Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: 0lly  
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль№739 limonio v.s. Stanislav3001 (проза - фэнтези)
Дуэль№739 limonio v.s. Stanislav3001
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 647
Репутация: 1087
Наград: 37
Замечания : 0%
# 1 25.09.2019 в 22:22

САЙТУ ВИВАТ! ВСЕМ В СИМ ПРИВЕТ!
Предлагаю вашему вниманию классическую литературную дуэль в прозе

Лимонио супротив Станислава трех тысячи первого

оружие проза. жанр: фэнтези
объем не ограничен

Тема: В дар нерожденному

сроки на написание три недели - до 16-го октября, вкл.

голосование от читателя аргументированное, вольнонравное.
секундант определит лучшего среди проголосовавших
(что даст тому право снять замечания о нарушениях, администрацией.)

дуэлянты стреляют по готовности

ПУСТЬ ПОБЕДИТ ЛУЧШИЙ

удача с вами!





флуд нежелателен
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 647
Репутация: 1087
Наград: 37
Замечания : 0%
# 2 16.10.2019 в 23:05
По обоюдному согласию, на волне вдохновения дуэлянтов в большую прозу,
дуэль замораживается до 18-го ноября.
Застынем же в ожидании и предвкушении эпической дуэли года!
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 3 18.11.2019 в 00:04
Приветствую вас, дамы и господа.

Хочу в качестве авторского предисловия немного рассказать о представленном на ваш суд тексте. Первым делом надо сказать, что это роман. Да-да, перед вами крупная проза. На этом моменте, полагаю, сразу отсеются 90% читателей, но куда ценнее оттого станут мнения оставшихся десяти процентов.

Когда-то давно на этом сайте в рамках дуэли наш известный мастер пера Волчек написал 120 страниц текста. Мне приятно отметить, что я превзошёл его. Тогда, правда, его очень подвёл соперник по дуэли, поленившись написать хоть что-нибудь. Надеюсь, в данной дуэли такого не повторится.

Сразу хочу предупредить. Я не писал год. Моё прошлое произведение - повесть "Чёрное сердце" - было написано прошлой осенью для 11-го турнира. Так что я вполне осознаю, что немного подрастерял форму и навыки. Но говорят, опять же, что мастерство не пропьёшь. Я постарался выжать из себя максимум возможного и очень надеюсь, что роман получился интересным. Во всяком случае, я вполне спокоен за саму историю и детали сюжета - в этом плане я доволен результатом. По другим же компонентам судить не могу - это уже пусть решают читатели.
К несчастью, мне не удалось выстроить чёткую линию сюжета, поэтому повествование получилось рваным и мозаичным. Это, конечно, минус. Читателя всё время будет швырять во времени и пространстве, подсовывая нам фрагменты из жизни разных персонажей. Я вполне осознаю, что от такой Санта-Барбары быстро можно устать. С другой стороны, читателю предлагается интересная задача: сложить настоящий пазл и увидеть полную картину происходящего. В моём романе объяснено всё: устройство мира, развитие персонажей, их мотивация, цели. Мы можем проследить длинные цепочки событий и увидеть, что послужило причиной или следствием тех или иных моментов.

Очень надеюсь, что сей труд вам понравится. Я желаю вам приятного чтения.

P.s. Эт самое, ребят. Полноценную вычитку сделать не успел, а опечаток там наверняка много. Так что не стесняйтесь и смело сообщайте обо всём, что найдёте. Буду очень благодарен.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 4 18.11.2019 в 00:05






Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 5 18.11.2019 в 00:07
Тлеющее небо


Глава первая

1510 год от Взора Господнего. Ото, столица Малавии. Королевский дворец.
Солнце вынырнуло из-за облака, осенив торжественным светом огромный город. Кружили над покатыми черепичными крышами стаи голубей и чаек. Лучились многочисленные золочёные шпили храмов, увенчанные треугольником – символом вселенной. По широким улицам спешили по своим делам десятки тысяч людей. Неслись всадники, гремели дорогие экипажи. Караваны повозок тянулись к обширной рыночной площади. Со стороны уютной гавани доносился звонкий голос рожка, сообщавший об отплытии очередного парусника. Блестела миллионами бликов поверхность могучей реки Бирит, рассекавшей город пополам.
Ото был прекрасен.
Молодой король Стефан, озиравший окрестности с балкона дворца, вздохнул полной грудью и убрал руки с перил. С утра его переполняло воодушевление. Казалось, что вот-вот должно произойти нечто немыслимо прекрасное.
Король неторопливо вернулся в кабинет, где рядом с рабочим столом в уютном глубоком кресле устроилась его супруга, королева Изабелла. В одной руке она держала небольшую книжицу. Другой поглаживала выпуклый живот.
До родов оставалось всего две недели…
– Отменная сегодня погода, – садясь за стол, обронил Стефан. – Выберемся сегодня на прогулку?
– Угу, – не отрываясь от книжки, ответила Изабелла.
– Хорошо, – кивнул король, глядя на стопку документов. В столице собралось уже немало высокородных гостей, но до сих пор некоторые особо уважаемые персоны не ответили на приглашение. Надо бы их поторопить.
Конечно, скоро всё закрутится, завертится. Роды под присмотром лучших лекарей. Затем торжественный выезд в главный собор страны. Обряд наречения имени. И, конечно же, пир. С танцами, развлечениями, сплетнями. Для многих это шанс сделать карьеру, обрести популярность, добиться успеха. Сотни людей захотят поздравить молодого короля с обретением наследника, вручить подарки и пообщаться о своих насущных делах.
Стефан откровенно боялся грядущего праздника. Он не любил шум и суету, но понимал, что так надо. Иначе никак.
– Как тебе имя Брюс? – повернулся он к жене. Та, наконец, отвлеклась от книги и с сомнением посмотрела на супруга.
– Мы же договаривались, – напомнила она. – Георг, как мой дедушка. Отличное королевское имя.
– Но Брюс, как мне кажется, звучит мужественнее. Да и Георгов в нашем роду уже было пятеро, а Брюсов – ни одного.
Изабелла нахмурила прекрасное личико, глубоко задумавшись над словами мужа. Она была неглупа, и теперь неспешно взвешивала все «за» и «против».
– Нет, – всё-таки отказалась она, заглядывая Стефану в глаза. – Народ ещё помнит Брюса Северна. А в сравнении с ним любой будет выглядеть невыгодно. Согласен?
Король откинулся на спинку стула, вздохнул и несколько раз кивнул.
– Ты как всегда права.
– Ключевое здесь – «как всегда», – мило улыбнулась молодая королева и вернулась к чтению. Стефан уже решил взяться за документы, как раздался осторожный стук в дверь. – Да?
Дверь бесшумно приоткрылась, и в кабинет заглянул Рейнс, толстенький королевский секретарь.
– Прибыл сэр Рейнер по какому-то срочному делу. Что ему сказать?
Монаршие особы растерянно переглянулись.
– Зови, пусть войдёт, – решил король, и секретарь немедленно скрылся с глаз.
– Не люблю я этого Рейнера, – отложив книгу на стол, вполголоса сообщила Изабелла.
– Он сильнейший рыцарь королевства, преданный и мужественный человек, – возразил ей король.
– Он страшный, – пожаловалась супруга, и королю было трудно с этим спорить.
– Внешность в человеке не главное…
– Да я не про внешность! – Изабелла зябко обхватила себя за плечи. – Одно его присутствие наводит жуть.
Стефан грустно кивнул.
– Да, я тоже его побаиваюсь. Надеюсь, его «срочное дело» не отнимет у нас много времени.
Дверь снова отворилась. Вошёл секретарь и громко объявил:
– Сэр Конрад Рейнер, магистр ордена Белого Льва!
Толстяк отступил в сторону, пропуская гостя в кабинет. И когда Рейнер предстал перед королём, показалось, будто солнечный свет, пробивавшийся через высокие окна, сделался тусклее.
Магистр имел высокий рост. Он был облачён во всё чёрное: рубашку, брюки, ботинки и длинный плащ. На руках – чёрные перчатки. Голову его покрывал капюшон, а лицо скрывала простая маска с прорезями для глаз, сделанная из чёрного картона. Пожизненный траур по погибшим соратникам.
Его истинный облик кого угодно мог привести в замешательство. Двадцать лет назад при штурме Гаэля, города демонов, сэр Рейнер полностью обгорел, и теперь всё его тело было покрыто страшными ожогами. Изуродованный, он был вынужден ежесекундно терпеть ужасную боль. Но при этом никто никогда не слышал от него жалоб. Никто не видел его слабым или сломленным. Он до сих пор оставался сильнейшим рыцарем Малавии, что не раз доказывал в битвах и поединках.
Обычно он ходил без маски, но для королевской четы сделал исключение, чем продемонстрировал не только вежливость, но и незаурядность ума. Во всяком случае, король с королевой почувствовали себя спокойней, увидев маску.
Рейнер бегло огляделся. Высокие окна, выход на балкон. Стена позади рабочего стола до потолка занята книжными полками. С картин смотрели великие короли прошлого. На полу мягкий ковёр с глубоким ворсом. В воздухе витал аромат роз и жасмина.
Положив у входа какой-то свёрток, гость прошествовал к центру кабинета и припал на одно колено, смиренно опустив голову.
– Мой король, – услышали супруги негромкий голос магистра. За его спиной поклонился Рейнс, бесшумно попятившись и закрыв за собой дверь.
Стефан поднялся и вышел из-за стола.
– Сэр Рейнер, я очень раз видеть вас. Хотя, признаться, я ожидал встретиться с вами раньше.
– Меня задержали дела, – встав и выпрямившись во весь свой двухметровый рост, спокойно ответил гость. – И вынужден огорчить: меня не будет в городе в день наречения имени. Простите, ваше величество.
Стефан растерялся, но не успел ничего сказать. Слово взяла Изабелла.
– Наш наследник – будущий король Малавии, и каждый рыцарь должен будет поклониться ему и принести клятву верности.
Гость опустил голову в знак раскаяния.
– Я поклонюсь ему. Но позже.
– Это неслыханно, магистр! – громко воскликнула Изабелла. Стефан полуобернулся к ней и сделал успокаивающий жест ладонью.
– Милая, – с упрёком сказал он, одним взглядом попросив помолчать. Королева сложила руки на груди и, надувшись, отвернулась к стене. – Итак, – король вновь вернул внимание гостю. – Вы прибыли сюда, чтобы извиниться за вынужденное отсутствие. Я нисколько не сомневаюсь, что у вас есть веские причины для подобного поведения. Однако вы должны понимать, что этот шаг не будет забыт.
– Я понимаю, ваше величество. – Рейнер положил руку на сердце. – Поэтому прибыл не с пустыми руками. Пусть и несколько преждевременно, но всё же я хотел бы преподнести вашему будущему сыну дар.
Он подобрал свёрток, немного повозился, распутывая узлы, и извлёк из ткани меч в дорогих ножнах. Опустившись на одно колено, магистр протянул меч королю.
– Я уверен, что ваш славный сын станет величайшим королём и величайшим воителем. Этот меч выкован специально для него. В это оружие вложена немалая духовная сила, которая будет надёжным подспорьем для укрепления трона.
Стефан принял оружие из рук гостя и медленно извлёк меч из ножен.
– Пресвятые ангелы!.. – невольно вырвалось у него.
Комнату озарило сияние. Гладкое лезвие меча переливалось лазурными и оранжевыми всполохами, от которых невозможно было оторваться. Само оружие казалось невесомым, но в нём чувствовалась огромная сила, и эта сила как будто подпитывала владельца меча. Стефану показалось, что с этим мечом он способен на всё. Не существовало преграды, которую нельзя было сокрушить волшебным оружием. Очень захотелось немедленно опробовать его силу.
– Милый, – вернул короля к реальности голос королевы.
– Да? – растерянно обернулся к ней Стефан.
– Всё хорошо? – заглядывая ему в глаза, спросила Изабелла.
– Да. Конечно. Просто знаешь, сэр Рейнер преподнёс нам чудесный подарок. Я бы хотел испытать этот меч, если ты не против…
– Ваше величество, – возразил магистр. – Это подарок для вашего сына. Это его законное наследство. Вы же не хотите растратить силу этого меча на всякие пустяки?
– О, нет-нет, – спохватился король. – Вы совершенно правы, сэр Рейнер.
Он нехотя вложил меч в ножны и положил его на стол. Затем подошёл к гостю и осторожно коснулся его могучего плеча.
– Вы оказали нам огромную честь, преподнеся столь ценный дар. Я не забуду этого. Конечно, этот дар компенсирует любое несоблюдение традиций. Спокойно занимайтесь своими делами и не думайте ни о чём.
– Спасибо, ваше величество. Я не смею вас больше задерживать. – Рейнер отступил на шаг. Повернул голову в сторону Изабеллы. – Моя королева.
Изабелла кивнула гостю, и тот, поклонившись, направился к выходу. Когда дверь за ним закрылась, Стефан вернулся за стол и прикоснулся к подарку.
– Мальчишкам лишь бы в войну поиграть, – разочарованно вздохнула королева, но супруг её не услышал. Мысленно он воображал, как этим же вечером втайне от жены он уединится с этим великолепным оружием и опробует его в деле. Например, попробует разрубить ненужное кресло и рубанёт по столу. Им овладела совершенно детская страсть.
А тем временем его секретарь провожал Рейнера к выходу из дворца.
– Королю понравился подарок? – любопытствовал Рейнс.
– О, да, – коротко ответил магистр.
– Вы уже знаете, как назовут наследника? Георг! Об этом шепчутся уже целый месяц!
– Очень мило, – равнодушно бросил гость.
Рейнс не обиделся. Он не слишком уважал военных людей и потому не ждал от них чуткости, достойной истинного царедворца. Проводив его до выхода из дворца, секретарь протянул магистру руку.
– Я рад был видеть вас снова. Вы всегда для нас желанный гость.
Рейнер остановился, медленно повернулся к толстячку и смерил его взглядом. Его рука неспешно поднялась, будто бы для рукопожатия, но прошла мимо протянутой ладони. Пальцы сжались на чёрном картоне и стянули маску с лица. На Рейнса глянул череп, обтянутый красными полосками кожи. Изуродованные ноздри, выпирающие скулы, безгубый рот.
У секретаря от ужаса приоткрылся рот и дрогнули колени.
– Исчезни, – приказал ему магистр, и толстяк мигом затерялся в анфиладах дворца.
Скомканная маска полетела по ступеням высокой парадной лестницы. Покрасневшими глазами Рейнер окинул взглядом высящийся за оградой королевского сада насыщенный буднями Ото и криво усмехнулся.
– Славный день.

1515 год от Взора Господнего. Фраорская рыцарская академия.
Обширный прямоугольный двор академии представлял собой весьма оживлённое место. Здесь отрабатывали боевые приёмы молодые курсанты. Спешили с важными поручениями ординарцы. Обсуждали последние события гордые рыцари. Слышалось ржание лошадей и ругань суровых наставников. Никто не обратил внимания, как к самому входу неспешно приблизились двое – молодой рыцарь и девушка. На мужчине не было доспехов. Только простая льняная рубашка, тёмно-красный жилет, серые штаны и лёгкие сапоги. На поясе висели узкие ножны. Девушка же была облачена в скромное бежевое платье. Голову покрывал светлый платок и тоненькая диадема. Руки сложены на животе так, что ладони спрятаны в широких рукавах.
Само смирение.
Войдя в академию, парочка уверенно проследовала на третий этаж и остановилась перед массивными дверями архива.
– Ты не передумал? – тихо спросила девушка, исподлобья глядя на дверь.
– Неужели ты не скучала по пыльным фолиантам и высоченным стопкам документов? – вопросом ответил ей молодой рыцарь, хитро улыбаясь.
Девушка только обречённо фыркнула, и парочка проникла внутрь.
У самого входа за низким столом скучал один из молодых служащих академии. Он поднял недовольный взгляд на вошедших, но тут же раздражение на его лице уступило место радости.
– Не может быть, какие люди! – воскликнул он, выскакивая им навстречу и протягивая руку для пожатия. – Сам Филипп Северн собственной персоной! Этот мир уже никогда не станет прежним! Триумфальное возвращение бродячего рыцаря навсегда изменит нашу жизнь!
– Ну и болтун же ты, Патрик, – усмехаясь, сказал молодой рыцарь, пожав протянутую руку.
– Я? Болтун? Да скорее все священники мира перестанут проповедовать, чем я оброню хоть одно лишнее слово! Эээ… привет, Эми, – кивнул архивариус девушке. Та лишь коротко кивнула в ответ. – Что ж, Фил. Раз ты до сих пор странствуешь с компаньонкой, я могу сделать смелый вывод, что ты всё ещё являешься вольным рыцарем. И это при том, что любой орден продаст за тебя душу! И белые львы, и красные медведи, и даже солнечные папоротники! А магистр святого трибунала, не задумываясь, отдал бы за тебя свою правую руку!
– Не такой уж я и ценный рыцарь, – смутился Филипп. – На выпускных я был всего лишь одиннадцатым. Даже в десятку не попал.
– Скромничаешь, друг! Попал бы, если бы захотел, – не сдавался Патрик. – Я знаю, что ты поддавался. И не спорь! Да и не важно всё это! Перед сыном самого Брюса Северна открыты любые двери!
– Угу. Надеюсь, и эта тоже.
Архивариус сделал приглашающий жест рукой. Учтиво поклонился и подобострастно попятился.
– Любые документы нашего священного архива к вашим услугам, сэр рыцарь. Что интересует вас на этот раз? Список посетителей королевского туалета? Химический состав столетнего коньяка? Свидетельские показания, добытые путём спиритизма?
– А такие есть? – удивилась Эми.
– Нет, конечно, – всплеснул руками Патрик. – Но от нашего общего друга, – он стрельнул глазами на Филиппа, – я могу ожидать всего, что угодно. Даже того, что не существует в природе.
– Мы не слишком тебя потесним, – извиняющимся тоном пообещал молодой рыцарь.
– Да хоть ночуйте здесь, мне-то что! Только ничего не выносите. И все сделанные записи мне на подпись.
– Мы помним правила, – скучным тоном сообщила девушка.
– Какая прелесть, – умилённо склонил голову архивариус. – Ну, идите, резвитесь, ребятишки. И если что-нибудь понадобится, сразу же зовите взрослого дядю, то есть меня!
Филипп шагнул было к высоким книжным шкафам, занимавшим почти всё пространство архива, но вовремя спохватился.
– Нам же надо расписаться в журнале посещений.
– На выходе распишитесь, – отмахнулся Патрик. – А теперь дайте мне немного вздремнуть на рабочем месте. У меня на сегодняшнюю ночь есть весьма пикантные планы!
Эми при этих словах окинула юного архивариуса многозначительным взглядом.
– Поделишься?
– Ты ещё маленькая, чтобы знать.
– Мне уже девятнадцать, – надулась девушка.
– Я же говорю – маленькая.
Патрик улыбнулся и, довольный собой, вернулся за стол.
– Приступим, – решил Филипп. – Я хочу ещё раз просмотреть списки выживших и прочитать их показания.
Девушка обречённо выдохнула и понуро поплелась вслед за рыцарем.

***

Прошло несколько часов, за которые двое посетителей архива перебрали сотни страниц документов. Время от времени Эми тихонько чихала, вполголоса проклиная свою судьбу. Филипп делал вид, что ничего не слышал. Патрик безмятежно храпел у выхода.
– Надеюсь, ты догадался взять с собой что-нибудь съедобное? – искоса наблюдая за архивариусом, спросила Эми.
– У меня в кармане печенюшка, – не отвлекаясь от чтения, проговорил Филипп.
– Я мяса хочу, – пожаловалась девушка. – Ты не будешь против, если я съем Патрика?
– Ешь, не стесняйся. – Филипп понимал, что девушка просто шутит. Хотя от неё всего можно ожидать…
– Он же твой однокурсник!
– Бывший однокурсник. Угощайся ради бога.
– Ради кого?! – повысила голос Эми, так что даже Патрик подавился храпом.
Филипп с упрёком посмотрел на свою компаньонку.
– Потише, пожалуйста. Вот, лучше глянь сюда. Интересно, правда?
Он показал ей страницу из отчёта, в который были занесены все выжившие жители Ото в случившемся пять лет назад пожаре. Страница была почти полностью залита чернилами.
– Да видела я её, – пожала плечами Эми. – Ещё в прошлый раз насмотрелась.
Филипп демонстративно пролистал отчёт.
– Я раньше не обращал внимания, но это единственная залитая страница среди всех документов. И у неё нет копии.
– Думаешь, кто-то специально уничтожил записи? Если так, то он не слишком умный. Я бы на его месте залила чернилами ещё несколько страниц.
– И в кого ты такая умная? – усмехнулся Филипп.
– Точно не в тебя, раз ты только сейчас хоть что-то понял. На какую букву там хоть людишки?
Филипп присмотрелся к соседним страницам.
– Должны быть на «Р». Думаю, есть смысл…
Он не договорил. Дверь архива распахнулась, и внутрь вошёл ректор Руфус Шант. Это был пожилой человек субтильного телосложения, облачённый в дорогие, расшитые золотом одежды. Он неодобрительно посмотрел на спавшего Патрика. Затем остановил свой взгляд на Филиппе и его компаньонке.
– Сэр Северн, – скрипучим голосом произнёс он.
Молодой рыцарь вскочил с места и поклонился.
– Сэр Шант.
Эми тоже поднялась и смиренно склонила голову.
– Вижу, вы опять взялись за расследование пожара в Ото, – уставшим голосом проговорил ректор. – Вам не надоело? Я лично был среди соискателей истины и могу заверить, что официальное расследование выявило все детали, какие только возможно. Вряд ли можно узнать о том дне хоть что-нибудь новое.
– Я понимаю, сэр Шант. Но меня не устраивают результаты расследования. – Филипп потряс в воздухе массивным томом. – Виновных нет, причины не установлены. До сих пор.
– Да тут всё ясно, как божий день, – отмахнулся ректор. – Через месяц после пожара демоническая армия попыталась вторгнуться в наш мир. Таких совпадений не бывает. Вот вам и истинный виновник. Слава регенту Рейнеру и покойному генералу Бисту, всех этих тварей перебили под Алауном! Так что не испытывайте моё терпение и не занимайтесь ерундой. Вы сын Брюса Северна. Участвовали в битве под Алауном. Сражались с северянами при Трее. Мне бы пригодился такой человек. Я предлагаю вам стать наставником в моей академии. Это весьма почётная должность. Сколько вам сейчас?
– Двадцать три, сэр.
– Вот видите. Для вас это отличный шанс сделать приличную карьеру. И это, замечу, намного перспективней, чем оставаться вольным рыцарем. Что скажете?
Повисло молчание. Молодой рыцарь и ректор долго разглядывали друг друга. Наконец, Филипп сказал:
– Я не могу.
– Неслыханно! – возмутился Шант.
– Поймите, что-то в этом деле не так. И под Алауном было не вторжение. Демоны вели с собой собственных женщин и детей. Это было переселение. Они от чего-то бежали…
– Или просто пытались завладеть нашим миром. Хватит, сэр Северн. Вы разочаровали меня. Делайте, что хотите, мне всё равно.
Ректор резко развернулся и, не скрывая раздражения, вышел из архива, громко хлопнув дверью. От грохота встрепенулся Патрик. Сонно осмотрелся и, не найдя ничего интересного, снова заснул.
– Невыносимый день, – хмуро пожаловалась Эми. – Документы скучные. Ректор скучный.
– Мы ещё не закончили, – напомнил Фил.
– И ты тоже скучный.
– Не отрицаю, – просто пожал плечами рыцарь. – Но послушай, мне пришла в голову интересная мысль. А что, если наш таинственный вредитель, – он снова открыл залитую чернилами страницу отчёта, – был среди тех, кто записан здесь? И просто не хотел, чтобы его вновь нашли и опросили?
Эми на секунду задумалась.
– Ты хочешь пролистать записи посетителей архива за последние пять лет? Фил, тут побывали тысячи человек…
– Не за пять лет. Отчёт был повреждён вскоре после завершения расследования, так что нам всего-то нужно посмотреть записи за вторую половину десятого года. И найти всех на букву «Р».
– Всего-то, – передразнила девушка.
– Веселей, Эми. Мне кажется, мы на верном пути!
Девушка устало вздохнула и опустила взгляд.
– Вечно тебе что-то кажется…
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 6 18.11.2019 в 00:09
Глава вторая

1504 год от Взора Господнего. Дом Брюса Северна, южная окраина Ото.
Заржавевший флюгер на крыше одноэтажного дома смотрел на северо-восток, и сколько не силился ветер, флюгер оставался неподвижным. Дом стоял среди обширной рощи в отдалении от соседних жилищ. В ветвях деревьев прятались певчие птицы. На горизонте виднелись далёкие шпили дворцов и храмов, терявшиеся в дымке.
Вдоль забора кралась маленькая кошечка по имени Майса. Почти всю её покрывал гладкий чёрный мех, и только грудка, лапки и усы были белыми. Поблёскивая зелёными глазками, Майса прошмыгнула во двор и бодро потрусила по тропинке в сторону дома. Здесь эту бродяжку любили и охотно подкармливали.
Перед крыльцом двое юнцов разучивали приёмы боевого искусства Кадано, известное любому уважающему себя жителю королевства. Сейчас ребята стояли напротив друг друга и отрабатывали упражнение «Липкие руки». Одного звали Филипп, ему было двенадцать. Сын хозяина дома. Второго звали Марко, он был на три года старше. Сын служанки Оливии.
Ребята были братьями, но людей, посвящённых в эту тайну, можно было пересчитать по пальцам одной руки.
Филипп никогда не видел свою мать, а спрашивать о ней отца было бесполезно. Брюс Северн вообще не любил рассказывать о своей жизни. Таков уж характер. Оба ребёнка были для него поздними и нежданными. Оливию пришлось взять в служанки только через год после рождения Филиппа. Соседи шушукались, конечно. Не слепые, всё видят. И это бесило. Но в глаза знаменитый рыцарь никогда не слышал упрёков. Таких сумасшедших не нашлось.
Сейчас сэру Северну уже шестьдесят один, но рука у него осталась как прежде тяжёлой. Среднего роста, крепкий, жилистый, хорошо сложенный мужчина. Подбородок гладко выбрит. Седые волосы зачёсаны назад. Обветренное хмурое лицо с редкими морщинами было скупо на эмоции.
Брюс шёл домой, держа за уши купленного на рынке кролика. Миновал калитку, прошёл через сад. Остановился перед домом, глядя на тренирующихся ребят. Подмигнул Майсе, спрятавшейся под крыльцом.
– Дети, – позвал старый рыцарь, и ребята, наконец, заметили отца.
– Ух ты! Кролик! – обрадовался юный Филипп, подбежав ближе.
– Кролик, – подтвердил Брюс, подняв животину повыше. Затем зыркнул на Марко. – Пойди, проведай мать. Мне надо поговорить с Филом.
Марко послушно кивнул и скрылся в доме. Филипп напрягся. Отец редко бывал с ним откровенным, и оставаться с ним наедине было немножко страшновато. Брюс протянул кролика в сторону сына.
– Помнишь, о чём я говорил тебе накануне? – И дождавшись, пока мальчик кивнул, сказал: – Тогда бей.
Филипп похолодел.
Знаменитый Брюс Северн являлся гранд-мастером Кадано и единственным в мире человеком, который умел убивать одним лишь прикосновением. Делал он это с помощью духовной энергии Тэ. Только, в отличие от многих других мастеров, его уровень Тэ был невыразимо высок. Кто-то умел с помощью духовной силы делаться неуязвимым. Другие, используя Тэ, могли гнуть руками металл. Брюс Северн умел убивать, и в этом ему не было равных.
И вот на днях он раскрыл тайну своей смертоносной техники сыну. Тот поначалу был рад, не понимая, какое грозное знание обретает. Теперь ему необходимо было наглядно показать цену этого знания.
– Я сказал бей, – не предвещавшим ничего хорошего голосом повторил Брюс.
Глаза Филиппа намокли при виде глупого, но милого кролика. Он не был готов отнимать чью-то жизнь, пусть это и жизнь мелкого никчёмного существа. Невинного существа. С другой стороны он не мог ослушаться отца, ведь иначе последует неминуемое наказание.
Брюс Северн никогда не жалел своих детей, когда дело касалось боевого искусства.
Филипп сосредоточился, мысленно представив, как концентрируется где-то внутри живота энергия Тэ. Представил, как эта энергия течёт по телу, и легонько хлопнул кролика по мордочке. Тот только удивлённо моргнул и качнулся, дрыгнув задними лапами.
Старый рыцарь разочарованно покачал головой.
– Не так. Смотри.
– Папа, не надо!..
Но было поздно. Брюс положил свободную ладонь на голову кролика, и у того закатились глаза. Лапки животного тотчас обвисли. Северн разжал ладонь, и тело кролика шлёпнулось на землю.
– Отнеси на кухню Оливии, – приказал Брюс, проходя мимо застывшего сына. Поднялся на крыльцо. Обернулся. – Пусть приготовит к ужину.
И скрылся в сумраке дома.
У Филиппа подогнулись колени. Он опустился перед мёртвой тушкой, не сдерживая слёз. Плечи его задрожали. Из окна за ним с сочувствием наблюдал побледневший Марко.
Филипп протянул руки, осторожно поднял кролика и прижал к груди.
– Прости, – прошептал он, глотая слёзы. – Прости меня. Пожалуйста, прости…

1510 год от Взора Господнего. Алаунские холмы.
Тысячи флагов и лент реяли на холодном порывистом ветру. Фыркали кони, защищённые неудобными тяжёлыми доспехами. На зелёных холмах, устремив наконечники копий в небо, стояли полки королевской армии. Солнце спряталось за грозовой тучей.
В кольце холмов пряталась километровая котловина, заросшая низкой травой. И именно оттуда ожидался удар врага.
Ровно в полдень прямо в центр долины с неба ударила ослепительная молния. Громовой раскат эхом отразился от холмов. В войсках послышался ропот. Раздались крики командиров, призывавших к порядку. В низине разгоралось пламя. Узкий огненный язык взметнулся на сотню метров, и доспехи воинов отразили красные блики. Небо померкло. Пламя схлынуло, оставив после себя закружившийся вихрем чёрный дым.
Послышался далёкий вой трубы. Вновь грянул гром: слово разом ударили в тысячи барабанов. В центре низины возникла большая чёрная капля, раздавшись во все стороны и превратившись в стометровый купол, сотканный из вращавшейся тьмы. Над куполом заклубился туман, в котором возникали кровавые всполохи.
– Началось, – удовлетворённо проговорил генерал Бист, опустив подзорную трубу и поворачиваясь к своим ординарцам. Он восседал на гнедом коне, облачённый в позолоченные доспехи. Спину генерала и круп коня скрывал длинный красный плащ. Чуть позади мрачно застыли другие всадники, среди которых выделялась чёрная фигура магистра Рейнера.
Был здесь и Филипп Северн, полтора месяца назад закончивший Фраорскую академию.
Командующий расположился на самом низком холме, расположенном к северо-западу от котловины. Как раз в направлении Алауна – крупного города и сильнейшей крепости государства. За холмом притаились резервные полки.
Всего же на холмах собралась армия в тридцать тысяч человек. Всё, что успели стянуть за три недели из Алауна, Дора, Ваора, Фрависа… Примерно половина всех сил Малавии.
Генерал глянул на Рейнера.
– Ваши разведчики проделали отличную работу.
Рейнер кивнул.
Бист снова посмотрел на открывшиеся врата между мирами.
– Месяц назад сгорел в огне страшного пожара Ото. Наша древняя столица, наша гордость. Великий город. Сколько невинных душ унёс тот пожар! Наш король! Королева! Вся царствующая семья! Сотни тысяч жителей! Горе нам! Не знали мы никогда такого кошмара. – Бист недобро прищурился. – И вот теперь демоны открывают портал из преисподней, чтобы вторгнуться в наш мир. Они думают, что мы ослабели. Что мы не можем дать отпор. Но мы не сломлены горем! Беда сплотила нас и сделала сильнее! Слышите меня?! – Он полуобернулся к рыцарям и ординарцам. – Вспомните всех, кого мы потеряли в Ото! Вспомните родных, друзей, соратников! Сегодня мы отомстим за них! Мы до краёв зальём эту впадину кровью демонов! Ни один из них не уйдёт живым! Никакой пощады адским отродьям! Вы меня поняли?!
Ему ответил одобрительный гул голосов.
А между тем из тьмы уже начали выходить демоны. Облачённые в чёрные шипастые доспехи, каждая грань которых была очерчена красным. Высокие, мощные, многочисленные. Несколько сотен иномирцев отхлынули в разные стороны от купола и растерянно остановились, оглядывая занятые солдатами холмы. Армия людей словно бы нависала над ними со всех сторон.
Обменявшись репликами на своём чуждом, таинственном языке, демоны приступили к организации круговой обороны. Хоть они и не ожидали, что их будут встречать во всеоружии, но отступать они точно не собирались. Тысячи адских созданий выходили из портала и строились в долине, готовясь к битве.
Рейнер дёрнул поводья коня и приблизился к генералу.
– Надо ударить по захватчикам, пока они малы числом. Портал не может пропустить всех их сразу. Мы перекроем им путь и будем уничтожать по мере подхода.
Бист дёрнул щекой.
– Нет. Пусть выходят, мы их не боимся. У нас три тысячи лучников. В большой толпе для них найдётся больше мишеней.
Кажется, Рейнер хотел возразить, но почему-то передумал и вернулся на прежнее место. А демонов становилось всё больше и больше.
Филипп, напряжённо наблюдавший за врагом, почувствовал в груди холодные щупальца страха. Он, как и десятки тысяч других людей, горел жаждой мести. Он мечтал сразиться с теми, кто, как все были уверены, уничтожил Ото. Перед его взором ещё стояла ужасающая картина разрушенной столицы. Обрушившиеся дома, вздыбленная земля, тысячи обгоревших трупов. Закончив обучение в академии, он не торопился домой, но, услышав о катастрофе, промчался от Фраора до Ото всего за неделю. И чем ближе становилась столица, тем больше ужасающих подробностей он узнавал.
Теперь же, когда был сорван покров с коварных замыслов демонов организовать вторжение в мир людей, он рвался в битву. И только теперь, увидев, как из межмирных врат выходят тысячи демонов, он начал осознавать, что победить в грядущей битве будет отнюдь не так просто. Одной ярости будет мало, чтобы одержать верх.
Из преисподней уже явились десять тысяч демонов, но они всё равно продолжали прибывать.
Генерал Бист огладил рукой свои светлые волосы и кивнул ординарцам.
– Начнём, пожалуй. Всем лучникам – залп по готовности!
– Лучники! – тут же разнеслись над долиной голоса командиров. – Залп по готовности!
Не прошло и минуты, как в воздух взвились тысячи стрел. Они летели в захватчиков со всех сторон, и казалось, что от них нет спасения. Воины ада подняли над головами большие массивные щиты, но всё равно было видно, как сотни демонов упали на землю и больше не встали.
Последовал второй залп. За ним третий, четвёртый, пятый. И каждый из них уносил десятки и сотни жизней.
– Прекрасно, – улыбнулся Бист, явно довольный этим зрелищем.
Враги погибали, но упорно не покидали своей позиции, дожидаясь, когда их станет достаточно много для успешной атаки. Их стойкости следовало отдать должное.
Внезапно на одном из северо-восточных холмов началось движение. Там стояли молодые рыцари, недавние выпускники академии. Никто из них никогда не видел демонов, но каждый горел жаждой крови. Они мечтали отомстить любой ценой, и в какой-то момент командиры утратили над ними контроль. Игнорируя команды, ругань, предостережения об опрометчивых действиях, молодые рыцари железной волной скатились с холма и врезались в грозные порядки захватчиков. Над котловиной тут же поднялся шум битвы. Послышались лязг металла, крики раненых, топот тысяч ног.
Толпа демонов зашевелилась, и с высоты было хорошо видно, как чётко они перегруппировываются для отражения атаки.
– Дерьмо! – выругался Бист. – Лучникам – отставить стрельбу!
– Отставить стрельбу! – немедленно полетела команда по войскам.
Генерал поднял подзорную трубу и попытался рассмотреть детали боя.
– Трубите отход! Восьмой полк – отход! Быстро! – он раздражённо сжал челюсти, видя, как гибнут молодые и неопытные ребята. – Щенки! М-мать их…
В низине вспыхнуло пламя и прошлось волной по юным рыцарям. В ход пошла демоническая магия. Рыцари потеряли строй, и их, тесня и сметая, контратаковали воины ада. Большой полк захватчиков подвижной чёрной массой начал наползать за холм, с которого была предпринята незапланированная атака. Казалось, кольцо прорвано, и всех защитников холма сейчас перебьют. Но командиры соседних полков не стали бездействовать. Послышался далёкий голос труб, и с двух сторон по колонне демонов ударила тяжёлая конница. Завязался новый упорный бой. Какое-то время не было ясно, кто одержит верх, но вот порядки демонов дрогнули и начали отступать к центру котловины. Конница ограничилась коротким преследованием и вернулась на позиции.
– Фух, – шумно выдохнул Бист, у которого отлегло от сердца. – Молодцы! Спасли сосунков! Лучникам – продолжить стрельбу!
Всё как будто вернулось к тому, с чего начиналось. Но от многих не укрылось, что число демонов в долине за время короткого боя успело удвоиться. Сотни их продолжали ежеминутно выходить из портала, и, казалось, это никогда не кончится.
Стрелы по-прежнему уносили десятки вражеских жизней, но это было каплей в море. Когда две армии сравнялись по численности, демоническая рать, наконец, пришла в движение. Долину наполнил грохот тысяч барабанов. Затряслась земля от слаженного топота двинувшихся в бой полков.
– Лучникам – назад. Всем полкам – в атаку! – приказал генерал, понимая, что наступать с высоты намного проще, чем в гору. Пусть враги думают, что силы равны. Преимущество всё равно остаётся на стороне людей!
Большой полк демонов двинулся в сторону северо-западного холма. Его вёл вперёд высокий воин в кроваво-красных доспехах, размахивающий массивной булавой.
– Сам король демонов, – разглядывая его в трубу, определил Бист. – Вот и встретились, Гиарш! – Он обернулся к Рейнеру. – Магистр, я нашёл вам достойного противника! Вот ваша цель! Берите под команду два полка из резерва и ведите их в атаку! Я верю в вас.
Рейнер коротко кивнул и бросил коня вскачь.
– Приятного аппетита, – глядя ему вслед, усмехнулся генерал. Он не сомневался, что Рейнер обязательно сокрушит Гиарша и отбросит врага. Таков уж он, магистр ордена Белого Льва. Идеальное оружие, от которого нет спасения.
Битва закипела по всей долине. Кольцо рыцарей неумолимо сжималось вокруг армии захватчиков. Демоны в ответ прилагали все силы, чтобы прорваться из окружения, и некоторым это удавалось. Между холмами хозяйничала конница, настигая многих демонов, которые пытались скрыться с поля битвы и затеряться на просторах Малавии.
– На юге прорвался отряд, – оглядывая в трубу поле боя, заметил Бист. Он повернулся к одному из находившихся рядом командиров. – Капитан Ферн, эти твари идут в сторону Тримиса. Возьми из резерва эскадрон и позаботься о том, чтобы никто из них не ушёл.
– Слушаюсь, генерал! – ответствовал Ферн и поскакал вниз с холма. Минутой спустя около сотни всадников, поднимая пыль, с грохотом помчались в южном направлении. Бист повернулся в сторону Филиппа.
«За этого мальца просили. Пусть испытает себя в деле».
– Сэр Северн! Составьте компанию Ферну! Под его командой вы обретёте бесценный боевой опыт.
– Да, сэр, – послушно кивнул Филипп и направил коня вслед за ускакавшим эскадроном.

***

Холмы остались позади. Всё чаще встречались на пути рощи кустарников и низких деревьев. Почва под ногами была рыхлой, болотистой. Бежать по такой земле оказалось очень тяжело, но иного пути не было.
Демоны не пользовались лошадьми, в отличие от людей. Но и без того они могли бежать быстро и долго. Двадцать гвардейцев, облачённых в крепкие доспехи, пытались как можно скорее оказаться подальше от Алаунских холмов. Среди них, одетая в шёлковое платье с длинной юбкой, бежала и принцесса Эмриши. И хоть юбка мешала ей, она ничуть не уступала охранявшим её воинам.
– Сержант Раш! – подозвала она на бегу командира гвардейцев.
– Я слушаю, ваше высочество, – приблизился к ней могучий воин двух с половиной метров ростом.
– Моя энергетическая связь с отцом оборвалась. Король мёртв.
Эта новость огорошила отряд демонов, но они не привыкли унывать. В их взглядах читалась решимость. В их сердцах горело желание отомстить.
– Нас кто-то предал, – размышляла вслух Эмриши.
– Их разведка могла…
– Не могла, сержант. Даже если бы люди узнали о нашем переселении, узнали нашу численность и день открытия врат, они всё равно не могли знать точное место выхода. Этими сведениями владел ограниченный круг лиц. И искать предателя следует именно среди них.
– Не исключено, что они уже все мертвы, ваше высочество.
Принцесса ничего на это не сказала.
С серого неба начал накрапывать мелкий дождик. Влажная земля противно чавкала под сапогами. Подул пронизывающий холодный ветер, заставив поёжиться теплолюбивых жителей преисподней.
– Всадники! – раздался встревоженный голос одного из гвардейцев. Демоны разом остановились и развернулись в сторону приближавшегося врага.
– Их всего сто четыре, – с одного взгляда оценил численность противника Раш. – Мы легко справимся с ними, ваше высочество.
– Не надо меня успокаивать, – бесстрастно приказала принцесса. – Лучше сосредоточьтесь на бое.
– Слушаюсь! – кивнул сержант, подавив невольную улыбку. Демоны перестроились, образовав вокруг принцессы двойное кольцо, и покрепче взялись за оружие. Всадники бесстрашно налетели на них, действуя так самоуверенно, будто и не ждали серьёзного отпора. Их командир, скакавший впереди всех, стал первой жертвой демонических клинков. Его отрубленная голова подлетела высоко в воздух, вращаясь и разбрызгивая кровь.
Люди и демоны закружились в смертельном танце. Ржали лошади, напуганные огненными вихрями. Звенела сталь, мечи и копья ударялись о доспехи. Двое всадников подняли первого попавшегося гвардейца на пиках. Тот хрипел и дёргался, издавая предсмертный вопль. В тесной рубке разлетались по сторонам отсечённые конечности, пластины брони, перерубленные древки копий. Несколько демонов погибли под копытами конных латников. Другие гвардейцы, стремительно смещаясь, подрубали ноги лошадям, после чего легко добивали упавших на землю людей.
Малавийцы уже поняли, что связались с необычными демонами. Им противостояли искуснейшие воины преисподней. Но это лишь подстрекало людей сражаться на пределе возможного.
– За Ото! – крикнул один из них, и весь отряд подхватил этот клич. Всадники навалились на маленький демонический отряд, пытаясь раздавить его. И демоны гибли один за другим, успевая забрать жизни нескольких противников. В какой-то момент показалось, что усилий людей будет достаточно для победы. Но неожиданно их натиск ослабел, и гвардейцы воспрянули духом. Большая часть эскадрона была уничтожена. Добить оставшихся оказалось лишь делом времени.
Никто из людей не побежал. Никто не просил пощады. Все эти всадники сложили свои головы в холодной мокрой земле. Над ними остались стоять пятеро гвардейцев и невредимая принцесса.
И хоть казалось, что бой шёл очень долго, в действительности на всё ушло несколько минут.
– Хорошая работа, сержант, – бесцветным тоном похвалила командира гвардейцев Эмриши.
– Сто пятый, – тяжело дыша, кивнул тот куда-то в сторону далёких холмов.
Принцесса пригляделась. Действительно, их нагонял ещё один всадник. Молодой рыцарь. Без доспехов. Без щита. Среднего роста юноша с серьёзным лицом. Коротко стриженый шатен.
Он держался в седле не очень умело. Да и лошадь его не имела никакой защиты.
– Смельчак на закуску, – хмыкнул один из гвардейцев.
Юноша проскакал мимо застывших демонов, сурово оглядывая поле боя, и преградил им путь на Тримис. Спокойно спрыгнул на землю, бросив поводья на одинокий куст. Несколько раз взмахнул руками, разминаясь. Вынул из ножен меч и пошёл навстречу врагам.
– Вы понимаете нашу речь? – крикнул он, внимательно разглядывая то, что осталось от гвардейского отряда. Его внимание особенно привлекла принцесса. Совсем молоденькая, лет четырнадцати, не больше. Очень миловидная девушка с длинными рыжими волосами и зелёными глазами. Среднего человеческого роста. Рядом с воинами своего эскорта она казалась маленькой и хрупкой.
Демоны растерянно переглянулись.
– Что надо, сопляк? – с молчаливого одобрения принцессы крикнул Раш на людском языке.
Юный рыцарь остановился в десяти шагах от противников и изобразил примирительную улыбку.
– Сдавайтесь! – потребовал он.
– Это даже не смешно, – хмыкнул сержант и кивнул одному из своих подчинённых. Тот шагнул навстречу рыцарю и направил в его сторону ладони. Тотчас от его рук рванулась волна ослепительного пламени.
Огонь накрыл одинокого человека и тут же отхлынул, не причинив ему никакого вреда.
– Мальчишка мастер Тэ-Кадано! – удивился Раш.
– Сейчас посмотрим, какой из него мастер, – хмуро проговорил демон-маг и решительно бросился на рыцаря, держа в каждой руке по длинному изогнутому мечу. Он мгновенно преодолел разделявшее их пространство, замахнулся и вдруг замер, словно парализованный. Качнувшись, он с грохотом упал на землю и больше не шевелился.
Наглый мальчишка, казалось, всё так же стоял, и было неясно, как же он сумел сразить противника.
– Пожалуйста, не сопротивляйтесь! – снова обратился он к демонам. – Я не хочу вас убивать!
– Рубите эту мразь, – процедил сержант, и трое оставшихся воинов накинулись на рыцаря. Тот моментально отскочил назад, ловко отбивая направленные на него клинки.
Соперники закружились, обмениваясь выпадами. Зазвенела сталь. Удары посыпались на человека со всех сторон, но он каким-то чудом умудрялся уворачиваться и смещаться. Наглый мальчишка мельтешил у самых ног демонов, демонстрируя неожиданную юркость. Три гвардейца, казавшиеся великанами на фоне нежданного соперника, больше мешали друг другу, чем помогали. Когда они бились с всадниками, высокий рост был их преимуществом, но теперь вдруг превратился в ощутимый недостаток.
Вот закричал один гвардеец, падая на землю с подрубленными сухожилиями. Захрипел второй, держась за вспоротый живот. Третий попытался нанести секущий удар, но остался без руки. От резкой боли он рухнул на колени и тут же лишился головы.
Парнишка тяжело дышал, уперев руки в колени и осматривая поверженных врагов. С него ручьями стекал пот. Лицо покраснело. Спина согнулась от усталости.
– Не знаю, кто он, но нам надо бежать, ваше высочество, – обернулся к принцессе Раш.
– Мы не сможем, – покачала головой принцесса. – Он догонит и убьёт нас.
– Что же тогда делать?..
– Эй!.. – снова крикнул рыцарь. – Вы ещё не надумали сдаться?
Сержант скривил лицо.
– Бегите, ваше высочество. Я задержу его столько, сколько смогу.
Эмриши окинула могучего воина серьёзным взглядом, и гвардейцу показалось, что в глазах принцессы блеснули слёзы.
– Спасибо. Я не забуду тебя, Раш, – кивнула девушка и бросилась бежать.
– Эй! – тут же разогнул спину юный рыцарь, но сразу же ему пришлось отражать атаки демона. Раш был силён и быстр. Он был настоящим мастером боя на мечах. Он разил, колол, сёк, подсекал. Стремительный, как мысль. Неудержимый, как ветер. Сокрушающий, как океан, объятый штормом.
Он бил и бил, но удары уходили в пустоту. Мальчишка непостижимым образом уклонялся либо отводил выпады в стороны. Казалось, что он уступает демону в силе и скорости, но тому всё равно не удавалось его достать.
«Он не сделал ни одного лишнего действия!» – мелькнула у сержанта страшная мысль. А в следующий миг он пропустил контрвыпад. Клинок рыцаря вспорол доспех на груди демона и рассёк рёбра.
Раш зарычал и выронил оружие. Покачнувшись, он попытался достать до мальчишки рукой. Тот зачем-то перехватил его руку и заглянул в глаза.
– Всё, – сказал рыцарь, и демон упал замертво, успев в последний миг почувствовать, как его тела коснулась духовная энергия человека.
Рыцарь устало вздохнул. Дёрнул мечом, стряхивая кровь с клинка. И обернулся в поисках сбежавшей демонессы. К его удивлению, она успела сбежать довольно далеко, и рыцарю вновь пришлось взбираться на коня. Он недолюбливал лошадей и не слишком-то умел ездить верхом. Но по-другому он бы просто не догнал эту прыткую девицу.
Эмриши неслась вперёд с нечеловеческой скоростью, преодолевая каждым прыжком расстояние в десяток шагов. Её гибкое стройное тело ощущало идущий изнутри жар. Ветер развевал её пышные волосы. Какое-то время она ещё улавливала чутким слухом звуки далёкой борьбы. А затем до неё донёсся приближающийся топот копыт, и девушка поняла, что ей не уйти. Всадник явно был быстрее.
Решив не противиться неизбежности, девушка резко развернулась и твёрдо встала лицом к рыцарю. В её ладони блеснул изогнутый кинжал. Дыхание постепенно выравнивалось после сумасшедшего бега. Холодные капли дождя заливали глаза, и Эмриши протёрла лицо рукавом.
Мальчишка, оказавшись рядом, спрыгнул с коня, на лету выдёргивая из ножен меч. Встав напротив девушки, он попытался что-то сказать, но Эмриши не желала слушать. Она напала первой. Рыцарь развернул корпус и сделал полшага назад, пропуская мимо себя её удар. Так же он уклонился и от второго выпада. А затем одним лишь взмахом выбил оружие из рук демонессы. Меч описал петлю и устремился в повторную атаку.
Эмриши резко отшатнулась, запнулась о скользкую кочку и упала на землю.
Юноша занёс меч для последнего удара…
– Стой! – успела крикнуть принцесса, вскинув руку. – Я сдаюсь!
Юноша удивлённо замер.
– Чего?..
– Я не сопротивляюсь, – пояснила принцесса. – Ты же сам говорил, что не хочешь никого убивать. Верно?
Рыцарь медленно опустил оружие и недоверчиво уставился на девушку.
– Ну да.
Демонесса оглядела человека снизу вверх.
– И что же дальше, молодой Северн?
Юноша нахмурился.
– Ты предстанешь перед судом священного трибунала, где… Погоди, ты меня знаешь?
– Впервые тебя вижу, – пожала плечами девушка. – Но я видела, как ты убил Шуора. Одним касанием. Так умел только Брюс Северн, а поскольку его уже нет, то я предположила, что ты – его сын. Вряд ли он стал бы обучать своей технике посторонних.
– Логично, – удивлённо проговорил рыцарь. – Действительно, я Филипп Северн. Только никому не говори, что отец обучил меня своей технике.
– Когда до меня доберётся священный трибунал, я расскажу им абсолютно всё, хочу я того или нет, – резонно заметила Эмриши.
– Тогда я убью тебя прямо сейчас!
– Как это по-рыцарски.
Филипп смутился. Рыцарский кодекс прямо запрещал убивать беззащитных.
– Действительно, ерунда получается.
– Предлагаю разойтись миром, – не торопясь подниматься, сказала Эмриши, внимательно следя за юношей. – И вот ещё что. Я тебя прощаю.
– Что?! – опешил юный Северн.
– Да, прощаю. Ты убил моих приближённых. А ваша армия заманила мой народ в ловушку и истребила, словно зверей. Но я не держу на тебя зла. Ты здесь ни при чём, на тебе нет вины. И я тебя прощаю.
– Да как ты… Это же вы, отродья бездны, сожгли дотла Ото! Вы первыми нанесли удар!
Демонесса нахмурилась и покачала головой.
– Нет. – Она вознесла взгляд к серому небу. – Да услышит меня Йал, творец вселенной! Я клянусь, что демоны Лирии непричастны к гибели Ото!
И словно отвечая на её слова, в небе сверкнула молния. Раздался гром. Филипп вжал голову в плечи.
– Лирии? – неуверенно переспросил он.
– Это моё царство. Да, я знаю, что вы, людишки, неграмотные. Вы думаете, что преисподняя едина, но на самом деле она поделена на четыре больших царства и два десятка маленьких. Лирия была одним из четырёх больших. Но мы проиграли войну. С востока на нас напали титаны. С запада мы были атакованы другим царством – Гимерией. И оказавшись меж двух огней, мы решили бежать. Нам подсказали путь – переселиться в земное царство и занять пустующий город Гаэль. Мы не собирались никого завоёвывать. Мы не хотели драться. Нас и так осталось не много. Но те, кто подтолкнул нас к этому шагу, вели нас в ловушку. Они предали нас, сообщив вашим разведчикам место и время нашего появления. И мой народ заплатил кровавую цену за одно только желание спастись. – Принцесса вздохнула. – Но, как я уже сказала, я не держу на тебя зла. И предлагаю разойтись миром.
Филипп стоял, ошарашенный свалившимся на него знанием. Всё перевернулось с ног на голову.
– Подожди! Но как же Ото? Кто же тогда сжёг его?
– Не имею ни малейшего представления. У нас нет оружия, которое могло бы нанести подобный ущерб.
– Чёрная магия…
– Не смеши. Магией можно спалить дом. Но не такой громадный город, как Ото. Если бы это было возможно, мы были бы непобедимы.
– Кто же мог? – глухо проговорил рыцарь. Он напряжённо размышлял, глядя на замершую у его ног девушку. – Скажу честно, мне кажется подозрительной твоя осведомлённость.
– В нашем мире принцессы должны быть умными.
– Ты принцесса?! – непритворно удивился юноша.
– Именно так. Меня зовут Эмриши. Приятно познакомиться.
Рыцарь удивлённо покачал головой.
– Да, необычный сегодня денёк. – Он помолчал с минуту, что-то мысленно взвешивая и прикидывая. И, наконец, решился. – Послушай, принцесса. Я очень хочу узнать, кто виновен в гибели моего родного города. А ты, как понимаю, очень хочешь выжить. Предлагаю друг другу помочь.
Девушка прищурилась, пытаясь понять, куда клонит её собеседник.
– О, ты решил заключить со мной контракт? Ваша церковь это очень не одобряет. И каковы же условия?
– Ты поможешь мне отыскать виновников гибели Ото, – твёрдо произнёс Филипп. – Найти и покарать истинных врагов, обманувших нас и предавших вас. А я взамен сохраню тебе жизнь и не выдам священному трибуналу.
Принцесса ловко вскочила с земли и отряхнула платье. Юноша невольно сделал шаг назад.
– Этого мало! – с хитрой улыбкой заявила Эмриши. – Ты позаботишься о моей безопасности. Будешь охранять меня и защищать. Всеми силами. Любыми способами. Не считаясь ни с чем. А я, так и быть, поставлю тебе на службу все свои знания и навыки. И вместе мы распутаем клубок интриг и докопаемся до правды. Мы найдём того, кто уничтожил Ото! Клянусь!
Она протянула ему ладонь.
– Согласен, – кивнул ей юноша. – Да будет так. Клянусь.
И пожал протянутую руку.
Снова вспышка молнии осенила небеса, скрепляя их союз и давая знать, что клятва была услышана высшими силами.
– Отныне мы вместе, – с довольным видом сказала принцесса, не спеша отпускать руку юноши.
– Мне надо вернуться к армии, – решил Филипп. – Скажу, что нужно уехать по делам.
– И тебя отпустят?
– Конечно, – без особого воодушевления сказал рыцарь. – Я же сын Брюса Северна. Не сказал бы, что меня это радует, но мне не надо прилагать усилий, чтобы чего-то добиться. Ты подождёшь здесь моего возвращения.
– Как скажешь, – не стала спорить девушка. Она не боялась, что рыцарь предаст её. Всё-таки клятвы, засвидетельствованные Небом, неразумно нарушать.
– И ещё кое-что, – уже собираясь уходить, обернулся юный Северн. – Твоё имя. Оно слишком чуждое для человеческого слуха. Ты не против, если я буду звать тебя Эми?
Девушка удивлённо захлопала глазами.
– Не против.
Филипп удовлетворённо кивнул, вскочил на коня и развернулся в сторону Алаунских холмов.
– Тогда до встречи, Эми!
И умчался вдаль. Демонесса провожала его взглядом, тщательно обдумывая всё случившееся. Она сделала очень важный шаг к спасению своей жизни. И теперь горела желанием поскорее отыскать предателей и жестоко им отомстить.
– До скорой встречи, мой рыцарь, – сорвал ветер с её губ задумчивый шёпот.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 7 18.11.2019 в 00:11
1493 год от Взора Господнего. Дом Брюса Северна, южная окраина Ото.
Свет свечи рождал дрожащие тени. Кухонька оказалась маленькой и тёмной. В печи скопилась горка золы. По холодным некрашеным стенам пролегли мелкие трещинки. Доски пола неприятно поскрипывали при каждом шаге. Будто по палубе идешь. По углам предприимчивые пауки, словно матросы, натянули паруса паутин.
Да уж, этому кораблю явно не повезло с капитаном.
Четырёхлетний Марко уселся посреди кухни на высокий старый табурет и принялся хрустеть яблоком. Оливия прошлась со свечой к окну, отодвинула посеревшую от пыли занавесь и окинула взглядом раскинувшийся за домом неухоженный сад.
– Ну? – нетерпеливо переминаясь у входа, спросил Брюс. – Как тебе?
Женщина обернулась и капризно скривила губки.
– И в этом свинарнике ты растишь ребёнка?
Мужчина сложил руки на груди.
– Другого свинарника у меня нет.
Они некоторое время играли в гляделки, пока, наконец, Северн не отбросил свою гордыню.
– Слушай, Оливия. Я большую часть своей жизни промотался по замкам и военным лагерям. Меня знает каждая собака в мире, но у меня нет ни слуг, ни хозяйства. Этот дом, – он окинул взглядом пустые стены, – принадлежал моим родителям. Их уже двадцать лет как нет, а я приезжал сюда разве что переночевать. Никогда не думал, что придётся здесь жить. Понимаешь?
Женщина вздохнула.
– Филиппа ты тоже не хотел, как и Марко?
– Давай не будем опять, мы это уже обсуждали.
Оливия грустно кивнула, не глядя больше на Брюса.
Она не была красавицей. Невысокая, ширококостная. С приятным лицом. Простая крестьянская баба. Брюс и не думал, что между ними будет что-то серьёзное. Так, на пару ночей согреть постель.
– Значит, ты хочешь, чтобы я навела здесь порядок? – тихим голосом уточнила Оливия.
– Я буду тебе платить, – ляпнул Брюс и тут же поспешил добавить: – и можете жить тут с Марко. Домик хороший, просторный, места всем хватит.
Женщина искоса посмотрела на рыцаря.
– Слухи пойдут.
– Да и так уже ходят, – отмахнулся Брюс. – Даже мне в спину шептаться не боятся, гадёныши. Ничего, пусть болтают что хотят. Переживём.
– Мы-то переживём, – согласилась Оливия. – А как же Марко? О нём ты подумал? Его же дразнить будут. Прохода не давать. Станут называть ублюдком.
– Я не могу его признать. Мне не позволят.
– Филиппа же ты признал.
Брюс как будто сразу сник, сделался слабым и беспомощным.
– Это… другое.
Женщина приблизилась к нему. Осторожно коснулась щеки.
– Майя была особенной, – сказала тихо.
– Да, – кивнул мужчина. – Была. – Он вздохнул, выпрямился, подобрался. – Когда Филиппу стукнет тринадцать, он отправится в академию. Мне надо дотянуть до того дня. Мне уже пятьдесят, не каждый рыцарь доживает до моих лет. Тут тихое, спокойное место. Всего в достатке. Только вот хозяйственник из меня никакой. Ты поможешь мне?
Оливия опустила взгляд. Затем обернулась к Марко. Мальчик всё так же сидел, болтая ножками в воздухе, и обсасывал огрызок яблока.
– Только ради него. Ты сделаешь так, чтобы он ни в чём и никогда не нуждался.
– Я сделаю всё, – пообещал знаменитый рыцарь, положив руку на сердце.
Где-то в дальней комнате проснулся маленький Филипп и громко заплакал.
– Есть хочет, – догадалась Оливия и, отодвинув непобедимого воина, направилась в спальню. Брюс глубоко вздохнул и бессильно привалился к стене.
Сердце рвалось из груди. Не то от непривычной радости, не то от непривычного…
…страха.

Глава третья

1515 год от Взора Господнего. Где-то на окраине Кольна.
Небо стремительно темнело, и сквозь сумрак робко пробивался свет первых звёзд. На востоке высокие пики Аласских гор ещё ловили вершинами оранжевое пламя закатившегося солнца. По просёлочной дороге от трактира в сторону родной деревеньки плёлся молодой крестьянин. Чумазый, шатающийся, благодушный. Звали его Петер, и он был большим любителем выпить.
По сторонам дороги стояли высокие ели. Где-то в лесу монотонно ухала сова. Меж стволами деревьев ещё можно было различить огни Кольна.
Незнакомец возник перед крестьянином как будто из воздуха. Петер едва не налетел на него в темноте.
– Приветствую тебя, добрый путник! – сказал таинственный некто, и крестьянин невольно вздрогнул, поднимая взгляд. Перед ним стоял высокий светловолосый коротко стриженый мужчина с такой же короткой вьющейся бородой. Одет незнакомец оказался в странные белые одежды, больше напоминавшие обёрнутое вокруг тела одеяло. На голых ногах обычные сандалии с длинными ремешками. – Меня зовут Анион. А тебя?
«Денег что ли хочет?» – подумал Петер и неприязненно отмахнулся рукой.
– Э, не-не-не, – пропитым голосом проблеял он и развернулся обратно в сторону трактира. Там хоть найдётся, кому заступиться. Но не успел он сделать и шага, как едва не упёрся в грудь Аниона. – Что за?..
Глянул назад – никого. Как этот тип так быстро сумел его опередить?
Крестьянин снова развернулся и шагнул уже в сторону деревни. И опять перед ним словно из воздуха возник назойливый незнакомец.
– Не спеши. Умасли мой слух интересной беседой, – попросил Анион и широко улыбнулся.
– Что надо? – грубо спросил Петер. – Денег не дам!
– О, у тебя есть деньги? – оживился незнакомец. – Покажи их мне! Не бойся, я их сразу отдам.
Крестьянин издал недоверчивый смешок, собираясь уже послать собеседника куда подальше, но осёкся, столкнувшись с серьёзным взглядом.
«Страшный!»
Дрожащими руками Петер зашарил по поясу, отыскал кошель и кинул его Аниону.
– Забирай! Только оставь меня!
Анион ловко поймал кошель, развязал ремешок и высыпал на ладонь несколько монет. В основном, это были медяки. Встречалось среди них и несколько серебряных монеток. И даже блестел один золотой. Блондин ссыпал деньги обратно в кошель и вернул его владельцу.
– Большое спасибо, ты мне очень помог!
– Ась? – не поверил своему счастью Петер, забирая свои деньги.
«Издевается, что ли? Сейчас, небось, опять отнимет и изобьёт!»
Но Анион и не думал нападать. Он поднял руку, и на его ладони волшебным образом возникла горка медяков. Ссыпав монеты себе за пазуху, он повторил свой фокус, но на этот раз в руке заискрилось серебро. Снова деньги исчезли в складках странной одежды, и теперь уже на ладони незнакомца возникла золотая горсть.
Крестьянин смотрел на золото остекленевшим маслянистым взором.
– Это… Это что это?
Анион бросил ему один золотой. Остальные деньги немедленно спрятал.
– Это тебе за помощь. Кстати, друг мой, ответь, все ли в вашей стране ходят в такой же одежде, как сейчас на тебе?
– А? – удивился Петер, осматривая себя. – Ну да, типа того.
Он поднял взгляд и успел увидеть, как силуэт незнакомца на краткий миг окутала непроглядная тьма. А когда она схлынула, Анион уже был одет точно так же, как и Петер.
Блондин вновь широко улыбнулся.
– Спасибо ещё раз. Ответь мне на последний вопрос. В какой стороне находится Ото?
Петер уже устал удивляться. Неужели этот незнакомец, явно явившийся из другой страны, не знает, что Ото больше нет? Но объяснять это у крестьянина не было никакого желания, и он просто махнул рукой куда-то в южном направлении.
– Там!
– О, большое спасибо! Наша беседа доставила мне удовольствие! Теперь прощай!
И с этими словами странный чужак шагнул в сторону леса. А дальше Петер не поверил своим глазам. Чужак исчез, но над соснами вдруг возник огромный человеческий силуэт тридцати метров ростом и стремительно двинулся на юг, отчего земля ощутимо задрожала.
От страха крестьянин упал попой в придорожную канаву и засучил ногами, пытаясь отползти как можно дальше от того места, где состоялась необычная встреча. Он судорожно осенил себя знаком священного треугольника. В голове как будто прояснилось. Улетучился хмель, возвращалась способность мыслить ясно.
По щекам человека покатились слёзы от внезапного осознания, с кем он сейчас имел беседу. Трясущимися губами он выдохнул одно только слово:
– Титан!..

1510 год от Взора Господнего. Город Тримис.
Хозяин таверны «Хриплая кобыла», Маттеус Шарс, уже собирался закрывать дверь на засов и идти спать, когда раздался громкий и требовательный стук.
– Кого там нелёгкая принесла? – проворчал он, отворяя дверь. На пороге стояли юноша с мечом у пояса и девушка, кутавшаяся в плащ с капюшоном. Оба промокшие, грязные, явно очень уставшие.
– Хозяин, комнатка найдётся? – изобразив улыбку, спросил юноша.
– Ага, – кивнул недовольно Маттеус. – Два серебряных, и можете войти.
– Что? Две серебряных монеты за одну комнату? – удивился парень, но девушка пихнула его локтём в бок, и тот тут же сник. – Ладно, две так две. И надо бы ещё коня отвести в конюшню.
Хозяин таверны страдальчески вздохнул, но ругаться не стал. Махнул рукой гостям, мол, заходите, закрыл за ними дверь и поплёлся будить конюха.
Комната, которую он выделил гостям, располагалась на первом этаже и была весьма обширной. Имелись две кровати, два шкафа, большой стол, отдельная уборная и даже ванная комната с удобным очагом для подогрева воды.
– Похоже, я зря возмущался, – оглядев помещение, признал Филипп. – Двух монет даже, наверное, маловато за такой комфорт!
– Только хозяину это не говори, – посоветовала принцесса, придирчиво осматривая деревянную ванну. – Я хочу искупаться. Нагрей мне воды.
Рыцарь хмыкнул, но возражать не стал. Как говорится, желание дамы – закон. Пока он разводил огонь и наполнял большой металлический чан водой из бочки, Эмриши скинула на пол плащ, избавилась от платья и устало потянулась.
– Долго ещё?
– Пару минут, – обернулся к девушке юноша и чуть не свалился на пол. – Ты с ума сошла?!
Взгляд заметался по гибкому обнажённому телу с нежно-бледной кожей, оценив и манящие изгибы молочных грудей, и плоский аккуратный животик, и длинные стройные ножки. И только потом пришло осознание, что девушка висит в воздухе, едва не касаясь деревянного пола подушечками пальцев. Огненно-рыжие волосы покачивались на невидимом ветру подобно листьям водорослей, колышимых течением. В зелёных глазах мерцали красные искорки. Позади покачивался изящный тонкий хвостик, достигавший пяток.
– У тебя хвост! – забыв о наготе своей спутницы, удивился Филипп.
– Конечно! А у тебя разве нет? – ответно удивилась Эми, захлопав ресницами.
– У людей нет хвостов! И почему ты голая?
Девушка склонила голову к плечику.
– Я ведь собиралась мыться. Что-то не так? Тебе не нравится?
Ответ застрял в горле рыцаря, и он попытался отвернуться, но взгляд всё равно как магнитом притягивало к прекрасному девичьему телу.
– Чем ещё ты отличаешься от людей?
Эми задумалась, коснувшись тонким пальчиком подбородка.
– Насколько я успела заметить, у людей круглые уши! – Она отвела в сторону прядь, демонстрируя своё заострённое ушко. – А ещё у вас языки – розовые!
– Да уж, это великое открытие, – буркнул Филипп.
– Смотри! – просто сказала девушка и показала язык. Действительно, у людей такого точно не встречалось. Язычок демонессы был немного тоньше и длиннее, чем у обычных людей, но главное, он имел яркий золотой цвет.
– Теперь понятно, почему инквизиторы заглядывают ведьмам в рот, – задумчиво проговорил юноша, пытаясь осмыслить новые знания. – Ты, кстати, выглядишь как типичная ведьма. Рыжая, зеленоглазая. Надо бы тебя перекрасить. В чёрный, например.
– Я тебя сама перекрашу! В зелёный! – возмутилась принцесса.
– И, кстати, то, что ты висишь над полом… Это же магия, так? Она у нас под запретом.
– Чего? – надулась Эми. – И магией пользоваться нельзя?
– Нельзя. Мы используем только духовную силу, данную нам творцом вселенной. Мы называем её Тэ.
– Это я знаю, – отмахнулась демонесса. – Мне надоела эта болтовня. Хватит уже на меня пялиться и дай мне спокойно помыться! Я устала.
Филипп тут же засуетился, наливая в ванну нагретую воду.
– Как прикажете, ваше высочество, – буркнул он себе под нос и, закончив, поспешил сбежать из ванной. Ему не хватало воздуха.
Перед внутренним взором всё ещё стоял прекрасный образ обнажённого тела. Очень красивого и близкого тела. Слишком близкого…

***

Глубокой ночью, когда они оба вымылись и немного отдохнули, юноша и демонесса уселись за столом, расстелив перед собой большой лист бумаги. Оба были в белых ночнушках, обнаруженных в шкафу. На Эми пришлось надевать ночнушку едва ли не насильно, игнорируя её недовольное мычание.
Девушка немного пообижалась, но потом смирилась. Взяла перо, подвинула поближе чернильницу и быстрыми умелыми движениями набросала на листе простенькую карту.
– Вот четыре царства, – пояснила она. – На северо-западе лежит страна самых сильных и злых демонов – Дартария. Справа от неё Миория. Снизу Гимерия. А вот тут, на юго-востоке, Лирия. Моё царство. – Принцесса грустно вздохнула. – У Дартарии была колония в вашем мире. Гаэль. Двадцать лет назад твой отец во главе огромной армии взял Гаэль штурмом, а затем прошёл через врата в наш мир и стёр столицу Дартарии с лица преисподней. С этого все неприятности и начались.
– Это кому как, – возразил Филипп. – Знаешь, сколько демоны причинили нам зла? Людям постоянно приходилось держать в Алауне напротив Гаэля мощный гарнизон, способный отразить даже самый страшный натиск. Многие демоны рыскали по окрестностям, убивали, грабили, уводили наших граждан в рабство. Мы очень долго это терпели, но всякому терпению приходит конец!
– Мы! – передразнила его демонесса. – Не говори за своих сородичей. Ты ещё тогда не родился. И напоминаю, что моё царство вообще не имело никаких контактов с людьми.
– Прости, – виновато склонил голову юный рыцарь. – Расскажи, что было дальше?
Девушка окинула его внимательным взглядом, найдя реакцию собеседника вполне искренней, и продолжила.
– Когда Дартария лишилась управления, её территорию поделили между собой три других царства. Правда, не всю. Некоторые регионы заявили о своей независимости, и те из них, кто сумел отбиться, сдали маленькими княжествами. А затем с востока пришла новая беда. Титаны. У них в Эонии было не так уж много пригодного для жилья места. В Эонии, между прочим, живут не только титаны, но и многие другие существа, включая демонов и людей. Им пришла в голову идея захватить плодородные земли в соседнем мире, и их выбор пал на преисподнюю.
– Почему?
– А с кем им ещё воевать? У них в соседях только три мира: преисподняя, Земное царство и Эфир. В Эфир они, конечно, не попрут – он населён могущественными божествами, с которыми бессмысленно драться. Да и между жителями Эфира и Эонии есть такая же духовная связь, как между людьми и ангелами или как между демонами и сущностями Осколков. Можно было бы захватить клочок земли у вас, но клочок их не устраивал. Им нужно было много земли. А при полномасштабном вторжении за вас бы вступилось Небо. Ангелов боятся даже титаны, это ты должен понимать. Ну и вот. Остался только третий вариант. А тут ещё так удачно сгинуло одно из великих царств. Самый подходящий момент для вторжения, верно? Эонийцы открыли врата в наш мир и вышли на востоке от Лирии и Миории. Их даже не сразу заметили – они выбрали для портала ничейную пустошь. А потом их армии навалились сразу на два великих демонических царства, и даже объединённых сил Лирии и Миории было недостаточно, чтобы их остановить. Их вёл в бой могучий титан Эниалий. Страшный противник. Под его началом титаны одерживали победу за победой. Горела земля. Рушились города. Тысячи демонов погибли в этой войне.
– Я никогда не слышал об этом, – покачал головой юноша.
– Ну ещё бы. Часто вы с эонийцами общаетесь?
– Да не очень. Раз в сорок-пятьдесят лет.
Девушка криво усмехнулась.
– Вот видишь. Вы ничего не знаете о том, что творится в соседних мирах. – Она задумчиво взглянула на карту и указала пальчиком на юго-западное царство. – Гимерийцы изначально не принимали участия в войне против титанов. Они долго ждали, пока мы ослабеем. И нанесли удар нам в спину. Каким-то образом им удалось заключить союз с титанами. И мы, зажатые с двух сторон, оказались на краю катастрофы. Мой отец, великий король Гиарш, принял решение бежать в ваш мир, собрав около пятидесяти тысяч лирийцев. Мы надеялись скрытно появиться здесь и занять Гаэль. В сам Гаэль нам открыть портал не удалось, так что пришлось найти незаметное место под Алауном. Но там нас ждала ловушка. – Принцесса закрыла глаза и горько вздохнула. – Остальное ты знаешь.
Филипп накрыл рукой её ладонь.
– Прости. Если бы мы только узнали раньше…
Эми покачала головой.
– Люди слишком фанатичны. Нам бы никто не поверил. Особенно в свете гибели Ото.
Юноше пришлось с этим согласиться. Он снова посмотрел на карту.
– По всему выходит, что гимерийцы вполне могли быть теми, кто подставил вас. И кто передал нашим разведчикам информацию о вашем переселении. Только им это могло быть выгодно.
– Им и титанам, – поправила его Эмриши.
– Да. А могли ли гимерийцы уничтожить Ото?
Демонесса только пожала плечами.
– Вполне может быть так, что между нашим переселением и гибелью Ото вообще нет никакой связи. Логично, конечно, что после потери своей столицы люди озвереют и набросятся на любого, кого только можно заподозрить. Но это слишком сложный план. Всё должно было совпасть идеально. И, как я уже говорила ранее, я не знаю ни одного способа, как можно одним ударом уничтожить такой огромный город, как Ото.
– Мы обязательно разберёмся в этом, – пообещал Филипп после долгого молчания.
– Угу. Может, пойдём спать?
– Давно пора, – согласился юный рыцарь. К его немалому удивлению Эми захотела спать с ним в одной кровати, чем немало смутила юношу. В её намерении точно не было никакого интимного подтекста, и всё-таки Филиппу было не по себе. Он не посмел спорить, да и спать хотелось безумно. Минувший день был слишком насыщенным на события.
Они легли под одеяло. Эми устроилась под боком юноши, обдав его жаром юного тела, и быстро уснула, уткнувшись носиком ему в шею.
Филипп какое-то время лежал, боясь пошевелиться. Он чувствовал щекотное дыхание девушки. Ощущал мягкую упругость её плоти. Срамные мысли так и рвались в его светлую голову, но он гнал их прочь, напоминая себе, что связь с порождениями преисподней порочна. Да и о какой связи вообще может идти речь, если они знакомы меньше суток?! Такие мысли совершенно недостойны благородного рыцаря!
Принцесса из иного мира что-то сонно промычала, неосознанно обняв юношу руками и ещё крепче прижавшись к нему. Её обнажённое бедро скользнуло по его животу. Эластичный хвостик обвился вокруг его ноги.
– Святые ангелы, дайте мне сил, – тихо простонал Филипп, обречённо уставившись в потолок. Ему ещё никогда не приходилось делить ложе с девушками.
Промаявшись больше часа, он всё-таки заснул, сражённый усталостью. Однако томные фантазии не покидали его даже в мире сновидений, ещё долго терзая его искушениями. И только ближе к рассвету они, наконец, отступили, дав его душе долгожданный покой.

1515 год от Взора Господнего. Фраорская рыцарская академия.
– Итак, всего трое на букву «Р», – подытожила поиски Эми, захлопывая журнал посещений за тысяча пятьсот десятый год.
– Да. Так, посмотрим, – присмотрелся к своим записям Филипп. – Роумель. Это один из бывших курсантов академии. Ривайль. Племянник ректора Шанта. И некто Рейнс. Так же, насколько помню, звали секретаря короля Стефана.
– Не может быть, – покачала головой девушка. – Если секретарь был во дворце в день катастрофы, то он должен быть мёртв. Это наверняка однофамилец.
– А если нет? – засомневался юный рыцарь. – Давай на всякий случай это проверим. Попробуем найти адресок этого Рейнса. И если он действительно окажется тем самым секретарём, мы зададим ему парочку животрепещущих вопросов!
– По-моему, это пустая трата времени, – надулась Эми, но под обезоруживающим взглядом юноши была вынуждена уступить. – Ладно, делай, как хочешь. Но, честно говоря, мне кажется, что мы всё время движемся по кругу и никак не приближаемся к разгадке.
– С этого дня никаких кругов! Сразу пойдём напрямик!
Эми фыркнула.
– Да ну тебя! Я же серьёзно.
– И я серьёзней некуда! Ну что? Пошли искать этого Рейнса? Если ещё не передумала.
Демонесса кивнула.
– Только не забудь отметить нас в журнале посещений. А то Патрик будет ругаться.
– Если ты настаиваешь, – улыбнулся Филипп. – Я сделаю всё для душевного спокойствия Патрика!
Девушка хихикнула в кулачок.

1515 год от Взора Господнего. Тримис, таверна «Хриплая кобыла».
Маолис, младший принц Гимерии, вошёл в таверну и отыскал взглядом хозяина. Маттеус Шарс старательно протирал тряпочкой стол в общем зале. Поднял глаза на вошедшего. Нахмурился. Гость обладал высоким ростом. Длинные чёрные волосы, холёное аристократичное лицо, бледная кожа. И кричаще красные одежды.
– Что угодно господину? – отбрасывая тряпку, вышел навстречу гостю Маттеус.
Брюнет достал из внутреннего кармана плаща листок бумаги и развернул.
– Глянь-ка. Не видел здесь эту девушку?
Маттеус пригляделся. На бумаге была изображена миловидная юная особа в платье необычного фасона. С рыжими волосами и зелёными глазами.
– Да мало ли тут девок ходит, – развёл руками хозяин таверны. – Всех и не упомнишь!
– Я помогу вспомнить, – усмехнулся Маолис. Резко шагнул вплотную к человеку и положил ему руку на лоб. В ход пошла чёрная магия. Маттеус дёрнулся и застыл. А демонический принц начал беззастенчиво копаться в его воспоминаниях. – Так-так, надо же! Целых пять лет назад! Значит, она действительно жива! Невероятно. Да ещё и путешествует с… О-о-о!!! Знакомое лицо.
Он убрал руку и заглянул хозяину таверны в глаза.
– Забудь моё лицо, – вкрадчиво произнёс демон и, дождавшись вялого кивка, направился прочь. Он опоздал на пять лет. Пять очень долгих лет. Но он уже знал, где искать свою цель. И оттого не мог сдержать торжествующей улыбки. – Скоро ты станешь моей, – выходя на улицу, прошептал он, полностью поглощённый грядущими планами. И, осмотревшись по сторонам, Маолис криво усмехнулся. – Сбежавшая невеста…
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 8 18.11.2019 в 00:13
Глава четвёртая

1490 год от Взора Господнего. Подножие Адарского плато.
Почти неделю занял путь от Алауна до плато. Армия прошла через безжизненные, лишённые источников воды территории. Огромный обоз растянулся на несколько километров. Стояла удушливая жара. Падали замертво кони. Валились с ног люди. Многие обвязывали головы поясами и рубашками, чтобы спастись от палящего солнца, но это помогало не всем. Помимо оружия и доспехов приходилось нести на себе бурдюки с водой и мешки с провизией.
Это было сложно. Но они дошли. Пятьдесят тысяч воинов, идущих убивать демонов. Почти вся армия Малавии. Охранять границы осталось всего пятнадцать тысяч.
Перед Адарским плато войско разбило обширный лагерь, защитив его наспех вырытым рвом и валом. И хоть король Говард Смелый лично присутствовал в войсках, командовал наступлением другой человек.
Брюс Северн.
Только этому непобедимому воину было под силу совершить то, что задумал отчаянный король. Почти семь веков высился над плато неприступный город Гаэль – древняя колония демонов из иного мира. И пришло, наконец, время собраться с силами и стереть это гнездовище зла с лица земли!
Брюс медленно брёл по лагерю, сложив ладони за спиной. Среднего роста, худой, жилистый, поджарый, с недлинной серой бородой и нерасчёсанными волосами. В простой городской одежде, будто не на войну приехал, а просто вышел погулять. Отрешённый, словно не от мира сего. Солдаты, увидев великого рыцаря, вежливо склонялись перед ним, но Брюс смотрел сквозь солдат.
Мыслями он был далеко отсюда. Из далёкого Ото пришла весть, что у него есть сын, которого Оливия назвала Марко. И что с этим делать, почти всесильный рыцарь не имел ни малейшего понятия.
Ноги вывели Северна к огромному королевскому шатру. Не останавливаясь, Брюс шагнул мимо застывшей охраны, отдёрнул полог шатра и вошёл внутрь. Здесь ярко горели расставленные на высоких треножниках лампы. Дальняя часть шатра была отгорожена занавесями – там король предпочитал спать. Сейчас же Говард ходил вокруг стола, над которым была расстелена карта Адарского плато.
– О, Брюс! Хорошо, что ты здесь! – увидел гостя, обрадовался король. Помимо него здесь присутствовали несколько офицеров и девятилетний принц Стефан.
– Я решил атаковать на рассвете, – вместо приветствия сообщил рыцарь, подойдя к карте.
– Но демоны лучше видят в темноте, чем люди, – возразил полковник Бист.
Брюс кивнул.
– Да. Но темнота мешает и им. – Он провёл пальцами по карте, привлекая общее внимание. – Юго-восточная часть плато самая низкая. Высота скал здесь колеблется от сорока до семидесяти метров. Но есть несколько пологих мест, пригодных для подъёма, образованных, насколько понимаю, обвалами. На плато ничего не растёт. Ничто не скрепляет кромку плато. Место зыбкое и сыпучее, но мы пройдём.
– Демоны будут отчаянно защищать эту позицию, – вмешался в разговор генерал Вебер, магистр ордена Красного Медведя. – Их меньше, чем нас, но данная местность прекрасно подходит для обороны.
– Это не важно, – равнодушно покачал головой Северн. – Мы прорвёмся. Вот пять точек, в которых мы совершим подъём. Каждую будет штурмовать по десять тысяч солдат. Я возглавлю центральную колонну. Вебер и Парсонс, на вас правый фланг. Бист и Аверт – вы слева. На рассвете мы взберёмся на это плато и сметём сопротивление демонов.
– У нас многовато больных, – негромко сказал Аверт, служитель воинственного священного престола.
– Промедлим, и их станет ещё больше. Это мёртвое место, и чем скорее мы начнём атаку, тем лучше, – непререкаемо заявил Северн и развернулся к выходу.
– Как прикажете, гранд-генерал, – склонили головы офицеры. Король встрепенулся.
– Брюс, подожди!
Северн медленно обернулся. Говард подошёл к нему вплотную. Осторожно взял за рукав, отводя в сторону от посторонних ушей.
– Моему сыну нужен телохранитель. Мало ли. На всякий случай, – зашептал король, указав взглядом на Стефана.
– На кой ты его вообще сюда притащил? – прошипел рыцарь.
– Не злись, старый друг! Я понимаю, я путаюсь под ногами и только мешаю. Но так надо, поверь. А Стефан… Он милый и любознательный мальчик. Но слишком тихий и скромный, как по мне. Я боюсь, что он вырастет слабым королём. Ему надо посмотреть на кровь, увидеть смерть, понять цену настоящего подвига. Ты меня понимаешь?
Брюс вздохнул, недовольно пожевав челюстями, и тоже посмотрел на мальчика. Тот топтался среди офицеров, с интересом поглядывая на карту. На поясе у него висел игрушечный деревянный меч.
– Я найду кого-нибудь, кто за ним присмотрит, – сдался рыцарь.
– Мне нужен лучший воин! – потребовал король.
– Все лучшие мне нужны в бою.
– Ну пожалуйста, Брюс, выручи меня! Что тебе стоит? Мне нужен один человек. Всего один, но самый лучший.
– Ох, твоё величество, – хватаясь за лоб, простонал Северн. – Если бы я не обещал твоей маме, что буду тебя слушаться, тебя бы здесь не было. Ладно, бес с тобой. Есть один рыцарь. Его зовут Конрад Рейнер, он из ордена Белого Льва. Он лучший после меня, хоть и вдвое моложе.
– О, Брюс, спасибо тебе огромное! Я слышал про этого Рейнера. Говорят, он станет великим воином.
– Ага, станет. Если будет участвовать в битвах. Он не простит мне, если я не возьму его на штурм.
– Охранять наследника короны – тоже весьма почётная обязанность, – убеждённо сказал Говард.
– Боже, – страдальчески выдохнул Брюс и поспешил выйти из шатра.

***

Напротив плато метрах в двухстах высился небольшой холм, вершину которого заняли высокородные наблюдатели. Король сидел в удобном кресле в окружении нескольких вельмож. Поблизости устроился маленький Стефан. За креслом принца замерла высокая фигура телохранителя. Сэр Рейнер обладал немалым ростом. Красивый, статный, могучий. Длинные светлые волосы спадали на широкие плечи. Блестели позолотой доспехи. Левая рука покоилась на эфесе дорогого меча.
Рейнер с показным равнодушием наблюдал, как поднялись в темноте полки и двинулись на приступ Адарского плато. Войска наступали на обширном пространстве. Фланги армии терялись вдали.
И очень скоро закипела кровавая битва. Демоны, конечно же, ждали наступления людей. Кромка плато озарилась многочисленными огнями. Были слышны далёкие крики и команды. Наверху в спешке выстраивались полки иномирцев.
Небо постепенно светлело. Исчезали звёзды. Марширующие войска поднимали облака низко стелющейся пыли.
Маленький Стефан нетерпеливо выдохнул облачко пара и зябко потёр плечи. Он обернулся к своему телохранителю.
– Скоро начнётся, да?
– Скоро, – хмуро ответил Конрад. Он хотел быть там, среди первых, кто взойдёт на кромку печально известного плато и прольёт кровь врагов. Но главнокомандующий пожелал, чтобы лучший рыцарь охранял бестолкового мальчишку, и это по-настоящему злило.
А между тем первые сотни уже поползли вверх по пологому склону, и им на головы сыпались камни. По наступающим войскам пробегались волны огня. Земля осыпалась под ногами. Разили без промаха стрелы. Многие люди гибли, но их место тут же занимали новые сотни. Солдаты шли по трупам и телам раненых соратников. Многоногая толпа перемалывала всех, кто не мог подняться. Звенела сталь и хрустели кости. Стоны и крики боли наполнили рассветную тишину.
Рейнер скосил взгляд на принца. Стефан сидел бледный, вцепившись дрожащими пальцами в подлокотники кресла. Лицо исказила гримаса ужаса. По щекам текли слёзы. Вряд ли он когда-нибудь видел, как умирают люди. Да ещё и в таких количествах.
Наступавшая колонна прошла уже три четверти пути, когда её сверху атаковали демонические полчища, пытаясь сбросить обратно. Завязалась отчаянная схватка. Шаг за шагом людская масса отступала под вражеским натиском, отдавая с таким трудом пройдённое пространство.
– Где же Северн? Почему он медлит? – обеспокоенно обратился к вельможам король. Но он беспокоился зря. Будто прорвало плотину, и королевская армия бурлящим потоком раздавила демонический заслон и начала заполнять плато.
Рейнер видел, кого нужно было за это благодарить. Брюс Северн лично возглавил наступление, и демоны десятками валились вокруг него замертво. Никто не мог сопротивляться страшному искусству величайшего рыцаря.
– СЕ-ВЕРН! СЕ-ВЕРН! – скандировали солдаты, захватывая кромку плато. Они несли смерть на своих клинках, постепенно перегруппировываясь и устремляясь на помощь фланговым полкам. Мелькали над обрывом огни факелов. Падали вниз оттеснённые к краю демонические воины. Торжественно затрубили трубы, заколыхались над захваченным пространством флаги.
– Победа! – вскочил король и громко захлопал в ладоши. – Это победа! Сегодня мы взяли плато, а завтра по камушкам разнесём проклятый Гаэль!
– Слава королю! – тоненьким голосом крикнул самый подхалимистый из вельмож, и всё окружение Говарда тут же подхватило этот клич.
Рейнер, наблюдая за их бурной радостью, до хруста сжал кулаки. В эту минуту он ненавидел свою судьбу. Ненавидел короля. Ненавидел Северна.
В эту минуту он ненавидел весь мир.

***

Король ошибся. Никакого штурма Гаэля не случилось ни завтра, ни послезавтра. До города демонов пришлось идти ещё неделю, и каждую ночь лагерь людского воинства атаковали орды адских созданий. С наступлением утра враг исчезал, и войско продолжало путь. Во время последней остановки перед решающим марш-броском к цели юный принц Стефан захотел посмотреть на пленных демонов.
Все без исключения пленники имели раны. Их держали в невысоких железных клетках, как опасных зверей. Лишённые доспехов, измазанные грязью, кровью и гарью, они походили на оборванцев. Разве что ростом большинство из них не уступали Рейнеру.
Стефан с интересом разглядывал их, иногда, словно в насмешку, стуча деревянным мечом по прутьям клеток. Глаза демонов пылали ненавистью, но никто не предпринял даже попытки броситься на решётку и дотянуться руками до наглого мальчишки. Наверное, причиной тому была мрачная фигура телохранителя, неотступно следовавшая за принцем.
Пройдя вдоль рядов низких клеток, принц вышел на открытое пространство, где несколько солдат пытались копьями затолкнуть за решётку очередного пленника. Тот упирался могучими окровавленными руками в железные прутья. Длинные чёрные волосы липли к спине и груди. Глаза горели огнём, острые зубы сжаты. На грубом сером лице гримаса отчаяния и злобы.
Наконец, солдатам удалось затолкать демона внутрь, и за ним тут же захлопнулась железная дверь. Принц подошёл ближе, вглядываясь сквозь прутья. Скорчил гримасу отвращения и плюнул в лицо демона.
– Подлая тварь! – выругался мальчишка.
Демон яростно зарычал, выпростал руку между прутьями и схватил принца за камзол. Он хотел размазать мальца в кровавую кашу, но практически сразу на его запястье сомкнулись железной хваткой сильные пальцы.
– Только посмей, раб, – сквозь зубы проговорил Рейнер. – Останешься без руки.
Несколько долгих мгновений демон сомневался, продолжая удерживать перепуганного мальчишку. Из соседних клеток что-то кричали другие пленники. Рейнер плохо понимал язык демонов, но различил слово «капитан». Значит, перед ним сейчас один из офицеров вражеской армии. Понятно теперь, почему тот ведёт себя так гордо и независимо.
Видимо, поддавшись каким-то доводам соратников, пленник разжал ладонь, и Стефан тут же шлёпнулся на пыльную землю, отползая подальше от клетки. Рыцарь развернулся и уже собирался помочь ему встать, но услышал за спиной голос вражеского капитана.
– Я о тебе слышал, Рейнер. Говорят, ты сильнейший из рыцарей, не считая, конечно, Северна. Но теперь я вижу, как ты заработал свою репутацию. Прихлебатели венценосного сосунка вознесли тебя на вершину славы, пока твои собратья проливали свою кровь в битвах. Ты слабак. Я не боюсь тебя.
Никто не ожидал того, что случилось дальше. Рейнер выхватил меч, насыщая оружие энергией Тэ, и одним ударом разрубил клетку вместе с заключённым в неё пленником. Железные прутья решётки порвались как травинки. Во все стороны брызнула кровь. Дёрнулись в соседних клетках демоны. Испуганно вскрикнул Стефан.
Рыцарь медленно выпрямился, тяжело дыша и оглядывая всех исподлобья.
– Кто ещё меня не боится? – хрипло поинтересовался он.
Ответом ему стало молчание. Множество глаз смотрели на него с неподдельным ужасом. Причём, не только демонических глаз, но и людских.
Воин шагнул к принцу, схватил на шиворот и резким движением поставил на ноги.
– Ты достаточно насмотрелся? – заглядывая в залитые слезами глаза мальчика, спросил Рейнер.
– Д-да, – заикаясь, проблеял Стефан.
– Тогда пошёл отсюда! – рявкнул рыцарь, подтолкнув того в сторону королевского шатра. Дважды просить мальчика не пришлось. Он помчался без оглядки, трясущимися руками размазывая по лицу слёзы и сопли.
Как и следовало ожидать, это был последний день, когда Рейнер исполнял роль чьего-либо телохранителя.

***

Поход к Гаэлю дорого стоил королевской армии. Потери уже составили восемь тысяч погибших, раненых и больных. Но оставшихся в строю солдат ждало впереди самое трудное: взять неприступный город, спрятавшийся за страшными стенами в тридцать метров высотой. За стеной были видны многочисленные чёрные шпили, устремлённые в безоблачное небо. Вокруг – только бескрайняя равнина без единого зелёного пятнышка. Вдалеке, похожие на дождевые облака, виднелись заснеженные горные хребты.
Армия выстраивалась для штурма, и на этот раз Рейнер был рядом с Северном.
– Много ли чести в убийстве пленного? – негромко распекал главнокомандующий рыцаря. – Даже белые львы косятся на тебя с неодобрением. Неужели это было так необходимо?
– Простите, гранд-генерал. Я сорвался. Это больше не повториться, – опустив взгляд, пообещал могучий рыцарь.
– Знаю, почему злишься, – вздохнул Брюс. – И на короля вину валить не буду, ведь мог же настоять, чтобы ты остался при войске. Так что это ты прости. Но больше, и правда, никаких убийств беззащитных. Есть же, в конце концов, кодекс!
– Да, сэр, – смиренно кивнул Рейнер, по-прежнему не глядя на полководца.
Северн покачал головой, не слишком-то веря в раскаяние Рейнера. Затем глянул на север, где высились башни вражеского города.
– Мы притащили с собой столько греанита, что сможем разнести эту стену к бесовской матери. Инженеры уже наметили участки будущих брешей. Первая из них будет пробита прямо вон там! Видишь большое укрепление над воротами? Это самый сильный участок обороны Гаэля. – Брюс хитро улыбнулся. – Хочешь пойти первым?
Рейнер поднял удивлённый взгляд на гранд-генерала и сразу же кивнул.
– Да, сэр!
– Отлично. Значит, договорились. Поведёшь первый полк на штурм врат. Дело непростое, учти. Подойти под огнём и стрелами, заложить греанит, подпалить. Быстро отойти, дождаться взрыва. И тогда уже всеми силами в бой. Ты справишься?
– Доверьте мне это, сэр. Испытайте меня. Я не подведу! – горячо заверил Конрад, преданно глядя на Северна.
– Не сомневаюсь, – кивнул Брюс, довольно потирая руки. – Готовься. У тебя два часа. Свободен!

***

И грянул бой, о котором впоследствии сложили легенды. Громыхнули греанитовые бомбы – самые мощные из всех известных людям. Хлынули на приступ массы войск. Запылали городские кварталы. Чёрные, непривычного вида здания брались штурмом одно за другим. Гаэль являлся не просто крепостью. Это был настоящий город. Женщины, дети, старики. Мало кто удостоился пощады. Рассвирепевшие рыцари, натерпевшиеся бед за годы вынужденного соседства, вырезали целые семьи. Армия врага пыталась сопротивляться, но всё было тщетно. Оставалось либо погибнуть, либо сдаться на милость победителей.
Наступая со всех сторон, люди постепенно продвигались к королевскому дворцу, расположенному прямо в центре города. И именно здесь произошли самые ожесточённые схватки, унёсшие много жизней демонов и людей. На каждом этаже дворца звенела сталь и проливалась кровь. Слышались крики, топот спешащих солдат, треск ломаемых дверей и мебели, звон бьющихся стёкол.
Наконец, когда всё было кончено, в магическом зале собрались высокородные рыцари и сам малавийский король, который хоть и не отличался большим умом, но всё же являлся смелым человеком и штурмовал дворец наравне со всеми. Дальнюю стену зала занимали врата в преисподнюю, похожие на огромное чёрное зеркало в форме вытянутой пятнадцатиметровой арки.
– Тащите ящики с греанитом! – распоряжался Северн, уперев руки в бока и пренебрежительно поглядывая на врата. – Сейчас мы разнесём здесь всё к херам собачьим!
– Гранд-генерал, – выступил из толпы полковник Аверт.
– Чего тебе, святоша?
– Врата необходимо уничтожить с обеих сторон. Иначе из преисподней всё равно можно будет открыть портал в эту точку. После многократных переходов между мирами возникает устойчивая полость, через которую можно просочиться магическим усилием.
Брюс задумчиво покачал головой. Аверт явно знал, о чём говорил. Всё-таки служитель священного престола. А ведь в главном соборе Ото находились единственные на весь континент Небесные Врата, и Аверт наверняка видел их в действии.
– Не сомневаюсь, – хмыкнул главнокомандующий. – Вы, церковники, большие мастера просачиваться в полости!
Окружающие рыцари и король дружно загоготали над меткой шуткой полководца. Аверт не изменился в лице, продолжая серьёзно смотреть в глаза Северну.
– Ладно, бес с тобой, – махнул рукой Брюс. – Если надо идти на ту сторону, мы пойдём. Эй, созывайте войска! Мы идём лупить демонов в преисподней! Будет жарко, ребята! И взрывчатку несите сюда! Всю, сколько её есть! Устроим хвостатым мразям фейерверк!
Войска ответили одобрительным гулом. За своим лидером они готовы были идти даже в ад.

***

Ранш, столица Дартарии, никогда не знала нашествия врага. И тем более её жители не ожидали, что полчища врагов хлынут прямо из самого сердца города – королевского дворца. Жителей охватила настоящая паника. Весь центр города пылал огнём, а по узким мрачным улицам по чёрной базальтовой мостовой всесокрушающим потоком двигались войска Малавии. Их было не так уж много – всего около десяти тысяч человек, но и этого оказалось достаточно, чтобы не ожидавший нападения город пал к ногам армии вторжения.
У шести врат, ведших из города, столпились тысячи демонов, и те, кто не успел покинуть Ранш, были уничтожены. Сама столица была занята людьми быстрее, чем непосредственно королевский дворец, где вели бой две тысячи рыцарей. На входе в тронный зал гвардия Дартарии наспех соорудила баррикаду из скамей, шкафов, столов и прочей мебели. Наступавших людей опаляло магическое пламя. Любого, кто пытался взобраться на баррикаду, демоны рубили на куски. Сам король Деонор руководил обороной. Огромный, могучий, в ярко-красных железных доспехах, вооружённый двумя огромными мечами, он внушал трепет даже видавшим виды рыцарям.
Северн долго ждал донесения о взятии тронного зала, но, потеряв терпение, оставил командование войсками в жилых кварталах на генерала Вебера и в сопровождении Рейнера вернулся во дворец. Прибытие двух непобедимых воинов немедленно изменило расклад сил.
Рейнер, облачённый в позолоченную сталь, напоминал небесного паладина, сошедшего с гравюры. Высокий, светловолосый, мужественный и красивый, он прорывался сквозь гвардейцев подобно стремительному вихрю. Он грациозно кружил в кольце врагов, наслаждаясь танцем смерти, и с его клинка брызгами летела кровь.
Совсем иначе выглядел Брюс Северн. Мрачный и собранный, он шёл на врагов с голыми руками. Ему не нужно было оружие. Он сам был оружием. С воздушной лёгкостью он отклонял ладонями направленные на него клинки, а затем стремительно бил, отнимая жизни одним лишь прикосновением. На его худом лице пролегли серые тени, но тело будто светилось от переполнявшей его духовной силы. Каждую частицу насыщала Тэ. В пылу схватки всем, смотревшим на Северна, казалось, что перед ними совершенный воин. И даже могучий Рейнер испытывал зависть и восхищение, наблюдая за действиями гранд-генерала.
Гвардейцы не сдавались и гибли. Ряды их стремительно редели, и рыцари, воспрянув духом, ударили по ним с новой силой.
Громко зарычал Деонор, бросаясь в схватку. Демонический король сам был подобен огненному вихрю, и оба его меча сияли изнутри страшным жаром, плавившим доспехи людей. Он завертелся, образовав вокруг себя круг смерти.
– Он мой! – крикнул Северн, и никто даже не подумал с ним спорить. Разве что Рейнер желал сам сразиться с королём, но он благоразумно уступил это право военному лидеру Малавии.
Об их поединке позже трубили по всем городам королевства. Ветераны в большим удовольствием делились воспоминаниями, взахлёб пересказывая подробности. Детали схватки даже стали достоянием одного спектакля, имевшего оглушительный успех.
В этом бою сошлись противники, слывшие сильнейшими воинами своих миров. С одной стороны трёхметровый демон в багрово-красных доспехах с пылавшими мечами, окутанный паром и осенённый ярким знаком огня, висевшим над рогатым шлемом. И с другой худощавый, безоружный рыцарь в обычном кожаном доспехе с открытыми руками. С растрёпанной серой бородой, почти старик. Отнюдь не мускулистый, но жилистый, крепкий, всё ещё гибкий, несмотря на годы.
Они закружились в смертельной круговерти, и мало кому удавалось рассмотреть хоть что-то – насколько быстро двигались оба воина. Ревел рассекаемый воздух, со свистом проносились мимо Северна светящиеся клинки, оставляя за собой клубы пара. Лупили сиявшие от духовной энергии кулаки по красной броне, создавая страшный грохот, и от каждого удара по смятому металлу расходились трещины. Злобное рычание Деонора рождало трепет в сердцах рыцарей, но Брюс оставался невозмутимым. Почти вдвое ниже оппонента, он юрко уклонялся от выпадов, следя за каждым действием врага.
Вот король занёс оба меча и нанёс страшный рубящий удар. Брюс вскинул руки и перехватил широкие запястья демона. На краткий миг оба застыли: демон потрясённо, человек сосредоточенно. Казалось немыслимым, что такой маленький человек может спокойно и без видимых усилий удерживать высокого демона. Деонор дёрнулся, но Северн держал крепко. А затем тело рыцаря засияло лазурным светом, и король завыл от боли. Дух человека вступил в схватку с тёмной душой повелителя мрака, и силы явно были неравны.
Погасли клинки смертоносных мечей. Треснула и рассыпалась в труху железная броня. Опустив голову, Деонор упал на колени и весь затрясся, ощущая, как костлявая хватка смерти сжимается на его горле. Издав предсмертный стон, могучий король демонов медленно завалился на пол и застыл у ног старого рыцаря.
– Северн! – радостно поднял кулак один из воинов Малавии, и вот уже вся толпа подхватила этот клич и принялась восторженно скандировать. Брюс Северн продолжал стоять на месте, бессильно опустив плечи и задумчиво глядя на поверженного врага.
– Поздравляю с победой, – тихо произнёс Рейнер, неторопливо подходя к полководцу. Тот поднял глаза на высокого рыцаря.
– Поздравишь, когда вернёмся домой, – сухо сказал гранд-генерал и окинул взглядом тронный зал. Повсюду вперемешку лежали погибшие рыцари и гвардейцы короля. Пахло кровью и горелым мясом. По углам догорали обломки мебели. – Это место надо сравнять с землёй. Но сначала – врата. Я хочу осмотреть их.
Рейнер согласно кивнул и обернулся к остальным.
– К вратам!

***

Интерес Брюса к вратам не был случайным, ведь в местном магическом зале обнаружилось сразу двое одинаковых врат. Два огромных арочных чёрных зеркала стояли у противоположных стен. Одни врата вели в Гаэль, расположенный в земном царстве. Другие же…
Похоже, они вели в мир Осколков – таинственное обиталище тёмных и злобных сущностей, связанных с демонами дальним родством. Никогда ещё ни один человек не видел мир Осколков.
– Что, и эти врата нужно тоже взорвать с обеих сторон? – поинтересовался у Аверта главнокомандующий.
– Если между демонами преисподней и сущностями Осколков существует связь, её следует разрушить, – убеждённо кивнул слуга священного трибунала.
– Да? – нахмурился Брюс. – И что, если врата с обеих сторон будут разрушены, то в этом месте уже нельзя будет открыть портал? Так?
– Можно будет, – невозмутимо ответил Аверт. – Но намного сложнее. Раз в десять. Вряд ли демонам захочется вкладывать столько сил в руины, в которые скоро превратится это место.
– Тогда достаточно будет уничтожить эти врата и те, что остались в Гаэле, – решил Северн и отвернулся.
– Но как же… – растерялся Аверт, но его прервал шагнувший вперёд Рейнер.
– Гранд-генерал, позвольте мне заминировать врата в мире Осколков.
Северн только поморщился.
– Незачем. Это излишняя мера. Никто не знает, что находится там, на той стороне. Нет смысла так рисковать.
– Я всё сделаю быстро, – не уступал могучий рыцарь. – Мне хватит нескольких минут.
Брюс уже собирался неприязненно отмахнуться от этого предложения, но кто-то из рыцарей крикнул:
– Я пойду с ним!
– И я! – послышался другой голос.
Тут же нашлось ещё с полсотни добровольцев. Все они, кажется, были из ордена Белого Льва.
– Ты уже достаточно показал себя, – покачал головой Брюс. – Все видели твою доблесть, высоко оценили тебя в бою, воздали должное твоей отваге. Не стоит бросаться в крайности. Время идти домой.
– Брюс! – вмешался молчавший до того король Говард. – Послушай этих людей! Уступи! Ведь если Аверт прав, то из мира Осколков могут прийти мстить самые страшные создания во вселенной! Ни к чему нам испытывать их гнев и жить в постоянном страхе. Решим проблему раз и навсегда. Закроем врата с обеих сторон. Так будет лучше. Поверь.
Главнокомандующий обвёл взглядом стоявшую перед ним массу людей, смотревших на него с затаённой надеждой. Возникло неприятное чувство, будто все они сговорились против него. Глубоко вздохнув, Брюс закрыл глаза и медленно кивнул.
– Ладно, твоё величество. Уговорил старика. Готовься, Рейнер. Бери с собой добровольцев, четыре ящика греанита и сигай на ту сторону. Не гуляйте там. Никуда не лезьте. В драку не суйтесь. Просто заложите взрывчатку под врата, подпалите фитиль и бегом обратно. Ясно?
– Да, сэр, – почти радостно ответил Рейнер и обернулся к рыцарям своего ордена. – Кто со мной?
Вперёд вышли полсотни человек.
Северн хмыкнул и подозвал полковника Биста.
– Начинай минировать дворец, – сказал он ему. – И пусть Вебер побыстрее выводит полки обратно в Гаэль. Мы и так задержались здесь дольше, чем планировали.
Бист коротко кивнул и поспешил исполнить приказ.
Северн глубоко вдохнул горячий и сухой воздух преисподней и принялся руководить минированием здешних врат. Ему было откровенно не по себе.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 9 18.11.2019 в 00:14
***

Почти все сотни уже прошли вратами обратно в мир людей. Уже заминированы были сами врата и своды королевского дворца. А Рейнер всё не возвращался. Брюс нервно расхаживал перед вторыми вратами, ожидая возвращения белых львов. Без них он отказывался покидать преисподнюю. Подмывало даже самому кинуться в портал и на месте со всем разобраться, но такое поведение вряд ли было достойно главнокомандующего.
Не всегда полезно, когда сильнейший воин командует армией. Он намного полезнее на передовой. Но своим несокрушимым духом он способен был поддерживать боевой настрой всего воинства, и именно потому стоял во главе. Так пожелал регент – бывший король Мариус, отец короля Говарда. Хоть старик уже сложил с себя корону, но его волю никто не смел игнорировать.
– Смотрите! Врата! – выкрикнул кто-то из рыцарей, и Брюс поднял полный надежды и нетерпения взгляд на портал. По чёрной поверхности зеркала пошла рябь, вздулись и покатились волны. В глубине возникли огненные всполохи, послышался необычный шум и треск. Вверх от портала повалил чёрный дым, принеся запах гари.
Творилось что-то неправильное. Обычный переход между мирами вообще не сопровождался никакими явлениями. А свет в глубине зеркала разгорался всё ярче. Неожиданно раздвинулись волны, и врата выплюнули из своего плотного нутра нескольких обгоревших рыцарей. Их было четверо. Доспехи на них дымились. На пол капала кровь, но никто не звал на помощь и не проронил ни звука, хотя наверняка эти рыцари испытывали жгучую боль.
Четвёрка рухнула перед порталом, срывая с себя раскалившиеся доспехи. К ним тут же подбежали другие рыцари, в том числе Северн и Говард.
– Что там произошло? Где остальные? – склонился к четвёрке король, но понял, что те слишком много сил отдали на борьбу с болью и пока не могут говорить.
Врата вспыхнули в последний раз и резко погасли. Что-то неуловимо изменилось в них, и люди не сразу поняли, что видят теперь только чёрную стену, утратившую зеркальность.
– Ему удалось, – выдохнул король, имея в виду Рейнера.
– Конрад всё ещё жив, – выдохнул один из четвёрки вернувшихся. – Он всё ещё там, в огне. Ведёт бой.
– А где остальные? – тут же склонился над говорившим король.
– Их нет, – последовал страшный ответ.
– Проклятье, – выругался Северн и выдернул из группы рыцарей Аверта. – Как открыть эти врата?
Говард поспешно обернулся к главнокомандующему.
– Что ты задумал, Брюс?
Но Брюс его не слушал. Он требовательно смотрел на Аверта. Служитель священного трибунала покачал головой.
– Никак.
Северн рассвирепел.
– Но засылаем же мы как-то разведчиков в преисподнюю!
– Чтобы отправить хотя бы одного человека в соседний мир и вернуть обратно, требуются усилия тридцати или даже сорока мастеров Тэ-Кадано. А все наши уже вернулись в Гаэль.
Брюс гневно оттолкнул Аверта, и тот неловко упал на холодный пол.
– Друг, – обратился к гранд-генералу король, приобняв его за плечи. – Уже ничего не сделаешь. Поздно что-то делать. Ты и сам знаешь, что уже слишком поздно. Посмотри на этих мужчин. Они едва дышат. Рейнер уже мёртв, и мы не можем его вернуть. Но он сделал главное – взорвал врата с той стороны. И теперь нужно скорее запалить фитили здесь и возвращаться в Гаэль. Поспешим же…
Северн раздражённо стряхнул руку государя. Глянул на поднимающегося Аверта.
– Что ты там говорил про полости между мирами? Пока одни врата целы, портал ещё можно открыть?
– Брюс, нет! – сердито крикнул король.
– Для этого всё равно нужны мастера Тэ-Кадано. Много мастеров, – ответил Аверт. – Мне очень жаль.
– Хватит и одного гранд-мастера, – прорычал Северн и бросился к вратам. Положил ладони на холодный чёрный камень. Сосредоточился. Лазурное сияние охватило его тело, и поверхность врат вдруг начала оживать, снова становясь зеркальной.
– Брюс, не смей! – завизжал Говард. – Я приказываю!
– Да пошёл ты, – огрызнулся великий рыцарь и шагнул сквозь зеркальную гладь.
Его величество едва не издал вопль отчаяния. Ему было плевать на Рейнера. После того, как этот рыцарь посмел поднять голос на принца Стефана, король был даже рад избавиться от него. Но потерять Северна…
Северн – это живая легенда. Совершенный воин. Сильнейшее оружие в руках малавийской короны. Гарант спокойствия и порядка. Да и старый регент точно намылит сыну шею, если Северн не вернётся из этого похода.
Что же делать? Что делать?!
Врата вспыхнули, и в зал вышел немного дымящийся Брюс, на плечах которого повисло уродливое нечто. Все в ужасе отпрянули. Не сразу пришло осознание, что груда обугленного мяса и есть Конрад Рейнер, рыцарь ордена Белого Льва. Не было больше статного красавца. Сгорела одежда. Сгорели волосы. Местами сгорела, местами вскипела и взбугрилась кожа. На плечах ещё висели разорванные пластины доспехов – Рейнер сломал их руками с помощью своей Тэ, пока горел заживо в мире Осколков. Вместо лица – уродливый череп с побелевшими наростами мышц. Уши и ноздри оплавлены и деформированы. Вместо губ лишь коричневые тонкие кромки плоти.
Несмотря на своё ужасное состояние, Рейнер был в сознании. Увидев друзей, он тут же попытался выпрямиться. Белки его глаз окрасились красным, и каждому было больно смотреть в эти глаза.
– Я сделал! – хрипло воскликнул полумёртвый рыцарь. – Я уничтожил врата!
Но не последовало ни радостных криков, ни поздравлений. В зале царило гробовое молчание. Каждый думал о том, какую же страшную цену заплатил один из лучших рыцарей мира за свой бессмертный подвиг.
Никто уже не верил, что Рейнер протянет хотя бы несколько часов. Но он выжил.
Вопреки всем предсказаниям и ожиданиям, Конрад Рейнер продолжил жить. Если, конечно, это можно было назвать жизнью…

Глава пятая

1492 год от Взора Господнего. Дом Брюса Северна, южная окраина Ото.
Брюс сидел на краешке кровати, обхватив голову дрожащими руками. От него резко разило кислым вином. Волосы слиплись от пота. Мысли ходили по кругу, ускользая от серой реальности в глубинах памяти. Он вспоминал солнечные дни двухгодичной давности, когда вместе с войском вернулся из разорённого Гаэля в Ото.
О, это были поистине славные времена! Если до того Северна уже считали легендарным рыцарем, то после похода о нём только и говорили во всех шести мирах. Он обессмертил своё имя. Сделал его символом бесстрашия и справедливости. Игнорируя все слабости и недостатки, его почитали едва ли не как святого. Это пугало, но одновременно и пробуждало гордость.
Жизнь прожита не зря, думал Брюс тогда.
А спустя несколько дней после возвращения в Ото в главном соборе открылись Небесные Врата, и в мир людей прибыл ангел в сопровождении нескольких небожителей, чтобы лично воздать должное знаменитому герою.
После такого небывалого события народ Малавии и вовсе сошёл с ума, на руках нося знаменитого рыцаря. Вид благородного воина вызывал у горожан слёзы счастья. Матери поднимали детей, чтобы они увидели великого воителя. Мужчины хлопали Брюса по плечу, говоря слова одобрения. Прохожие на улицах и площадях скандировали «Северн!» при одном только появлении героя. Это было безумие. Праздничное безумие.
Ангел вместе со свитой встретился с Брюсом во дворце, где уже собрались первые лица государства: король, королева, принц, регент, кардинал, многочисленные министры, генералы и полковники, магистры рыцарских орденов и многие другие.
«Не хватает только Рейнера» – с грустью подумал тогда Брюс, оглядывая разномастную толпу, собравшуюся искупаться в чужой славе.
Рейнера под присмотром лучших лекарей отправили в его имение в Алии. Тогда ещё никто не знал, насколько же крепким окажется этот мужественный человек. Все рыцари ордена Белого Льва ходили в эти дни в чёрном в знак скорби по погибшим соратникам.
Ангела звали Серафиил, и он одним своим видом вызывал благоговейный трепет. Высокий, под два с половиной метра ростом, он спокойно шёл сквозь расступавшуюся толпу, сложив белоснежные крылья за спиной. Красивое, в чём-то женственное лицо с тонкими чертами обрамляли золотые кудри, спадавшие до середины спины. Взгляд безмятежен, ни одна чёрточка лица не выдаёт его мыслей и эмоций. На длинных белых одеждах сияют странные лазурные символы, значение которых никто не мог понять. С пояса свисала связка золотых ключей от Врат, мелодично позвякивая. Несмотря на собственную огромность, ангел шагал грациозно и бесшумно, невесомо ступая обутыми в сандалии ногами, будто готовый в любой миг воспарить над землёй.
Позади скромно семенили облачённые в простые белые одежды небожители: двое мужчин и две девушки. Внешне они ничем не отличались от обычных людей. Разве что привлекали внимание своей нездешней красотой и совершенством тел. Никто из них не говорил, никто не смотрел по сторонам, только вниз.
Северн, ожидавший небесную делегацию возле трона, стронулся с места и вышел навстречу ангелу. Они встали напротив друг друга, с интересом обмениваясь одобрительными взглядами.
– Я приветствую вас в славном городе Ото, дорогие друзья! – торжественно воскликнул знаменитый рыцарь, радушно раскинув руки.
– Мы рады быть здесь и видеть несравненного Брюса Северна, слава о котором гремит по всей вселенной! – громким мелодичным голосом сказал ангел. – Меня зовут Серафиил, и для меня огромная честь говорить с тобой.
Он поклонился человеку, и его жест повторили другие небожители. От такого зрелища присутствовавшие в тронном зале зрители едва не попадали на колени в приступе благоговейной радости. Мысль о том, что их земляку кланяются высшие существа, привела всех в неистовый восторг. Громкие крики счастья раздались под сводами дворца.
– Для меня не меньшая честь приветствовать посланцев Неба, – ответно кланяясь, произнёс Брюс.
Ангел выпрямился и посмотрел поверх рыцаря на государя со свитой.
– От лица всех жителей Небесного царства я приветствую славного короля Говарда и его благородную родню. С вашего позволения мы бы хотели провести несколько дней в Ото, чтобы услышать из первых уст об изгнании демонов войском его величества!
Говард, смахнув невольные слёзы счастья, бодро поднялся с трона и добродушно улыбнулся.
– Я рад видеть наших друзей в славном Ото! Будьте как дома! Не стесняйтесь ни в чём, мы исполним любую вашу просьбу!
– Благодарю, ваше величество, – кивнул Серафиил. – А теперь, если вы не против, я бы хотел побеседовать с благородным сэром Северном наедине.
– Можете побеседовать в саду позади дворца, – подал голос старый регент Мариус. – А мы пока подготовим ваши покои.
– Вы очень любезны.
Брюс повернулся и указал рукой в сторону одной из дверей.
– Идёмте. Нам многое нужно обсудить.
Несколько десятков солдат оттеснили заволновавшуюся толпу, готовую следовать за ангелом и полководцем даже против их воли. Знаменитый рыцарь в сопровождении гостей прошёл светлыми коридорами и добрался до королевского сада. Там в уединённой беседке они пробеседовали много часов, обсуждая детали окончившегося похода и сравнивая жизнь на земле и небесах.
Время от времени Северн поглядывал на молчаливых спутников ангела, которые хоть и делали бесстрастный вид, но всё равно с интересом прислушивались к беседе. Особенно привлекала внимание рыцаря одна из небожительниц, которую, как он узнал позже, звали Майя.
Вечером Брюс проводил гостей до предоставленных им покоев и поспешил домой. А следующим утром предстал перед небесными жителями преображённым. Подбородок был гладко выбрит – привычка носить бороду навсегда осталась в прошлом. Волосы гладко расчёсаны и смазаны ароматным маслом. Вместо простой кожаной амуниции теперь был роскошный костюм из синего бархата.
Гости благодушно отнеслись к этим переменам, хотя и не поняли их истинных причин.
Полдня Брюс развлекал ангела беседой, а затем, когда посланника Неба пригласил на аудиенцию король, сумел разговорить и его молчаливых спутников. На каждого он произвёл огромное впечатление, но особенных усилий ему стоило договориться с понравившейся небожительницей прогуляться по вечернему парку.
Майя ответила согласием.
А дальше всё было как в тумане. Эти дни были наполнены особенным счастьем. Ангел пробыл в столице неделю, но когда он уже собирался вернуться сквозь Небесные Врата в свой мир, Майя упросила его разрешить ей подольше побыть в мире людей. Ей, объяснила она, всё здесь казалось интересным и необычным. Такого она точно не увидит в родных краях.
Серафиил не стал упираться и разрешил девушке остаться ещё на месяц. И этот месяц она провела с Брюсом. А затем и второй месяц, и третий. Почти год они жили вместе, то странствуя по королевству, то возвращаясь в маленький домик на окраине Ото.
Но счастье оказалось скоротечным, когда Небо утратило терпение.
Серафиил лично открыл портал к дому Северна и забрал упирающуюся и плачущую девушку с собой. Брюс пытался ему помешать, но был остановлен светлой магией. Рыцаря объял гнев. Наплевав на запрет, он собирался уже обратить против ангела мощь своей Тэ, но услышал от Серафиила:
– Не надо всё усложнять.
И Северн отступил, поддавшись доводам разума, о чём впоследствии долго сожалел.
И вот теперь спустя ещё один год он сидел в своём холодном доме, обхватив дрожащими руками голову, и солнечный свет казался ему чёрным.
Он любил Майю. Очень любил. Он и сам не ожидал, что способен, почти дотянув до полусотни лет, испытывать такие яркие и глубокие чувства. С Майей он ощущал себя молодым. Только с ней он был по-настоящему счастлив.
Отбросив сомнения, рыцарь решительно поднялся и направился в сад. Ему нужен был воздух. Нужен простор. Пройдясь по жухлой траве и поустойчивее встав на влажной земле среди наливающихся первой весенней зеленью деревьев, он сосредоточился на своей Тэ. Ему вспомнилось, как он открыл врата в мир Осколков. Вспомнились те самые ощущения и мысли.
Если получилось спуститься в бездну, может, ему хватит сил взобраться к самым вершинам?..
Тело воителя засветилось ярким лазурным светом. Мощь его ежесекундно росла. Брюс и сам не знал своего предела. Иногда ему даже казалось, что для него просто не существует пределов. Это ненормально. Так не бывает. Никто, кроме него, не мог так свободно управлять Тэ. А ведь эту духовную энергию можно направить не только на уничтожение врагов. С её помощью можно менять свойства пространства.
Брюс закрыл глаза и почувствовал, как тело медленно поднимается над землёй, преодолевая не только воздушное сопротивление, но и толщи измерений.
Всё вокруг наполнилось светом, а где-то там, в вышине, видимые лишь внутренним взором, показались воздушные равнины Небесного царства.
– Остановись! – услышал воин резкий оклик и открыл глаза. Перед ним, облачённый в сияющие доспехи и величаво покачивая крыльями, завис Серафиил. В руке ангела блестело длинное копьё.
– С дороги, – мрачно приказал Брюс, глядя на него исподлобья.
– Никто из смертных не в праве по собственной воле преодолевать этот рубеж миров!
– А я преодолею, – с угрозой в голосе пообещал знаменитый рыцарь.
– Зачем? – спросил ангел, ничуть не впечатлённый этим заявлением.
– Я хочу увидеть её, – последовал тихий, но твёрдый ответ.
– Нет, – глядя прямо в глаза Северна, сказал посланник Небес. Последовала ослепительная вспышка, и на левой ладони ангела возник вытянутый сверток. – Вот. Забирай. – Он протянул свёрток рыцарю, и тот, сбитый с толку, принял подарок.
– Что это?..
– Твой сын.
Брюс вскинул взгляд.
– Не может быть! Значит Майя…
– Да. Она родила три месяца назад. Мы долго решали, что делать с ребёнком. Он не должен был родиться. Это противоречит всем правилам и традициям. Но если тебе будет от этого легче, ты можешь забрать его. Расти и воспитывай его. Возможно, он заполнит оставленную Майей пустоту в твоей душе.
– Суки, – прохрипел Северн. – Вы хотели убить моего ребёнка?! Нашего с ней ребёнка?!
– Хотели, – безэмоционально подтвердил Серафиил. – Но, как видишь, мы не торопились с окончательным решением. Ты создал небывалый прецедент. Мы не могли не учитывать твои заслуги перед Земным царством. Никто не может предсказать последствия твоей ошибки. Ты подставил Майю. Ты нарушил чистоту Неба. Помни об этом.
Северн протянул руку и вцепился в белоснежную тунику ангела.
– Знаешь, что я могу с тобой сделать? – сквозь зубы прорычал он.
Ангел не изменился в лице.
– Подумай о ребёнке, Брюс.
Эти слова, сказанные спокойным тоном, оглушили рыцаря. Северн опустил голову и судорожно прижал к груди мирно спящее дитя.
– Возвращайся домой, – приказал ангел. – И больше не помышляй противиться воле Неба.
– Майя, – прошептал Брюс, чувствуя, как от бессилия предательски намокли глаза.
Серафиил вдруг устало вздохнул и поднял взор к небесам.
– Ты увидишь её.
– Когда?! – вскинулся рыцарь.
– Не скоро. Но я попробую что-нибудь сделать. В память о твоих заслугах. А теперь прощай. Ты и так пробыл рядом с Небом слишком долго. Не заставляй моих сограждан считать тебя врагом.
И с этими словами Серафиил исчез. Схлынуло заполнявшее вселенную сияние, и Брюс обнаружил себя в собственном саду. Ребёнок проснулся, посмотрел на отца большими ясными глазами и громко заплакал.
– Что же мне с тобой делать? – растерянно проговорил Брюс, покачивая ребёнка и пытаясь осмыслить то, что сейчас произошло. – Что же, чёрт, я натворил?..

1515 год от Взора Господнего. Город Илип.
Крошечный городок Илип уютно устроился на берегу могучей реки Элиал. Вокруг на холмах высились зелёные рощи дубов и клёнов. Скрипели в отдалении водяные мельницы, над массивными колёсами которых в свете солнечных лучей рождались весёлые радуги. Переливчато пели птицы. Воздух был свеж и прохладен.
Анион глубоко вздохнул, отвернулся от журчащей реки и двинулся на поиски таверны. Последние несколько дней он много времени проводил на ногах, и теперь ему требовались пища и отдых. Харчевня «Дымящийся котёл» показалась ему подходящим местом.
Внутри оказалось душно и шумно. Хоть свободными оказалась едва ли не половина столов, но всё равно создавалось впечатление, что помещение набито битком. Завсегдатаи активно перемещались по залу, о чём-то оживлённо споря. Слышались смех, ругань и стук кружек о столешницы.
Похоже, за дальними столами устроились азартные картёжники, и игра шла на немалые деньги. Титану захотелось посмотреть на игру, но сперва он решил всё же утолить голод. Усевшись недалеко от выхода на скамью, он подозвал служанку.
– Красавица, я голоден. Неси мне самое лучшее, что у вас есть!
Женщина, на лице которой застыло выражение вечной усталости, окинула посетителя неодобрительным взглядом. Присмотрелась: вроде и не урод, хотя светлая борода выглядела непривычно. Однако вот одежда гостя ясно говорила о принадлежности к крестьянскому сословию. Мятая, грязная, неопрятная.
– У тебя деньги-то хоть есть? – уперев руки в округлые бока, поинтересовалась служанка.
– Этого хватит? – с улыбкой спросил гость, доставая горсть медных монет.
Женщина высокомерно фыркнула, возведя очи долу, и направилась на кухню. Анион остался терпеливо ждать.
Какое-то время спустя к нему за столик подсел какой-то пронырливый тип, портрет которого легко украсил бы любую стену с объявлениями о разыскиваемых преступниках.
– Приятель, не хочешь сыграть? – щербато улыбнулся он, высыпав из стакана на столешницу обыкновенные игральные кубики, вырезанные из овечьих косточек.
– Отчего бы и не сыграть? – улыбнулся в ответ эониец.
– Только это самое, – вдруг замялся проныра. – Я обычно только на деньги играю.
Анион хмыкнул.
– И много у тебя денег?
Незнакомец, кажется, немного растерялся от такого вопроса. А затем хищно оскалился.
– Достаточно. Ну так что? Проверим удачу?
Дождавшись снисходительного кивка, он положил на стол медяк. Анион сделал то же самое. Затем незнакомец закинул кости в стаканчик, немного погремел им и хлопнул о стол. Поднял стакан и всмотрелся в точки на гранях кубиков.
– М-да, три единицы. Не везёт мне сегодня что-то. Теперь ты!
Титан повторил манипуляции игрока. Выпало три шестёрки.
– Хрена себе! Да ты везучий! – несколько наигранно удивился проныра и подвинул медяшку Аниону. – Не хочешь повысить ставку?
– Отчего бы и не повысить? – расслабленно проговорил эониец, выкладывая на стол серебряную монету. При виде денег глаза его собеседника жадно загорелись. Он выложил на стол своё серебро и снова бросил кости. Выпали две двойки и единица. У титана вновь все три кубика смотрели шестёрками вверх.
– Никак сама богиня удачи благоволит тебе сегодня! – излишне громко воскликнул проныра. – Говорят, есть такая богиня в Эонии.
– Угу, сто лет её не видел, – хмыкнул Анион.
– Повысим ставки? Я чувствую, игра у тебя идёт как надо!
И сам же первый выложил из кошелька золотой. За соседними столами люди начали оглядываться и толкать друг друга локтями, кивая на светловолосого посетителя. А тот лишь спокойно улыбнулся, доставая золотую монетку.
– Отчего бы, действительно, не повысить.
– Только смотри, – предупредил проныра, тряся стаканчик с костями, – удача – девка переменчивая. Иногда она поворачивается к тебе лицом, а иногда и задом!
Он торжественно бросил кости и нагло улыбнулся во всю свою бандитскую харю.
– Три шестёрки! Вот так! Моя победа!
– Погоди, – поднял руку Анион. – Моя очередь бросать кости.
– Ты правда надеешься, что тебе третий раз повезёт? Так не бывает! Но если хочешь, то, конечно, можешь попробовать.
Вокруг стола уже начали собираться люди, делавшие вид, что они просто случайные зеваки.
Титан бросил кости и имел удовольствие наблюдать, как удивлённо вытягивается лицо его оппонента.
– Надо же, и у меня три шестёрки. Ничья. Удача всё ещё смотрит мне в лицо.
Он потянулся за своей монетой, но его ладонь резко накрыл рукой проныра.
– Погоди, приятель. Что-то здесь не так. А не жульничал ли ты часом? У нас за такое бьют по морде.
– А ты? – вопросом на вопрос ответил Анион. – Неужели ты думал, что я не замечу твой хитрый трюк со стаканчиком?
– Эй, говнюк, со стаканчиком всё в порядке, не выдумывай! – громко воскликнул один из завсегдатаев.
– Верно! – поддержал его другой игрок. – Мы его давно знаем! – указал он рукой на проныру. – Он всегда играет честно! А тебя вот первый раз видим!
– Господа, это очень интересно, – с полнейшим равнодушием сказал титан, – но не могли бы вы расступиться: служанка несёт мой обед!
Мужчины несколько растерялись, и перед эонийцем действительно возникла дымящаяся тарелка и кружка с пивом.
– Каша с мясом, – буркнула служанка и уже собиралась вернуться на кухню, но титан её окликнул.
– Стой! Что ты мне принесла? Я просил тебя угостить меня самым лучшим, что у вас есть, а ты принесла мне это? Разбавленное пиво, несоленая каша и какие-то обглоданные хрящи вместо нормального мяса! Я не стану за это платить!
– Эй, сынок, – сурово обратился к посетителю один из завсегдатаев. – Не оскорбляй женщину. У нас тут приличная харчевня.
– А по-моему, это место всего лишь прикрытие для организации незаконных игр на деньги, – возразил Анион и смахнул тарелку со стола. Та гулко разбилась, и каша разбрызгалась по штанам завсегдатаев.
– Ах ты тварь! – разозлились мужчины. Сразу несколько рук вцепилось в одежду гостя.
– Не здесь, – негромко, но непререкаемо рыкнула служанка. – Тащите его на задний двор и там делайте, что хотите.
– Я сам пойду! – заявил Анион, легко стряхнул с себя грязные руки обидчиков и медленно поднялся.
– Раз так, тогда пошли с нами, герой! – хмуро проговорил его соперник по игре и первым же шагнул куда-то в сторону дальней двери. Титана подтолкнули в спину, и он покорно направился следом в сопровождении нескольких обидчиков. Остальные завсегдатаи, сидевшие за столами, проводили их задумчивыми взглядами.
На заднем дворе оказалось грязно. Здесь сильно пахло нечистотами, навозом и прелым сеном. Высокий деревянный забор укрывал это место от посторонних взоров. Анион вышел на середину двора и обернулся к жуликам. То, что это одна банда, он ничуть не сомневался. Всего обидчиков было шестеро, и вид их не сулил ничего хорошего. У двоих из них блеснули в руках ножи.
– Слушай, умник, – вновь взял слово проныра. – Ты, конечно, вёл себя очень некрасиво. Но мы люди добрые, и умеем прощать, как завещал нам Господь. Давай-ка ты по-хорошему отдашь нам всё, что у тебя есть, и можешь катиться на все четыре стороны. Идёт? Тебе же не нужны неприятности?
– А их и не будет, – посерьёзнел вдруг Анион и нанёс удар. На какое-то мгновение бандитам показалось, что перед ними мелькнуло что-то большое и тёмное. А затем неведомо откуда взявшаяся гигантская ладонь размазала всех шестерых по стене. Послышался влажный хруст, и стену облепили кровавые брызги.
Рука титана быстро уменьшилась до обычного человеческого размера. Он брезгливо встряхнул кистью и оценил результат своих ленивых усилий.
Вот же назойливые букашки!
Банды мошенников и вымогателей больше не было. Присмотревшись к их одежде, Анион преобразил свои одеяния во что-то более приличное, чем крестьянские шмотки. А затем осенил себя знаком треугольника.
– Мир вашему праху, – бросил он через плечо и играючи перемахнул через забор.
Да, выбор харчевни оказался неудачным. Но это не повод унывать! Впереди целый вечер, и Анион не сомневался, что легко отыщет себе приличное и тихое местечко, где можно будет наконец-то утолить голод. Через пять минут он уже забыл о расправе над бандой пройдох и теперь шёл по улице, насвистывая весёлую мелодию.
В его душе царило абсолютное спокойствие.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 10 18.11.2019 в 00:15
***

1508 год от Взора Господнего. Дом Брюса Северна, южная окраина Ото.
Обычно Филипп возвращался в отцовский дом весной, когда у учеников рыцарской академии появлялась масса свободного времени. Но нынче стояла осень. Листва деревьев окрасилась в сочный жёлтый цвет. Вмятины на дорогах заполнились лужами. Дул прохладный ветер, заставлявший зябко ёжиться бредших по улице граждан. И лишь заржавевший флюгер не замечал его усилий.
Филипп примчался домой по первому зову отца. В письме Брюс Северн сообщал, что умирает и хочет напоследок взглянуть на наследника. Старому рыцарю уже исполнилось шестьдесят пять – очень солидный возраст. Лично Филипп, которому исполнилось только шестнадцать, был абсолютно убеждён, что не дотянет до такой преклонной старости.
Юноша приоткрыл калитку и направился по дорожке к дому. В окнах он приметил свет: на кухне и в гостиной горели масляные лампы. На крылечке, зажмурив глазки, устроилась чёрненькая кошечка Майса, заметно выросшая и отъевшаяся на угощениях, которыми с ней охотно делились Марко и Оливия. Проходившего мимо Филиппа она проводила лишь поворотом остренького уха.
Юноша открыл дверь и вошёл в дом. Он едва сдержал удивление, когда сразу за порогом чуть не столкнулся с высокой и мрачной фигурой магистра Рейнера.
– Сэр Рейнер, – пискнул юноша, вежливо поклонившись. Тот лишь коротко кивнул вместо приветствия.
А затем Филипп увидел отца. Брюс Северн, бодрый и здоровый, стоял за столом и старательно счищал ножом кожуру с зелёных яблок. Оглянулся на звук скрипнувшей двери. Улыбнулся уголком рта.
– А, привет, Фил! Заждались уже тебя! Проходи, разувайся. Оливия приготовила пироги. Ты голоден?
– Нет, – покачал головой сын. – Пап, ты как? В порядке?
– В полнейшем!
– Но как же твоё письмо?
Брюс неопределённо пожал плечами.
– Я несколько сгустил краски. Хотя и не слишком. – Он устало вздохнул. – Ступай к Марко. Он тебе всё объяснит. А мне некогда.
Филипп некоторое время растерянно разглядывал отца, пытаясь найти в его облике признаки слабости или болезни. И, не обнаружив ничего необычного, отвернулся. Сбросил сапоги, кинул на вешалку плащ и направился в комнату Марко.
Старший брат тренировался, отрабатывая приёмы Кадано на деревянном манекене. Когда к нему постучался Филипп, с Марко ручьями стекал пот.
Филипп вошёл в комнату и робко улыбнулся.
– Привет, Марко.
– Здоров, братишка!
Они пожали друг другу руки и плюхнулись на узкую кровать.
– Что тут происходит? Отец сказал, что ты мне всё объяснишь.
Марко вздохнул.
– Папа собирается покинуть нас.
– Значит, он действительно умирает?
– Нет, – сморщился старший брат. – Но он хочет, чтобы все думали именно так. И, когда он уйдёт, мы должны будем всем говорить, что он отправился в лучший мир, отошёл в мир иной, приказал долго жить. Фактически, это будет правдой, так что лгать и нарушать кодекс не придётся.
– В лучший мир? – медленно повторил Филипп и вопросительно указал взглядом вверх.
– Ага, – мрачно подтвердил Марко. – Где-то недели три назад нас посетил ангел. Спустился прямо с Неба в ярком сиянии. Он говорил с папой в саду, я не всё мог расслышать. Но вроде как он сказал, что заберёт папу на Небо, и у папы есть месяц на то, чтобы завершить все свои земные дела. Как-то так.
– На Небо? – неверяще переспросил Филипп.
– К твоей маме, – грустно пояснил старший брат.
Филипп не знал, что и думать.
Они долго молчали, ощущая странное тягостное напряжение. Наконец Филипп поднял взгляд.
– А зачем здесь Рейнер? Он знает?
– Знает, – подтвердил Марко. – Папа пригласил его для Кадано-Тан. Сказал, что хочет напоследок сразиться с достойным соперником. Для Рейнера это большая честь, как он сам заявил. Ты же знаешь, папа его любит как сына.
– Да уж, – мрачно протянул Филипп. Похлопав себя по коленям, он решительно поднялся и обернулся к брату. – Ладно, пойду к себе. Переоденусь в домашнее, осмотрюсь. С тётей Оливией ещё надо поздороваться.
Марко одобрительно кивнул, закрыл за Филиппом дверь и вернулся к тренировке.
А на следующий день они стали свидетелями поединка двух сильнейших рыцарей, которых когда-либо знал мир.
Кадано-Тан – поединок без оружия. Позади дома за садом раскинулся широкий луг, замкнутый с трёх сторон невысокими изгородями. Разувшись и раздевшись по пояс, бойцы вышли на середину луга и замерли напротив друг друга на небольшом отдалении.
Брюс открыто и добродушно улыбался. Для своих лет он выглядел отлично. Лицо почти не тронуто морщинами, разве что вокруг глаз пролегли тоненькие складочки. Короткие серые волосы, зачёсанные назад, не утратили густоты. Под кожей перекатывались крепкие как ремни мышцы без единой капельки жира.
Магистр Рейнер являл собой жутковатое зрелище. Всю его кожу покрывали красные разводы ожогов. Местами кожица была столь тоненькой, что казалось, будто её и вовсе нет, открывая вид на мощные мышцы воина. Рейнер на две головы возвышался над соперником, глядя равнодушно и спокойно, полный величия и внутреннего превосходства.
Бесконечная небесная синь распростёрлась над головами соперников, и мысли их, как и это безоблачное небо, очистились от всего пустого и лишнего. Два бойца одновременно шагнули навстречу друг другу, начав поединок.
Филипп и Марко, оставшиеся стоять у кромки сада, во все глаза наблюдали за двумя гранд-мастерами Кадано, до глубочайших тонкостей познавших это грозное боевое искусство. Юношам было прекрасно известно, на что способны эти великие рыцари. Но никогда ещё они не видели магистра Рейнера, известного своей несокрушимостью, НАСТОЛЬКО беспомощным!
Брюс кружил вокруг своего куда более массивного оппонента с воздушной лёгкостью, легко уклоняясь от его атак и небрежно отвешивая отцовские затрещины. Он уворачивался, уклонялся, перекатывался, отклонял руками выпады могучего соперника и бил без замаха основаниями ладоней по корпусу и лицу Рейнера, полностью игнорируя его мастерство. Невозможно было поверить, что старый человек может двигаться с такой лёгкостью и скоростью, на какие способен не каждый молодой. При этом Брюс даже не вспотел, не запыхался, не выказал вообще никаких признаков усталости. В этот миг он являл собой образец абсолютного мастерства. Он по-прежнему оставался совершенным воином, непобедимым и непреклонным.
Несколько раз Рейнера швыряло на траву, но он неизменно поднимался и продолжал безнадёжный поединок. Он и сам, не смотря на свои увечья, не ведал усталости и жалости к себе. Пропущенных ударов он как будто не замечал. Магистр отнюдь не поддавался своему кумиру. Он дрался всерьёз, в полную силу. Но сил его почему-то оказалось недостаточно, чтобы хотя бы вскользь задеть старого гранд-мастера.
В десятый раз оказавшись распростёртым на траве, Рейнер только сел, не ощущая себя способным подняться на ноги. Он тяжело задышал, только сейчас заметив, насколько истощил его неравный поединок. Кажется, на его лице возникло выражение искреннего удивления.
– Хватит, пожалуй, – решил Брюс, протягивая сопернику руку. – Спасибо, друг. Ты оказал мне большую честь, согласившись принять мой вызов.
Рейнер ухватился за протянутую ладонь и медленно возвысился над стариком. А затем согнул спину в низком поклоне.
– Спасибо, что позволил мне испытать себя в бою с истинным мастером. Теперь я знаю, насколько я всё ещё далёк от совершенства.
– Да брось, какое совершенство, – весело отмахнулся старый Северн. – Упорный труд, крепкий сон, фрукты и молоко – вот и весь секрет непобедимости! – Он обернулся к сыновьям. – Мальчики, вы всё видели?
– Видели, – подтвердили сыновья.
– Нет. Не видели, – возразил Брюс. – Этого поединка никогда не было.
Филипп и Марко переглянулись, а затем слаженно кивнули.
– Мы поняли, – ответил за двоих Марко.
– Отлично, – кивнул Брюс и хлопнул Конрада по плечу. – Иди-ка отдохни, приятель. Ты истощён.
Рейнер не стал спорить и медленно поплёлся в сторону дома. Старый рыцарь проводил его взглядом, а затем вдруг раскинул руки и весь как будто засветился лазурным сиянием, поднял голову и закрыл глаза.
Братья не отрываясь смотрели, как преображается осенний луг. Как наливается зеленью и поднимается жухлая трава. И как распускаются цветы – красные, синие, жёлтые, – словно наступило лето. Энергия жизни выплёскивалась во все стороны от одиноко стоявшей фигуры старого человека, и человек в этот миг казался самым счастливым на свете.
Брюс опустил руки и открыл глаза, взглянув на остолбеневших сыновей.
– Этого вы тоже не видели, – хитро улыбнувшись, сказал им Брюс и неторопливо побрёл в дом, сложив по старой привычке руки за спиной. Когда он ушёл, братья вышли на середину луга, желая убедиться, что всё это произошло на самом деле.
– Что это было? – шёпотом спросил Филипп, потрясённый и растерянный.
– Я не знаю, – так же тихо ответил ему Марко.
Магистр Рейнер уехал тем же днём. А ещё через неделю дом осенило сияние, и с неба спустился Серафиил.
– Я готов, – сказал ему Брюс. Он обнял на прощание сыновей и навсегда ушёл из их жизни.
На маленькой кухоньке безнадёжно плакала поседевшая Оливия.

Глава шестая

1510 год от Взора Господнего. Мейр, пригород Ото.
Эми стояла на берегу моря, задумчиво глядя вдаль. Холодный зимний ветер окатывал её солёными брызгами, сорванными с верхушек волн. Тёмно-сизые буруны в неутомимом беге накатывались на песочный пляж. Море раз за разом поднимало грохочущие валы, бросая их на приступ, но суша равнодушно гасила эти усилия, и волны гибли, растекаясь по песку с почти ласковым журчанием и оставляя после себя быстротающую белую пену.
На восток в сторону бескрайнего океана сонно двигались массивы серых туч. Низко парили над водой чайки, и их крики напоминали плач маленьких детей. Вокруг ни души. Хоть здешнее море и не замерзало в зимние месяцы, но не нашлось желающих искупаться в нём, как и безумцев, готовых выйти на лодке ради сомнительного улова. Эми куталась в плащ и всё смотрела на волны, чей шум вытеснял любые мысли и словно гипнотизировал одинокую демонессу.
Сзади послышался звук шагов. Это Филипп, осторожно преодолев невысокий обрыв, вышел на пляж и приблизился к девушке. Встал рядом, показав какие-то бумаги.
– Почти ничего нового, – сообщил он. – Теперь уже точно установили, что пожар начался в результате очень мощного взрыва. И эпицентр взрыва, по-видимому, находился в районе королевского дворца примерно в тридцати-сорока метрах над землёй… Эми, ты меня слушаешь?..
– Море, – шепнула принцесса, как заворожённая глядя на волны.
– Что?
– Море, – повторила девушка. – Вот оно какое…
Филипп проследил за её взглядом и вздохнул.
– Во время взрыва мы утратили примерно три четверти боевого флота и треть торгового. Теперь Иррия господствует на море. И хоть мы с ней союзники, но теперь неизбежен экономический упадок, связанный с…
– Чурбан, – надула губки Эми, одарив юношу разочарованным взглядом. – А ну дай сюда! – Она вырвала из его рук бумаги и сосредоточилась на их содержимом. – Вот эта клякса на карте – это кратер от взрыва?
– Да.
– Похоже на след от падения метеорита. Хоть это и сомнительно.
Филипп напряжённо почесал висок.
– Падение чего? – недоумённо переспросил он.
Эми только устало вздохнула.
– Меня начинает пугать низкий уровень развития человеческой цивилизации, – пожаловалась она неизвестно кому. – Слушай меня внимательно, мой глупый рыцарь. Метеорит – это космическое тело, упавшее на поверхность другого тела. По-простому камень.
Рыцарь недоверчиво посмотрел вверх.
– И много там летает этих камней, готовых упасть?
– Достаточно.
– И такой камень мог уничтожить Ото?
– Я не знаю, – призналась лирийская принцесса. – Судя по этой карте, ширина кратера около ста десяти метров. Это мало, честно говоря. Метеорит должен был достигать в диаметре примерно метров десяти. И при достаточной скорости, массе и составе он мог бы, пожалуй, уничтожить всё в радиусе пары-тройки кварталов и вызвать обширные разрушения и пожары. Хотя я сомневаюсь, что этого бы хватило для уничтожения Ото.
– Это надо проверить, – задумчиво проговорил Филипп, огладив бритый подбородок. – А камни можно направлять с неба с помощью магии?
– Можно, – неохотно ответила Эми. – Смотри.
Она подошла к большому булыжнику размером с тыкву, валявшемуся в песке, и без видимых усилий подняла его на вытянутых руках на уровень груди. Затем отпустила руки, и… камень остался неподвижно висеть в воздухе.
– Что ты делаешь? – приблизился Филипп, с опаской косясь на камень.
– Подожди. Не мешай, – попросила девушка и взмахнула над песком ладонями. В её глазах загорелись красные огоньки – явный признак использования колдовства.
Из песка начали возникать крошечные домики, высотой не больше мизинца. Холодные мокрые песчинки, перекатываясь, собирались в дворцы, церкви, магазины, особняки. И так в радиусе метра под висящим камнем возникло некое подобие маленького города. От усердия Эми даже высунула золотистый язычок, коснувшись им уголка рта.
– Вот так! На Ото, конечно, не похоже, но и так сойдёт!
– Подозреваю, сейчас ты будешь крушить и ломать…
– Именно! – задорно заявила демонесса и эффектно щёлкнула пальцами.
Камень сорвался вниз, будто лишился некой невидимой опоры, и гулко шлёпнулся на песок. Песчинки брызнули в стороны. По улочкам «города» разошлись от точки падения тёмные сужающиеся полосы. Филипп склонился, оценив маленький лучистый кратер, образованный падением камня, и с сомнением покачал головой.
– Большая часть города даже не пострадала.
– Поэтому я и говорю, что вариант с метеоритом сомнительный.
– И всё равно эту версию необходимо проверить. Я ещё раз ознакомлюсь с показаниями выживших. Может, поспрашиваю у местных, не видел ли кто-нибудь что-то необычное. Я уверен, что падение такого камня не могло остаться незамеченным.
– Дерзай, мой рыцарь, – напутствовала его Эми. – А я подожду тебя здесь.

1512 год от Взора Господнего. Адарская пустыня.
За столетия, пока демоны из иного мира обитали на Адарском плато, разрасталась на восток, в сторону Ото, безжизненная пустыня. Ветер гнал от Гаэля горячий сухой воздух, постепенно умертвлявший лишённую влаги землю. Разве что кактусы и колючки росли здесь, доставая длиннющими корнями до глубоких ещё хранящих влагу пластов.
К юго-западу от Бута, забредя на полсотни километров в эти пустынные земли, шёл караван из двух десятков повозок. В определённом месте он остановился, и специально нанятые рабочие начали разгружать телеги. На землю было выгружено двадцать пять бочек с водой. И целая тонна греанита, упакованного в ящики.
За разгрузкой внимательно наблюдал Филипп, отдавая рабочим короткие и чёткие команды. За его левым плечом, смиренно склонив голову и сложив руки на животе, застыла его прелестная компаньонка.
– Греанит изобрели лет сорок пять назад, – повернув голову, негромко поведал своей спутнице юный рыцарь. – Это сильнейшее взрывчатое вещество, которое известно людям. Его использовали при штурме Гаэля.
– Люди – большие мастера всё рушить, – проговорила Эми, исподлобья поглядывая на ящики со взрывчаткой. – Всё-таки старый план нравится мне куда больше. Магия – это старый и надёжный способ добиться любой цели.
– Что бы ты там о себе не думала, ты не настолько сильный маг, как хотелось бы, – вполне резонно заметил Филипп. – И тебе, при всём желании, не удастся сделать взрыв, эквивалентный тонне греанита.
– Ты вообще не маг, – пожала плечами Эми, ничуть не обидевшись.
– Потому и существует наука, – самодовольно улыбнулся юноша.
– В гробу я видала вашу примитивную науку, – негромко проворчала девушка, которой на самом деле не терпелось приступить к эксперименту.
Наконец, рабочие закончили разгрузку, повскакивали обратно на телеги и двинулись в обратный путь. Своим нанимателям они оставили только двух лошадей, привязанных к высохшему кустарнику.
– Что ж, приступим? – весело поинтересовался Филипп, когда караван скрылся из виду. Он скинул с себя рубашку и сапоги, обвязал голову тряпкой, чтобы не напекало солнце, и с кряхтением взялся за ближайший ящик. Эми сокрушённо покачала головой, но ничего не сказала. Она была физически сильнее любого человека, однако гордыня не позволит Филиппу бездельничать, если демонесса сама сложит весь груз.
Поэтому принцесса просто подхватила следующий ящик и легко понесла его вслед за надрывающимся юношей.
Они избрали неплохое место для эксперимента. Ровная, почти лишённая камней и песка площадка сухой земли. Посреди неё и было решено сложить башенкой всю взрывчатку. На это ушло несколько часов, и молодые экспериментаторы успели изрядно проголодаться, благо в походной сумке у них нашлось достаточно заранее припасённых фруктов, чтобы утолить аппетит.
– Я боюсь представить, сколько денег ты на всё это потратил, – поделилась размышлениями со спутником Эми. – Вряд ли твой отец обрадовался бы, если бы узнал, на что ты тратишь его заработанные потом и кровью накопления.
«Тебе твой отец и вовсе не оставил никаких накоплений» – едва с досады не выпалил Филипп, но вовремя прикусил язык. Действительно, Брюс Северн оставил для сыновей весомые банковские счета почти в каждом крупном городе королевства. И заметная часть этих сумм пошла на организацию несанкционированного эксперимента, который Филипп решил провести подальше от людских глаз.
– Истина дороже денег, – философски заметил он, решив уйти от темы финансов. Эми не стала с ним спорить, хотя и не слишком понимала, как готовящийся взрыв поможет им приблизиться к разгадке гибели Ото.
Поев, они вернулись к прерванному делу.
В ход пошла магия демонессы. Она низко летала над полем, раскинув руки, и по её воле возникла широкая канава с твёрдым дном, в которую Филипп начал сливать воду из бочек. А затем прямо из земли начали расти маленькие домики. Большинство из них не достигали в высоту даже двух ладоней, хотя некоторые дворцы и здание главного собора оказались даже выше Филиппа.
Маленький город возникал постепенно, квартал за кварталом. Эми часто сверялась с картой, желая соблюсти идеальные пропорции и создать предельно точный макет Ото. Это была тонкая, долгая и выматывающая работа. Филипп, чтобы не мешаться, просто отошёл подальше и устроился на земле, дожидаясь, пока демонесса закончит колдовать.
На это ушло не меньше двух часов, и когда девушка, наконец, закончила, она едва не валилась от усталости. Юноша вышел навстречу Эми, и та без сил шмякнулась ему на грудь, почти тут же заснув. Филипп подхватил её на руки, в очередной раз подивившись лёгкости своей компаньонки – она весила раз в пять меньше, чем нормальные девушки (когда-то рыцарь даже подозревал, что тело демонессы полое, над чем Эми очень долго и искренне смеялась). Он отнёс её к небольшому откосу, уселся в тени и устроил девушку у себя на коленях. Та лишь тихонечко посапывала, доверчиво прижимаясь щекой к юношеской груди.
Во сне демонесса казалась слабой и беззащитной, но Филипп отлично знал, насколько это впечатление обманчиво. Он осторожно убрал прядь с её лба, и девушка нежно улыбнулась во сне.
Проснулась она уже ближе к вечеру, когда солнце постепенно приближалось к линии горизонта. Потянулась со стоном и сонно протёрла глазки. Посмотрела на серьёзное лицо Филиппа.
– Что снилось? – участливо спросил он её.
– Не скажу, – загадочно улыбнувшись, сказала девушка, и щёки её порозовели.
– Тогда пойдём взрывать?
Эми вспомнила об эксперименте и сразу же поскучнела.
– Пойдём, – вяло кивнула она.
Они выглянули над откосом, оценив широким взглядом проделанную работу.
– А ведь неплохо выглядит, – признала Эми, сама удивившись, насколько реалистичным получился макет города.
Это была почти точная копия Ото в масштабе один к пятидесяти. Раскинувшись на сотню метров, город внушал уважение своей огромностью и монументальностью. Через него, изгибаясь подобно огромной змее, пролегла водная гладь, изображавшая реку Бирит. Была видна стена, многочисленные шпили, богато устроенные усадьбы, широкая полоса выселок, среди которых находился и дом Филиппа Северна. Лишь одно здание не было восстановлено демонессой – королевский дворец. Вместо дворца высилась деревянная башня со взрывной начинкой из греанита.
– Надо бы протянуть запальный шнур, – заметил Филипп, но демонесса его остановила.
– Я могу подпалить греанит и отсюда. Магией.
– Можешь? Тогда давай, – разрешил юноша.
Эми сосредоточила взгляд на ящиках, но в её глазах не спешили загораться магические огоньки.
– Слушай, – смутилась она. – А тебе не кажется странным или кощунственным взрывать свой родной город?
– Он же не настоящий, – деланно удивился Филипп, но, заметив недоверие в глазах спутницы, стушевался. – Вообще, что-то странное свербит в душе. Но я хочу узнать, какова должна быть сила взрыва, чтобы смести с лица земли такой город, как Ото. Мы должны понять, что это было, раз версия с метеоритом оказалась несостоятельной. И если ты говоришь, что заклинаний такой разрушительной мощи не существует, то это вполне может оказаться что-то банальное. Вроде нескольких тонн греанита, например.
– Ладно, мой рыцарь. Ты, наверное, самый упорный и дотошный человек во вселенной. Зажми уши, сейчас будет громко.
И с этими словами она создала маленькое огненное облачко прямо в центре башенки с греанитом.
Ослепительная вспышка затмила небо. Чудовищный рокот сотряс пустыню. Рвануло во все стороны облако пыли и газа. Взметнулись на огромную высоту камни. С откоса, за которым прятались юноша и девушка, посыпался песок. Филипп заслонил собой принцессу и сосредоточился на своей Тэ, пытаясь мысленно отклонить падавшие с неба камни и куски земли. Вокруг них словно бы возник круг отчуждения, который ничто не могло потревожить.
Когда эхо от взрыва стихло и вокруг всё успокоилось, рыцарь с демонессой с опаской отлепились друг от друга и медленно поднялись, желая оценить результат эксперимента.
– Лошадки убежали, – первым делом заметила Эми, указав на сорвавшихся с привязи лошадей. Те скакали вдаль, поднимая копытами пыль, и догнать их не было никакой возможности.
– Не страшно, – решил Филипп и побрёл к макету Ото.
Как и ожидалось, середина «города» была полностью уничтожена. Вода в канаве, изображавшая реку, почти вся испарилась. В самом центре зиял кратер, от которого в небо вилась струйка едкого дыма.
И всё-таки значительная часть города не пострадала. Большие разрушения можно было описать кругом диаметром метров тридцать, но это явно было не то, что рассчитывал увидеть Филипп.
Это не было похоже на раздавленный взрывом Ото.
– Надеюсь, повторять не будем? – спросила Эми, которая пришла к тем же выводам.
– Это бессмысленно, – хмуро проговорил юноша, явно разочарованный экспериментом. – Но, возможно, я смогу рассчитать истинную силу того взрыва, опираясь на полученные результаты.
– Нам бы уже надо выдвигаться к цивилизации. У нас еды на пару дней. Про воду вообще молчу.
– Да-да, хорошо, – рассеянно покивал Филипп, отыскав в сумке бумагу и карандаш. – Я сейчас! Только осмотрюсь, и сразу же пойдём!
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 11 18.11.2019 в 00:17
***

Они медленно плелись в сгущающихся сумерках на северо-восток, в сторону Бута – маленького городишки, в котором можно будет отдохнуть и собраться с мыслями. С каждой минутой становилось всё холоднее и холоднее. Усилился ветер, катая по мёртвой земле дребезжащие камешки.
Филипп нёс на плече сумку, одновременно занимаясь расчётами на бумаге. Темнота здорово мешала, поэтому он попросил Эми нести рядом маленькую лампу.
– Вроде всё сходится, – рассуждал юный Северн, сверяясь с расчётами. – Площадь нашего макета – семь тысяч восемьсот пятьдесят квадратных метров. Площадь активного поражения тонны греанита – примерно семьсот шесть с половиной квадратных метров. То есть, в одиннадцать раз меньше, чем надо. Значит, требуется одиннадцать тонн греанита. Учитываем масштаб, умножаем на пятьдесят и получаем пятьсот пятьдесят тонн, требуемых для уничтожения Ото. Правильно?
Демонесса хмыкнула.
– Нет, конечно.
– А где ошибка? – растерялся юноша.
Девушка тяжело вздохнула и глянула на своего спутника как на несмышлёного малыша.
– Площадь рассеивания энергии взрыва пропорциональна квадрату расстояния. Поэтому и соотношение площадей также необходимо возвести в квадрат. Следовательно, одиннадцать в квадрате умножить на пятьдесят – получается шесть тысяч пятьдесят тонн. Столько надо для Ото. Но, учитывая некоторые особенности греанита, я думаю, что нужно девять-двенадцать тысяч тонн.
– Тысяч тонн, – эхом повторил Филипп, потрясённый этими числами. – А что за особенности?
– С увеличением массы ваша взрывчатка теряет свою эффективность в процентном соотношении. Грубо говоря, греанит мешает сам себе взрываться. Поэтому для больших целей надо брать в полтора-два раза больше расчётной мощности. И поэтому, кстати, я полагаю, что объект, взорвавшийся в Ото, был компактным, плотным и сравнительно небольшим.
– М-да, – покачал головой рыцарь. – Я и раньше знал, что ты умная, но чтобы настолько…
– Я совершенство, – усмехнулась принцесса, гордо вздёрнув носик. И почти тут же споткнулась о какой-то булыжник.
– Под ноги смотри, совершенство.
– Да ведь и так почти ничего не видно! – возмутилась девушка. – И лампа не помогает! Темно, холодно, ветер усиливается. Долго ты ещё шагать собираешься? Напоминаю, это ведь не ты мастерил здоровенную модель города, площадью… сколько там? Почти восемь тысяч квадратных метров? Это, по-твоему, так легко?
– Ладно-ладно, привал, – сдался под натиском Филипп. – Только где бы нам тут устроиться для ночлега?
– Да хоть где, – буркнула Эми и топнула ножкой. Тотчас же по её магическому приказу в земле возникло вытянутое углубление, окружённое маленькими песчаными валами. – Вот тут и переночуем.
– Похоже на могилу, – заметил юноша, хотя выбирать, конечно, не приходилось, да и требовать от уставшей демонессы, чтобы она возвела тут хотя бы подобие дома, точно не стоило.
Рыцарь постелил на дне свой плащ. Устроил в изголовье сумку и растянулся во весь рост, ощущая идущий от земли холод. Девушка загасила лампу и прильнула к нему, укрыв их обоих своим плащом. Так они и замерли, дрожащие от холода, посреди мёртвой пустыни.
Какое-то время они просто лежали, вслушиваясь в завывания ветра и пытаясь заснуть. Демонесса была явно теплее человека, но потому она острее чувствовала холод. Она пыталась теснее прижаться к своему верному спутнику, надеясь в его объятьях побыстрее согреться.
Помнится, когда они только начали путешествовать вместе, Филипп очень смущался оттого, что им приходилось спать в одной постели. Эмриши поначалу списывала это на новизну их отношений. Однако быстро заподозрила неладное.
– Я уже поняла, – сказала она как-то утром юноше на ушко, лёжа в постели, – что в вашем мире прикосновения между мужчинами и женщинами строго табуируются, но у нас это вполне нормально.
Филипп какое-то время молчал, а потом спросил:
– И ты каждую ночь спала с кем-то в обнимку?
– Мои служанки согревали моё ложе, – изучая его лицо, ответила девушка. Юноша издал какой-то сдавленный звук. Видимо, представил нескольких соблазнительных демонесс в одной постели. – Но ты же не против согревать меня по ночам?
– Нет! Конечно, нет! То есть, я… Слушай, в нашем мире всё несколько сложнее. Незамужняя девушка не может проводить ночь в постели с мужчиной, если не хочет повредить своей репутации. Понимаешь?
– Но мы же ничего не делаем. Просто спим рядом. Так?
– Так-то оно так, но кто об этом знает?
– А никому и не надо знать, – искренне удивилась девушка. – Или у вас тут кто-то ходит и заглядывает всем под одеяло?
Филипп вздохнул.
– Могут пойти слухи. На нас станут смотреть косо.
– Какое тебе дело до того, кто как на тебя смотрит? Кто они такие, чтобы интересоваться их мнением? Они никто, пустое место, примитивные человеки. А ты – мой рыцарь. И, если я ещё не совсем сошла с ума, в вашем мире вольным рыцарям разрешается путешествовать с женщинами. Вы их называете компаньонками, верно?
Юноша обречённо кивнул.
– Верно. А ты знаешь, что рыцари делают со своими компаньонками?
Эмриши надолго замолчала, встретившись с серьёзным взглядом рыцаря. А затем беззастенчиво опустила руку и коснулась напряжённой плоти юноши.
– Ты что?! – в панике отшатнулся Филипп.
– Ага, теперь всё понятно, – хладнокровно заключила принцесса. – Людишек настолько смущает эта ситуация потому, что они слишком легко возбуждаются. Я этого не знала.
– А демоны, значит, не возбуждаются?
Эми покачала головой.
– У нас любому действию предшествует ритуал. Прелюдия, как вы говорите. Мы намного совершенней людей и легко контролируем свои желания и эмоции.
– Оно и видно, – проворчал Филипп, накрываясь одеялом до подбородка.
Девушка умилилась.
– Ты обиделся? Прости меня, мой рыцарь. Я больше не буду тебя там касаться. Если, конечно, ты сам этого не захочешь.
Филипп накрылся с головой одеялом и едва не начал истерично подвывать.
– Эй, – позвала девушка, дергая за край одеяла. – Ну извини меня. Я пошутила. Наша связь будет исключительно платонической и духовной. Вот если бы ты был принцем или высокородным аристократом, тогда другое дело. Я бы, может, даже вышла за тебя замуж, нарожала кучу маленьких хвостатых ребятишек, и жили бы мы с тобой долго и счастливо, пока не умерли в один день.
Над одеялом показалась взлохмаченная макушка рыцаря.
– Издеваешься? – хмуро спросил он, подглядывая за девушкой одним глазом.
– Конечно, – мило улыбнулась Эмриши. – Ты так мило смущаешься. И мне это нравится.
– Значит, ты предназначена только высокородным? – откидывая краешек одеяла, серьёзно спросил Филипп. – Я ведь сын Брюса Северна.
– В нашем мире это не имеет значения. Вот если бы ты был самим Брюсом Северном, для тебя можно было бы сделать исключение.
– Он бы тебе не понравился, – хмыкнул Филипп.
– Возможно. Я вижу, что ты уже успокоился. Больше не дуешься на меня? Да? Обнимемся?
– Нет уж.
– Я сказала, иди сюда! – потребовала принцесса и сама кинулась ему на шею. – Вот так! Видишь, ничего страшного!
– Святые ангелы, дайте мне сил, – мученически возопил юноша в потолок.
Это было два года назад, но Эми запомнила всё так, словно это было вчера. Её необъятная память могла вместить все дни её жизни во всех красках и мельчайших деталях. Филипп уже давно не шарахался от неё и спокойно спал рядышком. Привык. Даже, наверное, пристрастился – без неё ему спалось тяжелее, он не мог удобно устроиться, долго ворочался. А в обнимку с демонессой спал как убитый.
– Мой рыцарь, – нежно улыбнувшись, неслышно прошептала Эми.
– Ещё не спишь? – склонил голову Филипп.
– Я тебя разбудила? Прости, – смутилась девушка.
– Ничего. Мне во сне мерещились цифры и расчёты. Знаешь, ведь греанит получают искусственно. Шесть тысяч тонн… Да во всём мире столько не наберётся!
– Угу. С такими энергиями имеют дело только во внешних мирах.
Рыцарь нахмурился.
– То есть, либо ангелы, либо сущности Осколков, либо эфирные божества. Но такое вмешательство любой из этих сторон в дела внутренних миров неизбежно повлекло бы за собой ответную реакцию двух других сторон. Нужна была поистине глобальная причина для такого вмешательства. Однако мы не слышали, чтобы во внешних мирах вдруг стало неспокойно.
– Значит, это не они, – сделала логичный вывод Эми.
– Да, – вздохнул юноша. – Но кто же тогда мог?..

1510 год от Взора Господнего. Алия, резиденция ордена Белого Льва.
– Там человек у ворот, – доложил капитан Ромм, заглянув в кабинет Рейнера. – Говорит, вы его ждёте. Медальоном размахивает каким-то.
Магистр оторвался от документов и поднял взгляд.
– Он одет в красное?
– Ага, в красное. Попугайчик зубоскалистый. Пропустить его?
Рейнер коротко кивнул.
– Проводи его ко мне.
Ромм скрылся за дверью, а через пять минут вернулся в сопровождении гостя – высокого длинноволосого брюнета в красном плаще.
– Оставь нас, – приказал магистр, и капитан немедленно скрылся.
Гость нагло ухмыльнулся и подошёл к рабочему столу. Лениво поднял двумя пальцами первый попавшийся документ, пробежался взглядом по строчкам и пренебрежительно отбросил бумагу.
– Вижу, ты умеешь орудовать не только мечом, но и пером. Наверное, это скучно – быть магистром кучки оболтусов?
Рейнер медленно поднялся из-за стола и вперил в гостя немигающий взгляд красных глаз.
– Не испытывай моё терпение, гимериец. Оно отнюдь не безгранично.
– Пф! – фыркнул младший принц Гимерии. – Ты ждал столько лет, а теперь не можешь чуточку потерпеть? Не будь рохлей!
– Маолис, – с ноткой явной угрозы в голосе назвал гостя по имени магистр.
– Ладно-ладно, сейчас.
Демон скинул с плеча вытянутую узкую сумку, из которой извлёк тёмный свёрток. Почти торжественно он протянул свёрток рыцарю.
Конрад принял дар, быстро развязал ремешки и извлёк на свет меч в дорогих ножнах. Осторожно взялся за рукоять и неторопливо вытянул клинок. По кабинету пошли разноцветные всполохи. Рейнер смотрел на лезвие, как заворожённый.
– Оружие богов, – едва слышно прошептал он.
– Знал бы ты, чего моим ребятам стоило стащить его из-под носа Эниалия! – без ложной скромности похвастался Маолис.
– Надеюсь, по твоему следу не придут титаны? – поднял на гостя тяжёлый взгляд магистр.
– Обижаешь, – склонил голову гимериец. – Мы всё сделали тихо и чисто. И провернули кражу так филигранно, что даже если бы мы похитили самого Эниалия, эонийцы ещё не скоро бы его хватились!
Рейнер прошёлся к окну, подставив лезвие меча солнечным лучам.
– Эниалий, – задумчиво протянул он. – Сильный соперник. Когда-нибудь нам с ним предстоит помериться силами. Даже без этого меча он всё ещё опасен.
– Не опаснее Брюса Северна, – заметил гость. – Кажется, старик был единственным, кого ты по-настоящему боялся. – Он поймал на себе резкий и тяжёлый взгляд Рейнера и невольно вжал голову в плечи. – Или не боялся?..
Магистр шагнул к демону вплотную, нависнув над ним подобно неотвратимой смерти.
– Запомни раз и навсегда, Маолис. Страх – удел слабаков.
– Я понял, – сдавленно пискнул демон, и Рейнер отступил назад. Сразу стало как будто легче дышать. – Этот меч. Ты чувствуешь его силу? Его притяжение?
– Безусловно, – кивнул Рейнер, вновь внимательно посмотрев на принесённое гостем оружие. – Его энергия огромна.
– Да, ты прав, – стерев испарину со лба, подтвердил Маолис. – Только очень сильный титан способен контролировать эту энергию. Любой другой обречён на гибель. Так что не вздумай поддаться искушению и использовать этот меч.
– Не волнуйся, гимериец. Искушение, и правда, велико, но моя воля намного сильнее. Я знаю, что это оружие не подходит мне.
– Да. Хорошо, что ты это понимаешь. Так как ты доставишь его в Ото? Наймёшь какого-нибудь смертника, который высвободит силу меча где-нибудь поближе к центру города? Учти, простой человек не выдержит искушения. И наверняка всё испортит.
– Мне не нужны посредники. Я сделаю всё намного изящней, – сообщил Рейнер, пряча клинок в ножны.
– Как? – в нетерпении поскорее узнать план союзника, подался вперёд демон.
– Это не твоего ума дело, – отрезал Рейнер. – Тебе лишь надо помнить главное. – Он указал мечом на большую карту королевства, висевшую на стене. – Через неделю Ото перестанет существовать.

Глава седьмая

1510 год от Взора Господнего. Ото, столица Малавии. День катастрофы.
Алиса направлялась домой в сопровождении своего давнего поклонника, Марко Вильта. Для этой встречи девушка надела своё лучшее платье: выполненное в рамках приличий и в то же время достаточно открытое, выгодно подчёркивающее прекрасные линии юного девичьего тела. Марко был доволен. Он шёл рядом, мило улыбаясь и временами бросая ничего не значащие фразы.
Им было хорошо вместе.
Конечно, у юноши были недостатки. На что первым делом смотрят родители любой девушки, готовой к замужеству? На род. Марко не имел богатой родословной. Он был сыном служанки, работавшей в доме Брюса Северна. Поговаривали даже, что он сын Северна. Наверняка, не без оснований: юноша был очень похож на знаменитого рыцаря. Ростом выше среднего, темноволосый, жилистый. Но самому Марко рыцарем не стать никогда. Правда, Северн оставил ему в наследство довольно приличную сумму, и это грело души родителей Алисы, которые никогда не отличались богатством.
Самой же девушке достаточно было видеть улыбку этого воспитанного и добродушного юноши. Быть с ним рядом, проводить с ним время, болтая обо всём на свете. Марко был прекрасно воспитан и имел широчайший кругозор. Казалось, он знает всё на свете. А какой он сильный! Он прямо-таки лучился изнутри уверенностью и надёжностью. Никогда Марко не повышал голос на девушку, зато хулиганам и задирам мог ответить так, что с ним предпочитали больше не связываться. Он был мастером Кадано и даже, вроде бы, собирался открывать собственную школу. Может, подсмотрел у Северна какие-нибудь интересные приёмы? Это так интересно!
Они дошли до крыльца многоквартирного четырёхэтажного дома, где жила Алиса, и остановились, глядя друг другу в глаза.
Вечернее солнце проложило по улицам и проспектам столицы длинные тени. Немногочисленные прохожие торопились по домам, уставшие от дел и забот. Чирикали на карнизах маленькие воробьи, за которыми наблюдал с балкона толстый ленивый кот. На далёкой башне часы пробили восемь раз.
– Ну, мне пора, – вздохнула Алиса, которой совершенно не хотелось прощаться с Марко. Этот улыбчивый парень занял совершенно особое место в её трепетном сердце.
– До завтра? – спросил юноша и получил в ответ кивок. – Тогда пока.
Алиса огляделась по сторонам, обнаружив, что на улице почти никого нет, а затем шагнула к юноше, поднялась на носочках и оставила на его щеке поцелуй. Марко смотрел на неё светлым, счастливым взглядом. Он развернулся и побрёл прочь. Несколько раз он оборачивался и мило махал стоявшей у крыльца девушке рукой. Та смеялась и махала в ответ.
Вот Марко скрылся за поворотом, и сразу стало как-то пусто и сумрачно вокруг. И словно развеивая этот надвинувшийся сумрак, из-за стены дома показалась рука юноши, качнувшаяся в прощальном жесте…

1515 год от Взора Господнего. Мейр, пригород Ото. Дом Марко Вильта.
После гибели Ото многих спасшихся жителей расселили в Мейре – небольшом приморском городке к юго-востоку от сгоревшей столицы. Мейр стремительно вырос. Строились новые многоквартирные дома и особняки, прокладывались новые дороги, расширялся порт. Все понимали, что Мейр не заменит Ото, но многим было попросту больше некуда идти. Государство постаралось сделать всё для обездоленных граждан, как следует позаботившись о них.
И вместе с городом вокруг раскинулись новые гигантские кладбища. Уцелевшие при пожаре граждане умирали от ран либо различных недугов. Сперва считалось, что это горькая память о пережитом ужасе лишает людей жизненных сил. Но впоследствии возобладало мнение, что так на здоровье несчастных повлияла магия смерти, якобы до сих пор витавшая в воздухе над руинами мёртвой столицы.
Как бы то ни было, но стремительный рост Мейра прекратился. Почти две трети спасшихся граждан Ото умерли в следующие пять лет. Город даже начали считать проклятым. Его сторонились купцы и ремесленники. Тихое пристанище умирающих постепенно превращалось в зону отчуждения. Оставалось лишь надеяться, что со временем память о сотнях тысяч смертей, поселившая страх в сердцах остальных жителей королевства, постепенно уступит место состраданию и пониманию.
Марко Вильту повезло. Государство поселило его в хороший одноэтажный особняк, стоявший недалеко от берегового откоса. Здесь имелся свой огороженный участок. Маленький сад, колодец, небольшой пруд. Отсюда открывался хороший вид на море.
Мать Марко, Оливия, не протянула и полгода после переезда, зачахнув от лейкемии. Так что теперь молодой человек жил здесь в одиночестве, изредка посещаемый младшим братом.
Солнце уже клонилось к закату, когда Филипп в сопровождении Эми подъехал к дому брата на случайной повозке. Поблагодарил возницу, отсыпав немного меди, протиснулся через приоткрытую калитку и направился к крыльцу через сад. Марко заметил брата в окно и вышел ему навстречу.
– Фил, братишка!
– Привет! – улыбнулся юный Северн, заключая старшего брата в крепкие объятья. Марко похлопал его по спине левой рукой.
Его правая рука отсутствовала до локтя.
– Привет, Эми, – повернулся хозяин дома к молчаливой компаньонке рыцаря. – Давненько не виделись.
– Угу, я почти соскучилась, – неискренне буркнула девушка, чувствовавшая себя откровенно неуютно рядом с Марко.
– Идёмте скорее в дом! Вы, наверно, устали с дороги? Я вам чего-нибудь приготовлю!
– Не надо, – отмахнулся Филипп, поднимаясь на крыльцо. – Мы ненадолго.
– Жаль, – качнул головой Марко, пропуская в дом гостей. – Хотя бы на ночь останетесь?
– Конечно, – кивнул младший брат.
Первым делом, пройдя в гостиную, Эми сняла диадему и скинула надоевший платок. Грациозно повела головой из стороны в сторону, отчего её пышные длинные волосы волнами прокатились по изящной спине.
– Красотка, – хмыкнул Марко, за что удостоился надменного взгляда девушки.
– Мы тут по делу, – сказал брату Филипп. – Ищем некоего Рейнса. Не слышал о таком?
Старший брат лишь покачал головой.
Демонесса искоса смотрела на молодых людей, отмечая про себя, насколько же они похожие и одновременно разные. Марко был на полголовы выше брата. Пошире в плечах и явно крепче. Филипп был постройнее, а его лицо, пожалуй, имело более тонкие черты. На фоне Марко он казался не слишком мужественным. Хотя, конечно, это всего лишь внешнее впечатление.
Дети одного отца, но разных матерей. И это заметно.
Эми не видела, как выглядел Марко до катастрофы. Но из рассказов Филиппа знала, что рук раньше было две. И не было намечающихся залысин и пролёгших по лбу морщин. Взрыв в Ото словно бы ускорил время жизни молодого человека, и Марко начал стареть раньше срока. На его висках можно было заметить первую седину.
Сам же Марко прекрасно знал, с кем путешествует младший брат, хотя Филипп изначально хотел сохранить это втайне. Принцесса сама оплошала, когда однажды, года четыре назад, будучи в гостях у Марко, зачем-то полезла снимать с дерева жалобно мяукавшую кошку.
Эту кошечку звали Майса, и катастрофа в Ото отразилась на ней страшным образом. С неё клоками облезала шерсть, на коже имелись следы ожогов, а глаза подёрнулись дымкой прогрессирующей слепоты. И всё-таки Марко забрал кошечку с собой из Ото и держал при себе, по мере своих скромных сил заботясь о ней.
Майса забралась на дерево в саду и не могла спуститься, отчего стала оглашать округу отчаянными воплями. Марко и Филипп где-то пропадали, и Эми решила сама снять животное с ветки. Но лезть по грязноватому стволу дерева она посчитала ниже своего достоинства, поэтому скинула домашние босоножки и просто взмыла в воздух.
– Иди ко мне, бедненькая, – шептала девушка кошке. – Я тебя не обижу.
И кошка благосклонно позволила взять себя на руки, после чего, дрожа, прижалась к девичьей груди. Эми обернулась в воздухе, собираясь уже плавно спуститься вниз, как вдруг встретилась взглядом с остолбеневшим Марко, стоявшим возле угла дома.
Какое-то время они смотрели друг на друга, не зная, как реагировать. Из-за дома появился Филипп, оценил немую сцену, чертыхнулся и подскочил к демонессе. Возле дерева он подпрыгнул, ухватил девушку за пятку и дёрнул вниз. Та взвизгнула и упала прямо на руки рыцаря, так и не выпустив перепуганную кошку.
– Ведьма, – мрачно проговорил Марко, напрягшись и словно бы готовясь драться насмерть.
– Лучше, – возразил Филипп. – Демонесса!
– Ты что, продал ей свою душу?! – испугался старший брат.
– Ага. И твою тоже! – Рыцарь устало вздохнул, понимая, что придётся всё объяснить, и заговорил серьёзно. – Пойдём-ка в дом, я всё тебе расскажу.
В конце концов, Марко узнал обо всём. И долго ещё переваривал эти новые знания, пытаясь решить, как ему к этому относиться. Поначалу он совершенно не верил Эми и искренне считал её одной из виновниц гибели Ото. Но постепенно он присмотрелся к ней и понял, что девушка вполне искренне желает помочь Филиппу найти истинных виновников катастрофы. Ему пришлось смириться, однако напряжение между ними осталось. Даже не смотря на прошедшие четыре года.
Зато маленькая Майса проявляла полное доверие к лирийской принцессе. Она вернулась с прогулки по саду, важно подошла к демонессе и ласково потерлась о её ноги.
– Майса, моя хорошая! – тут же расцвела Эми, подхватив зверюшку и осторожно прижав к груди. – Какая ты стала красивая…
Девушка обернулась и вопросительно посмотрела на Марко. Тот довольно улыбнулся.
– Я её лечу помаленьку, – признался он.
Филипп подошёл ближе и взглянул на кошку. Действительно, Майсе как будто было намного лучше. Исчезли следы ожогов. Кожа покрылась коротким чёрным мехом. И почти исчезла пелена в глазах.
– Тебе удалось? – резко обернулся он к старшему брату. Тот радостно кивнул.
– Что удалось? – не поняла девушка.
– Изменить полярность Тэ! – почти торжественно пояснил Марко.
– Сразу стало всё понятно, – скептически проворчала принцесса.
Филипп поспешил объяснить.
– Я тебе рассказывал о природе человеческой силы духа. Пресловутая Тэ, которую ты так не любишь. Если научиться управлять своей Тэ, можно совершать вещи, которые выходят за грани человеческих возможностей.
– Ага. Типа магии, только не магия, – с невинным видом брякнула Эми.
– Мой отец умел лишать жизни с помощью Тэ, – с серьёзным видом произнёс юный рыцарь. – Ему достаточно было коснуться врага, чтобы тот упал замертво. Но перед тем как… покинуть этот мир, он показал мне и Марко нечто, что считалось невозможным.
– Преподал нам последний урок, – вставил своё слово Марко.
– Стояла осень, вся зелень уже иссохла и зачахла. Но отец смог насытить луг на нашем заднем дворе своей Тэ. И трава наполнилась зеленью, а цветы расцвели. Он показал, что Тэ способна не только крушить и убивать, но и исцелять. Эту силу можно использовать на благо жизни. Хотя как именно, никто не знает. А он знал. И, похоже, Марко смог разобраться.
Эми нахмурилась.
– Так ты что, экспериментировал на кошке? Я тебе голову оторву!
– Спокойно, демонюга! – поднял единственную руку Марко. – Я экспериментировал на цветах! Понятно? На цве-тах! А уже потом, когда стало получаться, я начал лечить Майсу своей Тэ. Результат у тебя перед глазами.
– На цветах? – чуть успокоившись, переспросила девушка. – Покажи!
Марко вздохнул, но уступил её просьбе и подошёл к подоконнику, где стояло несколько горшков с растениями. Протянул ладонь к ближайшему цветку. Сосредоточился. От его пальцев пошло едва заметное лазурное свечение. И цветок вдруг начался медленно выпрямляться, раскрывая бутон навстречу этому свечению.
– Вот примерно так, – вытерев проступившую испарину со лба, сказал Марко, устало улыбаясь.
– Это трудно? – подошёл ближе Филипп.
– Безумно, – честно признался старший брат. – Но ты способный, тебе всегда всё давалось легче, чем мне. Ты быстро научишься. Я покажу, как направлять Тэ и менять её полярность.
– А я? – вдруг почти жалобно спросила Эми. – Меня ты научишь? Я тоже хочу научиться!
Брови Марко медленно поползи вверх. Он обернулся к Филиппу.
– Ты что, учишь её управлять Тэ? – И, дождавшись короткого кивка, заявил: – Немыслимо! У демонов ведь нет души!
– Кто тебе такое сказал? – обиделась принцесса.
Марко только растерянно потёр лоб, не зная, что и сказать.
Внезапно кто-то громко постучал в дверь, и троица отважных покорителей Тэ испуганно встрепенулась, словно застигнутая с поличным за колдовскими ритуалами.
– Господин Вильт! – послышался за дверью нежный девичий голос. – Пожалуйста, господин Вильт, помогите! Моей маме очень плохо! Врачи не могут ей помочь!
Филипп обернулся к брату.
– Ты что, лечишь других людей?! – шёпотом прошипел он.
– Неофициально, – оправдывающимся тоном ответил Марко и пошёл открывать дверь. На крыльце оказалась миленькая девушка с длинными каштановыми волосами. Судя по её платью, явно не из богатой семьи. – Здравствуй, Лидия. Что случилось с твоей мамой? Всё очень плохо?..
Он вышел на крыльцо и закрыл за собой дверь. Девушка что-то горячо объясняла молодому человеку. Их голоса постепенно удалялись.
– Это плохо, – нахмурился Филипп. – Ему нельзя никому показывать свои способности.
– Почему? – искренне удивилась Эми.
– Потому, что он теперь может исцелять неисцелимое. А это приравнивается к чуду. Сама догадаешься, кто единственный в мире способен на благие чудеса? Да-да. Марко, при всей своей доброте, явно не тянет на роль бога. И, следовательно, у церкви, если её адепты что-нибудь пронюхают или хотя бы просто заподозрят, будет веская причина обвинить Марко в колдовстве и казнить его через сожжение.
– Грязные ангелы! – выругалась обычно сдержанная принцесса. Ей была прекрасно известна фанатичность местных церковников. Этих твердолобых ребят ничем не убедишь в своей невиновности. Им лишь бы сжечь кого-нибудь за тёмные дела, предварительно хорошенько помучив. И плевать им, что там было на самом деле – магия или Тэ. – И что же делать?
Филипп грустно вздохнул.
– Только надеяться на то, что люди, которым помогает Марко, окажутся благоразумными и благодарными. Но в нашем мире не все, к сожалению, умеют ценить помощь. И если что-то пойдёт не так, нам придётся где-то спрятать Марко. Сам он не отобьётся.
Эми задумалась, гладя кошку и опустив взгляд. Не то, чтобы она очень сильно переживала за Марко, но всё же его судьба была ей небезразлична, коль скоро он важен для её рыцаря. Но, как ни прискорбно, единственное, что сейчас оставалось делать, это надеяться на лучшее. А демоны ничто так не презирают, как бесполезную надежду.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 12 18.11.2019 в 00:18
1510 год от Взора Господнего. Ото, столица Малавии. День катастрофы.
Марко взмахнул рукой, прощаясь с Алисой, и в этот же миг вспыхнул страшный по силе свет, сделавший мир полностью белым. Стоя за углом здания, удивлённый юноша со странным оцепенением наблюдал, как от его руки дальше по улице протягивается длинная плотная тень. А затем свет схлынул, исчез, и вместе с ним исчезла рука. Но Марко этого не почувствовал и даже сперва не увидел. Красное слепое пятно возникло на сетчатке глаз, заставляя болезненно жмуриться.
Миг спустя откуда-то слева родился чудовищный по силе рокот. Это рычал от боли умирающий город, получивший смертельный удар в самое сердце. Взвыл разорванный воздух. Юношу с огромной силой подбросило вверх, и ему показалось, что дома вокруг разом подпрыгнули. В нарастающий грохот, становившийся с каждым мгновением всё нестерпимей, вплетались звуки бьющегося стекла, крушащихся стен, гнущегося металла.
Подлетев на двадцать метров над треснувшей мостовой, Марко успел увидеть застывшее дрожащее марево, какое возникает обычно в очень жаркую погоду. Весь город расплылся в этом мареве и словно бы оплавился, потерял чёткие очертания. А затем разбился на миллиарды осколков, брызнувших в сторону далёких окраин.
Юноше повезло: он приземлился на крону высокого дерева, отделавшись только несколькими царапинами и ушибами. Верхушка дерева уже пылала, но внизу ветви были нетронутыми. Ствол дерева хрустнул и переломился, как соломинка, поднятый в воздух шедшей по улицам взрывной волной.
Марко не помнил, как упал: на какое-то время он потерял сознание. Он очнулся среди горящих развалин, оглушённый, почти ослепший, полностью растерянный. Впереди в небо поднималось в грозном величии, глухо рокоча, серое облако, будто продавливая голубую высь и лучась изнутри потусторонним сиянием. Лазурь неба мрачнела, и всё обозримое пространство над головой наполнилось гаснущим багровым мерцанием.
Небо тлело, потрясённое и бессильное перед лицом невиданной катастрофы.
Отчаянный вопль вырвался из глотки юноши, когда первое потрясение схлынуло, и до мозга, наконец, пробилась боль от обгоревшей руки. Он спазматически задёргался в грязи и обломках, испытывая нехватку воздуха. Боль заполнила всё его сознание, но какая-то глубинная часть разума решительно призывала взять себя в руки.
Марко перестал кричать, с силой сжав челюсти. Он кое-как оторвал левой рукой лоскут от рубашки и замотал им обрубок правой руки, помогая себе зубами. Щёки его дрожали, всё лицо свело судорогой. Тело горело от внутреннего жара, обильно обливаясь потом.
«Алиса!» – пронзила его вдруг острая мысль. Он резко вскочил, забыв о боли, и сделал шаг в сторону пылающего ада. Перед ним стремительно росла стена огня, захватывая всё на своём пути.
«Её больше нет. Спасайся, дурак!»
Марко побежал. Под ногами крошилась земля. Вокруг рушились стены домов, осыпаясь кирпичной крошкой. Над головой проносились порывы огненного ветра, опалявшие жаром. Откуда-то слышались крики боли и ужаса. Марко вертел головой. Он видел на улицах тысячи обгоревших трупов и частей тел. Но никого, кто подавал бы признаки жизни. Крики доносились откуда-то из-под руин.
Сзади настигала яркая волна огня, и чтобы спастись, приходилось бежать по трупам. В мышцах рождалась странная, непривычная, не похожая ни на что испытанное ранее боль. Эта боль как будто шевелилась под кожей, протыкая плоть острыми иголками.
«Я схожу с ума!» – подумалось Марко, всё ещё не верящему в то, что весь этот кошмар происходит на самом деле.
Наконец, он увидел среди полуразвалившихся домов первых выживших. Несколько покачивающихся фигур показались из дыма, стеная от боли. Приблизившись, Марко похолодел от ужасного зрелища. Эти люди были полностью обнажены. Их одежда сгорела в первые же секунды после взрыва. А кожа оплавилась и теперь свисала длинными тонкими лоскутами с торса, головы, конечностей. Они держали руки навесу, и всякая попытка опустить их заканчивалась невыносимой болью в мышцах.
Один из несчастных свалился прямо под ноги опешившему юноше. Уродливый, деформированный рот приоткрылся, и Марко услышал страшное:
– Убей меня!
Юноша кинулся бежать без оглядки, объятый настоящим ужасом.
– Кто-нибудь, убейте меня! – верещал за спиной обречённый.
Многих ещё встретил Марко на улице людей, потерявших человеческий облик. Он бежал, задыхаясь от дыма, прорываясь сквозь горящие руины, переступая через трупы. Позади продолжало грохотать, но уже не так громко. Сила, ударившая по городу, постепенно гасла, выплеснувшись без остатка.
Наконец, Марко смог добраться до окраины, где разрушения не были столь сильными. Хотя пламя пожара добралось и досюда, но здесь хотя бы были люди – настоящие живые люди! И все они в панике спешили покинуть умирающий Ото, беспорядочными толпами двигаясь по пыльным улицам.
Они бросали всё. Вещи, деньги, дома – это уже не имело никакой ценности в сравнении со спасением собственной жизни. У обочин плакали потерявшиеся дети. Валялись в грязи брошенные старики, не способные угнаться за молодыми.
У многих людей, вырывавшихся из развороченного центра города, были видны страшные ожоги, гноящиеся раны, даже выпиравшие внутренности. У Марко кружилась голова – со всех сторон ему открывались страшные зрелища.
У забора, за которым стоял дом приснопамятного Брюса Северна, плакала девочка, всю левую сторону тела которой покрывал один большой ожог. Её словно наполовину сварили в кипятке. Кожа на её лице деформировалась и немного съехала вниз. Ухо сморщилось, растянувшееся веко закрывало половину левого глаза.
«Город обречённых!» – подумал Марко, выбивая ногой покосившуюся калитку и спеша к дому. Прямо перед крыльцом он резко остановился, когда на ступени прыгнуло что-то маленькое, уродливое, с торчащими клоками вздыбившейся шерсти.
Существо жалобно мяукнуло.
– Майса, господи! – зарыдал Марко, подхватывая рукой кошку и прижимая к животу. Кажется, несчастная кошечка тоже плакала. Юноша поднял голову. – Мама!
Дверь распахнулась, и показалась Оливия, тащившая за собой большой мешок с вещами. Она ещё пыталась хоть что-то спасти. Увидев сына, она бросила мешок и издала крик.
– Марко! Рука! – женщина кинулась на грудь Марко, захлёбываясь рыданиями. – Сыночек, как же так! Марко, милый, что же такое творится!
Юноша испытал боль от её прикосновений, чувствуя острое покалывание под кожей.
– Надо уходить, мама, – сквозь зубы сказал Марко. – Бросаем всё и срочно уходим!
– Но как же… там же все мои вещи!..
Марко выругался, всучил матери кошку, которую та тут же завернула в передник, подхватил мешок и закинул себе на спину.
– Бежим! – приказал он, наблюдая боковым зрением, как приближается волна пожара. Они кинулись прочь. Уже у самой калитки Марко остановился и обернулся на дом, в котором провёл почти всю свою жизнь. Покосившаяся крыша, потемневшие стены, отражавшиеся в единственном уцелевшем окне отблески приближающегося огня.
Невдалеке лежал ржавый флюгер, сброшенный ураганным порывом торжествующего ветра.

Глава восьмая

1515 год от Взора Господнего. Развалины Ото.
Это место считалось проклятым. Никто не смел посещать разрушенный город из страха смерти. Первое время после катастрофы сюда ещё пытались проникать люди: кто-то хотел достойно похоронить родственников, а кто-то просто помародёрствовать. Но и те, и другие умирали вскоре после возвращения. Да и у вещей, добытых в мёртвом городе, тоже была не лучшая репутация. Люди не хотели их покупать, так что со временем Ото окончательно опустел.
Однако этим днём долгое запустение было нарушено появлением незваного гостя. Бродя среди руин, неуязвимый от проклятий и прочих проявления магии смерти, он разглядывал обломки зданий, иссохшие стволы поваленных деревьев и заваленные мусором улицы.
Титан по имени Анион. Чужак из иного мира.
Он медленно двигался в сторону бывшего центра Ото, преодолевая одно препятствие за другим. И, наконец, оказался перед обширной воронкой, заполненной водой, натёкшей сюда из ближайшей реки. Когда-то в этом месте высился королевский дворец, окружённый ухоженным садом.
Анион пронзил взглядом время, созерцая канувшие в небытие здания столицы. Он различил и взрыв, оставивший рваный след на полотне времени. Страшный взрыв. На одну тысячную долю секунды здесь стало жарко, как на солнце. И пусть это был всего лишь миг, но за этот миг чудовищный жар унёс жизни более ста тысяч человек. От них не осталось даже праха.
Как и от оружия богов, которое высвободило всю свою мощь, оказавшись в руках несмышлёного слабого человека. Как оружие попало сюда? Кто использовал его? Хотя гораздо важнее узнать, кто его похитил у Эниалия и доставил сюда. С какой целью? Была ли гибель Ото ошибкой или же это являлось частью чьего-то плана?
Где искать ответы?..
Анион покачал головой, с горечью признавая промах эонийцев. Пять лет было потеряно на пустые поиски, когда ответ на самом деле был едва ли не на самом видном месте. Оружия богов больше нет. Другого такого не существует. Вот она – развеянная в пространстве сила, которая должна была служить на благо Эонии, но ушедшая на истребление тысяч ни в чём не повинных жизней. Зачем? За что? Почему?..
Смерть вволю повеселилась в Ото, восстав огромным рычащим демоном и поднявшись в небо в виде сияющего изнутри клубящегося облака. Той же ночью это облако пролилось смертоносным чёрным дождём на головы ничего не подозревавших людей, которые уже мнили себя спасшимися. Смерть проникла в них болезнями и недугами, населила их раны личинками мух, стала разъедать их органы. И многие из тех, кто пережил катастрофу, примкнули к и без того огромному числу погибших.
Титан развернулся и медленно побрёл к окраинам. Руины вокруг высились неровными клыками, оплавленные и хрупкие. Казалось, достаточно лишь слегка подтолкнуть их, чтобы заставить окончательно обрушиться. Под ногами хрустели обломки стёкол, прогоревшие до угольной черноты ветки, возможно даже чьи-то кости. Весь центр города был покрыт слоем гари, в котором видны были смутные просветы. Это тени погибших людей. Белые тени. Эти люди умерли без боли и мучений, даже не успев осознать, что кончается их жизненный путь.
Анион склонился над ближайшей тенью и всмотрелся особым взором, позволявшим ему видеть суть вещей.
Здесь погиб мальчик. Обычный десятилетний мальчик, гнавшийся за другими ребятами и размахивая короткой палкой, воображая себя отважным рыцарем.
Титан двинулся от тени к тени.
Вот тут, у корней упавшего дерева, спала старая собака. Там, у стены, торговала телом молоденькая и простодушная девица. А здесь, прямо посреди улицы, солидная дама шла под руку со своим кавалером, и им было хорошо вместе. А тут, у крыльца, стояла красивая девушка и махала кому-то рукой. Она стояла спиной к взрыву, и последнее, что она видела в своей жизни, это тёмный коридор собственной тени в плотном потоке чистейшего света.
– Мне жаль вас всех, – грустно вздохнул эониец, как будто призраки этого места могли его услышать. – Это наша вина. Мы недоглядели, не уследили, не остановили. Мы не знали. Простите нас.
Ветер поднял пыль с улиц и ударил в лицо одинокому путнику. Анион вздохнул, покорно приняв этот удар как пощёчину, и медленно начал выбираться из развалин. Ему хотелось увидеть тех, кто всё-таки пережил катастрофу.
Говорят, большинство жителей поселились в городе Мейр. Это недалеко отсюда. Если принять свой истинный облик, то можно дойти за двадцать минут. Только идти придётся ночью, чтобы никого не напугать.
Анион и сам не очень хорошо представлял, как ему в его поисках похитителя меча Эниалия смогут помочь рассказы выживших. Но если и существовало на земле место, где можно было найти ответы, это место – Мейр.

1515 год от Взора Господнего. Мейр, пригород Ото.
На главной площади Мейра высилась стоявшая на прямоугольном постаменте бронзовая пятиметровая статуя. Скульптор изобразил крепкого немолодого мужчину, сложившего руки на груди и сурово глядящего куда-то вдаль. Гладкий подбородок, короткие зачёсанные назад волосы, правильные черты лица. Памятник производил впечатление уверенности и надёжности.
В тени статуи застыл Филипп, придирчиво вглядывавшийся в черты бронзового лица. Эми неслышно приблизилась и остановилась за правым плечом рыцаря. Глянула на табличку, висевшую на постаменте, но на той значилось всего одно слово: «Бесстрашный».
– Ты знаешь, кто это? – поинтересовалась она у своего спутника.
Филипп невесело хмыкнул.
– Мой отец.
– О-о-о! – Эми уже с интересом оглядела статую. Снова перевела взгляд на юношу. Тот не удержался от шутки.
– Очень на меня похож, правда?
– Да не то, чтобы… Хотя… – Демонесса попыталась мысленно представить, как великий воитель выглядел в жизни. – Значит, это и есть знаменитый Брюс Северн. Не знала, что ему установлен здесь памятник.
– Я тоже не знал, – покачал головой юноша. Они некоторое время помолчали, каждый думая о своём. Филиппу было немного не по себе, когда он рассматривал высящийся над ним знакомый силуэт. Словно опять вернулся в детство.
– Нравится статуя, молодые люди? – раздался за спиной чей-то голос. Рыцарь и принцесса обернулись и увидели рядом седого старика с тростью, который одобрительно глядел то на них, то на статую. – Это Брюс Северн! Величайший воин из когда-либо рождавшихся! Прекрасный был человек!
– Вы его знали? – не спеша представляться, спросил Филипп.
– Нет, – качнул бородой незнакомец. – Но я его видел несколько раз. Очень давно. Он останавливался у нас, в Мейре. Несколько раз говорил с народом. Вообще, он всегда производил очень сильное впечатление на всех, кто его видел. Он из тех, кто творит историю. Рядом с ним я всегда чувствовал причастность к чему-то великому, хотя он, вроде, ничего особенного не делал. Просто приезжал сюда отдохнуть, сходить на море, посидеть в наших знаменитых закусочных. У нас знаете, какую вкусную выпечку пекут!
– Говорят, у него был сложный характер, – ровно проговорил юноша и почувствовал, как его локтя сочувственно коснулась Эми.
– Разное болтают, – отмахнулся старик. – Не верьте досужим слухам. Это был очень мудрый человек. К нему прислушивались даже короли – вот насколько его все уважали! Ну а мы, простые люди, его, конечно, очень любили. Вот и скинулись всем городом да наняли лучшего скульптора, чтобы он нам, значит, статую эту поставил. Мастер оказался знатный! Он тоже видел Северна вживую, так что не сомневайтесь, сходство у статуи отменное! Приятно, конечно, когда результат стоит своих денег. А то, я слышал, в Пуште тоже памятник поставили, так там, говорят, вообще не похож! А у нас – вот! Настоящая работа.
Он выжидающе посмотрел на собеседников.
– Это очень интересно, – сказала Эми.
Старик покивал.
– Утомил я вас своей болтовнёй, понимаю. Уж простите старого! Но если хотите ещё послушать про Северна, заходите к нам в булочную. Это вон там, на углу! Хорошее место. Тихое. У нас и столики для гостей есть. Там дочка моя заправляет… – Он кашлянул, посматривая на собеседников. Но те, похоже, не спешили последовать совету. – Ладно, пойду, пожалуй. Удачи вам, молодые люди!
– Всего доброго и спасибо за беседу, – кивнул ему Филипп. Когда старик ушёл, Эми вновь глянула на статую.
– Слушай, Фил, а он и правда был бесстрашным?
– Правда, – задумчиво ответил юноша. – Единственное, чего он, наверное, боялся, это прожить жизнь как обычный человек.
Эми подступила ближе.
– А ты бесстрашный?
– Нет, конечно, – хмыкнул Филипп.
– А чего ты боишься больше всего?
Рыцарь обернулся и задумчиво посмотрел на статую.
– Боюсь, что мне не позволят быть не похожим на него.
Медленно ползшее по небу солнце вынырнуло из-за плеча статуи, осенив голову юноши тёплыми лучами.

***

Квартира Рейнса обнаружилась в большом жилом доме южнее от площади. На требовательный стук в дверь долго никто не открывал, так что возникло даже подозрение, что хозяина нет дома. Но вот, наконец, с той стороны послышались шаги. Гости услышали возню. Створка приоткрылась, и из-за двери выглянул немолодой низкорослый мужчина с большим висящим животом и осунувшимся лицом.
– Кто вы такие? Что вам надо? – подозрительно спросил он, не спеша растворять дверь во всю ширь.
– Добрый день. Я Филипп Северн. Мне надо поговорить с господином Рейном.
Мужчина удивлённо приподнял брови.
– Сын Брюса Северна?
Он всмотрелся в лицо юноши, узнал знакомые черты, и подозрительность уступила место облегчению.
– Я Рейнс! Проходите, пожалуйста!
Рыцарь в сопровождении компаньонки вошёл в квартиру, в очередной раз убеждаясь, что имя отца открывает перед ним почти любые двери.
Их взорам открылось очень небогатое и грязное жилище старого холостяка, у которого не явно не было никаких сбережений. На скрипучем полу виднелись грязные разводы. Мебели очень мало, хотя для гостей нашлось пара табуретов. Стол, едва ли когда-нибудь протиравшийся от пыли, хранил на себе засохшие следы многочисленных трапез. Пахло затхлостью и потом.
Новая жизнь хозяина квартиры разительно отличалась от старой. Ему довелось познать все грани человеческого существования. Он был на вершине и оказался на дне. Незавидная доля. Когда сталкиваешься с настоящими трудностями, порой начинаешь думать, а стоило ли вообще спасать свою шкуру из горящей столицы или же лучше было бы погибнуть вместе с лучшими людьми королевства. Отчаяние обесценивает жизнь.
– О чём же вы хотели со мной поговорить? – усаживаясь напротив гостей, поинтересовался Рейнс.
Филипп нервно кашлянул в кулак, мысленно подбирая слова.
– Первым делом, – заговорил он, – я бы хотел кое-что уточнить. Я правильно понимаю, что вы, господин Рейнс, до десятого года числились секретарём его величества Стефана?
Лицо толстяка помрачнело.
– Никем я не числился, – резко ответил он, напряжённо выпрямившись и глядя уже с подозрением.
– Во фраорском архиве осталось ваше описание. И даже ваш портрет, правда, пятнадцатилетней давности. Полагаю, нет смысла отрицать очевидное.
По лицу хозяина квартиры было видно, что он всё-таки не против очевидное поотрицать. Он явно уже пожалел, что пустил этих гостей к себе. Однако его ум, ещё не утративший былой цепкости, всё-таки принял решение проявить толику здравомыслия.
– Хорошо. Я был королевским секретарём. И что с того?
– Вы были в числе спасшихся пять лет назад в Ото. Я просматривал списки выживших и заметил, что страница с вашим именем приведена в негодность. Полагаю, испортить страницу мог человек, чьё имя на ней значилось, и этому человеку явно было что скрывать.
– Оставьте свои голословные обвинения! Мне нечего скрывать!
– Зачем же вы тогда отрицали факт своей службы королевским секретарём?
Рейнс замялся.
– Я просто не люблю говорить о своём прошлом, – нашёлся он с ответом.
Филипп переглянулся с Эми, и та отрицательно покачала головой. Значит, Рейнс лжёт. Демонесса такое очень остро чувствовала.
– Тогда расскажите нам о своём спасении, – попросил юноша.
– Почему вас это так интересует? – насупился толстяк.
– Я не могу понять, как мог выжить ближайший доверенный его величества. В той катастрофе мы потеряли короля, королеву, всех королевских родственников, почти всех министров, вельмож, большую часть высшего света Малавии. Но человек, работавший в соседнем кабинете с его величеством, чудесным образом избегает гибели. Как?
Рейнс заёрзал на табурете, затравленно оглядываясь.
– Мне нужно было уехать по делам…
– По каким?
Толстяк нервно запыхтел, щёки его покраснели от волнения.
– Слушайте, я просто решил дать себе отдых и уехать на один вечер из Ото! Вот и всё!
– И часто вы покидали короля, находясь на службе?
Рейнс не выдержал и подскочил.
– Слушайте, вы! Кто вы такой, чтобы интересоваться моими личными делами?! Что это за допрос?! Я не обязан вам ничего говорить! И лучше вам уйти, пока я не вызвал стражу!
Филипп нахмурился.
– Господин Рейнс, – вкрадчиво произнёс он. – Я говорю с вами открыто и доброжелательно. Однако если вы не хотите сотрудничать со мной, то вами вполне может заинтересоваться священный трибунал. Эти люди подозрительны и редко с кем разговаривают так же доброжелательно, как я.
– Вы мне угрожаете?! Вы меня шантажируете?! – взвился Рейнс.
– Я всего лишь хочу узнать правду. После чего я оставлю вас в покое, обещаю вам.
Кажется, что-то надломилось в душе толстяка. Он опустил голову и плечи, сделавшись как будто меньше, и бессильно уселся на табурет.
– Я просто испугался, – тихо проговорил он.
– Чего или кого вы испугались? – уточнил юный Северн.
– Сам не понимаю! – виновато посмотрел на него Рейнс. – В тот день короля навестил магистр Рейнер. Привёз какой-то подарок для будущего наследника. И так всё совпало… Я подумал, что происходит что-то странное. У меня было предчувствие, что сам дворец неуловимо изменился. Что где-то рядом появилось нечто страшное и… смертоносное. Я не выдержал. Я не знаю, как так совпало, но я сбежал из дворца и поехал куда-то в сторону Мейра. Взрыв застал меня уже в полях… Не понимаю, как это возможно…
– Погодите, – впервые за время беседы подала голос Эми. – Вы сказали, что магистр Рейнер был во дворце в день катастрофы? Вы не ошиблись?
Рейнс горько усмехнулся.
– Разве его можно с кем-то перепутать?
Эми склонилась к плечу Филиппа.
– Конрад Рейнер не значится в списках выживших.
– Конечно! – услышал её Рейнс. – Он приехал во дворец буквально на несколько минут! После чего умчался по каким-то своим делам. Насколько я понял, он хотел сообщить о своём вынужденном отсутствии в день… наречения имени… – Толстяк при этих словах совершенно сник. – Маленького принца хотели назвать Георгом…
Кажется, он вот-вот готов был расплакаться.
– День наречения имени – очень важное событие, – задумчиво сказал Филипп. – И пропускать его – это выказывать большое неуважение к королю. Подарок Рейнера должен был быть поистине королевским. Кстати, что это могло быть?
– Я не знаю, – покачал головой бывший секретарь. – Это был продолговатый чёрный свёрток. Мне показалось, что это мог быть меч. Вполне обычный выбор для магистра рыцарского ордена. – Толстяк потер пальцем под носом. – Вообще, Рейнер поступил правильно, что явился с извинениями к королю. Другие не сделали даже этого.
– Другие? – переспросила Эми.
– Ну да. Мы разослали сотни приглашений на праздник. Все виднейшие лица страны начали съезжаться в Ото примерно за месяц до предстоящих родов королевы. Но где-то человек десять не только не приехали, но даже не прислали извинительных писем. Я уж не говорю о том, что никто из них не посмел лично отпроситься у короля. На это хватило духу только Рейнеру.
– Вы можете вспомнить, кто проигнорировал приглашения? – вцепился в эту информацию Филипп.
– Конечно, – немного успокоившись, сказал Рейнс. – Как не трудно понять, все нынешние регенты, управляющие страной, отсутствовали в столице. Все магистры, включая кардинала. То есть, Аверт, Вебер, Парсонс. Отсутствовал министр Кинер. Не было генерала Биста. А так же не приехали некоторые известные аристократы. Например, Лорена Айли.
– Хм. У военных вполне могли найтись важные дела, но чтобы частные лица не приехали в Ото? Это странно, – признал юный Северн. – Тем более что леди Айли известна как одна из самых добропорядочных и щедрых женщин королевства. Учитывая, сколько добра она сделала для простого народа, она просто не могла не приехать на наречение имени.
– Согласен, это странно, – вздохнул Рейнс. – Кстати, а вы знали, что в юности она была невестой магистра Рейнера? Правда, он тогда ещё не был магистром…
– Невестой этого монстра?! – невольно вырвалось у Эми, и она поспешно захлопнула себе рот ладошкой.
– Тогда он ещё не был… таким, – снисходительно посмотрев на девушку, пояснил бывший секретарь. – Это было ещё до штурма Гаэля. Все говорили, что они – самая красивая пара Малавии. Вы бы видели, какими глазами они смотрели друг на друга. Да… А потом что-то между ними случилось, какой-то таинственный раздор. И они расторгли помолвку. Ну, а дальше был тот самый штурм Гаэля, из которого Рейнер вернулся, можно сказать, другим человеком. Там уже речи о свадьбе не могло быть. Хотя, как я слышал, они помирились и иногда общались. Но это всё слухи, слухи…
Филипп поднялся. Его компаньонка тут же последовала его примеру.
– Большое спасибо за откровенную беседу, господин Рейнс, – чинно поклонился рыцарь. – Мне очень жаль, что я своими резкими вопросами всколыхнул в вашей душе мрачные и неприятные воспоминания. Однако я благодарен вам, что вы ответили на все наши вопросы. Как я и обещал, больше я вас не побеспокою.
Рейнс тоже поднялся.
– Могу я надеяться, что о нашей беседе…
– Никто не узнает, – благожелательно заверил его Филипп.
Они пожали друг другу руки, и на этом их встреча закончилась.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 13 18.11.2019 в 00:20
***

– Думаешь, он прячется от Рейнера? – первым делом спросила демонесса, когда они вышли на улицу.
– У Рейнса хорошо развито чутьё на опасность, – задумчиво проговорил Филипп. – В этой истории многовато совпадений. Однако меня кое-что смущает. Если Рейнер знал о том, что Ото осталось жить считанные часы, то почему он сунулся в столицу? Ведь ему грозила смертельная опасность.
– Если только он не привёз эту самую опасность с собой, – возразила Эми. – Тебе не кажется странным, что Рейнер не числится в списках выживших? Ведь, похоже, никто не знал о его пребывании в Ото в тот день, кроме Рейнса. В свою очередь Рейнер не знал, что Рейнс выжил, иначе бы толстяк вполне мог бы уже кормить червей.
– Только если Рейнер действительно как-то причастен к катастрофе, в чём я не уверен. – Филипп нахмурился, размышляя, как бы подобраться к магистру и получить от него необходимые ответы. – Пожалуй, мы повременим с тем, чтобы нанести магистру визит. Сперва я бы хотел увидеться с Лореной Айли. Насколько я помню, она собирается открывать новый приют для бездомных в родном Краме.
– До Крама доберёмся на корабле? – с надеждой спросила принцесса, которая очень любила море.
– Да, можно и так. Я не возражаю, – улыбнулся Филипп. Он увидел ту самую закусочную, в которую их приглашал разговорчивый старик, когда они беседовали у статуи. – Может, перекусим?
– Булками и кренделями? – проследив за его взглядом, скривилась демонесса. – Мне бы мяса…
– Мясо будет вечером. А пока можно и вкусненькое отведать!
– Кто сказал, что это вкусно? – грустно вздохнула девушка, но всё-таки направилась вместе с юношей в закусочную.
Внутри царили дивные ароматы свежеиспечённого хлеба. За прилавком улыбалась симпатичная девушка. В общем зале стояло несколько столиков.
– Займи пока столик, а я что-нибудь закажу, – сказал Филипп, направляясь к прилавку.
– Ладно, – протянула Эми и выбрала столик возле большого окна. Народу вокруг было не то, чтобы очень много, но всё равно порядочно. Булочная явно пользовалась успехом. Столы чистые, стулья удобные. Да и пахнет, действительно, вкусно.
Эми поглядела на памятник Брюсу Северну, прекрасно видимый из окна. А затем недовольно поглядела на Филиппа, который о чём-то шушукался с продавщицей. Та смеялась, закрывая рот ладошкой, и выглядела до неприличия довольной.
Возмутительно! Принцесса уже собиралась встать и вмешаться, когда к ней за столик вдруг подсел какой-то мужчина. Высокий, светловолосый, к короткой кучерявой бородой. Он был одет в светлую рубашку и простые льняные штаны. В правой руке незнакомец держал кружку с морсом.
– Какая приятная встреча, ваше высочество, – с хитрой улыбкой произнёс мужчина, и принцесса едва не ударилась в панику.
– Титан! – прошипела она, чувствуя, как волосы на голове начинают вставать дыбом.
– Меня зовут Анион. Приятно познакомиться, – как ни в чём не бывало, сказал эониец. – Не подумайте, принцесса, что я следил за вами. Для меня наша встреча тоже весьма неожиданна. Признаться, я удивлён, что вы живы и здоровы. Все уверены, что вы погибли под Алауном.
– Что тебе от меня надо, тварь?! – почти прорычала демонесса.
– Успокойтесь, ваше высочество. Я вам не враг…
– Враг!
Анион спокойно покачал головой.
– Лирия лишена управления, и её территория поделена между эонийцами и гимерийцами. Так что фактически мы уже не воюем с вами. И раз уж так получилось, что провидение свело нас вместе, я хочу вам кое-что предложить. – Он дождался, пока девушка кивнёт, и продолжил. – Дело в том, что у нас возникли некоторые трудности в управлении нашей частью Лирии. Да и война с Миорией ещё далека от завершения. Мы вынуждены подавлять волнения и держать в Лирии войска. Тем более что наши демонические союзники поглядывают на завоёванный нами кусок преисподней голодными глазами, и мы опасаемся удара в спину. И было бы разумно в данной ситуации предоставить Лирии вассалитет. Под вашим руководством, например.
– Как ты смеешь?!
– Подумайте о своём народе, принцесса. Лирийцы страдают от войны. Они вынуждены жить под гнётом захватчиков, предоставляя им всё, что имеют. Если вы примете моё предложение, это всё изменит. Условия просты. Вы предоставите нам официальное право селиться на территории Лирии и возделывать землю. Взамен вы будете должны присягнуть на верность Эонии и поклясться быть нашим другом, помогать нам отбиваться от врагов и предоставлять те ресурсы, которые мы попросим.
– Это не дружба, это рабство, – глядя исподлобья на титана, проговорила демонесса.
– Нет, я не согласен. Рабы бесправны. Вам же будут оставлены многие привилегии. И главное, вы будете под нашей охраной. Вы забудете про угрозу со стороны других царств. Мы в свою очередь, намерены вложить немалые средства в захваченный регион, и будет лучше, если лирийцы будут нам помогать, а не мешать. Встаньте рядом с нами. Вровень с нами. Возглавьте свой народ. Дайте нам мир.
Эмриши погрузилась в тяжёлые раздумья. Вообще, предложение титана было не лишено смысла. И если у неё есть шанс позаботиться о своём народе, за этот шанс стоит ухватиться.
– А ты кто, собственно, такой, чтобы делать такие предложения? – подозрительно глядя на собеседника, спросила демонесса.
– Сомневаетесь в моих полномочиях? – развеселился Анион. – А если я скажу, что я племянник Океана, это будет что-то значить?
Принцесса уважительно хмыкнула. Океан входил в верховную тройку Эонии наравне с Эниалием и Гиперионом.
– Похоже, ты говоришь правду. А что ты там говорил про военные трудности?
Титан отхлебнул немного морса и вздохнул.
– Если говорить откровенно, то у нас возникли проблемы. Кто-то похитил меч Эниалия, который ему вручили великие эфирные боги. Это замечательное оружие разрывало ткань пространства, и с его помощью Эниалий сокрушил множество преград. Но пять лет назад меч исчез. И наше наступление в Миории замедлилось в десять раз. Мы, конечно, доведём дело до победы и без оружия богов. Однако миорийцам всё же удалось нанести нам парочку чувствительных поражений, да и военные потери уже давно превысили все наши ожидания. Ввиду чего сама идея о захвате обширных территорий в преисподней теряет свою актуальность. Нам хватит и того, что мы уже имеем. Надолго хватит.
– Никогда не слышала об этом мече, – глядя прямо в глаза собеседнику, сказала Эми. – Но если он попадёт не в те руки, разве у вас не будет неприятностей?
– Дело в том, что оружием богов может управлять только титан. Причём, очень сильный. Любой другой немедленно погибнет, как только попытается использовать меч. Открою вам маленькую тайну. Этого меча больше нет. Пять лет назад он каким-то образом оказался в Ото. И Ото перестал существовать.
Глаза Эмриши расширились.
– Этот меч действительно обладал такой мощью?!
– Да. Честно говоря, мы и сами не знали пределов его разрушительных способностей. Эниалий тратил его силу по чуть-чуть. Но на Ото обрушилась вся мощь меча. Очень печальное событие. Почти четыреста тысяч погибших от взрыва, огня и излучения. Я сегодня говорил с некоторыми выжившими, и все они единодушны в одном – такое больше не должно повториться. Никогда. Учитывая, что меч существовал в единственном экземпляре, их желание вполне выполнимо. Но вернёмся к моему предложению. Вы принимаете его? Мы обеспечим вам полную безопасность, если вы согласитесь.
– У меня есть несколько условий, – медленно проговорила принцесса, хотя в её положении было трудно торговаться.
– Я слушаю, – приободрился Анион.
– Вы заключите с Миорией мир и вернёте ей все захваченные территории.
Титан рассмеялся.
– Это невозможно! То есть, кое-что мы вернуть, конечно, сможем, но не всё же! Это разрушит нашу репутацию.
– Хорошо. Вы освободите четыре пятых захваченной территории.
– Максимум две трети, – вступил в торг титан.
– Идёт, – кивнула Эми. Раз эониец был согласен на это, значит, ситуация в преисподней действительно очень тяжелая. – Второе условие. Вы выкупите всех лирийских рабов, захваченных людишками под Алауном. Большинство из них сейчас трудятся на железных рудниках в Риоре.
– Это тоже выполнимо, – кивнул Анион. – Что ещё?
– Ещё… вам придётся подождать, пока я не найду тех, кто подставил мой народ. И тех, кто украл этот ваш дурацкий меч. Полагаю, это вполне может быть одно лицо.
– Зачем вам это? – удивился Анион. – Отомстить? Вы рискуете слишком многим. Ваша кровь – единственное, что может удержать ваше царство от забвения. Вы королева по праву рождения. По праву крови! Вы рождены, чтобы править. А вовсе не для бессмысленной мести.
– Это всё так, – согласилась с ним Эмриши. – Но у меня контракт. И пока я его не выполню, я не могу принять твоё предложение.
– Контракт?! С кем?!
Эми указала взглядом на застрявшего у прилавка Филиппа.
– С ним.
Титан обернулся и внимательно присмотрелся к юноше. Хмыкнул.
– С ним? Если дело только в этом, то я решу эту проблему за пару секунд.
Он расслабился и приложился к кружке.
– Не получится, – возразила Эми. – Это сын Брюса Северна.
Анион подавился морсом и закашлял, стуча себе в грудь кулаком.
– Кхе! Чёрт! Предупреждать надо!
Демонесса улыбнулась, глядя на его мучения.
– Это ещё не всё, – елейно произнесла девушка. – Если ты его хоть пальцем тронешь, никакого соглашения между нами не будет. Он мой. Весь мой.
– Какие неожиданные подробности, – хмыкнул Анион и снова обернулся в сторону задержавшегося Филиппа. – Сын Северна, значит. Вы нашли себе интересного союзника.
– Лучшего, – поправила его Эми, не став уточнять, что это Филипп её нашёл, а вовсе не наоборот.
– Ладно, я понял, – поднялся со стула Анион, явно собираясь уходить. – Но вы всё-таки не против принять моё предложение?
– Я ещё подумаю, – сказала принцесса. – Но вообще, твоё предложение показалось мне интересным.
– Хорошо. Я передам своим ваши условия. Мы ещё вернёмся к переговорам. Где я смогу вас найти?
– Мы едем в Крам, – после секундного замешательства всё-таки выдала свои планы Эми.
Анион кивнул.
– Увидимся там. Я рад, что вы живы, ваше высочество. Это добрый знак. Прощайте.
Он коротко поклонился, оставил на прилавке кружку и вышел из закусочной.
Почти сразу за столик уселся Филипп с подносом всяких вкусностей.
– Кто это был? – хмуро поинтересовался он, кивнув на дверь. Хоть он и не слышал разговора титана с демонессой, но готов был вмешаться в любую секунду.
– Тот, кого я считала врагом, – подумав, ответила Эми.
– А сейчас ты кем его считаешь?
Девушка вздохнула.
– Пока не знаю. Но он мне сообщил кое-что интересное о гибели Ото. Слушай…

Глава девятая

1515 год от Взора Господнего. Ульт, резиденция священного трибунала.
После гибели короля Стефана и всех его родственников во время пожара в Ото, власть в стране взяли в свои руки пять регентов.
Конрад Рейнер, магистр ордена Белого Льва. Ричард Вебер, магистр ордена Красного Медведя. Карл Парсонс, магистр ордена Солнечного Папоротника. Эмиль Кинер, директор государственного банка и бывший министр финансов Малавии. И, наконец, кардинал Аверт, магистр священного трибунала.
И хоть все они были уже отнюдь не молодыми людьми, но каждый из них мечтал о единоличной власти. Одни надеялись захватить власть силой, другие полагались на деньги или интриги.
Кардинал Аверт своим главным врагом считал Рейнера. Его он уважал больше других регентов. И больше всего боялся.
Он много раз укорял себя за настойчивость, проявленную во время штурма Гаэля. Ведь если бы Аверт тогда не упорствовал в том, чтобы уничтожить врата в ад с обеих сторон, Рейнер никогда бы не превратился в жестокого и безжалостного монстра, готового переступать через трупы ради своего возвеличивания.
Резиденция священного трибунала, примыкавшая к главному собору Ульта, походила на белую крепость. Хотя золотые шпили, яркие флаги, узкие витражные окна и мозаика пытались замаскировать это сооружение под ещё одно храмовое здание, однако всякому смыслящему в военных делах человеку было с первого взгляда ясно, что это именно крепость. Очень надёжная и почти неприступная.
Рабочий кабинет кардинала располагался в круглом донжоне, чьи окна выходили на все стороны света. Вдоль стен меж оконными проёмами высились до самого потолка массивные шкафы с книгами и документами. Посреди стоял массивный стол, на котором в идеальном порядке были разложены бумаги. Напротив стола имелась полукруглая ниша с тяжёлой дубовой дверью, ведущей на лестницу.
Аверт как раз работал над документами, когда в дверь раздался ровный стук.
– К вам брат Гентис, – сообщил страж с той стороны.
– Пусти, – разрешил кардинал и вышел из-за стола.
Дверь без скрипа отворилась, и в кабинет вошёл высокий широкоплечий монах в чёрной сутане. Его немного вытянутая голова была обрита налысо. Подбородок украшала аккуратная светлая бородка. Руки с широкими кистями были сложены на животе в знак смирения. Монах медленно поклонился и поднял взгляд ясных голубых глаз на магистра.
Сам Аверт был облачён в белоснежную альбу, поверх которой на плечи была накинута алая моццетта. Кардиналу было уже далеко за сорок, и был он вдвое старше гостя. Но всё равно немного этого гостя побаивался.
– Здравствуй, брат Гентис.
– Мир вам, ваше высокопреосвященство, – красивым звонким голосом сказал монах.
– Я долго ждал нашей встречи, – посетовал кардинал.
– Мир полон греха, – ответил в оправдание гость.
Аверт сдержал ухмылку. Ему были прекрасно известны дела Гентиса. Этот монах был сильнейшим воином инквизиции, который с лёгкостью справлялся с демонами, ведьмами и колдунами. Путём долгих и трудных тренировок он в совершенстве овладел своей Тэ. Для священного трибунала этот человек был совершенно незаменим.
– У меня есть для тебя задание, – возвращаясь за стол, поведал кардинал. – Очень ответственное задание.
– Я готов, – спокойно заверил инквизитор.
– Тогда слушай внимательно. В окружении регента Рейнера был замечен подозрительный человек. И люди, заслуживающие нашего полного доверия, сообщают, что этот человек якобы занимается колдовством. А может быть и вовсе является демоном. Он появляется редко, и мы не знаем, какие дела он ведёт с регентом. Он любит одеваться во всё красное. Его зовут Маолис. Твоя задача – найти его и допросить. Вот описание его внешности и список всех мест, где он был замечен. Тебе в помощь я придам два десятка рыцарей.
Кардинал подвинул в сторону гостя стопку бумаг. Гентис шагнул к столу и взял бумаги.
– У тебя есть вопросы? – спросил Аверт.
– Да, – кивнул монах. – Если он окажется демоном, он может оказать сопротивление. И наверняка погибнет…
– Мне нужно, чтобы он рассказал о своих делах с Рейнером. Твоя первостепенная задача – допрос. Дальнейшая же судьба этого Маолиса меня не интересует.
– Я понял, – смиренно опустил глаза инквизитор.
– Тогда иди. И да поможет тебе Господь!

1515 год от Взора Господнего. Адарская пустыня.
Маолис медленно шёл вокруг странного образования, обнаруженного в пустыне. Он не сразу сообразил, что перед ним уменьшенная копия уничтоженного Ото. Младший принц Гимерии явился сюда, ведомый рассказами грузчиков из Бута, когда-то работавших на Филиппа Северна.
– Надо же, игрушечный город, – с улыбкой произнёс Маолис и невысоко взмыл в воздух, желая получше рассмотреть творение магии Эмриши. Он пролетел над миниатюрными кварталами, проспектами, площадями. Оценил красоту особняков, храмов и дворцов. Присмотрелся к высохшей канаве, изображавшей реку Бирит. И, наконец, завис над кратером, от которого длинными лучами расходились многочисленные трещины. – Так-так, интересно…
Он припал к земле и начал шумно принюхиваться, водя носом над пятном гари.
– Греанит! – наконец, определил он. И воскликнул не то весело, не то с досадой: – Вот же упорные ребятишки!
Во всяком случае, теперь ему стала ясна цель Филиппа и Эмриши. Они пытались понять причины взрыва и оценить его силу. Их очень интересовала гибель Ото. И это, определённо, очень опасно.
Так не пора ли уже вмешаться?..
Давно пора!

1515 год от Взора Господнего. Райское море.
Сказано было в Писании: «Когда звон Небесный огласит царство Земное, расступится высь и высохнут берега; и явится с моря белая ладья десяти тысяч шагов длиной, и сойдут на брег ангелы, и святые протянут к ним руки, и Господь скажет Слово. И станет земля раем, а рай землёй».
Почему-то люди были уверены, что в пророчестве имелось в виду именно то самое море, которое лежало напротив Ото. Тем более что в самом Ото находились единственные на весь континент Небесные врата, которые, правда, открывались исключительно с той стороны. Потому, наверное, и это море люди называли Райским. Хотя, возможно, всё было намного прозаичней: здесь никогда не случалось сильных штормов.
Раньше по нему шла активная торговля, но нынче в морских перевозках наблюдался значительный спад. Что и не удивительно, конечно. Большие и малые корабли, шедшие вдоль берега, проходили мимо разрушенного Ото, и зрелище мёртвой столицы внушало в сердцах скорбь и трепет.
Вот и нынче крупное пассажирское судно «Ратавр», шедшее на север, медленно рассекало залив в виду тёмных руин. Флаги были приспущены. Головные уборы сняты.
Корабль шёл из Фрависа в Крам, ненадолго зайдя в порт Мейра. Для многих такой путь оказался намного удобнее и быстрее, чем делать широкий объезд вокруг сгоревшей столицы. На палубе застыли многочисленные пассажиры, среди которых затерялись Филипп и Эми. Вид покинутого города наводил на мрачные размышления.
Дул несильный холодный ветер. Плещущиеся волны разбивались о форштевень. Косые паруса колыхались и негромко хлопали. Скрипели канаты. О чём-то переговаривался экипаж.
Юный Северн осмотрел толпу пассажиров и, не найдя никого подозрительного, решил вернуться в свою каюту.
На отдельную каюту, кстати, пришлось раскошелиться: у него не было никакого желания торчать в трюме вместе с толпой бедняков, среди которых наверняка орудовали карманники. Не то, чтобы рыцарь был слишком высокомерным. Просто этого требовала осторожность. Да и укачивало Филиппа прилично, и он не хотел, чтобы посторонние стали свидетелями его слабости.
Эми же чувствовала себя отлично. Она получала огромное удовольствие от того, что со всех сторон могла наблюдать морские волны. Ничего подобного не было в её родных краях.
Каютка представляла собой крошечное помещение четыре на пять метров с низком потолком и единственным застеклённым окном, из которого можно было увидеть пенистый след, остававшийся за кормой корабля. Из мебели только узкая койка, стол, скамья и сундук. Всё это намертво прибито к палубе. Над головой иногда поскрипывали доски – там находилась каюта капитана.
Филипп скинул ботинки и куртку и уселся на постели в позе лотоса. Эми, закрыв дверь, немедленно взлетела в воздух, как всегда поступала в закрытых помещениях, если оставалась одна со своим спутником. Юноша давно привык к этому и не обращал внимания.
Обратив ладони к верху, Филипп закрыл глаза и сосредоточился на своей Тэ. Постепенно над ладонями начало разгораться лазурное сияние.
– Марко был прав, – заметила принцесса. – Тебе действительно всё даётся легко.
Юный рыцарь приоткрыл один глаз и искоса посмотрел на девушку.
– Может быть. Только у Марко Тэ намного мощнее моей.
– Зато ты намного лучше контролируешь свою энергию! – не унималась Эми, которой хотелось, чтобы её рыцарь был самым лучшим и самым сильным на свете. Филипп, как правило, оправдывал её ожидания. У него была сильная Тэ, он прекрасно владел оружием и Кадано. И даже за время их совместных странствий успел поучаствовать в тринадцати Кадано-Тан, демонстрируя своё искусство в поединках с различными мастерами. Впрочем, пару поединков он всё же проиграл…
– Энергия… Что её контролировать? – пожал плечами юный Северн. – Ничего особенного. Это же первичная энергия, которой была насыщена вся вселенная на заре своего создания. Господь Йал, творя землю, использовал простейшие структуры. Поэтому Тэ есть в каждом человеке. Это глубинная сила, самое естество. И если немного потренироваться, ты бы уже вполне могла овладеть своей Тэ.
– Я стараюсь, – надулась демонесса, подплывая ближе и медленно опускаясь рядышком на одеяло. – Слушай, я вот тут подумала… Вы с Марко обсуждали какую-то там полярность Тэ. С помощью Тэ можно отнять жизнь, а можно и вылечить раны. Но что, если существуют какие-то промежуточные стадии?
– Например? – заинтересовался Филипп.
– Ну, допустим, причинять боль или удовольствие. То есть, не рубить со всей силы, а действовать по чуть-чуть, постепенно.
Рыцарь удивлённо поднял брови.
– А ведь верно! Мысль очень простая и в то же время неочевидная. Не перестаю удивляться твоей сообразительности. Я могу попробовать воздействовать Тэ более аккуратно, но… На ком мне опробовать эффект? Не могу же я причинять тебе боль!
– Зачем же сразу боль? – чуть не возмутилась принцесса несообразительности своего рыцаря. – Можно же сделать даме приятно…
От двусмысленности этих слов оба покраснели.
– Ладно, – решил Филипп. – Протяни руку.
Девушка протянула. Юноша осторожно обхватил пальцами её запястье и сосредоточился. От его руки пошло лазурное сияние, которое как будто проникло под кожу демонессы. Эми вдруг выгнула спину, издав едва слышный стон, и глянула на юношу маслянистым взором.
– Фил, – томно выдохнула она и бросилась рыцарю на шею, повалив на кровать. Она впилась в его губы страстным поцелуем. Растерявшийся Филипп попытался отпихнуть девушку от себя, но она только крепче сжала объятья. – Милый… я… не могу… остановиться! – целуя его через каждое слово, призналась принцесса.
Не то, чтобы это было неприятно, но всё-таки Филипп не собирался пользоваться положением, чтобы овладеть своей прекрасной компаньонкой «в минуту слабости». Физически девушка была сильна как несколько мужчин, хоть по её хрупкой фигурке этого никак нельзя было заподозрить. Поразмыслив, рыцарь решил, что огонь гасят огнём, а клин вышибают клином. Он коснулся ладонями спины принцессы и направил в её тело мощный поток положительной Тэ.
– Ах! – сладострастно выдохнула девушка, выгибаясь назад. Её плечи задрожали. Она бессильно упала на одеяло рядом с Филиппом и затряслась, охваченная первым в жизни оргазмом. По её щекам обильно текли слёзы.
Юноша вскочил, опасаясь, что сейчас демонесса пойдёт в повторную атаку. Но девушка продолжала лежать, глубоко дыша и пытаясь прийти в себя.
– С такой силой, – тихо произнесла она, – ты сможешь получить любую женщину.
– Мне не нужна любая, – хмуро сказал Филипп.
– Я знаю, – улыбнулась Эми.
Рыцарь замялся.
– Прости. Больше никаких экспериментов.
– Нет. Это ты меня прости. Я слабая. Я не смогла удержаться. Ты не обижаешься на меня?
Филипп устало присел на краешек кровати.
– Давай забудем то, что сейчас произошло?
– Конечно, – легко согласилась девушка. – Я и дальше продолжу стоять на страже твоего целомудрия, чтобы ничто не отвлекало тебя от нашей миссии!
– Да ну тебя! – усмехнулся юноша.
И хоть они решили обо всём забыть, но воспоминания об этом порыве страсти и нежных поцелуях они хранили всю свою дальнейшую жизнь.

1515 год от Взора Господнего. Мейр, пригород Ото. Дом Марко Вильта.
Маолис решительно постучал в дверь и терпеливо дождался, пока хозяин предстанет перед ним. Марко с удивлением оглядел одетого в ярко-красные одежды незнакомца.
– Чем могу помочь?
– Господин Марко Вильт?
– Так точно, – кивнул молодой мужчина.
Демон усмехнулся уголком рта.
– Я бы хотел поговорить о вашем брате.
– Но у меня нет брата! – почти искренне заявил Марко.
Принц осуждающе покачал головой.
– Не стоит мне врать. Мне известно, что ваш отец – Брюс Северн. У вашего брата неприятности. У него и у его милой компаньонки. И если вы хотите помочь им, то лучше отвечайте на мои вопросы откровенно. – Ему не понравилось, как посмотрел на него хозяин дома. – Может, пустите меня внутрь, или будем разговаривать здесь? Вашим соседям совершенно необязательно знать детали нашей беседы.
Но Марко, похоже, такие мелочи не заботили.
– Кто вы? – глухо спросил он, внимательно вглядываясь в лицо незнакомца.
– Я тот, кто многое знает и многое может, – увильнул от прямого ответа Маолис. – Я знаю о вашем брате. И знаю о том, кто такая на самом деле Эмриши. Ну так что? Вы впустите меня?
– Вам лучше уйти, – огорошил его Марко твёрдым отказом.
– Хм. Досадная помеха. Ладно, я не хотел применять силу, но вы вынуждаете меня быть грубым, господин Вильт. Сами виноваты.
Демон резким движением коснулся ладонью лба Марко. В ход пошла привычная магия. Гимериец попытался обездвижить свою жертву и заглянуть в её память. Однако вдруг словно наткнулся на стену.
– Что за?.. – неуверенно проговорил он и пропустил мощный апперкот в челюсть. Удар подбросил принца в воздух, и Маолис больно приземлился на мощёную дорожку перед домом. Почти тут же демон вскочил, держась на кружащуюся голову. Взгляд его расплылся, и ему показалось, что к нему приближаются сразу три Марко. Выпростав вперёд руки, принц пустил перед собой яркую волну огня, но пламя рассеялось вокруг человека, не причинив никакого вреда. – Ты всерьёз хочешь драться? – не вполне ещё осознав угрозу, поинтересовался Маолис.
Вместо ответа Марко молча заехал ему локтём в нос. Брызнула кровь. Демон отшатнулся.
– Да я тебя!.. – прорычал он, но его сопернику явно было не интересно знать, что же будет сказано дальше. Человек ухватился единственной рукой за полу красного плаща и с неожиданной силой дёрнул принца на себя и вниз. Лицо Маолиса познало знакомство с коленом Марко. Гимериец почувствовал, как что-то хрустнуло во рту. Наверное, сломанный зуб.
Полностью сбитый с толку, демон рухнул на землю. Над ним, спокойный и грозный, встал Марко, которого переполняла Тэ. Человек едва ли не светился от внутренней силы.
– Да и … с тобой! – ругнулся демон и мгновенно переместился на сотню метров в какой-то узкий тёмный проулок. Прислонившись спиной к мокрой стене, он выплюнул зуб и осторожно коснулся разбитого носа. Шмыгнул, почувствовав во рту привкус крови. И криво усмехнулся. – Это же надо, вздрючил меня одной левой! Ну и семейка!..
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 14 18.11.2019 в 00:21
Глава десятая

1491 год от Взора Господнего. Где-то на берегу Бирита.
Ярко светило высокое солнце. Задорно чирикали птички. Широкая река медленно текла справа налево в вечном размеренном движении. По обе стороны раскинулись зелёные луга и холмы. Темнели хвойные рощи. Издалека доносился скрип водяных мельниц.
Майя сидела на траве, вытянув красивые ноги и придерживая рукой лёгкую соломенную шляпку. Слабый ветер ласкал её прекрасное лицо, играл с золотистыми кудрями, теребил юбку и рукава белого платья. Взор пронзительно синих глаз был направлен вдаль.
Всё вокруг дышало жизнью, теплом и светом. И это было так не похоже на стерильные пространства небесного мира.
Из недалёкой рощи притопал Брюс, плюхнулся рядом с небожительницей и протянул ей букет цветов. Лютики, ромашки, колокольчики.
– Тебе, – с улыбкой сказал знаменитый воин.
Майя приняла букет и непонимающе посмотрела на мужчину.
– Зачем?
Брюс смутился.
– У нас так принято. Мужчина дарит своей женщине цветы. В знак внимания и симпатии. Вот.
– И что я должна с ними делать?
– Понятия не имею! Это уже ваши женские тайны. Я просто нарвал их на ближайшем лугу и подарил тебе. Думал, тебе понравится.
Майя с сомнением посмотрела на букет.
– То есть, ты убил их во имя меня? Даже не знаю, мило это или нет.
Северн нахмурился и нервно потёр переносицу.
– Что значит убил? Это же просто цветы!
– Но они же живые, – как несмышлёному ребёнку сказала Майя.
– Разве?
– Конечно! Они рождаются, растут, цветут и умирают. Прямо как мы.
Рыцарь отвернулся к реке и качнул головой.
– Никогда не думал об этом. Но, наверное, ты права.
Женщина вздохнула и успокаивающе погладила Брюса по сильному плечу.
– Мне нравится, что ты хочешь сделать мне приятно. Но я буду любить тебя и без подарков.
Северн счастливо улыбнулся, чувствуя непривычное смущение. Майя поднесла цветы к самой земле и провела над ними ладошкой. От её руки пошло лазурное сияние, охватившее весь букет, и вдруг от обломанных стеблей вниз начали стремительно расти новые корни, погружаясь в тёмный грунт.
– Вот так, – улыбнувшись, сказала женщина, глядя на творение своих рук. – Теперь они будут жить вместе в память о нашей сегодняшней встрече.
Брюс перевёл на свою возлюбленную обалдевший взгляд.
– Что это было? Какая-то небесная магия?
– Нет, – игриво покачала головой Майя. – Обычное воздействие Тэ. Любой так сможет, если постарается!
– А ты можешь научить меня?
Женщина мило улыбнулась и прильнула к сильному телу.
– Для тебя я готова сделать всё, о чём ты попросишь.
Брюс ласково коснулся её щеки. Они слились в жадном поцелуе и повалились на траву. Им казалось, что солнце светит только для них. И для них зеленеет трава, поют птицы и журчит река. Так, наверное, и ощущается истинное счастье.
Они ещё не знали, что это последний раз, когда они могут обнять друг друга перед долгими годами разлуки.

1497 год от Взора Господнего. Южная окраина Ото. Дом Брюса Северна.
– Филипп! – истошно закричала Оливия с кухни. – Филипп, помоги мне!
Пятилетний мальчик примчался из своей комнаты и остановился на пороге
– Что случилось, тёть Оливия?!
Женщина, жавшаяся в угол, с ужасом указала пальцем куда-то на пол. Мальчик пригляделся: посреди помещения виднелось что-то маленькое и чёрное.
– Паук! – едва не плача, сообщила испуганная Оливия.
Маленький Северн отважно приблизился и сел на коленки перед грозным членистоногим. Паук был сравнительно крупным – с фалангу большого пальца. Лапки покрыты чёрными волосинками. На спинке какая-то крошечная коричневая клякса. Он застыл неподвижно, делая вид, что его здесь нет.
– Тёть Оливия, он же тебя боится сильнее, чем ты его! – поднял мальчик ясные глаза.
Перепуганная женщина сотворила знак священного треугольника.
– Господи, избавь меня от этого кошмара! – Она умоляюще взглянула на мальчика. – Филипп, родненький, убери его куда-нибудь! Пожалуйста, я его очень боюсь!
– Ладно-ладно, – неохотно согласился мальчик, оглядываясь в поисках совка. – Так, а совок у нас где?..
– Ой, на крыльце оставила! Филипп, не уходи! А вдруг он на меня побежит, пока тебя не будет?!
– Да он же не кусается!
– Фил, дорогой, хороший мой, не бросай меня рядом с ним!
В этот момент с заднего двора вернулся Брюс, закончивший обязательную ежедневную тренировку. Он поводил правым локтём в воздухе, держась другой рукой за плечо.
– Фил, ты что это на полу сидишь? – удивился отец. – Марко ещё не вернулся с рынка? Оливка, слышь, как Марко вернётся, сваргань-ка чего-нибудь горяченького! Страсть как жрать охота!.. Ты чего?
– Паук, – одними губами произнесла женщина и указала рукой на маленького возмутителя спокойствия.
– Где? – шагнул вперёд Брюс. – Этот, что ли? Хосспади, пустяк какой!
И он быстрым движением раздавил паука сапогом.
– Папа! – вскочил с пола мальчик, в глазах которого вдруг блеснули слёзы. – Ты что наделал?!
– Паука раздавил. А что? – не понял его возмущения отец.
– Нельзя же пауков убивать!
Брюс хмыкнул.
– С чего это? Они бегают всюду грязными лапками. Плодятся, как черти. Хочешь, чтобы у нас по всем углам паутины висели?
– Но он же был живой! – в отчаянии крикнул Филипп, сжимая маленькие кулачки.
Великий рыцарь открыл было рот, чтобы возразить, но так и не проронил ни слова. Филипп размазал рукавом слёзы по лицу и выбежал из кухни. Брюс и Оливия одновременно вздохнули.
– Он весь в мать, – негромко сказала женщина, и мужчина покивал в ответ.
– Да уж, – глухо проговорил он. Подобрал ладонью трупик паука и понёс его на крыльцо. Снаружи светило вечернее солнце, шелестели листья на деревьях, качалась некошеная трава. Брюс огляделся по сторонам, будто опасаясь, что кто-то за ним подсматривает. А затем вытянул ладонь, и над рукой возникло лазурное сияние.
Паук исцелился почти мгновенно. Дёрнул лапками. Сделал несколько неуверенных шагов. Мужчина без замаха бросил его в траву и строго погрозил пальцем.
– Больше не возвращайся. Второй раз оживлять не стану!
И с этими словами вернулся в дом.

1514 год от Взора Господнего. Окрестности Трея.
Королевство переживало тяжёлые времена. Регенты прилагали все усилия, чтобы вытащить страну из финансовой ямы. После гибели Ото вся южная часть Малавии стала приходить в запустение. Значительно ослабла торговля, а цены, наоборот, быстро поползли вверх. Северной части королевства, где располагались резиденции различных орденов, повезло больше. Новой столицей страны был провозглашён город Тельен, где располагалась летняя резиденция королей.
Ныне же эта резиденция стала местом заседаний регентов. Здесь рассматривались все важнейшие вопросы. Принимались глобальные решения. И сюда же стекались немалые денежные средства.
Новая столица росла и процветала, вызывая алчный блеск в глазах северных соседей.
Раннар Желтоглазый, князь Альдии, за двадцать лет сумел подчинить себе почти все северные княжества, и теперь его взор обратился на юг. Малавия представлялась ему в своём теперешнем состоянии лёгкой добычей. Как только Ото превратился в развалины, международный авторитет королевства упал ниже пояса. Никто не верил, что в ближайшие годы армия Малавии способна дать организованный отпор северянам.
На пути к Малавии перед Раннаром оставалось последнее препятствие – вольное княжество Ковин. На совете регентов было принято решение отправить в Ковин армию поддержки во главе с гранд-генералом Бистом. Но Бист опоздал. Когда он пересёк с войском границу, Ковин уже пал.
Правда, старый вояка был не из тех, кто отступал перед трудностями. Имея под рукой двадцать одну тысячу рыцарей, он двинулся быстрым маршем на Ковин и атаковал армию князя Раннара. Завязалось упорное сражение. Обе стороны понесли огромные потери. Однако Желтоглазого не зря считали отличным полководцем. Имея на десять тысяч больше воинов, он заставил войско королевства откатиться за реку Сорф, начав энергичное преследование. Уже на земле Малавии, под Совельтом, состоялась вторая битва, в которой Бист был окружён и разбит. Все пятнадцать тысяч воинов, находившихся под его руководством, погибли или попали в плен. Раннар же, потеряв в первом бою восемь тысяч и во втором четыре тысячи бойцов, почувствовал простор и принял дерзкое решение идти на юг, чтобы разграбить новую столицу Малавии.
Война застала Филиппа Северна во Фраоре, где местные военачальники спешно рекрутировали всех, кто попадался под руку. Не увернулся от службы и Северн. Войско, состоявшее преимущественно из юных курсантов рыцарской академии быстрым маршем двинулось на восток к Тельену. Всего в нём собралось шесть тысяч бойцов.
С юга из Фрависа спешила девятитысячная армия, вызванная в своё время ещё Бистом. В самом Тельене был расквартирован двухтысячный гарнизон, состоявший из рыцарей ордена Красного Медведя. Наконец, из Алии подошло пятьсот рыцарей ордена Белого Льва под командой Конрада Рейнера.
Обо всём этом было прекрасно известно князю Раннару, который занял город Трей в нескольких переходах от Тельена. Он знал, что ему противостоит меньше воинов, чем было у него под рукой. Он знал, что значительная часть вражеского войска – неопытные юнцы, ни разу не бывавшие в настоящем деле. Но он также знал, что экстренным решением совета регентов новым гранд-генералом назначен магистр Рейнер, а это был человек, которого стоило бояться. Поэтому Желтоглазый не спешил и выжидал, что же будет делать новый главнокомандующий малавийской армии.
И предчувствие не обмануло воинственного северянина. Конрад Рейнер поднял войска и двинулся на север навстречу врагу.

***

Южнее Трея располагалась короткая гряда из двух вытянутых холмов. Западный холм имел около двадцати метров в вышину и сравнительно пологий склон. Восточный холм, как бы выраставший из бока западного, был вдвое выше, имел более крутой склон, а его вершину покрывала густая роща. Ещё не взошло солнце, когда армия Рейнера принялась занимать позицию на этих холмах. Причём, главные силы он разместил на восточном холме, а на западном поставил курсантов и юных рыцарей. Это вызывало недоумение и вопросы. В своё время Бист под Алауном поставил молодёжь на самый высокий холм, чтобы им проще было отбиваться от демонов, в то время как более низкие холмы заняли опытнейшие части. Но с Рейнером никто не посмел спорить.
Филипп оказался среди этих шести тысяч юношей, занимавших левый фланг. Здесь возникла неприятная толкучка. На вершине не хватало места для стольких людей, и шеренги строились на склоне. Через какое-то время стало ещё теснее, когда главнокомандующий прислал несколько сотен лучников, которых нужно было где-то разместить. Слышались обрывистые рыки командиров, ругань, споры, перепалки.
С постепенно светлеющего неба исчезали последние звёзды. Вершину восточного холма уже осветили лучи рассвета, но западный холм оставался в тени, и здесь было ощутимо холодно. Изо рта вырывался пар. Скользкая трава под ногами, покрытая росой, мешала выстраиваться пехоте. Впереди тянулось обширное поле, упиравшееся в густой лес, и воздух над полем был застлан пеленой тумана.
Если посмотреть вверх и вправо, казалось, будто занимавший правый фланг войска буквально купались в солнечном свете. Там тоже шли какие-то перестроения.
Филипп стоял ближе к вершине, облачённый в лёгкую кольчугу и вооружённый длинным мечом. Ему предлагали взять щит, но вольный рыцарь вежливо отказывался. На него косились, но спорить с сыном великого Брюса Северна не смели. Юноша даже шлем не надел. Безрассудность или некий непонятный умысел? Спросить бы, но Филипп никогда не отличался разговорчивостью и предпочитал держаться обособленно.
Он внимательно прислушивался к тому, о чём разговаривали солдаты вокруг.
– Холодрыга, мать её! А мы даже не жрамши!
– А что делать? Разведка, вон, говорит, что Желтоглазый уже на подходе! Ему-то только из города выйти да лес перемахнуть. Глядишь, через час начнётся веселье, не до жратвы уже станет!
– Говорят, этот Раннар не проиграл ни одной битвы! Сдюжим ли?
– Да и Бист бы сдюжил, если бы Парсонс пришёл на помощь! У папоротников в Риоре пять тысяч рыцарей сидит! И под Совельтом они бы очень нашим пригодились…
– Верно! А Парсонс обосрался! И нет больше Биста! Хороший был мужик, помилуй его душу Господь.
– Так и мы в той же жопе, ребята! Парсонс всё ещё сидит в Риоре. Из Ульта не прибыло ни одного солдата, будто кардинал о нас забыл! Северян больше, а нас ещё на этот мелкий холмик поставили как на убой! Приманка мы, парни! К гадалке не ходи, Желтоглазый нас раздавит и не поморщится!
– А ну отставить паникёрство!
На какое-то время наступило затишье, а потом разговоры возобновились.
– Говорят, под Совельтом белые львы три тысячи своих ребят потеряли. А они же упёртые, в плен не сдаются. От ордена не пойми что осталось.
– Да, говорят, потому Рейнера и назначили грандом, что его орден сейчас слабейшим оказался. Иначе бы никто ему такую власть не вручил!
– Кабы от нас что осталось к концу дня…
– Идут! Идут, мрази!
Действительно, в тумане впереди возникло какое-то шевеление. Было ясно по двигавшимся теням и доносившимся звукам, что на поле выстраиваются войска Раннара. К сожалению, их диспозиция была совершенно непонятна. Зато армия Малавии, рассыпанная по склонам холмов, была отлично видна врагам.
– Бодрее, парни! Время становиться мужчинами! – воодушевлённо воскликнул командовавший левым флангом сэр Ромм из ордена Белого Льва. Гибель его товарищей под Совельтом позволила Ромму скакнуть сразу до звания полковника. Он восседал на светло-пёгой лошадке, облачённый в стальные доспехи и держа шлем на луке седла. Заметив рядом юного Северна, он подъехал ближе и дружески улыбнулся. – Что, Филипп, готов к подвигам? Многие ждут, что ты сегодня покажешь себя во всей красе и сложишь несколько десятков вражеских голов!
– В убийствах нет никакого подвига, – хмуро ответил юноша, чем вызвал удивление полковника.
– Ты не прав. Ты знаешь, что твой отец когда-то ездил в Альдию на переговоры с северянами? Тогда ещё ими правил папаша Раннара, Сигульф Кровожадный. Это случилось ещё до твоего рождения. Сигульф грозил нам войной. Сэр Северн приехал один и сообщил, что в случае войны перебьёт всё население Альдии. Князь очень разозлился и приказал своей страже убить твоего отца. Но, как ты понимаешь, ничего у них не вышло. Разобравшись со всей охраной князя, сэр Северн вкрадчиво объяснил Сигульфу, что угрожать Малавии не стоит. Князь перепугался и внял. И до самой своей смерти избегал думать о том, чтобы идти походом на юг. – Ромм вздохнул. – Ну, а теперь Брюса Северна нет, и сынок Сигульфа пришёл-таки к нам с войной. Не боится он нас. – И, посерьёзнев, добавил: – А зря.
Прошло ещё два часа, и туман начал быстро рассеиваться под лучами восходящего солнца. Стали, наконец, видны построения врагов. Северяне поставили напротив восточного холма восемь тысяч воинов, выстроившихся в вытянутый прямоугольник. Главные же силы сильно растянулись и постепенно охватывали западный холм с трёх сторон. Против шести тысяч мальчишек Раннар решил бросить в атаку одиннадцать тысяч опытнейших и жестоких рубак. План его был прост и понятен: смяв левый фланг малавийцев и заняв холм, заставить Рейнера отступить с хорошей позиции и настигнуть его уже в более удобном для генеральной битвы месте. Но у малавийцев было своё мнение о том, каков будет исход этого сражения.
– Лучники, залп по готовности! – приказал Ромм, когда северяне с дикими воплями пошли на штурм холма. Подобно прибою, накатывающему на одинокий утёс, враги тёмной волной хлынули на склон. Первый же залп лучников унёс несколько десятков жизней, но северяне будто этого не заметили, продолжая бежать по телам упавших соратников. Вновь взвились в воздух стрелы, но внезапно поднявшийся порыв ураганного ветра опрокинул их, так что они упали уже в ряды малавийцев. В отличие от жителей королевства, северяне не чурались пользоваться магией. И даже, говорят, не считали зазорным общаться с демонами. Ничего святого за душой!
Могучие северные витязи навалились на ровные ряды курсантов. Уж не ясно, чем их там кормили в их холодных княжествах, но каждый вражеский воин обладал двухметровым ростом, широченными плечами, сильными руками. Бородатые, агрессивные, они лезли вперёд, презрев боль от ран и совершенно не боясь смерти. Каждый был облачён в тяжёлую кольчугу. На головах каски в форме совиной головы. Прикрывались они круглыми щитами с рисунком восходящего над морем солнца. Вместо мечей и копий северяне любили орудовать боевыми топорами, и от зачарованных лезвий валил пар – такое оружие легко прорубало любую преграду.
Перед ними курсанты выстроили стену из прямоугольных выпуклых щитов с рисунком Небесного Ока. В руках – длинные мечи из крепкой стали. И если бы не магия, юнцам удалось бы отразить первый натиск.
Но топоры разбивали в щепки выставленные щиты. А на место пронзённых мечами врагов лезли новые и новые полчища. Весь малавийский строй задрожал, колеблясь подобно бурлящей пене. Страшный грохот поднялся над полем битвы. В этот шум вплетались крики раненых, звон металла, треск ломаемых щитов, хруст костей, обрывки команд, боевые выкрики разгорячённых солдат. Враги лезли вперёд чуть ли не по головам, опьянённые жаждой убийства. Их дикий вид внушал настоящий трепет в сердца юных малавийцев.
Но ошибались те, кто считал отряд юношей простой добычей. Рейнер учёл то, чего не смогли понять многие старые вояки. В отличие от опытных ветеранов, разленившихся, отъевшихся, раздутых от собственной важности, ученики рыцарской академии ежедневно упражнялись с оружием. Эти ребята буквально жили с оружием в руках. Они были быстрее, ловчее, выносливее ветеранов. Они обладали отличной реакцией. И пусть у них отсутствовал боевой опыт, и им было по-настоящему страшно, но в то же время эти юноши горели огнём праведного гнева. Их патриотизм был искренним, а желание прогнать захватчиков с родной земли перевешивало все остальные эмоции.
Завязался упорный бой, в котором никто не желал уступать. Обильно лилась кровь. Ежесекундно на вершину холма вытаскивали раненых. Северяне завозились, их натиск утрачивал силу. Тем, кто пытался встать на место погибших соратников, всё труднее давался следующий шаг – мешали лежавшие вповалку тела северян и малавийцев, обильно усеявших склоны.
– Не отступать! – орал Ромм, оглядывая боевую линию. – Бейтесь до конца! За Малавию! За Тельен! За честь Фраора! Не дайте этим бандитам сломить вас! С нами Бог!
Солдаты, оглушённые грохотом битвы, взбудораженные близостью смерти, брошенные в самое горнило беспощадной схватки, слушали эти слова и проникались ими. Сбитые с толку непривычной обстановкой, им не оставалось ничего другого, кроме как следовать заветам своего командира. И многие погибали с верой в то, что их смерть не будет напрасной. Что за их спинами не просто вершина холма. За их спинами тысячи мирных людей. Города, посёлки, деревни. Целая страна, едва оправившаяся от ужасной гибели своей древней столицы и теперь пытающаяся хоть как-то вернуться к привычному порядку вещей. Любой враг, угрожающий этому порядку, должен быть сметён и втоптан в пыль. Как бы ни был силён. Правда на стороне отважных воинов королевства. А значит, что они заслуживают быть победителями.
В какой-то миг полчища северян отшатнулись, отброшенные героическими усилиями юных рыцарей. Но и Раннар, внимательно следивший заходом боя, отнюдь не зевал. На штурм холма были направлены свежие резервы, и битва возобновилась с новой силой. Уставшие, измученные курсанты уже с большим трудом сдерживали новые атаки. Их строй истончался. Многими овладевало отчаяние. Эти ребята уже не верили, что увидят сегодняшний закат. Недалеко, буквально в паре сотнях метров на соседнем холме стояла целая армия соратников, но до сих пор оттуда никто не дождался помощи. Рейнер чего-то ожидал, а в этом время молодые рыцари продолжали гибнуть.
Прорыв произошёл с северного направления. Вклинившись в строй малавийцев, северяне вдруг ворвались на вершину холма, грозя учинить рыцарям настоящий разгром.
Полковник поспешил направить на ликвидацию прорыва свои немногочисленные резервы, но этих сил было явно недостаточно. Он яростно выругался и обратился к Филиппу.
– Настал твой черёд, сэр Северн! Закрой брешь в нашей обороне! Я верю в тебя!
Юноша кивнул и решительно бросился в бой. Он налетел на северян подобно крушащему вихрю, немедленно разметав нескольких ближайших врагов. Меч в его руке насытился Тэ и легко перерубал вражеские топоры, щиты, доспехи. Он выбил оружие из рук ближайшего северянина и с силой стукнул его по шлему рукояткой меча. Противник качнулся, схватившись за голову. Филипп дёрнул его за ворот и швырнул себе за спину.
– Вяжите его! – успел он крикнуть ближайшим солдатам, и те, переглянувшись, немедленно заломили северянину руки и быстро связали верёвкой.
То же случилось и со вторым противником. И с третьим. И с десятым. Юный Северн не хотел доводить дело до примитивных убийств. Он обезоруживал своих оппонентов и пытался их оглушить, одновременно зашвыривая себе за спину. Его мастерство позволяло ему относительно легко отражать натиск грубых и диких северян, имевших весьма смутное представление о Кадано.
– Молодец, Северн! – услышал он одобрительный голос Ромма. – Что творит, стервец!
Обернувшись, он уже собирался доложить полковнику, что приказ выполнен и прорыв ликвидирован. И успел увидеть, как Ромм падает с лошади, сражённый ударом странного, закованного в броню воина в красном плаще…

***

Маолис сражался на стороне северян. Разумеется, инкогнито. Вовсе не обязательно кому-то знать, что демонический принц принимает участие в мелком конфликте на территории Земного царства. О его присутствии в армии Раннара Желтоглазого знал только регент Рейнер. Знал и направлял каждый его шаг.
Разумеется, гибель рыцарей ордена Белого Льва под Совельтом была неслучайной. И регент Парсонс был тут ни при чём. Просто северяне были прекрасно осведомлены о диспозиции Биста. И блестяще воспользовались этими знаниями для организации окружения и уничтожения армии королевства. Но знали бы они, кто снабдил их этими сведениями! Даже сам непобедимый и умный Раннар был всего лишь пешкой в большой игре, о которой даже не имел никакого представления.
И вот теперь необходимо было разыграть следующий акт спектакля – битву при Трее. Естественно, победитель был уже известен заранее – великий князь севера был обречён на поражение, в этом не было никаких сомнений. Идти против Рейнера – настоящее безумие. На свете нет никого, кто смог бы совладать с этим страшным человеком.
Однако большое сражение – это прекрасная возможность избавиться от всех неугодных и неудобных личностей. Например, от полковника Ромма, который был свидетелем редких встреч Рейнера и Маолиса. Или от Филиппа Северна, который хоть и не являлся ровней знаменитому отцу, но всё-таки мог представлять смутную угрозу.
Вспомнив об отце мальчишки, Маолис неприязненно поёжился. Да, Брюс Северн был уникальным человеком. Такие рождаются раз в несколько тысяч лет. У Брюса был аномально высокий уровень Тэ. Возможно, он даже смог бы остановить катастрофу, стёршую с лица земли Ото. Хотя вряд ли, конечно. Но, во всяком случае, ему бы определённо покорился меч Эниалия. Брюс совершенно точно был не слабее знаменитого титана. Хорошо, что его больше нет. Долго же пришлось ждать…
Принц, в отличие от своих временных соратников, был облачён в закрытый стальной доспех с подвижными пластинами, обведёнными красной краской. Поверх был накинут красный плащ, выделявший демона из толпы. Над этим доспехом колдовали около сотни гимерийских колдунов, так что ему были не страшны ни магия, ни Тэ. Во всяком случае, он мог выдержать поистине огромное давление, и вряд ли кто-то в малавийской армии обладает такой силой. В руках двуручный меч, который обычным людям показался бы неподъёмным. Но для демона он казался лёгким, как тростинка. Да и громоздкие доспехи он ощущал как одежду.
Были и неудобства, конечно. Хвост пришлось заправить в штанину, и он чуть-чуть сковывал движения правой ноги. А через прорезь в шлеме очень трудно было что-то рассмотреть вокруг, так что приходилось пользоваться магическим зрением. Это тоже ведь растрата сил, пусть и небольшая.
Битва застала Маолиса на правом фланге в резерве. Он покорно выполнял команды и с интересом наблюдал за ходом боя. Вообще, сопляки, оборонявшиеся на меньшем из двух холмов, проявили неожиданное упорство, так что демон их даже немного зауважал. Вокруг стояли высокие северяне, которым демон доставал только до плеча. Да, гимерийцы никогда не отличались высоким ростом. Это дартарийцы до трёх метров вырастали. Жуткие были твари. Хорошо, что Брюс Северн вверг их в ничтожество.
– Полк Заката! Полк Севера! Полк Зелёной Волны! Стройсь! – раздались громкие команды старшего офицера. Ага, это Раннар начал суетиться и подтягивать резервы. Понятно. Маолис поудобнее перехватил меч и весь подобрался. Войска вокруг выровнялись. Все понимали, что пришло их время. – Воины! Великий князь приказывает вам занять вершину того холма! Принесите ему победу! В атаку!
Свежие полки северян зарычали в кровавом предвкушении и в едином порыве сорвались с места. Маолис легко и грациозно бежал вместе с ними, ощущая необычное воодушевление.
– Хей-хей, парни! Вдарим дружно! Мы команда! – весело крикнул он ближайшим соратникам.
– Заткнись, ушлёпок, и беги наверх! – ответила ему «команда».
Маолис не обиделся. Ему было плевать на этих людей. Его главной задачей был прорыв линии обороны противника и убийство полковника Ромма.
Бежать по склону вверх оказалось неожиданно трудно. Ноги скользили по мокрой траве и глинистой почве. Всюду попадались трупы или полураздавленные раненые. Навстречу узкими колоннами спускались отступающие войска, которым Желтоглазый решил дать короткий отдых.
Отступающие и наступающие северяне обменялись ругательствами, меняясь позициями. И вот, наконец, долгожданный бой! Свежие полки обрушились на уставших юнцов, чьи потемневшие лица не выражали ни уверенности, ни жажды борьбы, а только лишь равнодушие к собственным жизням. Демон ворвался во вражеские порядки и немедленно прорубил себе коридор.
– За мной! – заорал он, легко сметая сопротивление фраорских сопляков. Ему было необходимо, чтобы северные дикари прорвались на вершину холма. Драка дракой, а план надо выполнять.
За ним действительно потянулись отчаянные смельчаки из войска Желтоглазого. Молодцы! Не отстают!
Длинный меч демона творил страшное опустошение во вражеских рядах. С каждым шагом принц оказывался всё ближе к вершине. И вот, наконец-то, он вырвался на простор, оказавшись перед редкими рядами лучников и нескольких десятков рыцарей резерва. А уже за ними на пёгой лошадке виднелся сам полковник Ромм. Всегда приятно увидеть знакомое лицо!
Маолис усмехнулся и принялся косить беспомощных лучников. За его спиной прорвавшиеся северяне творили полный беспредел, расширяя коридор прорыва. Строй рыцарей начал постепенно рассыпаться. Демон немного отвлёкся, вступив в схватку с резервными частями врага, а потому не заметил, как за его спиной Филипп Северн приступил к ликвидации бреши. Его поглотила горячка боя. Однако странное ощущение, что с соседнего холма Рейнер внимательно наблюдает за его действиями, отрезвило демона и заставило вспомнить о первостепенных задачах.
Развернувшись, Маолис играючи перемахнул через головы ближайших врагов и рубанул полковника мечом по спине. Удар получился немного корявым, и упавший с лошади Ромм даже остался жив. Но кровь на клинке прямо говорила о нанесённой ране. Удар был тяжёлым, так что ещё неизвестно, выживет ли этот белый лев. Но на всякий случай лучше, конечно, добить. Ни чему заставлять хорошего человека мучиться, верно?..
Отчаянный вопль отвлёк Маолиса, уже занёсшего меч для последнего удара. Это кричал Филипп Северн, который в ярости рубил вокруг себя врагов, прорываясь к полковнику. Демон удивлённо приподнял брови. А ведь говорили, что Северн-сын не любит убивать. Это насколько же разозлила его рана полковника! Удивительно!
Гимериец обернулся к новому противнику и приготовился к схватке. В конце концов, Северн тоже был в списке тех, кто не должен пережить этот день. Если ему так не терпится, пусть умрёт вне очереди.
И два лучших воина сошлись в решительной схватке, намереваясь втоптать соперника в грязь. Тяжёлый меч демона подозрительно легко отскочил от насыщенного Тэ клинка Северна. Филипп провёл несколько приёмов, заставив принца попятиться. Человек явно полагал, что обладает преимуществом перед закованным в броню противником, но демон не собирался уступать оппоненту в скорости и юркости.
В свою очередь Маолис пытался попасть по голове юноши, желая наказать за пренебрежение к защите. И потому он казался Филиппу предсказуемым. В боевом искусстве человек явно превосходил демона, и несколько раз лезвие его клинка уже касалось заговорённых лат. Доспех пока выдерживал удары, но интуиция подсказывала Маолису, что это ненадолго. Каждое воздействие Тэ на заколдованный доспех растрачивало его запас прочности.
Удар следовал за ударом. Звенела сталь. Свистел рассекаемый воздух. К месту схватки спешили другие рыцари, уже справившиеся с прорывом и теперь собиравшиеся разобраться с последним прорвавшимся врагом. Маолис оказался в отчаянном положении. Надо срочно уходить! Да, Рейнер будет в ярости, но сейчас необходимо спасать собственную шкурку, а не думать о чужих интересах!
Демон ударил наотмашь, заставив Северна отступить на пару шагов, после чего совершил огромный прыжок и рухнул на головы курсантов. Филипп рванул следом. Они вдвоём буквально шли по головам, продолжая яростный поединок. Вокруг валились на землю люди. Слышались крики. Взметалось магическое пламя. Но демону всё никак не удавалось оторваться от озверевшего рыцаря.
– Назойливый жук! – с досадой выругался Маолис, попытавшись отвесным ударом разрубить этого мальчишку на две половинки. Филипп легко уклонился и нанёс стремительный колющий удар в живот противника. Броня не выдержала и треснула. В последнем отчаянном усилии демон воспользовался магией и мгновенно переместился в ближайшую свободную рощу. Он твердо решил прекратить участие в сражении. В конце концов, он и так сделал достаточно. А уж как там всё будет развиваться дальше, его отныне не волновало.
Принц бросил на землю меч. С усилием снял шлем и глубоко вздохнул. Всё тело ломило от усталости. По коже ручьями стекал пот.
– Вот же… гадёныш! – в сердцах сказал он, восстанавливая в памяти детали поединка. И словно ругательство выдохнул: – Северн!..

***

Филипп очень смутно помнил, что было дальше. Он безумно устал. Несмотря на отличную боевую подготовку, он всё-таки не уберёгся от ран. После того, как таинственный латник в красном плаще исчез, юноша оказался в кольце врагов, и лишь с помощью подоспевших на помощь курсантов он сумел выбраться живым. Его отволокли к раненому Ромму и уложили рядом.
– Жив, пацан? – пытаясь бодриться, спросил бледный полковник.
– Не дождётесь, – прохрипел Северн, держась за раненый бок. Ромм хрипло рассмеялся и тут же поморщился от боли.
– А стоять можешь? Поможешь подняться?
– Сэр, вам нужен покой, – серьёзным тоном потребовал Филипп.
– На том свете отдохну, – отмахнулся Ромм.
Они кое-как поднялись, держась друг за дружку и оглядывая с вершины холма поле битвы. Им довелось увидеть, как состоялась долгожданная контратака. Рейнер во главе главных сил спустился с восточного холма и разбил противостоящие ему полки Раннара, после чего обратил оружие против тех северян, что ещё пытались занять западный склон. Регент шёл впереди, являясь остриём атаки, и никто не мог остановить его победное шествие. Сотни врагов погибли от него меча.
– РЕЙ-НЕР! РЕЙ-НЕР! – скандировали рыцари.
Это была победа. Желтоглазые едва унёс ноги из Трея, уведя с собой едва ли половину воинов из тех, что декадой раньше привёл сюда.
Тем же вечером Филипп кое-как добрался до лагеря и буквально упал в объятья дожидавшейся его возвращения Эми. Ему было плохо. Он был ранен. Ему пришлось убивать вопреки собственным принципам. Девушка долго приводила его в чувства, отпаивая лечебными настойками и пытаясь отвлечь интересными историями со своей родины.
Победа дорого обошлась самим малавийцам. Три тысячи молодых рыцарей больше не могли послужить королевству. Оказались перебиты пятьсот лучников, двести всадников, полторы тысячи ветеранов. Но потери Раннара оказались куда тяжелее.
Рейнер преследовал его до самой границы. К нему наконец-то присоединился Парсонс, который помог довершить разгром захватчиков. Через пограничную реку Сорф переправилось всего четыре тысячи северян. Рейнер двинулся за ними и победно вступил в освобождённый Ковин.
К тому моменту половина северных княжеств взбунтовалась против власти великого князя, и Желтоглазому пришлось спешно набирать новое войско. Это был прекрасный шанс раз и навсегда избавить от угрозы со стороны Альдии. Но Конрад Рейнер предложил князю мир. Он не собирался впутываться в долгую и изнурительную войну на чужой земле. В родной стране его ждала другая игра, призом в котором была абсолютная власть. И Рейнер был близок к победе, как никогда.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1511
Репутация: 1561
Наград: 51
Замечания : 0%
# 15 18.11.2019 в 00:23
Глава одиннадцатая

1489 год от Взора Господнего. Крам.
Улицы маленького городка Крама были переполнены народом. На окраине раскинулись шатры ярмарки, и здесь собирались не только простолюдины, но и дворяне. Особое внимание привлекали леди Лорена Айли и сэр Конрад Рейнер. Очень красивая пара! Она – грациозная, стройная, притягательная. Он – высокий, статный, величественный. Они медленно шли между торговых рядов, о чём-то непринуждённо беседуя, и весь окружающий мир как будто не существовал для этих двоих. Они и сами словно были не от мира сего.
К ним быстрым шагом приблизился рыцарь – молодой симпатичный мужчина с вихрастой шевелюрой. Радостно кивнул парочке как старым друзьям.
– Какая неожиданная встреча! – улыбаясь во весь рот, воскликнул рыцарь. Звали его Рикард Алаго, и он состоял в ордене Белого Льва.
– Добрый день, сэр Алаго, – галантно кивнула ему Лорена.
– Привет, Рик, – усмехнулся Рейнер. – Что интересного высмотрел?
– О! – тут же расцвёл рыцарь. – Здесь рядышком сестрички Селли и Молли Гольд рисуют чудесные портреты! Вы такого ещё не видели! Рисуют они на одном холсте, мастерством обеих бог не обидел, так что работают очень быстро. Не надо полдня позировать в одной позе. Всё сделают минут за двадцать!
Лорена задумалась, а затем повернулась к своему спутнику.
– Может, сделаем совместный портрет?
– Конечно, – легко согласился Рейнер, который привык ни в чём не отказывать даме своего сердца.
Рикард задорно улыбнулся.
– Тогда и я с вами рядышком постою! Будет тройной портрет! А что? Это же я вам про них рассказал! В конце концов, мы друзья или нет?
– Картина была бы хорошим украшением на свадьбе, – сказал Рейнер. – А третий, как известно, лишний.
– Конрад, – легонько сжала пальчики на предплечье своего спутника Лорена. – Мы же все друзья. А сегодня такой яркий и праздничный день. Почему бы нам не сделать дружеский портрет в память об этом дне? Давай не будем обижать Рика отказом.
Могучий воин глубоко вздохнул, глядя на её милое, невинное лицо.
– Ладно. Мы сделаем два портрета. Один только с нами двумя. И один с нами и этим отщепенцем.
– Ха-ха-ха, молодец, я в тебе не сомневался! – хлопнул его по плечу лучший друг. – Ну что, тогда бегом за мной, пока там очередь не образовалась!
– Идёмте скорей, – радостно сказала Лорена и потянула Рейнера вслед за удаляющимся Рикардом.

1515 год от Взора Господнего. Крам.
Чёрная железная ограда. Небольшой старый сад перед двухэтажным особняком. Земля обильно устелена опавшими листьями. Серое небо. Ветер молчит.
Эми поёжилась и хотела схватиться за руку Филиппа, но вовремя остановила себя. Чёртовы правила приличия! Нельзя, видите ли, неженатым или не помолвленным парочкам держаться за руки! Какая несправедливость.
Они стояли на крыльце и терпеливо ждали. Наконец, дверь скрипнула и отворилась. На пороге встал высокий седовласый слуга.
– Что вам угодно? – сухо спросил он.
– Нам необходимо поговорить с леди Айли, – ответил ему юноша.
Слуга окинул гостей неодобрительным взглядом.
– У вас на поясе меч. Вы рыцарь? Какой орден вы представляете?
– Я из вольных, как и мой отец. Меня зовут Филипп Северн.
Лицо старика немного посветлело. Он отступил в сторону и сказал:
– Входите. Я сейчас же уведомлю госпожу о вашем визите.
– Благодарю вас, – кивнул ему Филипп, заходя в дом. Эми молча прошмыгнула следом, смиренно глядя в пол.
Через десять минут всё тот же слуга проводил их на второй этаж. Они шли длинным коридором, устеленным ковром. Стены были украшены многочисленными картинами, в том числе и портретами. Эми вдруг остановилась перед одним из них.
– Это леди Айли? – негромко спросила она. Филипп и слуга обернулись и посмотрели на портрет.
– О, да, это она, – улыбнулся старик.
На картине была молодая и очень красивая девушка с длинными чёрными волосами, ангельским лицом, одетая в лёгкое праздничное платьице. По обе стороны от неё стояли двое мужчин. Тот, что слева, был высоким длинноволосым блондином, по-своему красивым и статным. Мужчина справа обладал заметно меньшим ростом. Он имел кудрявую тёмную шевелюру, приятное лицо и очень весёлый взгляд. От него буквально веяло жизнелюбием.
– А кто эти двое? – не унималась принцесса, и Филипп незаметно пихнул её в бок.
– О, это старые друзья госпожи. Справа сэр Рикард Алаго. Очень хороший был человек. Он покончил с собой.
– Какой ужас! – искренне изумилась девушка, не веря, что человек с таким весёлым взглядом может наложить на себя руки.
– Да, это была большая трагедия, юная леди, – покачал головой слуга. – Ну, а слева – это сэр Конрад Рейнер. Бывший жених госпожи.
Эми неверяще глядела на портрет. Ей доводилось видеть Рейнера вживую, но она даже не представляла, каким он был в юности. А ведь красив! Невероятно красив! Наверняка все женщина на него заглядывались. Вот уж действительно незавидная судьба.
– Когда был написан этот портрет? – поинтересовался Филипп.
– Ох, давно, дайте припомнить. – Старик нахмурился и медленно огладил высокий лоб. – Кажется, за год до штурма Гаэля. Госпоже тогда было семнадцать, а господам рыцарям по двадцать два.
– Действительно, очень давно, – кивнул Филипп, которого в те времена ещё на свете не было.
– Идёмте, молодые люди. Госпожа ждёт вас, – встрепенулся слуга и отвернулся от портрета. Он проводил гостей в личный кабинет леди Айли и вышел, поспешив по каким-то своим делам.
Лорена сидела в кресле возле окна. Всё ещё очень красивая, не смотря на годы. Она благосклонно разрешила гостям сесть в кресла напротив.
– Мне сказали, что сын самого Брюса Северна хочет поговорить со мной, – сказала женщина приятным бархатным голосом.
– Это так, – кивнул ей юноша. – Я Филипп Северн. Мне очень приятно познакомиться с известнейшей благодетельницей королевства. Слышал, вы открываете новый приют для бездомных?
– Ах, это моя слабость, – прикрыла глаза Лорена. – Не могу видеть, как страдают эти люди! И ведь никто, совершенно никто не хочет им помочь! Страшно осознавать, что в наше время просто не модно следовать тем заветам, которые оставил нам Господь. Все мы дети Его. Мы должны помогать друг другу.
– Но ведь Церковь…
– Церковь интересует только собственный карман! Да, они содержат по привычке несколько приютов, помогают беспризорным детям, навещают больных. Но вы бы знали, как мало они на самом деле делают! Среди них есть поистине святые люди, но все они из низших чинов. Их никогда не пустят к власти, а собственных сил у них почти нет. А мне не жалко ни денег, ни времени, ни сил. Я могу помочь людям. И помогаю, чем могу.
– Это очень благородно, – признал Филипп.
Лорена вздохнула, понимая, что пора переходить к делам.
– Итак, зачем же вы пришли? У вас есть какая-то просьба ко мне?
– Я бы хотел поговорить с вами о событиях, произошедших пять лет назад. Я состою в комиссии, расследующей гибель Ото.
Леди Айли удивлённо приподняла брови и посмотрела на гостей с подозрением.
– Но я считала, что расследование давно окончено! – возразила она.
– Это не так. Нам всё ещё неясны некоторые детали.
Женщина нахмурилась, обдумывая его слова.
– Вы действуете по собственной инициативе? Я права?
– Правы, леди. Я пришёл сюда за ответами. И очень надеюсь, что вы будете со мной откровенны. Вам ведь нечего скрывать, не так ли?
– У любой женщины есть свои секреты, – неопределённо пожала плечами Лорена.
– Женские секреты меня мало волнуют, – отрезал юный Северн. – Мне бы хотелось прояснить вот какой вопрос. Незадолго до катастрофы вы получили приглашение от короля явиться в столицу на праздник наречения имени. Вы проигнорировали это предложение. Почему?
– Приглашение? – Лорена нахмурила лоб и надула губки. – Простите, что-то не припомню…
– Леди Айли, – с упрёком в голосе проговорил юноша. – Что вы пытаетесь скрыть?
На лице женщины отразился гнев. Она резко вскочила с кресла, с возмущением глядя на гостя.
– Как вы смеете говорить мне такое, сэр Северн?! Вы оскорбили меня! Сын такого уважаемого отца занимается голословными обвинениями. Как вам не стыдно?!
– Конрад Рейнер, – словно приговор прозвучало имя, и женщина моментально сникла. – Ваша первая любовь. Это его вы пытаетесь выгородить? Так? Отвечайте. Да или нет?
Лорена закрыла глаза и бессильно опустилась в кресло. Медленно закрыла лицо ладонями.
– Вы боитесь его? – спросил Филипп.
– Нет, – глухо ответила женщина. – Я уже давно ничего не боюсь.
– Насколько я понимаю, вы с ним были помолвлены. Но вскоре состоялся поход на Гаэль, из которого сэр Рейнер вернулся уже другим. И помолвка была расторгнута.
– Вы ничего не знаете, – покачала головой хозяйка дома и устало посмотрела в глаза Филиппа. – Вам лучше уйти.
– Я не могу уйти без ответов.
Лорена вздохнула и протёрла глаза платком.
– Чёрт с вами, – проговорила она, отвернувшись. – Да, вы правы. Я получила от него письмо, в котором Конрад просил меня не приезжать в Ото под любым предлогом. Он писал, что это очень важно. Будто бы на короля готовится покушение, и могут быть жертвы. Хоть мы с ним очень редко общались с тех пор, как… В общем, иногда мы всё-таки переписывались. Он интересовался моим здоровьем и моими делами. А сам рассказывал о том, что творится при дворе. Возможно, я ему до сих пор не безразлична, я не знаю. Он, и правда, стал другим человеком. Но это случилось ещё до Гаэля.
– Что вы имеете в виду?
– Не спрашивайте. Это касается только меня и его.
– А письмо? Вы его сохранили?
– Я сожгла его. Он меня просил об этом.
Филипп переглянулся с Эми. Они одновременно кивнули друг другу и поднялись.
– Что ж, – сказал молодой рыцарь. – Спасибо за беседу. Это было важно для нас.
– Что с ним будет? С Конрадом? Вы хотите навредить ему? – спросила Лорена, которой в этот момент было всё равно, что будет с ней самой.
– Это решат регенты, – сухо ответил Филипп. – Прощайте, леди Айли. Я был рад знакомству.

1489 год от Взора Господнего. Крам. Особняк Лорены Айли.
Ночное небо, затянутое тучами, озарялось вспышками молний. Гром глухим эхом прокатывался над городом. В оконное стекло барабанили крупные капли дождя. Гудел озверевший ветер, ломая ветки и срывая с деревьев листья. Но всё это не имело никакого значения.
На широкой кровати в спальне юной госпожи творилось таинство любви.
Волосы Лорены разметались по подушкам. Грудь колыхалась от ритмичных движений. Дыхание было прерывистым и громким. По гладкой как шёлк коже стекали капельки пота. Она ощущала приятное давление мужского тела, дарящего ей неземное блаженство.
Вспышки молний вырывали из темноты силуэты двух переплетённых тел, скользивших в нескончаемом танце ласк и удовольствий. Лорена обхватила мужчину бёдрами, пытаясь плотнее прижать к себе. Она смотрела в его тёмные глаза, видя в них обожание и страсть. Их губы сливались в жадных поцелуях. Язык мужчины скользил по тонкой девичьей шее. Пальцы сминали нежную грудь. Лорена стонала, гладя нежными ладонями сильное тело любовника, проводя пальцами по мощной груди, крепким плечам, твёрдым мышцам.
Были слышны влажные шлепки, неприличные хлюпающие звуки. Ощутимо пахло выделениями. В голове царил любовный дурман.
– Рик, – сладострастно прошептала юная леди, чувствуя приближение оргазма и погружая пальцы в густую шевелюру любовника. Мужчина издал нетерпеливое рычание, сходя с ума от одного вида распростёртого под ним ангельского тела.
Лорена закрыла глаза и выгнула спину, подавшись навстречу уверенным движениям Рика.
О, этот сладкий и незабываемый миг измены! Как же был холоден Конрад и как горяч Рикард! Какое счастье, что Рейнер уехал в Ото по личному приглашению Брюса Северна! Знаменитого воина уже в третий раз назначили гранд-генералом: король Говард начал приготовления к войне, но цель его похода всё ещё была неизвестна. Конрад обещал вернуться через несколько дней и всё рассказать. Конечно, он не собирался отменять свадьбу ни при каких обстоятельствах. Всего несколько дней… свободы!
Рикард был тем, кто всегда был рядом, готовый выслушать, поддержать, дать дружеский совет. Только на него и могла положиться Лорена. Только ему и могла довериться. Своему лучшему другу. Своему нечаянному любовнику. Своему человеку – полностью своему, от пяток до кончиков волос.
Как же эти встречи терзали их! Как мучили! Как больно и одновременно страшно было скрывать свои чувства, особенно, когда рядом был Конрад. И как же фантастически хорошо она чувствовала себя в чужих объятьях!
– Рик! – со стоном выдохнула Лорена, и Рикард вновь накрыл её губы поцелуем.
Били по стеклу капли дождя. Громыхали раскаты грома. Очередная вспышка молнии выхватила из темноты новый силуэт, прислонившийся к дверному косяку. Рейнер какое-то время стоял, сложив руки на груди и пытаясь понять, что же делать дальше. Позволить любовникам закончить начатое? И пусть потом делают, что хотят? Сыграют свадьбу, живут счастливо, рожают детишек?.. Может, лучше сразу уйти?
Хм. Уйти и оставить предательство безнаказанным? Он ведь любил её, эту прелестную тварь. И он всегда верил своему лучшему другу, который в эту секунду сжимал в объятьях чужую невесту. С этой секунды у Рейнера больше не было ни невесты, ни друга. Что-то ломалось в его душе, в его померкшем сознании. Ему не хватало воздуха. Всё его будущее перечёркивалось одним лишь видом этих сцепленных в любовной схватке тел, не замечающих ничего вокруг. Но последний шаг Рейнер всегда предпочитал оставлять за собой. И он сделал этот шаг.
Лорена удивлённо выдохнула, когда какая-то огромная сила вдруг оторвала от неё Рика и отбросила к дальней стене. Вмиг накатил пронизывающий холод. Девушка резко села, пытаясь понять, что происходит, и получила удар кулаком в скулу. Она упала на подушки, оглушённая, ошарашенная, сломленная накатившей болью. В голове зашумело, но юная леди всё равно попыталась прислушаться к тому, что творилось в спальне.
Трещала мебель. Звонко разбилась ваза. Слышались глухие удары неравной схватки и болезненные стоны Рикарда.
– Нет! – дрожащими губами выкрикнула Лорена. – Конрад, не надо!
Но высокий воин не слушал её. Он тащил за волосы голого Рика, сучащего ногами и вяло отмахивающегося. Таким ей запомнился Рейнер в последний раз, когда она видела его прежним.
Судя по звукам, Рейнер удалялся, собираясь выволочь бывшего друга из дома. Но что он собирается делать дальше? Обычно рыцари решали разногласия между собой на Кадано-Тан, но против Рейнера у Рика не было ни малейшего шанса. И когда Конрад убьёт его, он вернётся за своей невестой. Бывшей невестой.
И что тогда будет?
Лорена плакала, обхватив себя за плечи, и не зная, что ей делать. Она понимала, что виновата сама. Но ей хотелось верить, что она будет счастлива. И что она имеет право на настоящую любовь! Ей очень не хотелось умирать, но если так суждено, то она должна сделать это с достоинством. И если Конрад действительно убьёт их обоих, то любимые обязательно встретятся на небесах! Ведь так?..
Иначе же не может быть?..
К утру утихла гроза. Дождь прекратился, и сад за окном заволокло густым туманом. Рыдания юной леди прекратились. Она промыла лицо холодной водой. Расчесала волосы. Оделась в лучшее платье и навела макияж. Внутренне она была готова к неизбежности.
Ей удалось скрыть мешки под покрасневшими глазами и убрать излишнюю бледность с лица. Она сидела перед зеркалом, когда раздался оглушающий стук в дверь. Плечи женщины вздрогнули.
– Да? – спросила она, не повернув головы.
– Госпожа, – послышался за дверью голос слуги. – К вам судья Мертенс. По срочному делу.
Лорена удивлённо приподняла брови. Не трудно было понять, зачем Рейнер прислал судью. Чтобы расторгнуть помолвку. Значит, он не станет её убивать?.. Но что вообще известно Мертенсу? Сказал ли ему Конрад причину размолвки?
Юная леди готова была сгореть от стыда, понимая, что не переживёт огласки. И всё-таки она заставила себя подняться и в сопровождении верного слуги спуститься к гостю.
Толстячок Мертенс выглядел растерянным и не выспавшимся. При виде хозяйки дома он виновато улыбнулся.
– Леди Айли, мне очень жаль, что я побеспокоил вас в столь ранний час. Надеюсь, вы простите мне мою бестактность. Но я прибыл с очень важными и, увы, печальными новостями.
– Что вы, господин Мертенс, я ничуть на вас не сержусь, – изображая благосклонную улыбку, произнесла Лорена. – Вы всегда желанный гость в моём доме.
– Да, собственно, – замялся судья, – новости, которые я вам привёз, действительно очень печальные, и мне жаль омрачать ваш день. Но я вынужден сообщить, что сэр Конрад Рейнер попросил меня заняться вопросами официальной размолвки и отмены свадьбы. Мне, действительно, очень жаль, леди Айли! Он сказал, что по причинам срочного призыва в связи с подготовкой нового военного похода он не имеет права требовать от вас соблюдения определённых обязательств, которые накладывает ваша помолвка. Поскольку, он сказал, на войне он может погибнуть, и делать столь прекрасную девушку вдовой не имеет никакого морального права.
По мере того, как Мертенс говорил, Лорена чувствовала, как исчезают из груди щупальца страха, цепко сжимавшего трепетное сердце.
– Мне очень жаль, – повторил судья. – Мне трудно понять, отчего столь выдающийся рыцарь так не верит в собственную боевую удачу, но рискну предположить, что это связано с несчастной судьбой сэра Алаго.
– Что с ним?! – вскинулась Лорена, позабыв о необходимости выглядеть спокойной.
– Увы, это ещё одна печальная новость. Этой ночью ваш общий друг, сэр Рикард Алаго, покончил с собой, бросившись с обрыва. Его тело нашли на берегу. Он был полностью наг. Несчастный мальчик, должно быть, сошёл с ума. В его квартире, где он проживал последний год, обнаружили короткую записку, в которой было написано что-то вроде «Прощайте, всё кончено». Ах, бедный сэр Алаго!
Лорена прекрасно понимала, что Рикард никогда и ни за что не покончил бы с собой. Не такой это был человек. Рейнер просто сбросил его со скалы, объятый ненавистью и жаждой крови.
Перед глазами женщины всё поплыло. Колени подогнулись, и она едва не упала без сил на пол, но её успели поддержать слуга и гость.
– Ах, леди Айли, простите меня! Новости, и правда, ужасные!
– Крепитесь, госпожа, – мрачно проговорил верный слуга.
– Верно, вы должны крепиться, – поддержал его Мертенс. – Должны быть сильной!
Лорена судорожно вздохнула и медленно выпрямилась, взяв себя в руки.
– Я должна, – едва слышно согласилась она.

1515 год от Взора Господнего. Крам.
Трактир «Жареный гусь» являлся довольно популярным заведением. Просторный зал, обилие народа, весёлая музыка, песни, танцы, льющееся рекой пиво. За одним из столиков в центре зала сидели рядышком Маолис и местная красотка Джина. На столе дымилась нарезанная ароматными ломтиками жареная утка. В бокалах плескалось дорогое вино. Рука принца медленно поглаживала бедро женщины под столом.
– Мой ангел, я не могу передать всей радости, которая охватывает меня от одной только мысли, что я нахожусь так близко к тебе, – возбуждённо шептал он ей на ушко. – Моё сердце трепещет от твоей неземной красоты. Взгляд твоих очей оживил мою одинокую душу. Ты пахнешь летом. Кожа твоя как тончайший бархат. Стройностью ты не уступаешь лани. Ты королева, твоё место не здесь, а во дворце. Никогда ещё я не встречал столь идеальных созданий. Видит бог, ты рождена для роскоши и любви. Я готов упасть перед тобой на колени и молить о снисхождении…
Его опытная рука проникла меж её бёдер, доставляя женщине умопомрачительное блаженство. Она млела от его умелых ласк и его восторженных речей, и ей было плевать, скольким женщинам до неё Маолис плёл всю эту чушь. Наверняка, эта чушь срабатывала на других, раз прекрасно работает на ней.
– Милый, – томно шепнула Джина. – Ты получишь всё. Но не здесь и не сейчас. Будь терпелив, мой сладкий.
Принц смотрел на неё, придирчиво оценивая пухлый рот, большие глаза, округлое лицо. Джина явно привыкла сытно питаться, да и вниманием мужчин она явно была не обделена. Что ж, не самый худший выбор на одну ночь.
– Я сгораю от нетерпения, мой прекрасный цветок любви.
– Потерпи, – с улыбкой проговорила женщина, неохотно убирая его руку. – Сегодня такой хороший день. Давай насладимся им сполна.
Принц не стал возражать. Они утолили голод и выпили вина. Женщина заметно захмелела и бросала на своего нового знакомого томные взгляды.
– Милый.
– Да, мой ангел?
– Отгадай загадку. Что может быть у каждого?
– Хвост! – брякнул Маолис и тут же прикусил язык. Конечно, женщину ещё ждёт сюрприз этой ночью, когда она увидит демона обнажённым, но ей это даже понравится. Тем более что она к тому моменту будет совсем пьяной.
Джина заливисто рассмеялась, хлопнув принца по плечу.
– Твой смех подобен звону райских колокольчиков, – немедленно выдал очередную дежурную фразу Маолис, прекрасно зная, что женщины любят ушами. – Открой же мне тайну: каков же правильный ответ?
Отсмеявшись, женщина доверительно посмотрела мужчине в глаза.
– Праздник!
– Как остроумно, – скрыл своё разочарование гимериец. – А разве сегодня какой-то праздник?
– Как? Ты не знаешь? – искренне удивилась красотка. – Сегодня же праздник Взора Господнего!
– Это тот самый Взор, от которого мы ведём своё летоисчисление? – на всякий случай уточнил Маолис и удостоился радостного кивка. Улыбнувшись, принц склонился к уху женщины. – Мечта моя, а ты знаешь, что не было на самом деле никакого Взора?
– Разве? – округлила глаза Джина.
– О, да! Я слышал, что это была спекуляция ангелов. Якобы они решили обратить весь людской род себе на службу, а потому небесными заклинаниями вызвали эффект потустороннего взгляда, будто бы заглядывающего каждому в душу и оставляющего впечатление, что богу небезразличны наши скромные судьбы.
– Да ладно! – не поверила красотка, опять ощутив на своём бедре мужскую ладонь.
– Клянусь тебе, мой невинный идеал, эти ангелы явно не такие добряки, какими пытаются казаться…
Почему-то Джина нашла эти слова очень смешными, и она опять рассмеялась, откинув голову и открывая взору принца тонкую красивую шею. Маолис уже хотел запечатлеть на ней лёгкий и почти случайный поцелуй, но вовремя заметил какое-то оживление у входной двери. Там несколько инквизиторов о чём-то спрашивали краснолицых завсегдатаев. Демон обернулся. У входа на кухню стояли ещё двое инквизиторов. Трое монахов замерли перед уборной. Четверо как бы невзначай топтались у лестницы, ведущей на второй этаж. Вообще, в толпе он заметил до неприличия много монахов. И интуиция подсказывала демону, что они сюда пришли вовсе не отмечать светлый праздник.
Очень медленно демон поднялся и подхватил свой красный плащ со спинки стула. Его почти тут же заметили сразу несколько инквизиторов, скрестив на загнанной жертве хмурые взгляды. Маолис скосил взгляд: дальнее окно было распахнуто настежь, чтобы не было душно. И на пути к нему не имелось ни одного святоши.
– Взять! – расслышал демон в застольном гомоне чёткую команду. Подобравшись, Маолис приготовился бежать к двери. Вдруг его за руку ухватила наивная собеседница.
– Милый, ты куда? – капризно протянула Джина. Маолис резко отмахнулся от неё, и женщину отбросило на пол.
– С дороги, жалкая сучка! – прорычал принц и помчался к окну. За его спиной уже слышался грозный топот десятка ног. Заворчали выпивохи. Разбилась случайная тарелка. Кто-то вскрикнул, когда пробегавший мимо монах наступил на нечаянно подставленную ногу.
Маолис с разбега вылетел в окно, растянувшись в огромном прыжке. Коснулся ладонями мокрой мостовой, кувыркнулся через голову и взлетел на ноги. Поспешно накинул на плечи плащ и бросился в ближайший переулок. Он петлял между тёмными громадами домов, выбирая направление без всякой системы. Чутьё подсказывало ему, что инквизиторы всё ещё близко. И что лучше даже не пытаться использовать магию мгновенного перемещения. Далеко ведь не переместишься, а положение своё выдашь. Не хватало ещё вступить в бой, будучи полностью магически истощённым.
За очередным поворотом Маолис едва не столкнулся с высоким монахом в чёрной сутане. Монах был лыс, имел короткую аккуратную светлую бороду и вполне добродушный взгляд ясных синих глаз.
«Он всего один. Я справлюсь!»
Демон атаковал. Его ладони объяло яркое пламя. Не замахиваясь, принц ударил монаха по лицу. Вернее, попытался ударить. Его противник стремительно перехватил запястья демона и сжал с такой силой, что у Маолиса потемнело в глазах. Пламя вокруг ладоней погасло. Монах усмехнулся и мощный пинком отбросил демона к стене. Гимериец больно шмякнулся о кирпичную кладку и съехал на землю, испуганно глядя на оппонента.
– Ну привет, демон, – подходя ближе, сказал монах. – Маолис, не так ли?
– А ты кто? – хрипло поинтересовался принц.
– Брат Гентис. Я охочусь на таких, как ты.
– Тебе ещё не попадались такие, как я! – гневно выкрикнул демон.
– Возможно, – легко согласился боевой монах. – Твоя магия довольно сильна. Но против мастера Тэ-Кадано она неэффективна. Так что придётся тебе прогуляться со мной в одно интересное место. Там ты узнаешь много нового о своём теле и своей выносливости.
– Ну и скоты же вы, – выдохнул Маолис, постепенно успокаиваясь. – Эй, давай поступим проще. Я загадаю загадку. Отгадаешь – я пойду с тобой. Не отгадаешь – отпустишь. Интересно?
– Ну, – с любопытством прислушался инквизитор.
Демон широко осклабился.
– Что может быть у каждого?
– Бог, – не задумываясь, ответил Гентис и потянулся рукой схватить демона за волосы.
– Неправильно, – хмыкнул Маолис и всё-таки использовал заклинание телепортации. Его с трудом пропихнуло сквозь пространство, будто воздух рядом с монахом препятствовал этому перемещению. Выбросило демона уже где-то за городской чертой.
Вокруг высились огромные мачтовые сосны. В просветах тёмных туч были видны звёзды. Невдалеке вилась грязная дорога, уходящая дальним концов сторону города. Землю устилал мягкий влажный мох, на который и упал демон. Кожа принца нагрелась и болела. В груди родился странный холод. Конечности свело судорогой. Но всё-таки Маолис знал, что смог оторваться от преследования.
Вот ведь проклятые святоши! Как они нашли его? Что им от него надо? Кто их подослал? И следует ли теперь попросить помощи у Рейнера?
Поразмыслив, демон решил всё-таки отправиться в новую столицу Малавии и поговорить со своим могущественным покровителем. Пусть Рейнер злится, пусть отчитывает, пусть поучает. Это не важно. Главное, чтобы помог избавиться от назойливого взгляда Церкви.

***

Пассажирский дилижанс неспешно ехал по улицам Крама в сторону окраины. Внутри было всего двое пассажиров, щедро заплативших возницам за то, чтобы их больше никто не беспокоил. Из окошка выглянул Филипп Северн, привлечённый шумом на улице. Из большого, ярко освещённого трактира высыпала толпа алкоголиков, ведущая неравный бой с мрачной группой инквизиторов. Пока боевые монахи явно побеждали, хоть их и было меньше.
– Интересно у вас отмечают священные праздники, – прокомментировала это зрелище принцесса, выглядывая из-за плеча юноши.
– В преисподней тоже ведут летоисчисление от Взора Господнего? – откинувшись на спинку удобного диванчика, поинтересовался рыцарь.
– Нет, конечно, – с деланным возмущением ответила Эми. – Мы ведём счёт годам от основания Алтаря.
– Что за Алтарь?
– Алтарь богам мира Осколков, разумеется. Архитекторам преисподней и родоначальникам демонической цивилизации.
Филипп хмыкнул.
– Никакие они не боги.
– Это вы так думаете, – хитро улыбнулась Эми и прильнула к сильному плечу своего спутника. Ухватилась за его ладонь двумя руками. – А ну дай сюда! – Принцесса с увлечением исследовала его ладонь и каждый палец, не замечая усмешки юноши. – Кто придумал, что нельзя держаться за руки? Глупые человеки!
Юный Северн вздохнул и посерьёзнел.
– Ты точно решила не дожидаться Аниона? Мы ещё можем вернуться.
– Потом вернёмся. Сейчас в Тельене собрались все пять регентов, а это отличный шанс всё им рассказать. Только нужно это как-то сделать так, чтобы разговор прошёл не в присутствии Рейнера. А когда закончим, сможем вернуться в Крам и побеседовать с тем титаном.
– Думаешь, ему можно доверять?
Девушка лишь пожала плечами, ничего не ответив.
– Ладно, – решил Филипп. – Давай тогда попробуем подготовиться к разговору с регентами. Итак, что нам известно? Что Ото был уничтожен оружием эфирных богов.
– Никто никогда не видел это оружие, – вполне резонно возразила Эми, взяв на себя роль неуступчивых регентов.
– Если что, мы можем попросить Аниона поручиться в этом.
– И титан скажет им, что столица Малавии была уничтожена оружием титанов, но при этом сами титаны ни при чём. Очаровательно.
Филипп хмыкнул.
– Да. Но Рейнс видел, что именно Рейнер привёз меч в королевский дворец.
– Ничего он не видел. Это лишь его предположение, а предположения не могут служить доказательствами.
– Тогда почему Рейнер просил леди Айли не приезжать в столицу? Он явно знал, что Ото обречён.
– Он вполне мог думать, что на короля действительно готовится покушение, – зевнула Эми, щекоча ноготками внутреннюю сторону ладони юноши.
– Тогда он должен был остаться в столице, чтобы предотвратить покушение. И ты забываешь ещё один факт: он не значится в списках выживших. Он не хотел, чтобы кто-то знал о том, что он был в столице в тот день.
– Если его не было в столице в момент катастрофы, то он и не может быть причислен к выжившим. Предотвращением покушения на короля должна заниматься городская стража. У тебя ещё остались доводы в пользу виновности регента Рейнера?
Рыцарь покачал головой.
– С тобой трудно спорить, – вынужден был признать он.
– Ещё бы, – нисколько не удивилась девушка. – И всё-таки в этой истории слишком много совпадений, которые не могут быть случайными. Наш шанс заключается в том, что регенты готовы загрызть друг дружку ради власти. Это умные люди, и они наверняка вцепятся в эту возможность, чтобы допросить Рейнера. А дальше – два пути. Либо они докажут его виновность, и тогда наша миссия будет выполнена. Либо они объявят тебя козлом отпущения, и тогда Рейнер вызовет тебя на Кадано-Тан. У тебя появится возможность собственными руками прервать его бренное существование.
Юноша издал нервный смешок.
– Да он же из меня котлету сделает!
– Не сделает. Ты ведь владеешь смертельным прикосновением. С этой техникой ты непобедим.
– Это далеко не так, – глухо проговорил Филипп и задумчиво уставился в окно. Его одолевали нехорошие предчувствия. И будущее страшило его. Он боялся встречи с регентами. Боялся оказаться прав. Ведь тогда человек, которого он знал с детства и которого уважал его отец, действительно окажется самым страшным преступником в истории. А ещё Филипп боялся того дня, когда его пусти с Эми разойдутся. Он слишком привязался к ней и уже не представлял, что будет делать, когда окажется один.
Да и принцесса, кажется, не хотела расставаться. А то, с каким теплом она произносила «мой рыцарь», каждый раз заставляло сердце юноши биться быстрей.
Любовь ли это? Он не знал. Или знал, но боялся признаться самому себе.
У них не могло быть общего будущего. Но каждому было нужно именно это. Как бы горько это не звучало.
А миг разлуки с каждым днём всё неумолимей приближался.
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль№739 limonio v.s. Stanislav3001 (проза - фэнтези)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz