемуся навстречу телу Нарьи.

ЧАСТЬ 2. Долги праведных

Звездная ночь, воздух наполнен звуками вставшего на постой военного лагеря: многоголосый говор, лай собак, звон металла о металл, протяжные, наполненные грустью и тоской песни о доме, резкий аромат умирающих в беспощадном огне деревьев. Сотни костров освещают долину.
Сегемир сидел и завороженно смотрел на отблески огня, пляшущие на идеально отполированном лезвии меча Валириха Беспощадного, выискивал знакомые зазубрины на клинке. С виду это был самый обычный меч. Он не мог похвастаться ни дорогой рукоятью (потертый кусок древесины, обтянутый тонкими кожаными полосками), ни богатым навершием, да и гарда была обычной полоской металла. Этот меч не мог похвастаться ничем, кроме своей истории.
Трудно быть старшим сыном одного из лучших фехтовальщиков Империи. Еще труднее видеть, как твоего непобедимого отца нанизывают на острие как свинью. И почти невозможно думать о родовой мести, игнорируя протестующее брюзжание пустого желудка.
Их хирд вторую неделю скорым маршем двигался на запад, по пути подбирая все возможные воинские соединения и отряды. К четырем хирдам северян добавились крылатые кавалеристы Орла, несколько разношерстных отрядов пехоты, отряд арбалетчиков, а уже здесь, под горой их встретила мрачная восьмерка инквизиторов.
Чем больше разрасталась маленькая армия, тем медленней приходилось двигаться. Провиант, который удавалось подхватить по дороге расходился устрашаюми темпами. Хуже всего приходилось лошадям. Наспех организованные отряды фуражиров носились как угорелые по окрестностям скупая втридорога овес, мясо, крупу, соль и фрукты у местных крестьян. Грабить было нельзя. Пить нельзя. Все были вымотаны, а самое отвратное - никто не удосужился объяснить куда они идут и зачем. Настроение в рядах было подавленным. Благо пестрая вереница шлюх и торговцев, будто блохи к хвосту, прицепишаяся в дороге, немного разбавляла обстановку. Девочки работали на износ, с каждым днем их все меньше радовали деньги.
Бойцы из его отряда большей частью спали, стараясь умоститься как можно ближе к огню. Здоровяк Уле как всегда отвратительно храпел, будто захлебывающаяся ворона. Ортунг без устали орудовал точильным камнем доводя до идеала свои многочисленные ножи. Хвалон тихо напевал «Прощальную оду Хелены». Его грудной голос придавал упорядоченность общей какофонии звуков.
Сегемир был самым младшим в отряде. Он прекрасно понимал, что место у огня заслужил не он, это аванс за отцовы заслуги. Предполагалось, что старший сын Валириха окажется не сорняком, а крепким побегом от жолудя могучего дуба. Никто не говорил с ним об этом, но такие вещи чувствовались. Все они ждали, что он облажается. Никто не любит героев.
- Сег, когда человек в мирное время держит в руках меч чаще, чем свой член, это странно. Я волнуюсь, правда. - Уло в своей неповторимой манере неслышно материализовался рядом, сразу же протянув к огню худые пальцы. - Ладно я. Шлюхи начинают задавать вопросы.
- Мне кажется, мы прибыли, брат. Мое первое сражение. Меч должен быть в идеальном состоянии.
- С чего ты взял, что будет сражение?
- А зачем еще тащиться в такую даль с языком на заднице? Поучавствовать в фестивале? Это ведь те самые горы, да? А восьмерка воронья думаешь тут от нечего делать объявилась? - Сегемир поежился. Ему было не по себе. Инквизиторы были редкими гостями на севере. И точно не жданными.
- Те самые, не те самые. От нас тут мало, что зависит. Идем, кажется в шлюхотаборе появились гианы. Хочу успеть пока цветок еще на букет годится.
Сегемир присвистнул от удивления. Девушки-растения были нечастой солдатской добычей. С тех пор как это странное племя зеленокожих лесных жителей во время одной из многочисленных войн покорилось Империи, цены на девушек-гиан взлетели до небес. Инквизиция взяла несчастный народец в свои неласковые объятия, выделив им для жизни кусок паршивого неплодородного пустыря на востоке и жестко контролировала их популяцию.
Чтобы хоть как-то существовать в новом для себя мире, униженные старейшины стали продавать молодняк в бордели, на вырученные деньги покупая необходимые для жизнедеятельности резервации продукты и материалы. Поселения гиан охранялись, контроль перемещений жестко контролировался, мужское население вырезалось практически под корень.
- Сег, правда, будешь сидеть один. Пялиться на сраный меч.
Уло нетерпеливо переминался с ноги на ногу, острые тени плясали на его конопатой физиономии. Ортунг, хмуро взглянув на братьев, направил в лицо Уло один из своих наточеных до смертельной остроты клинков:
- Если к рассвету я не досчитаюсь в строю ваших задниц, найду и пополню коллекцию.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 7 18.11.2019 в 18:02
Из-под засаленной бороды показались гнилые зубы ортунга. Что-то среднее между улыбкой пастушьей овчарки и остатками сгоревшего сарая. Ортунг был хорошим человеком и отличным бойцом. Говорят на войне приобретаются самые невероятные привычки. Кто-то после боя покрывает тело новым рисунком, кто-то вырезает талисманы из щитов поверженных врагов. Их бравый командир отрезал уши убитых вражеских солдат и пришивал их к своему плащу. Каждому свое.
- Не переживай, командир. Мы будем на месте. Я присмотрю за ним. - сказал Сегемир вставая. Теперь клинок был идеален. Он с громким «вж-жик» вогнал меч в ножны.
- Не связывайтесь с гвардейцами. Ублюдки обдерут вас как липку. - тем временем вещал ортунг, нервно виляя ножом и таращась на них полубезумными глазами. - Не трогайте заносчивых конных засранцев. У них с лошадью только одна башка думающая. И она не разговаривает. А с черными магическими говноедами вам болванам и подавно делать нечего.
- А есть в славном имперском войске хорошие солдаты? - невинно поинтересовался Уло.
- Все хорошие солдаты здесь! Север! - вдруг заорал ортунг, вскинув вверх руку с клинком. - Только север растит настоящих солдат! Север! Север!
- Заткнись, жопа северная! - раздался заспаный хриплый голос со стороны соседнего костра.
- Я спать хочу, дерьмо ты сраное!
- Молокососы. Отоспитесь, когда сдохните. - с каким-то неожиданным подобием нежности пробормотал ортунг, опускаясь на место, полностью погрузившись в заточку очередного ножа. На братьев он больше не обращал никакого внимания.
Они сновали между бесконечных костров, невольно подслушивая обрывки фраз на многочисленных языках и наречьях. Солдатская болтовня: шлюхи, оружие, выпивка, сегодня звучала как-то иначе. Не так беззаботно. Видимо так всегда происходит перед битвой. Сегемир не убирал руку с навершия отцовского меча. Кусок резного металла придавал уверенности. Месяцы изнурительных тренировок, ссадин, порезов, травм. Завтра он возможно наконец покажет чего стоит.
Почему-то вспомнился последний разговор с матерью. Было начало года. Имперские вербовщики вот-вот зайдут в деревню. Он не должен был идти в армию, возраст позволял остаться. Активных войн не велось, молодежь могла выбрать мирное ремесло. Мать много говорила, казалось что сама с собой. Рисовала мирное будущее кузнеца или крестьянина. Зачем? Если с того самого дня, как убили отца он принял окончательное решение.
Вспомниля другой день. Он ждал их с рассветом. Хлопья тумана стекали со стен и деревьев, будто забродившее молоко, коверкая окружающую действительность, мешая рассмотреть что находится за пределами вытянутой руки. Монотонный цокот копыт возвестил о приближении небольшой процессии. Сегемир помнил первый детский ужас, который испытал, когда впервые увидел, как из предрассветного сумрака выныривает всадник с волчьей головой. Двухголовый волк Ог, согласно легенде, забирал детей севера на войну, а его беззубый одноглавый брат Ор провожал в последнюю дорогу.
Спустя много лет, он встретил жуткого наездника с радостным трепетом, с поднятым над головой клинком и рвущемся из груди воплем.
- Ты никогда не думал, зачем все это? - голос Уло раскаленными клещами вырвал его из раздумий.
- Зачем что? - раздраженно бросил Сегемир споткнувшись о чью-то некстати подвернувшуюся ногу. В спину посыпалось недовольное сонное бормотание.
- Война. Сражения. Битвы. Смерть. Почему одни существа убивают других? Что такого совершили драу, за что мы их так ненавидим? С чего вдруг сучьим гномам разрешено иметь рабов на рудниках? Во что превратились эльдары? Посмотри на него!
К группе арбалетчиков прибился грязный, дурно одетый, худой как древко копья, эльф. Попрошайка, таких множество бродило по городам и весям. Первородные были единственной расой на которую алкоголь оказывал такое страшное действие. Раз пристарастившись, эльфы словно безумные начинали искать пойло повсюду, упиваясь до изнеможения, скатываясь на самое дно городский трущоб. Их бессмертные, вечно молодые лица со временем покрывались морщинами, будто лица трупов, угодившие в сети, волосы теряли цвет, а тела дряхлели. Не люди, вино победило бессмертных, превращая слабохарактерных в уродливых стариков, пускающих слюни на бокал вина.
Сегемир с отвращением отвернулся, когда эльф под хохот солдат, крепко зажав в руках кожаную флягу, принялся целовать солдатские сапоги. От этого отвратительного зрелища что-то когтями проскребло внутри. Сегемир ускорил шаг.
- Ублюдок сделал свой выбор. Никто его не заставляет поступать так. Никто.
- Но…
- Заткнись, Уло. Мы почти пришли.
Эта часть лагеря была освещена гораздо лучше, разрезая пространство рядом розовых и зеленых шатров. Суровый, тучный, чернокожий апфар развалился на подушках, на звук определяя количество монет, которые нетерпеливо бросали в его широко раскрытую суму посетители. Его бородатое, покрытое рисунками и золотыми кольцами лицо, будто лик давно забытого бога парило в табачных клубах кальяна. Пара подтянутых, одетых в черный кожаный доспех звероподобных орка развалилась на земле у него за спиной. Телохранители лениво переставляли фигуры на большой красно-черной доске, казалось не обращая ни малейшего внимания на происходящее. Но в армии любой знал - не стоит недооценивать их внимательность. Южане не доверяли свои паршивые жизни кому попало.
Братья равнодушно прошли мимо очереди желающих продажной любви солдат. Сегодня их интересовало более утонченное предложение. И хоть это были последние монеты в кошеле, но, как любит говаривать Хвалон, кто знает что будет завтра? А сегодня был шанс отведать знаменитого на всю Империю тела гианы. А завтра он может сдохнет, а может разбогатеет убив важного противника.
Внезапно из тени ближайшей палатки наперерез юркнула стройная фигурка. Сегемир впервые видел гиану, ошибиться было трудно: кожа нежно-зеленого цвета, темные раскосые глаза, бледные волосы торчком, будто молодые побеги пшеницы, маленькая, стройная, полногрудая. Девушка была полностью обнажена и за короткий промежуток времени, который потребовался гиане, чтобы преодолеть разделявшее их расстояние, Сегемир успел отметить, чтот тело ее лишено какой-либо растительности. После немногочисленных человеческих женщин, которых он успел познать, это показалось очень необычным, вызвав мгновенное непреодолимое желание.
- Пожалуйста, пожалуйста! - голос гианы был мелодичным, звонким как у ребенка. Она стояла на коленях, неловко хватала за руки то Сегемира, то Уло. - Я не должна находиться тут. Это ошибка. Я принцесса Л’аро. Помогите. Умоляю! Помогите. Я не могу вернуться к этому страшному человеку.
Сегемир старался справиться с нахлынувшими на него чувствами. Гианы были отверженным народом, любая помощь им была полнейшим самоубийством. Уло с перепуганными глазами вертел головой по сторонам так, будто кто-то невидимый без устали хлестал ему по роже пощечины. Каким-то чудом никто не обратил на них внимания. Но долго так продолжаться не могло.
- Послушай! - Сегемир крепко сжал ладонь незнакомки, не давая ей шанса убрать руку. - Нам даже говорить с тобой нельзя за пределами шатра. Тебе лучше уйти.
Где-то за шатром прекратилось журчание воды, что непостижимым образом сказалось на их новой знакомой - гиана как собака стала жаться к ногам, ускоряя до нечленораздельного «пожалуйста, помогите», «пожалуйста, пожалуйста».
Сегемир чувствовал себя растерянным. По-хорошему стоило притащить красотку-гиану апфару, пусть сам разбирается со своей бунтующей собственностью. Но что-то в облике этой хрупкой маленькой девушки ( девочки, кто их знает этих гиан?) заставляло его медлить. Он только собрался сказать что-то ободряющее, даже предложить помощь, но как завороженный уставился на нечто огромное выдвинувшееся из шатра. Это скорее всего был человек, хотя и невероятно высокий. Лицо гиганта не скрытое куцой рыжей бородой покрывали узоры отвратительных шрамов, правый глаз глядел безжизненно, скрытый белесой пленкой. Из одежды на незнакомце была только кольчуга, подчеркивающаю узловатые, бугрящиеся мышцами руки. А больше всего Сегемира нервировал таких же ужасных размеров член, не замечать который, учитывая рост незнакомца, было невозможно.
- Моя деревянная женщина решила подышать перед вторым заходом? - громыхнуло сверху грубым басом.
Сегемир внутренне похолодел. Встретился с полубезумным взгядом гианы, перепуганными глазами Уло и все-таки решил попробовать поговорить:
- Девушка утверждает, что она принцесса. Есть повод попробовать разобраться. Я...
- Так я трахну ее по-королевски. - прогремел великан приближаясь к их нелепой троице на расстояние вытянутой руки. Сегемиру приходилось закидывать голову, чтобы смотреть в мерзкое лицо гиганта, тем более, что зрелище на уровне глаз было гораздо хуже. - А так, кому какая разница кем величает себя это отребье?! Иди сюда, девка!
- Послушай, я…
- Послушай ты! Я сегодня кого-то трахну, малец. - массивный, грязный палец здоровяка застыл у самого носа Сегемира. От мерзкого пришельца тошноворно несло пойлом. - И это будет либо она, либо ты. А может, даже вы оба.
- Я сын Валириха. Первого меча Империи. Не смей говорить со мной в таком тоне!
На какое-то время все замолчали. Сегемир нервно сбросил сковавшую локоть руку Уло и взялся за рукоять меча. Имя отца уже не раз выручало его из неприятностей, должно было выручить и сейчас. В ногах поскуливала гитана, в спину нервно дышал Уло, на две головы выше застыл с тупой ухмылкой его огромный противник, а на периферии зрения раздражающе покачивался в унисон с хозяином огромный набухший член.
- Я знал твоего отца. - наконец добродушно заговорил гигант, вселяя надежду на мирный исход разговора. - Хитрый кусок дерьма, который выходит сражаться, только заранее зная, что противник гораздо слабее. Жалею, что не удостоился чести нассать на его вялый труп в свое время.
Кровь бросилась в лицо. Сегемир зарычал, резко освобождая клинок из ножен. И вдруг мир взорвался красками, он почувствовал как тело поменяло плоскость, теряя ориентиры в окружающем пространстве. Ноги почему-то подались вперед, а голова с глухим стуком ударилась в землю, обдав сладковатой болью зубы.
Все кружилось, казалось он бегает по кругу вокруг своей же головы. Ужасно хотелось блевать. Откуда-то издалека доносился голос Уло, заунывные крики гианы.
- Вставай, Сег, вставай. Проклятье, я думал ты умер! Вставай.
Он с болью открыл глаза и съеденное за день тут же с мерзким хрипом вырвалось наружу. Огни костра мерцали и двоились. Уло что-то кудахтал, закидывая руку Сегемира себе на плечо и с натугой отрывая его от земли. Из палатки доносилось рычание, противные шлепки и плач несчастной гианы.
- Я убью его… - губы не слушались и вместо внушительной угрозы Сегемир услышал свое же невнятное мычание.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 8 18.11.2019 в 18:13
- В другой раз. Я думал он убьет нас обоих. Я никогда такого не видел. Чудовище, а не человек.
Уло, спотыкаясь, уводил его все дальше от злосчастной палатки. Голова гудела, как упавший колокол, огни костров резали глаза.
- Какой ты трус, Уло. Какой ты грязный трус. - бормотал устало Сегемир, с трудом передвигая непослушные ноги. Он с облегчением нащупал в ножнах родную сталь отцовского меча.
- Он бы убил тебя, тупого кретина. И заодно меня. Ради чего все это было? Ради шлюхи?!
- Заткнись, Уло. Это была очень красивая шлюха…
Предаваясь вялой перебранке, они наконец добрались до стоянки отряда. Сегемир грузно рухнул на свое место у костра, его бил озноб, а из головы, казалось, выползают в ночь огромные ежи. Уло влил ему в рот остатки моратовой водки из дневного пайка и заботливо укрыл плащом. Сегемир успел подумать, что это очень странно на протяжении всего похода не замечать в лагере такого огромного ублюдка, и погрузился в тревожный, полный болезненных видений, сон.

***
- И каковы наши шансы?
Рагмар по очереди посмотрел на братьев из ордена, горбоносого, старого генерала Рамаля ам Стоуне и раскинувшуюся впереди панораму. А там, во имя святой чистоты Хелены, было на что посмотреть.
Внизу простиралось довольно широкое плато, будто великан ложкой выел в горе углубление. Склоны гладкие, как яйцо, а растения настолько неприродно яркие, что сводило зубы. И только темная цепочка вражеских солдат на противоположном склоне придавала окружающему хоть какую-то зловещую реалистичность.
- Так что, сколько их там, Рамаль?! Не хочется топтаться на месте еще дольше. Это просто стыдно! - нетерпеливо бросил Рагмар, все больше раздражаясь.
- К сожалению не имею ни малейшего понятия. Ни один разведчик не вернулся. Мы находимся в полнейшей неизвестности относительно численности противника и видах его войск. Также не знаем, как давно они тут. Успели ли подготовиться, какие ловушки ожидают внизу. Мы не знаем ни-че-го.
Если бы взгляд мог уничтожать, старый дурак уже должен был вплавиться в камень у себя под ногами. Но нет. Стоит рядом. Смотрит на него своими честными, тупыми глазами человека, сделавшего все возможное, из того чему смог обучить учебник. Выскочка, из тех, кто добивается высоких чинов, благодаря родственным связям, компенсируя талант исполнительностью и лизоблюдством.
- Чудесно. И какую тактику Вы выберете, генерал?
- Кавалерия на фланги, пехота в две шеренги. Арбалеты делают залп, отступают за хирды северян. Затем отходят на фланги поддержать кавалерию. Если численное преимущество на нашей стороне, мы возьмем их в тиски и уничтожем всех до одного. Если нет, остается положиться на доблесть наших солдат.
Все это генерал проговорил таким равнодушным тоном, будто сейчас будет плановое построение, затем парад, а потом он как обычно отправиться ужинать со своей моложавой женушкой, да и в принципе вся эта суета не займет больше пары часов. Рагмар как раз собрался высказаться без всего этого пахнущего дерьмом этикета, когда услышал спокойный, будто вечерний прибой, голос Кар-эла:
- Стройте солдат, генерал. Отдавайте приказы. Скоро начнется.
Рамаль, явно обрадованный возможности покинуть общество нелояльных к его высокой особе инквизиторов, молодцевато сорвался с места и посеменил сквозь ряды солдат, на ходу отдавая распоряжения адьютантам.
- Ты видишь следы от воронок, брат?
Кар-эл был старшим в отряде. Настоящий великан, великий воин, легенда. Его огромные ладони крепко сжимали старый, потертый боевой молот, которым, пожалуй, только он один и мог управляться, а за густой, черной бородой прятался рот из которого редко и с неохотой выбирались слова.
- Вижу. Здесь сраные драу. Будет жарко.
- Скоро все начнется. Смотри.
Рагмар проследил за цепким взглядом старшего товарища. От вражеской шеренги отделилась фигурка, лихо скатилась по склону, едва коснувшись ногами плато оттолкнулась, сделав в воздухе кувырок, приземлилась, пробежав вперед, остановилась в самом центре плато и подняла вверх правую руку с чакаром. Теперь было точно понятно, что это девушка. Заныл старый шрам на бедре. Рагмар хорошо знал насколько чакар опасное и подлое оружие, и как с ним умеют обращаться бледные остроухие потаскухи.
- Вызов? Надо же. Предлагаю нашпиговать ее арбалетными болтами. Хоррошее будет начало. - Рагмар хищно осклабился. Все происходящее ему абсолютно не нравилось. Что-то было не так. Что-то, помимо всего, что уже есть, было не так. - Как ты на это смотришь, брат?
Рядом раздался шорох и звук, с которым нечто тяжелое съезжает с откоса, по горе застучали мелкие камни, а за спиной Кар-эла заклубилась пыль. Проклятый идиот. Великий боец и одновременно тупой идиот. Придется брать ситуацию в свои руки.
- Ну! Чего уставились? Генерал, солдат на плато! Командуйте, командуйте! Вперед!
И склон ожил. Оползень из имперских солдат устремился вниз. На какое-то время стало непонятно что вообще происходит. Только недовольное ржание коней и окрики людей вокруг. С противоположной стороны плато заклубился симетричный пыльный поток.
Рагмар осмотрел оставшуюся шестерку инквизиторов, жестами приказал рассредоточиться и вслед за всеми отправился вниз. Ему не терпелось насладиться поединком. Можно было не сомневаться в Кар-эле. Этот кроткий убийца знает свое дело. Их всех ждет отличное представление.
Он поспешил занять место впереди строящейся цепочки арбалетчиков. Кар-Эл делал последние шаги к драу, с отвратительным скрежетом волоча свой ужасный молот. Наконец они встретились: два черных сгустка, огромный инквизитор и маленькая хрупкая девушка-драу.
С противоположной стороны импровизированной арены собрались шеренги противника. Теперь становилось очевидным, что численное превосходство на их стороне. Худые шеренги карликов в тяжелой броне (видимо драу во время изгнания в подземельях поработили какие-то гномьи племена) да несколько десятков остроухих. Слишком просто. Если начнется драка, имперцы раздавят их. Это будет бойня. Все не может быть так легко.
Тем временем поединщики начали. Рагмар не мог слышать о чем они говорили, но в какой-то момент с губ девчонки сорвался короткий крик и она буквально упала в открывшийся за спиной портал. Несколько долгих мгновений ничего не происходило. Рагмар про себя отметил мастерство драу - не каждый сможет так долго бродить портальными тропами и вернуться обратно. Не говоря уже о том, чтобы выйти в задуманом месте.
Кар-эл оставался неподвижен. Обе стороны застыли в ожидании. Само небо, будто почувствовав общее напряжение, закрылось тяжелыми тучами. Рагмар только сейчас обратил внимание, что за все время пути по проклятым горам им не встретилось ничего живого: ни птиц, ни зверей, даже мухи избегали лагерных ям с испражнениями.
Неожиданно Кар-эл поразительно резко для своей массы отскочил в сторону, за мгновение до того как эту часть пространства наискось прорезало лезвие чокара. Драу в свою очередь с немыслимой для человека гибкостью уклонилась от просвистевшего над ее головой молота и отскочила назад. Все. На этом время обмена любезностями закончилось. Инквизитор замер в боевой стойке не пытаясь контратаковать. Темная замерла в десятке шагов от него низко прижимаясь к земле. Теперь сучка уже не казалась такой самоуверенной. Рагмар удовлетворенно провел рукой по подбородку. Ладонь прошуршала по недельной щетине. Ничего, еще совсем немного и это кошмарное путешествие закончится. Как только Кар-эл покончит с этой девчонкой-драу.
На поле боя творилось немыслимое. Темная без перерыва исчезала в порталах, появляясь над инквизитором под самыми неожиданными углами. Скорость этих атак была настолько велика, что уследить за ходом боя обычному человеку больше не представлялось возможным. Рагмар и сам еле успевал отслеживать замысловатые пересечения энергетических линий, в который раз мысленно отдавая дань уважения мастерству драу.
Кар-Эл без устали орудовал молотом, создавая вокруг себя смертоносную сетку ударов, постоянно перемещаясь. Это был танец. И в этом танце любая ошибка будет стоить жизни.
Раз или два темная достала инквизитора по касательной. Брат стал прихрамывать на левую ногу, пятно на залитой кровью мантии слишком облегало бедро. Со стороны казалось, что Кар-Эл устал. Удары его стали менее резкими. Тело покрывалось новыми ранами, пусть не смертельными, но драу была цела и невредима, а инквизитор истекал кровью, каждую секунду теряя драгоценные силы. Рагмар сжал кулаки. Было с трудом преодолимое желание отдать приказ арбалетчикам. Но он верил в непобедимого брата. Он справится. Кто если не он?
В какой-то момент драу исчезла дольше обычного. Кар-Эл крутился на месте, со стороны казалось, что он испуган и паникует. Его лицо, мантия, ладони - все было в крови. Рагмар сделал несколько шагов вперед, на ходу доставая из ножен два коротких меча. Если брат Кар-Эл падет он будет готов отомстить. Плевать на тупой этикет.
Кар-Эл тем временем перестал крутиться, замер к чему-то прислушиваясь и, резко заорав, опустил молот в пустое пространство перед собой. Первые мгновения Рагмару казалось, что глаза его обманывают. Он увидел Кар-Эла держащего обеими руками перед собой молот. Голова драу исчезла и, казалось, что тело девушки это экзотический постамент, воздвигнутый посреди горной поляны, а инквизитор будто герой древних времен старается вырвать из ее тела заповедное оружие.
Размышления его в потонули в победном вопле солдат, сквозь который тонкой ноткой пробился полный отчаяния женский вопль с противоположной стороны. Кар-Эл высоко поднял руку с окровавленным молотом призывая атаковать.
Прозвучал рог, послышались стандартные приказы и войско имперцев ломая ряды, срываясь на бег двинулось вперед. Противник оставался неподвижен, казалось после гибели лидера, они решили просто принять неизбежное. Яростный крик наполнил плато, отражаясь от стен и многократно усиленный, рвался в небеса, оповещая всех возможных богов о грядущей победе.
Поравнявшись с Кар-Элом, Рагмар хотел было дружески хлопнуть по плечу старого боевого товарища, но отдернул ее, подавив изумленный крик. Непобедимый инквизитор умирал, каким-то неимоверным усилием держась на могучих ногах. Лицо его посинелоя и покрылось вздувшимися венами, выпученные глаза глядели вникуда. Лезвия чокаоа были смазаны ядом. Подлая и несправедливая смерть. Когда он аккуратно опустил тело Кар-Эла на землю, тот был уже мертв.Еще один счет к темным. Рагмар постарался восстановить дыхание, отодвигая горе на задние планы сознания. Время расплаты придет.
Он трусцой отправился догонять войско. Впереди арбалетчики припали на колено, готовясь первым стальным роем прорядить шеренги противника, пехота позади них выстроила ровные стены щитов, всадники, будто стайки крылатых наездников, сверкая доспехами готовились ринуться в атаку. Позади всех маячила группка всадников, возглавляемая болваном Рамалем, восседавшем с видом завоевателя на прекрасном вороном. А что, может себе позволить. Все идет по плану, пусть и примитивному. Как же Рагмар не навидел сейчас старого мерзавца. За то, что жив. За то, что припищет всю победу себе, а Кар-Эла, как и остальных сожгут после боя и память о нем - только потухшая свеча в Цитадели. Как же ему хотелось убивать!
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 9 18.11.2019 в 21:55
Внезапно оглушающий нечеловеческий рев сотряс горы, перекрывая собой все остальные звуки. На противоположном утесе показалась огромная фигура монстра. Это был ящер, гигантских размеров, гибкий, подвижный, с огромной вытянутой мордой, полной зубов, размером с копье. Чудовище опоясывали сдерживающие нити, контролирующих его колдунов. Ошалело осмотрев поле будущей битвы, чудовище оттолкнулось всеми четырьмя конечностями от утеса и преземлилось в самую гущу пехоты. Те, кто не погиб под его тяжестью, умирали от когтей и зубов. В считанные мгновения имперский центр превратился в кучу разорванной, раздавленной, умирающей плоти. Несколько аралетных болтов отскочило от шкуры ящера не причинив последнему никакого вреда. Следующим прыжком тварь достигла правого фланга и принялась уничтожать задержавшуюся кавалерию. Кони, с расширенными от ужаса зрачками, сбрасывали седоков и разбегались в разные стороны, большей частью погибая под молниеносными ударами лап.
Имперское войско превращалось в открытое кладбище. Битва еще не началась, а плато уже было усеяно разорванными телами, оторванными конечностями, искореженными бесполезными доспехами, наполнилось полными невыносимой боли стонами раненых и умирающих.
Еще немного, и не подвергшиеся атаке части в панике побегут. Рагмар мучительно ощущал, как убегают секунды. Он знал, что должен делать. Не было времени рассуждать о происхождении монстра, выбирать тактику. Решение он принял почти инстинктивно, моля все земное и небесное, чтобы сердце у твари оказалось там, где и должно быть сердце у живого существа, иначе все впустую.
Оказавшись в непосредственной близости от бушующего ящера, Рагмар постарался без лишних эмоций расчитать несложную вероятность его передвежений, затем выдохнул и, разбежавшись, на ходу вынимая два коротких, обоюдоострых серпа, нырнул в открывшийся портал.
Время в портале стандартно текло гораздо медленней. Не обращая внимания на тут же заполнивший теневой тоннель многоголосый шепот, Рагмар устремился вперед, над простирающейся внизу бойней, в самое нутро монстра. Он не слышал, чтобы когда-то делали подобное и разумно оценивал свои шансы выйти живым из такой авантюры, но сдохнуть было меньшей неприятностью, чем победа остроухих. Это будет его месть за Кар-Эла.
Расстояние до монстра сократилось до нескольких шагов, у инквизитора было всего мгновение, чтобы нанести удар и постараться остаться в живых. Он прыгнул прямо в грудную клетку чудовища, одновременно нанося быстрые круговые удары серпами и открывая новый портал, в этот раз в неизвестность. За те мгновения, что Рагмар провел в теле монстра его тело обдало нестерпимым жаром и смрадом, а кости, казалось, вывернуло наизнанку. Он вынырнул на плато, жадно глотая свежий воздух, корчась от нестерпимой боли. Одежда насквозь пропиталась кровью ящера и теперь активно заливалась его собственной кровью. Видимо, его угораздило попасть в соединения ребер, левая часть тела казалась пришитым бесполезным мешком. Рагмар только невероятным усилием воли не терял сознание. Он был жив! Жив! Никто еще не делал ничего подобного!
Со злорадным удовлетворением Рагмар слушал предсмертные визги бьющегося в жуткой агонии монстра. Видел печальные, огромные желтые глаза животного спущенного с поводка, брошенного хозяином. Что-то еще клубилось вокруг зверя: тонкая красная энергетическая паутина будто опутала поле боя, цепляясь липкими щупальцами ко всему живому. Внезапная мысль заставила инквизитора мучительным усилием опереть на локоть изможденное тело. Все плато теперь виделось в совершенно другом ракурсе, рисунки из древних книг, переворачиваемые невидимой, торопливой рукой, заскакали перед глазами. Как же просто! Почему он не обратил внимание раньше? Теперь во что бы то ни стало, Рагмар обязан был выжить, рассказать. Возможно еще не поздно…
Мимо проносились бойцы, свистели стрелы, слышались оскорбления, крики, стоны. Над Рагмаром нависла длинная тень. Облаченный в стандартно черное драу паскудно ухмыляясь занес над Рагмаром изогнутое лезвие эльфийского меча. Он еще успел раздраженно подумать, что все это абсолютно, вопиюще не вовремя, когда меч с мелодичным присвистом юркнул в сторону его одереневевшей от напряжения шеи.
***
Голова инквизитора, легким движением отделенная от тела, ткнулась носом в землю под его ногами. Дрис-афин-Мае ликовал. Убив ворону, он заслужил честь своему дому. И плевать, что поединок был не совсем честным. Какие тупые рожи были у смертных, когда они узрели Рнглл’ожа. А это ведь не самая опасная зверушка, пойманная темными в мрачных подземельях.
Нарья, эта заносчивая сука мертва. Любимица Королевы дала убить себя человеку. Позор! Пора сбрасывать женское правление. Великие дома в кулуарах намеками и полужестами много лет обсужают возвращение патриархата. И дому Мае еще предстоит занять в нем подобающее происхождению место!
Он двигался легкий как ветер, быстрый, как полет чокара. Жажда убийства томила его, сердце радостно вздрагивало после очередного поверженного врага. Убивать человечьских выродков было легко: медленные, слабые, идеальная добыча. Он, играясь, отрубил обе кисти попавшемуся на пути арбалетчику. Оставить его в живых с таким увечьем показалось очень забавным решением. Затем нырнул в порта и выпрыгнул за спиной здоровенного щитоносца, наполовину всадив меч в надплечевую яму. Сегодня имя Дриса-афин-Мае будет вписано в «Деяния» его дома, никто не сможет помешать ему добыть славу!
Он видел, что темные властвуют на этой части поля. Зверь постарался на славу, теперь о численном превосходстве можно не думать, началась резня. Дрис упал на колени уворачиваясь от удара топором, ударом наотмашь перерезая пополам ногу очередного уродливого человека. Люди все были отвратитетльны, драу не испытывал ничего, кроме омерзительного удовольствия, уничтожая их.
Увидев цепочку арбалетчиков и группу чудом уцелевших кавалеристов Дрис, выбрав точку подальше, ретировался в очередной портал. Силы его были на исходе, но и битва судя по всему тоже. Он уже приготовился вернуться в реальный мир, когда на перерез его тоннелю теней раскинулся еще один и внезапно появившийся клинок на бегу распорол его защищенный тонким кожаным доспехом живот. Тоннель стал стремительно рушиться, грубо бросив пораженного темного на каменистый участок плато. Живот жгло огнем. Он постарался крепко зажать рану, сгруппироваться, чтобы осмотреться и встретился глазами с имперцем. Молодой человек, с лицом усыпанным мерзкими точками, взъерошенный как вышедшая из плавней собака. В глазах - панический ужас, а руки до побелевших суставов сжимают приклад арбалета. Направленного ему в голову. Дрис в каком-то глупом порыве выпятил вперед руку, как будто это могло защитить от арбалетной стрелы и уныло подумал, что для «Деяний», увы сегодня поработал недостаточно. В последний раз взлянув на человека, он увидел как тонкий бледный человеческий палец с силой вдавливает курок.

***
Корнелий дрожащими руками отбросил бесполезный арбалет. Его трясло и арбалет был не тем оружием, которое годится для быстрого боя. Тем более в таких условиях. Он с сожалением посмотрел на тело драу, ладонь которого он только что буквально пришил к голове, почувствовал горькое раскаяние и дал деру.
Война явно была не его коньком. Прельстившись как и все мальчишки в деревне на торжественные речи вербовщика, Корнелий решился. Как много он отдал бы за мирную работу на ферме, дома, с отцом и братьями. Снова есть по утрам горячий хлеб из печи и парное молоко. Видеть ласковые глаза мамы. Он не герой. Это точно. Хотелось кричать об этом, но какой толк?!
Он видел как погиб генерал Рамаль. Попал под страшный удар хвоста монстра. Так в самом начале армия потеряла командование. Командиры отрядов и горстка инквизиторов сдержали отступление, но это было безумие. Да и сейчас тоже! Главное выбраться отсюда живым, любым способом, любыми путями вернуться домой. Плевать, что подумают люди…
Впереди прямо на него, раскинув золотые крылья, неслась имперская кавалерия. Корнелий замахал руками, оповещая о том, что он свой, но всадники, казалось пришпорили коней еще больше. Он резко обернулся в поисках укрытия и только сейчас понял причину этой стремительной атаки. За ним уже какое-то время бежал отряд недружественных гномов, а он оглушенный собственными страхами даже не обратил на это внимание.
Расстояние до обеих групп сокращалось так стремительно, что Корнелиус не нашел ничего лучшего, чем упасть на землю, свернуться клубком и обхватить руами голову. Над ним пронеслись первые кони, он чувствовал прикосновение тяжел копыт к волосам, но боялся пошевелиться. Над ним раздавалось ржание, крики, лязг металла. Чувствуя, что бой сместился, он наконец решился открыть глаза. Имперцы победили и теперь гнали удирающих гномов по равнине.
На плохо гнущихся ногах он постарался двигаться дальше. Поле боя превратилось во что-то невероятное. Казалось все резко сошли с ума. Обе стороны будто бы захватило боевое безумие. Недалеко драу с огромным северянином катались по земле, впиваясь в лицо друг другу. Дальше инквизитор, охваченный жутким зеленым огнем, выпрыгнул из портала в группу гномов и они, презрев жар, набросились на него, словно завороженные. Даже будучи охваченными перекинувшимся страшным огнем, задавили его количеством, продолжали наносить многочисленные удары по распростертому трупу.
Все плато покрылось трупами, залилось кровью. Корнелиусу на секунду показалось, что проклятая гора движется, будто радуется наполнившему ее недра горю. Он даже не пытаясь вытирать слезы побежал дальше. Прочь от этого кошмара. Прочь!
Он, ломая ногти, стал карабкаться по склону наверх. Как только он достигнет вершины, будет спасен. Еще немного. Непослушные ноги соскальзывали, норовя веруть незадачливого солдата к его страшному долгу. Но нет, последние метры преодолены. Корнелий не сдержав безумной улыбки закинул руки за край и подтянул тело наверх. В последние мгновения своей жизни, он вдруг с ужасом осознал, что почему-то именно сейчас в глаз его с мерзким хлюпающим звуком входит лезвие.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 10 18.11.2019 в 22:13
***
Сегемир смотрел на удивленное лицо мальчишки, сползающее с отцовского меча. Теперь к ярму труса добавилось еще и убийство своего. Как он ненавидел себя! Если бы он не был таким дерьмом, то кинулся бы на проклятый меч и дело с концом, но нет. Трусы живут дольше всех. Таков закон.
Все шло не так с самого начала. Терзаемый обидой после унижения, нанесенного незнакомцем, он прошагал в строю еще два дня. Два невыносимо долгих дня, обливаясь потом подниматься в гору под насмешливые взгляды товарищей по отряду. Слухи в лагере расходятся быстро.
Купцы и апфары откололись от лагеря на следующее утро, после неудачного спасения гианы. Этот народец тонко чувствует, когда лучше покинуть лодку. Он знал, что теперь схватка нужна как воздух. Или он докажет всем, что настоящий боец или сдохнет со стыда. Сегемир стал раздражителен, на все попытки Уло ободрить его, отвечал грубостью или просто замыкался в себе. Добился лишь того, что брат показательно перестал обращать на него внимание.
На проклятом плато, отряды северян как наиболее опытных поставили в центре. И на них пришелся первый удар огромной ящерицы. Когда Сегемир пришел в себя от первого потрясения, то понял, что не может сделать и шагу. Он просто не может заставить себя сражаться.
Их отряд уцелел. Они потеряли Хвалона. В суматохе кто-то пустил ему в живот арбалетный болт. Бедняга умер в мучениях.
Ортунг старался поддержать порядок, сколотив из выживших отрядов хлипкую стену щитов. Но когда первые ряды противника врезались в щиты, Сегемир не выдержал. Отбросив щит, отступил назад. Ортунг с налитыми кровью глазами гневно открывал рот, но он неслышал. Просто тупо пятился назад, потеряв способность размышлять. В оставленную брешь тут же просочился первый враг. Уло кинулся на перерез и получил удар топором в лицо. Стена щитов рушилась. Здоровяк Уле тяжелой секирой приостоновил этот процесс, но появившийся из воздуха драу воткнул меч в его могучую спину.
Сегемир бежал так быстро, как мог. Он обмочился в штаны, слезы ручьями раскаяния текли по щекам и, как назло, звуки боя вернулись к нему. Отцовский меч, казалось жег руки, он отбросил его в сторону. Позор прижимал к земле. Он достиг склона чуть раньше мальчишки-имперца, услышал как кто-то лезет по склону и нашел в себе силы схватить длинный поварской нож.
С каким-то отупением Сегемир решил дождаться окончания боя. Наверху было безопасно, а если имперцы победят, будет шанс вернуться домой с честью. Он конченый человек, но мать такого не заслужила. Уло, что он наделал?!
Бой все не заканчивался. С высоты было не видно, кто побеждает, но фигур на поле становилось все меньше. Сегемир озяб, мокрые штаны противно липли к ногам. Наконец все кончилось. Больше никто не дрался. Пустое плато. Гора вибрировала, теперь это явственно чувствовалось. Сегемир в ужасе озирался по сторонам. Это ведь невозможно, чтобы никто не выжил? Скоро кто-то придет в лагерь и все будет в порядке. Выжившие отправятся домой.
Внизу, среди распростертых тел мелькнуло ярко-белое пятно. Затем ближе. Еще немного. Кто-то двигался. Выжившие есть! Внезапно пятно пропало. Сегемир, напрягая глаза, вглядывался вдаль, но только бесконечные ряды трупов и дрожь земли привлекали его внимание.
- Здравствуй, маленький трус.
Сегемир вздрогнул от неожиданности, поворачиваясь на мелодичный, девичий голос у себя за спиной. Незнакомка в тончайшем белоснежном одеянии смотрела на него с интересом. Правую половину лица ее скрывала умело разрисованная маска, продолжающая контуры красивой левой половины ее лица.
- Думаешь, почему ты еще жив, маленький трус? - продолжала девушка, приближаясь. Казалось она просто парит на встречу, не соприкасаясь с землей. - Ты передашь весть. Всем детям, рожденным и нерожденным. Отец вернулся. Мы принесли ему ценный дар. Врата открыты. Узри же.
Девушка еле уловимым движением сорвала с себя маску и посмотрела на Сегемира в упор. Душераздирающий вопль разнесся над плато.

ЧАСТЬ 3. Совет мастеров

Если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо - делай сам. Но когда постоянно все делаешь сам, время начинает двигаться быстрее и в конце концов понимаешь, что давно с одышкой смотришь ему в спину. О, как трудно в это смутное время найти толковых помощников!
Седрик ужасно не любил опаздывать. И, особенно, на Советы Мастеров. Он почти бежал по коридорам Цитадели, пытаясь на ходу застегнуть рукава свежей сорочки. Стража, завидев его, мгновенно распахивала очередные двери. Его всегда поражала какая-то нездоровая любовь к дверям у монархов - двери, коридор, двери, комната, двери, поворот налево, двери, снова поворот, двери, за которыми сразу двери. Ведь можно же построить себе уютное удобное жилье, все есть для этого. Нет же, пусть еще каждые двери открывает стража и пусть их будет по двое. Безопасность по-королевски - доверить себя десяткам вооруженных людей, которые ненавидят свою работу.
Наконец последнее препятствие отделяющее Седрика от Мастеров было пройдено. Основная девятка была конечно на месте, все на своих местах. Мастер Парусов делал свой ежемесячный мало кому понятный доклад о состоянии дел на флоте. Слишком, вопиюще подробный отчет, который мог бы быть хорошей альтернативой некоторым пыткам. Анарик, с самым что ни на есть разнесчастным видом, сидел во главе стола. Его глаза с плохо скрываемой радостью уставились на Седрика. Чего нельзя было сказать про остальных присутствующих.
- Ну надо же, Мастер Шут пожаловал! - с кривой ехидной улыбкой проговорил высокий, статный, седоватый мужчина в военной форме, сидящий по правую руку от Анарика.- А мы тут, убогие, без Вас пытаемся государственные дела решать. Все мнемся, кого больше пригласить на Праздник Урожая - певцов или танцоров? Без Вас, дорогой, никак. Уж выручайте!
- Я уже не раз просил Вас вести себя почтительней с лордом Седриком! - взорвался Анарик, и даже слегка привстал в кресле.
Что ж, мальчик растет, показывает волкам зубы. А с лордом Келроном все как обычно. Мастер Военщина в очередной раз демонстрирует свое прямое как лобовая атака чувство юмора и неуважение. Внимание Седрика больше привлекла другая фигура, которую он сперва не заметил, возможно по той простой причине, что ее здесь просто не должно было быть. В мягком сиреневом кресле в дальнем углу Зала Совета, откровенно скучая и томно уставившись в книгу, расположилась девушка. Точнее, королевская фаворитка. Точнее, очередная безродная проходимка, в ногах которой в виду своего юного возраста оказался король. Нет, в девчонке бесспорно что-то есть, но зачем тащить ее на Совет?!
- Ваше высочество, - с примиряющей улыбкой парировал Седрик. - Я искренне благодарю за заботу, но мы с мастером Келроном достаточно давно знаем друг друга, чтобы не обижаться на невинные выпады. Тем более мы все понимаем, что он, в виду своей знаменитой прямолинейности, в общем прав. Кто, как не бывший любимый шут Вашего отца, даст лучший совет для Праздника Урожая.
- Мы собрались не для того чтобы выслушивать ваши перепалки! - раздраженно воскликнул Верховный Магистр Тейлс. - Займите свои места и продолжим.
- Я приношу свои извинения за несдержанность, - снова подал голос Мастер Войны. - Но Совет Мастеров превращается в фарс, когда на нем присутствуют посторонние. А особенно - этот тип!
- Несомненно, Вы правы, дорогой мастер Келрон,- парировал Седрик. - Но ответьте мне на один вопрос - должен ли присутствовать на Совете Мастеров вор?
Ропот недоумения пронесся по залу. Иногда дичь настолько самоуверенна, что перестает чувствовать момент, когда вот-вот станет супом.
- Извольте объясниться, Седрик. - снова заговорил Верховный Магистр.- Только прошу Вас отдавать себе отчет о том, где Вы находитесь и насколько серьезны последствия обвинений брошенных не подумав!
- О, я не хотел никого обидеть, поверьте. Вы все сидите какие-то бледные. - потупив взгляд продолжал Седрик, занимая свое место напротив короля.- Я просто хотел рассказать историю. Она будет короткой, короче доклада Мастера Парусов, обещаю. Я хочу рассказать о яблоке.
- Вы хотите рассказать о яблоке? - поинтересовался Отар, Мастер Правосудия.
- Именно о яблоке, - вежливо улыбнулся Седрик.
- Вы сейчас говорите о фрукте или, возможно, это название какой-либо организации? Быть может, тайной? - спросил дородный Мастер Шепота.
- Конечно о фрукте. - продолжая эксперементировать с шириной улыбки, отвечал Седрик.
- Он опять превращает Совет в фарс! - вскричал Мастер Войны. - Зачем мы раз за разом проходим через это?! Ваше Высочество, я взываю к Вашему благоразумию. Займите шута какими-то играми пока мы занимаемся делом.
- Вы второй раз назвали меня шутом, Келрон! - резко повысил голос Седрик. - И два раза употребили слово «фарс». А вся шутка в том, что я могу оказаться не самым смешным в этой комнате!
- Ради всего святого, лорд Седрик, - горестно вздохнул Тейлс. - Расскажите уже свою проклятую историю и давайте закончим Совет хотя бы в этом столетии.
Сразу после слов Верховного Магистра, Седрик вскочил со своего места и, напоследок подмигнув Анарику, стал неспешно идти вдоль круглого стола Совета.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 11 18.11.2019 в 22:21
- Дорогие Мастера, Ваше Высочество, Я лорд Седрик Первый Наишутейший, пользуясь своим положением и милостью данной мне нашим преждевременно почившим любимым королем Трисстольфом посмертно названным Реформатором, позволил себе прокатиться по северным землям королевства.
Громкие неспешные аплодисменты в исполнении мастера Келрона. Он правда не понимает что происходит. Или он идиот?
- И одним из посещенных мной мест были наши пограничные заставы, - Седрик не сбавляя темп схватил со стола яблоко. - А если быть более точным - казарменные столовые.
- Хотите заявить - солдат плохо кормят?! - воскликнул раздраженно Мастер Войны.
- О, вовсе нет. Еда отменная. Каши, мясо, фрукты. Очень сытно. Вот такое вот яблоко на десерт. Одно яблоко.
На Мастера Войны было страшно смотреть. Его лицо, багровое от едва сдерживаемой ярости, со вздутыми на лбу венами, в один миг стало белее первого снега. Он грузно опустился в кресло.
- По прежнему не могу понять к чему Вы клоните, Седрик, - снова заговорил Верховный Магистр. - Эта Ваша дурацкая манера выражать свои мысли…
- Я говорю о том, Ваше превосходительство, что по петиции Мастера Войны одобренной Советом, подписанной Мастером Казны солдатам во время прохождения военной службы полагается два яблока в день. Не одно, не три, а золотая середина - два свежих, румяных, выращенных непременно с любовью яблока.
- О, я начинаю понимать к чему Вы клоните, - с милейшей усмешкой, поглаживая свою клиновидную бороду, заметил Мастер Волшебства.
- Весь этот бредовый спор из-за того что солдаты недополучают проклятое яблоко?! - в гневе воскликнул Магистр Тейлс.
- Можно посмотреть и с этой стороны. - Седрик принял задумчивый вид. - А можно вспомнить, что в невоенное время наши границы охраняет порядка двадцати тысяч воинов. И проведя несложные математические действия узнаем что в месяц куда-то из казны уходят деньги за сто двадцать тонн яблок. Т.е. порядка тридцати тысяч золотых в месяц. Т.е. порядка трехсот шестидесяти тысяч золотых в год. Т.е. деньги на которые можно оснастить три боевые галеры или открыть пять новых школ волшебства где-нибудь на окраинах. Продолжите список сами, господа.
Нервозная тишина воцарилась в зале Совета. Мастера старались не смотреть друг другу в глаза - морщили лбы, внимательно рассматривали невидимые глазу достопримечательности, губы Мастера Парусов беззвучно шевелились, как бы производя какие-то очень важные подсчеты. Анарик выглядел растерянно, хмурил брови и судорожно старался придумать как должен вести себя в подобной ситуации настоящий король. Только шум переворачиваемых страниц нарушал тишину. Кажется, девушка даже не замечала разыгравшихся в комнате страстей.
- Кхм… - первым подал голос Мастер Войны. Краски понемногу возвращались на его острое как сабля лицо. - Спасибо за информацию. Мы. Я лично разберусь в ситуации. И если… Повторюсь, если Ваша история, Седрик, подтвердится - виновные будут жестоко наказаны. Клянусь честью.
- А как именно наказывают за подобное преступление, Мастер Отар? - невинно поинтересовался Седрик.
- Воровство, да еще в таких масштабах… - взволнованно забормотал Мастер Правосудия. - Тут не может быть двузначного ответа. С-смерть…
- Спасибо за ответ, Мастер Отар. Я собственно к чему. Зная насколько плотный и загруженный график у Мастера Келрона, я позволил себе копнуть немного глубже. Не буду утруждать себя пересказом всех моих встреч и знакомств - поваров, армейских снабженцев, мелких перекупщиков, крупных фермеров, мелких фермеров, посыльных и множество других интересных людей. Остановлюсь только на Бартлане - человеке загадке. Человеке, который еще два года назад был мелким скупщиком краденного в Друклинге. И вдруг он становится крупнейшим армейским поставщиком фруктов. Причем, поставляет настолько сытные яблоки, что мы готовы платить за них вдвое больше рыночной цены! И по несчастливому стечению обстоятельств еще и является дальним родственником Мастера Келрона. Из семьи каких-то разорившихся мелких аристократов. Возьмите яблоко, Мастер, на Вас лица нет - ешьте фрукты.
- Ты грязная ничтожная тварь! - взорвался Мастер Войны, его лицо красное от гнева бугрилось венами. - Я вызываю тебя на поединок! Слышишь, сын шлюхи?! Суд Богов!
- Это не суд Богов, а убийство более слабого более сильным. - спокойно, изо всех сил стараясь держать себя в руках, ответил Седрик. - А тебя ждет суд чести. Мастер Отар при случае объяснит что это такое.
Если бы взгляд мог уничтожать, то от старины Седрика осталась бы лишь горстка пепла. И все-таки хорошая традиция приходить на Совет Мастеров без оружия.
- Мастер Келрон, держите себя в руках! - Верховный Магистр Тейлс пытался как всегда разрядить обстановку. - Мы не сможем обойтись без суда чести, но, если Вы не виновны, то лорд Седрик понесет заслуженное наказание и принесет публично свои извинения.
Как же тяжело им дается это «Лорд Седрик». Голубая кровь всячески пытается исторгнуть простолюдина из своего идеального тела. Седрик чувствовал себя паразитом, медленно, орган за органом поражающим старый изношенный организм. С целью сделать его более совершенным и стойким конечно же, зачем еще?
- Я прошу Верховного Магистра в самое ближайшее время рассмотреть мою петицию. Я, Лорд Седрик Наишутейший, обвиняю Лорда Келрона в казнокрадстве. Готов нести полную ответственность за свои слова.
- У Вас есть веские доказательства? - грустно спросил Магистр. - Хотя, кажется, все мы знаем ответ.
- Мастер Бартлан почти готов изложить свою историю Совету.
- Почти готов?
- Ну, знаете. Родственные узы как никак. Парень сейчас пытается заключить сделку со своей совестью.
- Где он?! - Келрон пристально смотрел в глаза Седрику. - Пусть немедленно прибудет для дачи показаний.
- Дома. Пьет чай. Может, пошел на свидание. Возможно читает. Или ушел в горы. Где угодно может быть.
- Седрик. - Тейлс изо всех сил старался казаться спокойным. - Суд Чести над Мастером Келроном состоится через три дня в этом зале. Подготовьте своего свидетеля. Постарайтесь быть убедительным. А иначе, Вы навсегда останетесь тем кем были при короле Трисстольфе. Вам все понятно?
Шутом при великом короле быть гораздо почетней, чем равным среди зарвавшихся лизоблюдов в Совете, хотелось крикнуть Седрику! Ему хотелось схватить за жидкие волосенки Великого Магистра и наконец-то рассказать, благодаря кому он столько лет держится на этой должности. Хотелось вывалить весь самый золотой запас своих острых историй, но увы, наверное им суждено сгореть со временем вместе с его бренным телом. Не время. Пока нет.
- Увидимся через три дня господа.
Кажется, голос не дрогнул. Седрик показательно надкусил яблоко и стремительно, но не в спешке покинул Зал Совета. Бедный Анарик. Остался с этой волчьей сворой. Наверное, злится, что он не посоветовался сначала с ним. Чуть позже, нужно будет все ему объяснить. Чуть позже. А пока предстоит закончить с мастером Балтраном. Его тупое нежелание сотрудничать становилось с этого момента серьезной проблемой.
Седрик покружив немного, отправился в Зал Малого Совета. Анарик оставил ему записку дома, а это означало, что случилось нечто неординарное. Он так давно не был в столице и сразу по приезду столько событий.
Малый Зал представлял собой ущербную копию большого. Длинное прямоугольное помещение, используемое исключительно для закрытых приемов, скрывающее множество ловушек и оборонительных хитростей. О, сколько великих дел и важнейших переговоров было проведено здесь. Из тех, о которых никогда не напишут в умных книжках, обучающих азам будущих королей. Предавшись воспоминаниям, Седрик сел у подножия трона и стал ждать окончания большого совета.
Он провел много напряженных ночей в пути и сам не заметил, как задремал. А открыв глаза, первым что увидел было разъяренное лицо молодого короля.
- Ты что там устроил?! Думаешь можешь вот так вот являться как плотина в заднице, и мешать работе Совета Мастеров?! Нам нужен Мастер Войны сейчас больше, чем любой другой!
- Так, остановись-ка… - Седрик никогда не видел Анарика в таком возбужденном состоянии и терялся в догадках, как на него реагировать. - Что произошло?
- Произошло то, что когда ты очень нужен, тебя нет почти год! - не унимался Анарик.
- А как же вестники. Если тебе срочно, что-то нужно ты всегда можешь отправить вестника! Разве нет?!
- Я отправлял!
- Но я не получал никаких посланий! - в недоумении развел руками Седрик. Эо все было очень странно.
- А, опять Вы?!
В комнату неслышно вошел Верховный Магистр. Лицо его при виде Седрика исказилось недовольством.
- Как Вы мастерски умеете сеять смуту в сложное для государства время!
- Еще недавно это время считалось золотым веком! - парировал Седрик.
- Не время. - прошипел Великий Магстр. - Оно скоро прибудет. Ваше Высочество, займите свое место. Не двигайтесь и не поддавайтесь на провокации. Оно очень опасно.
- Оно?! - недоумению Седрика не было предела. Он ненавидел не владеть ситуацией. А сейчас как раз выходило нечто похожее.
Тейлс прикрикнул на него, чтобы держал язык за зубами. Анарик быстро забрался на трон. Седрик встал рядом, с противоположной стороны от Великого Магистра. Открылись парадные двери и в центр зала стремительно прошагала шестерка инквизиторов, выстроившихся в две шеренги, друг напротив друга. Одновременно с этим, как точно знал Седрик, в стенах активизировались скрытые бойницы.
Не доходя до братьев Инквизиции десяток шагов в зал вошел некто очень высокий и тучный, скрытый мешковатым серым балахоном, настолько широким, что не видно было даже ступней. Незнакомец остановился, сложив в почтительном жесте бледные, слишком тощие для его комплекции, руки.
- Владыки смерти, они же повелители Жизни приветствуют короля Анарика первого своего имени - пробубнел незнакомец, противным, будто говорил в трубу, голосом. В ноздри Седрика ударил тошнотворный запах разлагающейся плоти.
- Приветствую посла отверженных. Когда мы сможем переговорить с владыками? - отвечал важно Анарик, не спуская глаз с фигуры в балахоне.
- Владыки просят передать, что разговоров не будет. Вы не в состоянии поддерживать мир. Они идут поддержать его сами.
Внезапно незнакомец распахнул свой жуткий балахон и упал на спину. По паркету покатилось множество человеческих голов, некоторые были пришиты друг к другу. Мерзкое, иссохшее тело трупа было перевязано грязными от крови флагами.
- Уберите эту дрянь и сожгите! - брезгливо кривясь, закричал Тейлс. Началась суета. - Ваше высочество, это штандарты восточной заставы! Вторжение началось, нам нужен приказ.
- Объявляйте мобилизацию. - пробормотал Анарик, бледный и, будто мгновенно повзрослевший, - Мы выступаем немедленно. Отправьте парламентеров к эльдарам. Отправьте послов в гномьи копи. Пора вспомнить стрые клятвы.
- Теперь Вы видите, лорд шут, для чего нам позарез нужен Мастер Войны?! - язвительно процедил Тейлс и, не дожидаясь ответа, быстрым шагом покинул комнату. У него была уйма дел. Началась война.
Седрик стоял пораженный. Все события последнего года казались теперь мелочными. Великий расследователь. Упустил начало войны в государстве. Болван. Тысячу раз болван!
- Седрик, выйдем отсюда. Прошу. - голос Анарика звучал жалобно, он совсем не казался грозным владыкой людей, которым старался быть в зале совета. Перед Седриком снова был заплаканый мальчик, жалобно жмущийся к нему на заполненной стражей площади девять лет назад.
- Пойдем, здесь и правда становится невыносимо.
Седрик не стесняясь любопытных глаз обнял короля за плечи и повел прочь из провонявшейся мертвячиной комнаты. Слуги суетились, брезгливо складывая в холщовые сумки скукоженые, окровавленные головы. По полу стали расползаться жирные белые черви. От мерзкого зрелища мутило даже его, повидавшего в жизни немало отвратительных вещей.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 12 19.11.2019 в 00:24
Пока они двигались многочисленными дворцовыми коридорами, Седрик усиленно размышлял. После Большой Войны прошло более сотни лет. Изгнанные повелители мертвых и прочая нелюдь обосновались на бывших восточных имерских землях, образовав своеобразное закрытое государство. Казалось, они полностью удовлетворились своим новым официальным статусом и перестали соваться в дела прочих народов Асхалии.
Много лет кроме редких случаев контрабанды душ и бегства опасных преступников о повелителях мертвых не было ничего слышно. Почему сейчас они решили вернуться? И даже не это было страшно. Как они умудрились протянуть в столицу это сшитое чудовище? Как давно уничтожена застава? Размер трагедии мог оказаться ужасающим, если дорога на восток запружена тысячами бродячих трупов в сопровождении неизвестно каких накопленных за столетия сил изолированного государства. Почему перестали долетать Вестники?! Вопросов было слишком, пугающе много.
Наконец они вышли на западные Розовые Терассы. Это было невероятной красоты место, украшенное колоннами и резными перголами, увито ярко-розовыми вечно цветущими закатными розами - подарок эльдар. Отсюда открывался умопомрачительный вид на столицу. Рой, состоящий из десятков разнообразнейших расс сновал по, кажущимся такими миниатюрными, улочкам города. В портовой гавани раскинулись сотни прекрасных кораблей, как наглядная демонстрация успешной торговли. В западной части города раскинуль черная громада Цитадели, мрачная обитель Инквизиции. Напоминание о худших временах и ошибках. Страшно подумать, что все это может быть снова ввергнуто в не знающие мелосердия костлявые объятия войны.
- Значит снова война? - будто прочитав его мысли, сказал Анарик.
- К сожалению иногда без этого никак.
- Я не хочу остаться в памяти потомков королем, который все потерял. Я не хочу…
- Подвести отца? - догадался Седрик.
- Да. Я не могу, Седрик.
- На тебе большая ответственность. Ты не просил ее. Как я не просил свою. В жизни мужчины часто происходят вещи, неподвластные контролю. Иногда стоит просто плыть по течению и не лениться мастерить крепкие весла. А старик Седрик будет рядом. Ну же, отец бы гордился тобой. Ты молодец! Бодрее, великий король. Справились один раз, справимся еще.
- Спасибо, Седрик. - на лице Анарика впервые заиграла слабая улыбка. - Мне легче, правда. Есть кое-что еще, чего ты наверняка не знаешь. Провидцы заметили странную аномалию в Драконьих Горах, Тейлс отправил туда солдат. Вроде бы ничего серьезного…
- Сколько солдат он туда отправид? - в душе Седрика заныло предчувствие новой беды. - Это важно, Анарик. Сколько солдат?
- Я не знаю. Он. Он не посвящал меня. Несколько ближайших отрядов я думаю.
Как же опасно позволять управлять королевством неопытному мальчишке. Как же рано ушел Тристольф. Как же рано.
- Знаешь, как твой отец называл войну? Дар нерожденным.
- И что это значит? - уточнил, почувствовавший его досаду, Анарик.
- Это значит принести большую жертву сейсас, но позволить жить мирно будущим поколениям. Это великий дар, Анарик. Мы обязаны сделать все, чтобы он не оказался пустышкой. Ты понимаешь?
- Я понимаю.
- А теперь мне нужно срочно бежать. Прежде чем вести большую войну, нужно навести порядок в родном доме. Согласен? Справишься тут без меня пару дней?
- Ты будешь гордиться мной! - с жаром в голосе отвечал юный король. Седрик ни секунды не сомневался, что так и будет.
Он крепко сжал руку юноши и не теряя больше времени отправился в город. Работы предстояло немало.

Часть 4. Непростые решения

Он никогда не просил этого. Всего этого лордства. Все чего он по-настоящему хотел это верно служить своему королю. Трисстольф был лучшим, что породило это королевство. Он жестко навел порядок в крупнейших графствах, подавив мятежи заставил феодалов платить достойные налоги. Укрепил мир с южанами, возобновил торговлю. Впервые за столетие нелепых распрей корабли с алыми парусами из Южного Предела начали привозить чай, пряности, шелка, увозя с собой оружие, древесину, коней и лучшие в мире эльзасские вина. Он дал развитие судебной системе, очищая огнем продажных судей. Он был справедлив и за это любим, и как любой истинно справедливый человек за это же ненавидим. Пользуясь популярностью простого народа, собрал слишком много знатных врагов - детей, отцов, братьев, матерей пострадавших за свои злодеяния феодалов. Король-рыцарь, король-дракон. А дракону плевать на недовольных, он просто следует своей цели. Таким он его помнил.
И он точно не заслужил такой гибели. Короли не должны так умирать. От руки простого кузнеца, гуляя в толпе, по обыкновению запретив охране дышать себе в спину. В своей столице. Проклятая деревенщина рыдал стоя с окровавленными руками, пока гвардейцы кололи его как взбесившегося кабана на охоте.
А он, Седрик, мог лишь часто моргать и смотреть на красные осколки своего мира, запачкавшие мостовую. Моргать, каждый раз надеясь, что сейчас проснется в холодном поту, и прижимать к себе рыдающего мальчишку, чье детство только что закончилось, как вода в ведре с отпавшим днищем.
Торговая улица плавно перешла в Оружейную. За спиной только-только начала просыпаться Малая Рыночная Площадь, лениво шевеля своими пальцами-лавочниками. Это место давило, вытягивало из памяти картины прошлого, заставляло сознание кричать в бессильной ярости от нелепости совершенного здесь преступления и катастрофических масштабов его последствий. До рассвета оставались считаные часы, одинокие фонари еле-еле освещали пустынные улицы. Седрик плотнее закутался в плащ и поправил капюшон. Будет неправильно если кто-то узнает его. В общем ничего страшного, но благородные не гуляют в это время, в этой части города, в одиночку. А те, кто все же гуляет, по большей части предпочитают оставаться инкогнито.
Хвала богам, прохожие практически не попадались на пути. Только тихое ржание гнедой кобылицы, запряженной в почтовый хает, разбавляло размеренное отступление ночи. Еще один поворот и Седрик оказался в нужном переулке.
Время не пощадило старое здание. Седрик как будто снова ощутил привычную родную тяжесть руки отца у себя на плече. «Этот склад станет надежным фундаментом в нашу новую жизнь, малыш. Вот увидишь. Товары южан вот-вот заполнят рынки столицы. Пойдем посмотрим, не виднеются ли на горизонте паруса». Паруса так и не появились. Рохарии, объединившись с орочьими кланами северян совершили свой дерзкий рейд к побережью, принцесса южан Анора подверглась плену и насилию, мирный договор отсрочили на тридцать шесть долгих лет.
Ни тщательное планирование, ни войны, ни великие политики не творят историю. События последних лет лишь укрепили мнение Седрика в этом. Историю создают случайности. Маленькие острые камешки, которые боги бросают в лабиринты судьбы, чтобы избавить смертных от иллюзии, будто они точно знают что ждет их за поворотом.
Седрик аккуратно нащупал небольшое отверстие в двери, ключ легко, почти беззвучно провернулся в недавно смазанном замке. Огромное пространство комнаты было девственно пусто, один из крупнейших торговых складов столицы так и не был ни разу заполнен. И Седрик упрямо отказывал всем многочисленным покупателям. Он не любил это место, ведь этот проклятый склад был последним что заставило глаза отца радостно светиться.
Луна, сквозь окошки в крыше, тускло освещала небольшие участки комнаты. Он уверенно направился к металлической лестнице у противоположной от входа стены. Каждый метр здесь был хорошо знаком и дополнительного света не требовалось. Шаги по металлу отдавались гулким эхом, противный звук коряво царапал гармонию царившей вокруг тишины. Седрик почувствовал, как ладони покрываются липким потом. Дверь кабинета была не заперта. Он аккуратно, стараясь отогнать страх подальше, толкнул створку. Правая рука в напряжении замерла на скрытом в рукаве механизме.
Балтран сидел там же, где он оставил его. Тусклый свет от свечей придавал его рыхлой изможденной физиономии болезненный вид. Как, впрочем, и запекшаяся на губах и козлиной бородке кровь. Его руки были связаны за спиной, толстая цепь протянулась по полу от шеи к стене. Большие навыкате глаза испуганно смотрели на Седрика. Как же сильно меняет смена зоны комфорта уверенных, самодовольных, богатых подлецов. Нужно будет жестко наказать Орсона за незапертую дверь и провести серьезную беседу. Рассуждение на тему здравости рассудка неких лордов, которые в порыве сострадания и доброты выкупают голодных тощих неблагодарных мальчишек из рабства и берут к себе в услужение. Как же трудно найти толковых помощников…
- Мастер Балтран, наконец-то мы с Вами свиделись! - мутные глаза пленника с опаской наблюдали за каждым его шагом. Седрик аккуратно развязал кусок старой, пропитавшейся кровью тряпки, служившей импровизированным кляпом. - Простите за эти неудобства.
- Ты хоть знаешь кто я?! - от резкой нагрузки на горло Балтран хрипло закашлялся, забрызгав слюной и кровью старый письменный стол. - Тебя уже нет в живых! Тебя не стало в тот момент когда вы с дружками задумали это похищение! Да я…
«Именно за этим столом могли быть подписаны сделки, которые должны были полностью изменить мою жизнь. И чем я занимаюсь сейчас? Держу в плену человека, планирую пытать его?!» Седрик поудобней устроился в старом отцовском кресле. Подумать только, когда-то минольская кожа стоила целое состояние. Однажды отец застал его в этом кресле за рисованием, пожалуй он никогда больше не видел его в таком гневе. А сейчас такую мебель может позволить себе купчишка средней руки обменяв на бутылку эльзасского у нечистого на руку портового грузчика.
Седрик пропустил мимо ушей большую часть крепких, сдобренных бранью речевых оборотов. Сейчас как никогда захотелось стать ребенком, погрузиться в то беззаботное состояние, в котором взрослые пребывать уже неспособны. Пропадать с дружками сутками в казалось одним им ведомым закоулкам, дразнить смешную рыжую девчонку- торговку рыбой, с трепетом стоять на пристани и наблюдать за горизонтом, чувствуя тяжелую теплую руку отца. Реальность сурова, воспоминания всего лишь пыль и плесень, как и это старое здание.
- Хватит! - он видел как жирный прохвост вздрогнул от неожиданности. - Привезти Вас сюда было непростым решением для меня, Балтран. Вы представить себе не можете как трудно человеку моего положения незаметно организовать похищение, провезя Вас через пол страны. И, зная все это, Вы не можете не понимать что я вряд ли остановлюсь. Поэтому сэкономьте нам обоим время, подпишите признание и в суде сможете, колотя себя руками в грудь, заявить что написали это под пытками.
- Даже если я соглашусь. Откуда мне знать, что Вы не убьете меня как только я поставлю свою подпись?
«Начало торгов второй шаг к успешной сделке.» Резкая боль в районе виска заставила болезненно зажмуриться. Нужно больше спать и меньше заниматься подобной дрянью.
- Ниоткуда. Вам придется рискнуть. Также, как Вы рискнули решив обдирать королевскую армию. Также, как рискнули в тот день когда решили оклеветать несчастного мельника и благодаря примитивному шантажу женились на его дочери, - Седрик со странной смесью наслаждения и отвращения наблюдал как лицо пленника бледнеет и покрывается каплями пота.
- О, Вы думали что надежно замели все следы. Сейчас лихорадочно пытаетесь вспомнить, где ошиблись. Что ж, - он неспеша достал из внутреннего кармана плаща стопку перевязанных тугой бечевкой конвертов. - Люди, подобные Вам Балтран, имеют исключительное свойство оставлять после себя выжженную тропу из поломанных жизней. И человеку настойчивому остается только сделать первый шаг и разрозненные части сами начинают собираться в целое. И, знаете во что собрались Ваши? В дерьмо. И поверьте, его здесь достаточно чтобы утопить Вас.
Он стал жестом бывалого игрока бросать на стол один конверт за другим. Балтран как завороженный следил за каждым его движением.
- Ар’а’Лиз, капитан Южного Ветра из Са’аана, которого Вы обманули, лишили груза, денег, свободы, но не возможности говорить. Жадность, Балтран. – следующий конверт опустился на стол. – Городской судья Ахор Могари, приговоривший несчастного мельника к каторге. Кстати, почему Вы не освободили его как обещали? Вы же получили все, что хотели от несчастной девушки. Даже для Вас это отвратительно. Подлость, Балтран. – на яблочного магната было тяжело смотреть. Скорее маска трагического актера, чем лицо. – О, а вот мое любимое признание. Вы правда думали, что сломали ее? Вы плохо знаете женщин, Балтран. Мне даже не пришлось уговаривать. Единственное, о чем попросила меня Кара, проследить чтобы Вы гнили в самой мерзкой, самой темной, невыносимо душной дыре Королевства до конца своих дней. Ваш блокнот с правильной бухгалтерией прилагается. Похоть, Балтран. И глупость. Здесь…
- Не надо… - торгаш смотрел на него потерянным взглядом затравленной собаки. – Если я подпишу признание, что со мной будет?
“Я все-таки подпишу здесь сделку, которая изменит мою жизнь, отец.” Грустная ирония, победа без радости. Почему не покидает ощущение, будто только что выкопал навозную яму руками?
- Я оставлю у себя самые тяжкие обвинения. Оставлю ровно столько чтобы сохранить Вам жизнь. Ровно столько, чтобы хватило на путешествие в Тейварские копи. – упоминание одного из самых жестоких гномьих кланов даже в этом опустошенном состоянии заставило Балтрана вздрогнуть. – Думаю, такой ушлый мерзавец как Вы сможет организовать себе там какое-то подобие жизни.
- Я согласен. Развяжите меня.
- Только без глупостей! - Седрик достал небольшой раскладной нож и разрезал веревки на запястьях Балтрана. Затем аккуратно собрал разбросанные по столу конверты, заменив их подготовленным признанием и письменными принадлежностями. - Ключ от цепи все равно находится у моего помощника.
Предосторожности были излишни. Седрик, стараясь скрыть волнение, наблюдал как торговец, предварительно не спеша размяв затекшие руки, не читая ставит размашистую подпись под документом. Хотелось смеяться. Он слегка подрагивающей рукой притянул к себе подписанное признание, внимательно вчитываясь в малейшие дефекты в подписи. Все было верно. Удача любит дерзких. Толстяк съел бы правую руку, если бы узнал о содержании этих конвертов. С одним единственным признанием Ар’а’Лиза, который когда он видел его в последний раз умирал от красной лихорадки в маленькой тесной камере Тейварских бараков. Судья даже отказался принять его. А красивая дура так переживала за жизнь отца, что побоялась оформить свою историю надлежащим образом. Такой же выдумкой был блокнот. Почему-то у каждого нечистого на руку купца есть самоубийственная традиция вести подробные записи своих грязных делишек.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 52
Репутация: 370
Наград: 8
Замечания : 0%
# 13 19.11.2019 в 00:27
- Кстати, я никогда не вел блокнот. - задумчиво проговорил Балтран и с интересом посмотрел на Седрика. - У меня всегда была отменная память на цифры.
- Что ж, в общем и целом я рад одному, - ответил тот аккуратно складывая признание и пряча его во внутреннем кармане плаща. - Сегодня мне не пришлось резать Вам пальцы. Калеки в Тейвар-Ан’оре живут гораздо меньше. Мое почтение, мастер.
Он быстро вышел из кабинета, закрыв за собой дверь. Глаза с трудом привыкали к темноте и Седрик стал аккуратно спускаться по лестнице держась за поручни. Вот-вот начнет светать, пора убираться отсюда. Куда запропастился Орсон? Парень никогда не позволял себе таких вольностей. Он отгонял от себя мысль об этом на протяжении всего допроса, но теперь она как заноза в пальце, не давала покоя. Хотелось поскорее покинуть это место, скорее добраться домой и не думать про пугающие силуэты в темноте.
Незнакомец стоял шагах в десяти от выхода, в самом темном месте, которого не касался свет уходящей луны. Силуэт взмахнул рукой и бросил какой-то предмет, который глухо перекатившись застыл прямо у ног Седрика. Орсон смотрел на него широко раскрытыми от ужаса глазами, луна освещала его черное как смоль лицо и посиневшей язык.
- Обязательно было убивать мальчика?! - спросил Седрик срывающимся голосом.
- Друзья называют меня Уборщиком, потому что я никогда не оставляю следов. - голос хриплый, как звук колеса по гравию. Лицо по-прежнему было скрыто, но Седрик мог поклясться что убийца улыбается.
- И много у тебя друзей?! - нужно было успокоиться, выиграть время. Одно удачное движение и он на свободе.
- Ни единого. - человек, а это определенно был человек, вышел из тени и стал медленно двигаться в сторону Седрика. - Ты тратишь свои последние мгновения на такие глупые вопросы.
Один шаг, второй, он двигался не спеша. Так двигается бывалый забойщик скота по загону. Оружия не было видно, человек, если это все же был человек, широко расставил руки. Сердце было первым органом, стремившемся дать деру. Нужно взять себя в руки, выровнять дыхание, не дать ужасу парализовать себя. Седрик пошевелил пальцами, пытаясь удостовериться что контролирует их. Несмотря на озноб, рубашка противно липла к спине.
Шаг. Шаг. Седрик различал широкополую шляпу незнакомца, длинный плащ, волосы беспорядочно падающие на плечи, болезненные с желтой паволокой глаза. Шаг. Это не первое покушение на его жизнь, но это и не то событие к которому легко привыкнуть. К которому вообще можно привыкнуть. Пятнадцать шагов, десять, он резко вскинул руку и закрыл глаза. Помещение озарила вспышка, руку болезненно дернуло назад.
Убийцу отбросило, он лежал на спине раскинув в стороны руки, из груди торчал горящий арбалетный болт, одежда вокруг раны тлела. В нос ударил сладковатый запах жареного мяса. Кажется он вывихнул плечо, но это все мелочи. Зато жив. Зато, мать его, жив!
- Это тебе за Орсона, поганый ублюдок! - крикнул Седрик, стремительно приближаясь к телу, чтобы в неодолимом порыве победителя пнуть своего беспомощного врага.
Его остановил резкий звук, напоминающий ломающиеся кости. Тело убийцы издав сдавленное рычание перекинулось набок, затем с противным скрежетом ногтей по камню встало на четвереньки. Седрик физически ощущал как все волосы на теле стали шевелиться, пытаясь первыми сбежать как можно дальше от этого места. Он как завороженный смотрел в желтые глаза убийцы, а в голове как заклинание звучали слова из народной песни «Оборотень, оборотень, съешь моего тестя, если вернусь к неверной невесте».
Морфал глухо рыча преображался, лицо вытянулось, прорезались желтые, длинные клыки. Узкие глаза смотрели с ненавистью. Седрик развернулся и вспоминая всех богов и старых и новых бросился к выходу. Ноги плохо слушались, хотелось мочиться и это была не та ситуация, когда сделать это в штаны будет дурным тоном. Закончил морфал превращение или нет?! Седрику не нужен был дополнительный свет, он знал помещение как свои пять пальцев. До того как впал в состояние панического ужаса. Нога на бегу врезалась в препятствие и он глупо взвизгнув рухнул на пол, больно ударившись головой. Превозмогая звон в ушах и горящую огнем ступню, постарался подняться, когда нечто тяжелое обрушилось на него сверху. Седрику удалось перевернуться на спину встретившись нос к носу с разъяренным монстром. Челюсти сомкнулись на его правом плече, когтистые лапы рвали руку, которой он кое-как инстинктивно прикрывал лицо. Он чувствовал, что орет от невыносимой боли, но не слышал ни звука. Мир погрузился во тьму.
Он открыл глаза, сквозь туман на него смотрело лицо в маске. Человек что-то говорил, но слов было не разобрать. Ужасно хотелось снова закрыть глаза. Резкий удар по лицу, затем еще один. «Беги, твою мать!» и его резко потянуло вверх, опрокинув на колени. Откуда-то издалека возвращались воспоминания об опасности. Затем стала возвращаться боль, звуки, страх. Его потянуло вверх, ноги плохо слушались. Теперь он стал различать человека в черном плотно облегающем костюме. Облегающим вне сомнений стройную женскую фигуру. В руках у незнакомки был внушительных размеров лук направленный на замершего в отдалении морфала. В теле зверя появилось пару новых стрел и выглядел он чуть менее агрессивно.
- У тебя есть два варианта, - голос у девушки был глубокий и низкий. Как будто она специально занижала свой тембр. - И лучше сразу приступать ко второму. Я не смогу сдерживать его всю ночь. Беги же!
Седрик никогда не пасовал перед опасностью, но оставался вживых потому что умел вовремя дать заднюю. В момент когда стрела сорвалась с тетивы незнакомки, он резко развернулся и со всей возможной в своем нынешнем состоянии скоростью побежал к выходу. Кружилась голова, правую часть тела жгло огнем, он не мог пошевелить рукой. Сзади слышались звуки боя: яростный рев, звон тетивы, глухие удары о камень. Седрик толчком выбил входную дверь, вылетев на улицу. Как пьяный завалился набок, закашлялся в рвотном позыве. Сначала он подумал что упал в лужу, но сознание медленно дало понять, что это его собственная кровь, которая хлещет из него как из подстреленного оленя. Он заставил себя подняться и шатающейся походкой, теряя последние силы побрел к застывшему в конце переулка хаэту.
Седрик уже стал смутно различать лицо возницы, когда силы окончательно покинули его. Брусчатка мостовой в который раз стремительно приблизилась к его лицу, губы и горло пересохли, как колодец, из которого много лет назад ушла вода.
- Помогите… Помогите…
Седрик успел разглядеть силуэт человека, бросившегося к нему со стороны повозки до того как окончательно закрыл глаза навстречу долгожданному сну.

ИНТЕРЛЮДИЯ

На улице один за другим гаснут окна домов большого города. С высоты восьмого этажа открывается замечательная панорама. Не такая красочная, какую наблюдали Анарик с Седриком на Розовой Терассе, но достаточно умиротворяющая для эпохи проводов и бетонных зданий.
Чай остыл, превратившись в безвкусную теплую жижу. Я беру чашку и с отвращением выливаю остатки заваренного до черноты ройбуша. В соседней комнате давным давно тихо спит мое царство. Все те, ради кого я без промедления отдал бы жизнь. Хорошо смотрится на бумаге, это вот «отдал бы жизнь». Хочется верить, что в минуту опасности, окажешься таким же стойким, как герои, которых создаешь и невольно идеализируешь в своих текстах.
Писать больше не могу. Празднуя очередную написанную главу, наливаю себе четверть бокала Ballantine’s. Такой себе повод оправдать бытовое пьянство.
- Твое здоровье, Создатель!
На диване над потрепанным томиком Дюма с таким же бокалом удобно откинувшись сидел лорд Седрик. Он забавно морщил лоб, постоянно поправлял страницы. Вторая рука была сильно повреждена и плетью весела вдоль тела. Как сказать ему, что она больше никогда не будет работать как прежде?
- А этот Шико… - не унимался Седрик. - Очень презабавный персонаж.
- Согласен. Он мог быть Вашим отцом в другой жизни. - отвечаю я, делая большой глоток. Напиток приятно обжег горло, разлившись теплом в груди.
- И что будет дальше?
- Дальше? Много чего. Все как всегда пойдет не по плану. А Вы наконец найдете толкового помощника. Хотя может и нет, это открытый вопрос.
Я чувствую приятные фруктовые нотки незнакомых духов и сразу же возле моей шеи появляется остро заточенный клинок.
- Ты убил ее! Убил мою дочь! Теперь твоя очередь…
- Прости, Королева, но в этом мире ты не сможешь причинить мне вред. Ты всего лишь создание недописанной рукописи. Нерожденная.
- Что будет с моей местью? Ты решил?
Клинок исчез также стремительно как и появился. Я поворачиваюсь. Королева прекрасна. Такая же сексуальная, как я и представлял. И смотрится на моей кухне достаточно современно. Я в который раз поблагодарил богов, что мои родные спят. Тем не менее нужно было что-то отвечать:
- Слушай, я знаю тебя. Ты совсем не такая, какой хочешь казаться. Конечно у меня есть мысли к чему приведет ваша нелепая возня, но спойлерить сейчас как-то неохота. Важная часть сюжета как никак.
Видя, что она забавно морщит нос, пытаясь найти аналог новому для себя слову, я принимаюсь за пространные объяснения. Мне нравится говорить с ней. Женщины в кожаной одежде всегда прекрасные собеседники. Особенно эльфийки.
- А что будет со мной?
За обеденным столом с унылой физиономией сидит Сегемир, перебирая руками струны инструмента, которому я пока не придумал оригинального названия. Я резким жестом приказываю ему прекратить, кручу у виска пальцем и прикладываю к голове сложенные в спящий режим ладони. Наверное, в его глазах выгляжу не совсем здоровым. С выдуманными героями бывает тяжело перестроиться.
- Ну, как ты понял, великим воином ты уже вряд ли станешь! - я чувствую, что незаслуженно срываюсь на него, ведь парень не виноват, что я вместил в него все свои собственные страхи, опасения и недостатки. - Но ты определенно сыграешь важную роль в сюжете. Было бы глупо тратить на тебя столько драгоценного времени просто так, правда?
Я подмигиваю ему и собираюсь продолжить беседу с Королевой, когда взгляд мой падает на встроенный в микроволновку светящийся зеленым циферблат часов. Час тридцать семь. Опять. Я самый тупой жаворонок на свете. Жаворонок-мазохист. Я принимаю волевое решение попрощаться со всеми и идти спать.
- Слушайте, я бесконечно признателен и вам и Limonio, что ворвались в мою повседневную рутину, но набиваться сюда толпой каждый вечер излишне. А когда вас, важных лирических героев станет больше? Арендовать помещение? Понимаете, да? Мне нужен отдых. Просто сон. Хотя бы иногда. Хотя бы пять часов.
- Ты допишешь нас, Создатель? Сделаешь дар нерожденным? - со своей исключительной, мудрой ухмылкой спросил Сегемир.
Это его «создатель» резало слух. Создатель своих воспаленных глаз разве…
- Да.
Даю финальное клятвенное обещание, допиваю залпом остатки виски, закрываю уставший как и его владелец Mac и отправляюсь досыпать остаток ускользающей в новый день ночи.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 649
Репутация: 1140
Наград: 39
Замечания : 0%
# 14 19.11.2019 в 22:47
***
Голосование открыто до 21. 12. 19 (вкл)

Позвольте напомнить:

голосование от читателя аргументированное, вольнонравное.
секундант определит лучшего среди проголосовавших
(что даст тому право снять замечания о нарушениях, администрацией)
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 533
Репутация: 1621
Наград: 64
Замечания : 0%
# 15 20.12.2019 в 20:16
Произведение номер один
Колоссальный эпический труд, читал долго.
По недостаткам – текст утонул в прилагательных. Что ни существительное, так с определением. У автора их и не хватило на всё, разных. Тут и гавань уютная, и тут же рядышком такое же уютное кресло. Но это ладно, на вкус на цвет.
По миру. Многое напомнило вселенную пресловутых Звёздных войн. Сначала Лорд Шлем первым делом нарисовался. Затем вылезла Сила, потребная в поединках, от которых западло отказаться, даже если они себе во вред. Остальное (дырки в соседние миры, ангелы-демоны-титаны) вызвало ассоциации с HMM версии так 3.
По сюжету. Он цельный, читать было ненапряжно и даже интересно. Но не детектив, конечно. Ближе к середине текста вопросов кто-зачем-почему уже не осталось.
Минус текста, для меня – многое перекликается с другим текстом про демонов и ангелов, который я читал года полтора назад. Может, совпадение. Не могу этого знать наверняка)

Произведение номер два
Здесь как в анекдоте. Знал, что обрезают, но зачем так коротко-то? Трюк с интерлюдией (применяющийся здесь, на этой площадке, не впервой) оставляет все сюжетные линии оборванными и никого меня не обманывает.
Ну не дописал автор. Хотя мог бы, мастерство есть. 

Так что голос первому. И пусть уже сдаётся в издательство.
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль№739 limonio v.s. Stanislav3001 (проза - фэнтези)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz