Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Диана  
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №762 (Volchek vs Ingeborga) (Проза (В поисках))
Дуэль №762 (Volchek vs Ingeborga)
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1885
Репутация: 2392
Наград: 62
Замечания : 0%
# 1 22.03.2021 в 18:44
Доброго времени суток, дорогие товарищи сайтовчане!

Не пропустите!

Дуэлянты:  Volchek vs Ingeborga
Форма: проза
Жанр: мистика
Тема: В поисках...
Авторство: анонимное
Срок сдачи работ: до 03.04.21 включительно
Голосование: до 15.04.21 включительно
Тип голосования: аргументированное, количественное
Жду работы у себя на почте: german.christina2703@gmail.com

Удачи!

Флуд запрещён.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1885
Репутация: 2392
Наград: 62
Замечания : 0%
# 2 02.04.2021 в 23:58
Предоставлена отсрочка до 04.04.21!
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1885
Репутация: 2392
Наград: 62
Замечания : 0%
# 3 03.04.2021 в 19:34
Текст удалён по просьбе автора.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1885
Репутация: 2392
Наград: 62
Замечания : 0%
# 4 03.04.2021 в 19:57
ТЕПЛО, КОТОРОЕ ВСЕГДА В ТЕБЕ

1


Лика была мертва. Живые так не смотрят. Глаза, обрамлённые потёкшей косметикой, распахнуты в каком-то ахуении перед смертью, а рот приоткрыт.
Серые волны точили отмель. Моторка лежала боком. Черный от ила и плесени борт испещрён мелкими дырками. Края были рваные, загнутые во внутрь. 
На губу Лики села муха, чтобы отложить личинок. Выживший прогнал рукой. Муха отлетела, а через пару часов умерла в объятьях росянки.
Блики на воде казались вспышками десятков тысяч фотокамер. Розовые, жёлтые, серебряные. Один застынет, начнёт мерцать как переменная звезда, а потом умрёт, уступит место другому. В жирном воздухе парят светящиеся частички семян и пушинок. Странный голос еле различим. Разве у солнечного света есть голос? Нет, это его собственный. 
Выживший поцеловал Лику в губы. Он давно хотел, но не знал как. Этот поцелуй стал первым и последним. Самый бессмысленный и странный поцелуй на планете Земля. Выживший подумал, что тоже скоро умрёт.
- Не время.
Помнил, как швырнуло из лодки, а дальше провал и могильная чернота. Головную боль логично объяснить, что треснулся головой о борт. Судя по солнцу вырубило не на долго. Ощупав темя, нашёл крупную шишку. Крови не было, на руке осталась липкая грязь, пахла водорослями и дохлой рыбой.  А ещё пахло Ликой. Вернее, её духами.
На том берегу чернел редкий сосновый бор. Просматривалось поле. Или луг, хз. Броситься в воду и плыть триста метров не вариант. Идти нужно в плавни. Там росли величественные ивы, они торчали из воды, словно мангры. Плавающие острова из травы и тины образовали плотную кромку, но Выживший знал, что берега нет, сплошное болото. В тех дебрях укрыться проще, врядли они сунутся следом. 
- Тоже выбрал не самый простой путь, - сказал Мозг голосом Амундсена, - не прогадал, победил, и не помер, как Роберт Скот.
- Прав, - сказал Выживший, - я всегда прав.
Спохватился. Ни рюкзака ни карабина. Скорее всего утонули. Выживший осмотрел отмель, залез в воду, несколько раз нырял и нашел на дне рюкзак Лики. Там были и припасы и фляга. Смешной девчоночий компас розового цвета. Безнадёжно промокшие пачка сигарет «кент» и спички. А ведь говорил ей: «ложи спички в пакет». Она пропустила мимо ушей. Дура. Хотя, говорят, о мёртвых плохо нельзя.
В кармане сохранился мобильный телефон, но сколько не пытался Выживший его включить, всё бестолку. Плюнул: не о том думаешь. Нужно валить, и чем быстрее тем лучше.
Он снял берцы и подвязал шнурками к стропе рюкзака Лики. Бросил это дело на плечи, штаны закатал выше колен и пошёл в воду. Было неглубоко, ноги вязли в иле, дурные мысли о гадюках атаковали мозг. Выживший отломал палку и прощупывал дно, стараясь наделать много шуму, предупредить гадкую живность, что он идёт и назад отступать не собирается.
Помня спутниковую карту, знал: плавни должны упереться в верховое болото. Но лабиринту не было ни края ни конца. Здесь темно и душно. Несло тухлыми яйцами. Палка не раз уходила в грязевые ямы и мочажины, однажды сам ухнул по пояс, и, если бы не корявая ива, за которую он зацепился, поминай как звали.
Розовый компас Лики блестел в руке. На севере километрах в восьми через болото должна проходить туристическая экотропа. Он твёрдо решил добраться до захода солнца.
Мелело, ивовая сельва расступилась. Выживший ступил на мягкую подушку из сфагнума. Кочки стали пружинить, трава щекотала ноги. Напялил берцы, ринулся в заросли карликовых сосен с удвоенным рвением, останавливаясь, чтобы сбить пот с лица, да собрать и бросить в рот пригоршню перезревшей клюквы.
Чем дальше Выживший углублялся в верховое болото, тем чаще стали попадаться заросли багульника. От запаха эфирного масла раскалывалась голова. Стараясь обходить заросли по азимуту, Выживший начал петлять, терял силы. Останавливаться нельзя. Брёл на последнем издыхании, пака на горизонте не показалась тёмная полоска леса.
Методом визирования пытался определить расстояние до деревьев.
- Средняя скорость хода по болоту не превышает полтора километра в час, - сказал Фон Нейман, - но, учитывая длину твоих ног, можем смело увеличить цифру на два.
- Значит, - ответил Выживший,  - есть пятнадцать минут форы.
Упал в тень. Снял тяжёлый и мокрый рюкзак. Пятнистую камуфляжную куртку бросил на ветку, пусть сохнет. Но ветра не было. Мысли концентрировались на мрачном будущем. Ведь болота по сути - гигантский радиатор, стоит солнцу зайти за горизонт, и накроет ледяной ад. Частицы влаги в густом насыщенном воздухе усилят холод.
- Не думай, - сказал Выживший и глотнул из фляги.
Расстегнул рюкзак: перебрал пакеты китайской лапши, всякие мелочи – губная помада, тюбик тонального крема и пустой репеллент от клещей. Последнее, что напоминало о Лике. Мысли о ней нужно выбросить прочь.
Палец сдавил боковину мобильного телефона. Ничего. Тёмное зеркало отразило грязную рожу, похожую на лик призрака. Одна надежда найти экотропу. Там должны быть оборудованные для ночевки места, туристы любят оставить припасы, воду и спички. Шансов мало. Благо выйти на хоть какую-нить дорогу, по которой можно идти всю ночь, чтобы как-то согреться.
- Нет-нет. – Сказал Беар Грилз, - Мыслить о холоде, равно, что мыслить о Лике. Нам это не нужно.
Выживший схватил палку и бросил на неё куртку. Встал и пошёл, будто знаменосец с флагом. Хорошо, насекомых почти не было, случись летом, его бы съели заживо.
Над ухом раздался шепот. Что-то невнятное, обрывистое. Явно не относящееся к воображаемым помощникам. Какой-то странный детский голос. Осмотрелся. Рыжие кроны карликовых сосен блестели на солнце. В розовых капельках росянки умирала муха. Странные отражения мерцали в рытвине, заполненной тёмной водой. Тишина, словно перед падением астероида. Кто знает какие духи бродят средь болот и перешептываются друг с другом.
- Наваждение, - прошептал Выживший.
Скоро деревья закончились, оказался на краю болотного луговища. Луговище упиралось в урочище из берёз и рослых, «нормальных» сосен. Выживший прикусил губу. То, что принял за лес, оказалось островом среди бескрайней бездны.
- Даже не думай.
Он собрал остатки сил в кулак. Ринулся к урочищу напрямую, приметив изрытую кабаньими следами тропу. Почва под ногами пружинила. Как батут. Казалось, оттолкнись как следует и взмоешь в небо словно птица. А ещё казалось, что сделаешь шаг и провалишься в бездонные глубины земли. Нет, нифига. Если кабан, что весит двести килограммов, прошел, то и я пройду.
Как приятно было выйти на твёрдую землю.

2


Двигаясь по лесу, вышел на берег круглого озера. Глаз болота, обрамлённый ресницами редколесья. Бессмысленная и тихая торфяная бездонка метров сто в диаметре. Нашелся более-менее сухой берег с удобным выходом к воде. И заваленное шильником, сильно обомшелое кострище.
Алые пятна заката вспыхивали в стене из сосен. Выживший бросил рюкзак, почесал виски. Либо сбился с пути, либо неправильно оценил расстояние на карте. Нужно придумать, как развести огонь. Он ещё раз обшарил рюкзак Лики.
- Да что б тебя.
Кинул в сторону. Вдруг заметил движение на том берегу. Из леса вышла девушка в ярко розовом платье. Остановилась у воды, смотрела в даль. Сердце Выжившего ёкнуло, повисло на ниточке: люди. Здесь есть люди. Он замычал, стал махать руками, наконец набрал в рот достаточно воздуха и крикнул. Но девушка в розовом платье не бросила даже взгляда в его сторону. Нарвала желтых ирисов и скрылась в чаще.
Выживший почесал затылок. Может, глухая? Акустика в урочище как в цирке. Дурак, подумал он тяжело. Готов был проклясть себя. Наверное, выглядит он как чёрт: грязный, лохматый. Стыдно, не подумал сразу, что может напугать девушку только видом.
Вероятно, размышлял Выживший глядя, как по озеру плывёт змея, неподалёку туристы разбили лагерь. Это главное. Слава богу. Он подошёл к воде, тщательно умылся и вышел на поиск людей.
Сердце бухало, когда стал продираться сквозь заросли, пытаясь обойти озеро. Молодые берёзы росли густо, в кустах кишела живность, из-под ног выпорхнула дикая птица, так резко и неожиданно, что Выживший схватился за нож. 
Под ногами вновь стала пружинить земля. Оказавшись на том берегу, где видел девушку, по колено увяз в трясине. Схватился за дерево, чуть лёгкое не выплюнул. Крикнул:
- Кто-нибудь! Помогите! Я здесь!
Ответило эхо. Над хлипкими берёзами поднялся густой розовый туман. Насыщенный и плотный, будто дым стадионного фаера. Выстрелил последний солнечный луч, похожий на вспышку лазера. Темнело.
Выживший сжал кулаки. Показалось? Надышался багульником? А кто знает, чем ещё можно надышаться в болоте. А шишка на голове – что если? Не о том думаешь.
Вернулся. Куртка так и не высохла полностью. Кутался в мокрое. А могильный холод наступал с яростью. Без огня рискует не дожить до рассвета. Нащупал в кармане мобильный телефон. Попытки включить были тщетными. От злобы подумал швырнуть телефон в озеро, но осёкся. В голову пришла отчаянная идея.
Он собрал бересты, ножом превратил пару веток в щепки. Из рюкзака достал пачку Ликиных сигарет «кент» и вытянул фольгу, отрезал ножом полоску. Делал на автомате, как робот. Мозг вошёл в режим автономной работы, Выживший ему не мешал.
Мозг изъял из телефона батарею, повертел в руке Выжившего.
- Мы больше не атеисты, друг, - сказал Мозг, - помнишь ту молитву, которой учила бабушка?
- Нет, - прошептал Выживший, - не знаю ни одной. 
- Хреново, - заметил Мозг.
Соединил оба контакта концами полоски. Фольга лишь немного нагрелась.
- Чёрт бы тебя подрал, - крикнул Выживший, - хотя бы раз в жизни помоги нам, если ты есть. Нет?  Ну и пошёл ты нахер, патлатый ублюдок. Пошёл нахер! 
Над водой разнеслось эхо. В тёмную глубину нырнула жаба. Выживший плюнул. Соберись, мразь. Наверное в батареях стоит защита от короткого замыкания.
- Думаешь о том же? – спросил Мозг.
- Ага, - ответил Выживший, - сделаем полоски тоньше и длиннее. В два раза.
Отрезал четыре полоски, скрутил так, что получились две рослые. Поднёс батарею к щепкам и бересте, и, перед тем как замкнуть цепь, показал небу неприличную комбинацию пальцев.
- Науки яркий свет, доказал, что бога нет, - отрезал Выживший.
Вспышка пламени рассекла мрак. Фольга обожгла грязные пальцы, бросил её на бересту, и та вспыхнула. Судорожно Выживший стал подкармливать новорожденное пламя щепочками, шильничком, иголочками. Сердце тёрлось о рёбра, мяукало. Выживший крикнул небу:
- Выкуси! Выкуси с-сука! Выкуси, мразь!
Рассмеялся. Собирал дрова и смеялся, рёв грохотал. Пламя стало большим и сильным. А пака Выживший смеялся, мозг уже продумывал стратегию, строил планы, резал ножом берёзку, перебил об колено, стал раскладывать поленья столбиком, на подобие скандинавской свечи.
Стемнело. Мозг заботливо нарвал травы, сделал для хозяина лежанку. Трусы, берцы и куртка сохли над огнём. Выживший остался только в майке и штанах, голову замотал бафом, стремался, как бы в ухо не заполз лосиный клещ. 
Глаза привыкли к темноте. И темнота привыкла к Выжившему. Робко стала раскрывать свои тайны. Туман рассеялся. Небесный купол озарился блеском сотен тысяч звёзд. Выживший никогда не видел такого чистого и яркого неба. Искренне жалел, что не знает ни имён звёзд, ни созвездий. Жалел, что он не художник и не поэт.
Силы оставили. Было тихо, как в сурдокамере. Даже костёр потрескивал тихо, словно опасался тревожить дикую темноту. Глаза Выжившего сомкнулись. Был готов провалиться в пучину сна без сновидений, как позади хрустнуло. Один раз. И сразу второй.
Подскочил. В руке блестел нож. Выдохнул: редко звери подходят к огню. Хотя людей не боятся. Встретить вепря, или, чего хуже, бешенного волка, совсем не хотелось. 
Крикнул, чтобы отпугнуть, навострил ухо: тишина. Глубокая и обманчивая. Выжившего обдало холодом. Ясно и четко, каждой клеточкой тела, он почувствовал, что рядом, по ту сторону костра, кто-то есть.
- Кто здесь? – обернулся Выживший, взяла оторопь. Там сидела девушка в розовом платье чуть ниже колен. В свете костра блестели лакированные туфли. Выживший сглотнул желчь и та застряла в горле
Незнакомка повернула голову. Огонь выхватил из мрака лицо с приятными чертами. Девушка смахнула прядь волнистых русых волос, изрекла нежно, по-детски:
 - Прости. Не хотела испугать. Думала, крепко спишь.
Выживший убрал нож. Зубы стучали. Не мог понять – от ужаса, радости… страха? Или всё же от холода.
- Можно, погреюсь у твоего костра? – продолжала девушка, - ночь выдалась холодная. Но если ты против, уйду.
Она встала, педантично расправила краешек платья. Выжившего еле хватило на пригласительный жест. Девушка подошла и аккуратно села на ворох травы, поджав колени к подбородку. Выживший проглотил ком, застрявший в горле, осторожно тронул её плечо.
- Настоящая?
- Прости, что-то не так? 
В груди разорвалась бомба, стал тараторить взволнованно:
- Думал, ты привиделась. Ну, знаешь. Думал… думал, надышался разным. Ну, понимаешь, тут. На болоте. А вечером, когда тебя на берегу заметил, ну знаешь, как бы сказать? Орал из-за всех сил. Понимаешь… понимаешь, я правда подумал, что, чёрт подери мне, того. Ну, того. Померещилось, блин. 
Девушка в розовом прислонила к губам указательный палец. Ладонью коснулась его щеки. Выживший ощутил дрожь прикосновения. Из глаза предательски вытекла и покатилась слеза. Он смахнул. Смутился. Стало неловко и стыдно.
- Я ведь кричал тебе, искал тебя. Думал, что напугал, подумал, что… подумал, знаешь…
Он взял её ладонь, горячо сжал. Говорить. Наконец-то с кем-то говорить. Она смотрела ровно и, казалось, слушала внимательно.
- …ты ведь не одна? То есть… как? Прости… ну, понимаешь… ты заблудилась? Тебе наверное страшно? Как далеко ваш лагерь? Ну, в смысле примерно где вы остановились, как ты потерялась? Я… мне очень нужна помощь… 
- Слышала, как ты кричал.
- Испугалась? Дурак я! Так обрадовался, знаешь, не подумал. Представляю, как выглядело со стороны. Наверное, ты приняла меня за дикое животное.
- Есть немного, - улыбнулась девушка в розовом.
- Да-да… не поспоришь. Вы приехали на машине? На болотоходе? Пешком? Ты хочешь пить? У тебя есть мобильный телефон? Мой окончательно сдох. 
- Гм, дружище, можно тебя на пару слов? - Тихо попросил Мозг.
- Отвали, - брякнул Выживший, осёкся, - это не тебе, прости ради бога. 
- Мне стало холодно. Мне и сейчас холодно.
Выживший снял с ветки камуфляжную куртку, укрыл её плечи. Она посмотрела с благодарностью. Секунду разглядывал её. Платье было чистым, ни пятнышка, лакированные туфли на высоком каблуке блестели, словно только что сошли с полки магазина. С ней было что-то не так, волна тревоги пробежала по спине, но не мог оторвать он глаз от пристального взгляда. 
- Мне… сильно, очень, очень нужна помощь, - признался Выживший, - со мной случилась неприятность… нет, с-случилось нечто ужасное, понимаешь? Нужно, чтобы ты провела меня в свой лагерь, у тебя есть… может быть завтра… зато смог развести огонь… я бы замёрз, ей богу… хорошо, что куртка, а это… не обращай внимание, ну ты понимаешь надеюсь, я… прости, я просто так рад, что могу с кем-то поговорить…  но я… я немного не понимаю, ты можешь…
Прислонила палец к губам, сказала тихо:
- Хочешь, я посплю рядом с тобой? – она придвинулась ближе, добавила, - ты обнимешь меня, и будет намного теплее.
Девушка в розовом легла спиной к огню, и рукой поманила Выжившего. Он почуял запах её духов, не резкий и не ядерный, а сильный и богатый. Обнял её, та прижалась сильно, как железная руда к магниту. Выживший чувствовал, как бьётся её маленькое слабое сердце. Передалось странное, приятное тепло и стало разливаться по телу, точно горячая жидкость.
- Хочу только… хочу… можно спросить?
Она прижалась сильнее, зубы её начали стучать:
- Крепче. Обними крепче. Пожалуйста, - она повернула голову, коснулась носом его щеки. Дыхание её было прерывистое. Девушка в розовом чуть отпрянула и посмотрела в глаза.
- Хочешь трахнуть меня?
- Да, чёрт возьми, - выпалил Выживший и поцеловал её в губы. 

3


Из дремы вырвал холод. Огонь потух, тлело суковатое полено. Ныла спина. Хуже того – болела поясница. Девушки простыл след. Выживший крикнул. Плотная стена тумана растворила голос и сожрала эхо.
Погладил небритый подбородок и глотнул из фляги. Чувствовал себя настолько плохо, насколько может ощущать себя заядлый пьяница на утро. Хотел позвать – мало ли, по каким делам отлучилась, но закусил губу до крови. Так и не узнал её имени. Подожду, твёрдо решил он. Не могла ведь она присниться: майка знатно пропиталась запахом женских духов.
Проснулась и стала отсчитывать время кукушка. Серая утка подкрякивала из дикой ежевики. Так зычно и мерзко, словно материлась деревенская бабка.
Он собрал палок и шильника, разбудил уснувшее пламя. Время шло. Вспомнил о пачке Ликиных сигарет. Выпотрошил и подсушил у костра табак. Самокрутка получилась крепкая, но тянулась плохо, Выживший кашлял.
- Скажи, дружище, - спросил Мозг, - кто в здравом уме будет разгуливать по болоту в туфлях и платье?
- На что намекаешь? Ты - мозг. А мозг должен быть рациональным. Кто знает, может она не туристка. Согласен. Допустим, актриса и потеряла съёмочную группу? В такой глуши любят, знаешь ли, снимать клипы всякие там исполнители фолька. И вообще, почему я сам должен об этом думать? Это твоя работа!
- Она не придёт, дружище. Хватит бредить. Что касается запаха духов, то это духи Лики. 
- Брось. – Выживший обжёг палец окурком, бросил в костёр – хотя понимаю, что могло привидится.
- Надеюсь, что да, - сказал Мозг.
- Что значит «надеешься», сука?
Мозг промолчал. Выживший достал телефон. Вставил батарею, сжал пуск. Ничего.
- Так, или иначе, - сказал он, - найду этих людей, кем бы они не были.
Над лесом поднялось солнце. Лучи рассеяли туман. Выживший перекусил тем, что нашел в Ликином рюкзаке, и, сверившись с розовым компасом, двинулся на север. «Не найду людей, так хотя бы выйду на экотропу», думал он.
И снова верховое болото. Теперь старался идти осторожнее, тише. Прислушивался: не раздастся ли где-нибудь шум двигателя, человеческий голос. Но тишина стояла космическая, изредка над ухом могло что-то прожужжать, и только.
Через два часа Выживший наткнулся на старую колею от квадроцикла. В груди отлегло. Хоть было понятно, что не пользовались дорогой лет десять. Плевать. Есть дорога – есть направление.
Солнце стало шпарить во всю. Боясь перегреться, Выживший снял куртку и повязал рукавами на поясе. Пот стекал по лбу и щекам, застилал глаза. Идти трудно. Во многих местах колея залита рыжей водой. Канавы и мочажины обходил перелеском. Продирался сквозь заросли жутковатых растений, названий которых не знал.
После полудня облака зашторили небо. Вернулась дымка. Колея стала немного сворачивать на восток, и фиг с ним.
Километр сменялся километром, а болоту не было конца и края. Дорога растворялась в кочкарнике и кустах. С обоих сторон сжимались и разжимались клещи редколесья.
На привале Выжившего стали посещать дурные мысли. Правильно ли решил уйти по левому берегу? Не переоценил силы и возможности организма? Ведь знал, что места не исследованы толком. Слышал ли Выживший, что кто-то когда-то умудрялся ходить от реки до экотропы, проходящей сквозь самое большое болото Европы? Эти мысли копошились в голове как черви. Мозг охотно позволял им грызть себя, покусывать:
- И солнышка не видно. Кто знает, когда начнёт темнеть?
- Заткнись, - Выживший кинул рюкзак на плечи, взял палку. 
- Вчера свезло, - бормотал Мозг, - нашли сухой остров. Хотя больше походил на атолл средь Тихого океана. Как тебе мысль провести ночь в торфяной луже? Хватит ли нам фольги, чтобы развести костёр? Ну, один разведём. А дальше?
- Можно носить костёр с собой, если найти трутовик, - отрезал Выживший.
- О! Дружище. Не смеши мои тапки. Нет… сгинем здесь. Помяни уж моё слово. Одно плохо. Ты это… с боженькой зря поссорился. Ублюдком патлатым назвал. Не хорошо. Ох, не хорошо…
Выживший нагнулся, собрал немного клюквы, буркнул:
- Да пошёл ты.
- Я то пойду, - согласился Мозг, - мне-то ничего не будет. Ведь просто кусок мяса, орган. Хоть и главный, не суть. А вот душа твоя чёрная не хрен собачий. Лику зря бросил на корм птицам. Не хорошо. Не по-христиански. Тело земле нужно придать.
Прожужжало. Не насекомое. Что-то в кармане. Выживший достал мобильник. На экране горела заставка фирмы «самсунг». Всплывшее окошко требовало ввести пин-код. Палец коснулся экрана и застыл.
На горизонте показались макушки нормальных деревьев. Больше всего на свете Выживший хотел вновь оказаться в сухом лесу. Пусть диком. Пусть с хмызнеком и буреломами. Кабанами и волками. Чертями и лешими – пофигу. Поэтому при виде стройных высоких сосен и берёз, надежда обдала теплом, Мозг успокоился, затих на время. Выживший ускорил шаг. Через час ноги ступили на твёрдую землю устланную валежником и пожухлой листвой. Прошёл он метров тридцать и упёрся в круглое озеро и свежее кострище, в котором ещё дымились тёплые угли.

4


Выживший постучал пальцем по компасу. Стрелка дернулась. Направил в другую сторону. Стрелка лениво стала поворачиваться, и вдруг взбесилась. Стала крутиться со скоростью колеса гоночного кара. Замерла. Раздался слабый треск, как у перезревшего арбуза. Стекло перечеркнула трещина.
Он примял траву, чесал затылок.
- Как так вышло?
- Забей, - сказал Мозг, - давай расслабимся, дружище. Передохнём. Водички отведаем. Скрутим самокруточку. М… О, а может подрочим?
- Выходит, навернул круг, - размышлял Выживший, - почему компас вышел из строя? А если рядом открытое месторождение руды? В болотах полно бурого железняка. Вопрос в том, могло ли это как-то повлиять на работу прибора? Или он был сломан изначально?
- Что ты на меня смотришь? - спросил Мозг, - я те не википедия, хз…
Продолжать шляться по болоту не мог. Принял решение восстановить костёр, остаться в урочище на вторую ночь.
Собирая дрова, обнаружил близ лежанки кучу свежих лосиных следов. Бросив в сторону охапку палок, присел и пригляделся получше. Нет-нет. Был слишком опытным, чтобы не знать, как выглядит отпечаток лапы сохатого. А эти следы не знакомы. По глубине следа годно сказать, что гуляло нечто не менее крупное и тяжелое чем лось. Это подстегнуло развести огонь быстрее.
Валежник у костра тщательно расчистил, притащил два поваленных дерева и обозначил ими границы убежища. По крайней мере так психологически комфортнее.
Еда в рюкзаке кончалась. Ужинать решил китайской лапшей. Лика её обожала. Навернул всухомятку, как чипсы. Запил последними остатками чистой воды из фляги. Скоро придётся пить болотную. Благо в рюкзаке нашел пару обеззараживающих таблеток.
А толку? Плохие мысли вернулись. Дыхание прервалось, ощутил боль в сердце, острую, словно гладиусом прошило. Подумал, что инфаркт, что умрёт. Боль отступила, растаяла. Голова правда кружилась. Взгляд упёрся в рюкзак. Тупил. На этом фоне нормальной и спокойной показалась мысль: «никогда не выберусь отсюда. Подохну как слабая и тупая Лика».
- Прав, Дружище, - отозвался Мозг. – Болота непроходимы.
- Тогда подожгу лес к едрени матери, - произнёс он вслух, - дым заметят. Отправят дроны МЧС.
- Скорее ты привлечешь тех, кто превратил твою лодку в решето! – отрезал Мозг, вдруг затих.
За спиной раздался тихий женский голос:
- Ты, что такое удумал?..
Выживший обернулся. Девушка в розовом платье ярким факелом мелькала на фоне тёмно-зелёных кустов. Смотрела из-под бровей жестко и надуманно. Поджала губу, хмурилась, словно ребёнок. Выживший встал и попятился. Девушка в розовом высокомерно вздёрнула подбородок, покачала головой, как бы разминая уставшую шею.
- Ты не заблудившаяся туристка, - пробормотал Выживший тихо, - чего ты хочешь?
Незнакомка в розовом бросила взгляд в небо, сказала:
- Вчера я спасла тебе жизнь. Значит, теперь ты мне должен. 
Преодолеть страх и панику Выжившему помогло воспоминание мема из ютуба: «да что ты, чёрт возьми, такое несёшь?». Она скрестила руки на груди, смотрела требовательно, чуть наклонив голову на бок. В этом жесте Выживший уловил что-то звериное. Так смотрят волки, готовые схватить неосторожную добычу.
- Кто ты? Чего ты хочешь?
Она щелкнула пальцами, кивнула:
- Вот. Вот оно. Верно. Годный вопрос, - сделала пару шагов навстречу, Выживший отступил.
- Не надо…
- Не бойся. Не сжигай мой дом. Я хочу, чтобы ты остался со мной. Разве нам не было хорошо вместе?
- Твой дом? Ты… спятила?
- Нет, дружище, это по ходу ты спятил, - сказал Мозг.
- Заткнись. А ты, - он сказал девушке, - стой, где стоишь. И не двигайся! 
Выхватил нож. Ткнул в сторону незнакомки:
- Значит, вот. Ты просто плод моей фантазии, ясно?
- Ты же не поранишь меня, правда? 
- Закрой рот. Ты – глюк. Понятно?
- Не обижай меня, пожалуйста.
- Я сильно ударился головой, когда вышвырнуло из лодки. Да-да-да. Очень сильно. Факт. Сотрясение? Возможно. Нанюхался багульника, и чёрт знает, чего ещё. Возможно… логично, рационально, конструктивно…
- Зачем? Прекрати, умоляю. 
- Прочь. Прочь из моей головы, тварь. Изыйди.
Девушка в розовом прикусила губу.
- Хорошо, - прошептала она и ладони безоружно показала, - будь по твоему.
Выживший опустил нож, руки дрожали. Девушка в розовом скрылась в зарослях. Разгоралось пламя. Хотелось курить. Одна из сигарет казалась целой: просушил над огнём, попробовал и закашлялся. Выплюнул слизь с кровью. Кашлянул ещё раз: из-за рта полетели темные брызги. 
Он провёл пальцем по губам, ощупал на предмет порезов, царапин. Нет. И дёсны не болели, не могли. Зубы на месте. Вспомнил, как утром болела поясница. Мурашки прошли по коже, волосы на руках встали дыбом. Судорожно снял куртку и майку, ощупал бок – под рёбрами вздулся огромный синяк. А приступ с дыханием. Не паническая атака? Нет. Что-то начало отказывать в организме, что же? Я не гребанный врач. Может быть, что угодно. От слова совсем.
Небо тем временем потемнело. Поднялся ветер, возмутил спокойные воды озера. Неожиданно, как в тропиках, ухнула ледяная стена дождя. 
Выживший бросился спасать костёр. Отломал длинных палок от поваленной берёзы, пытался прикопать возле костра, чтобы скрафтить временный тент из куртки. Но палка сломалась, куртка угодила в огонь.
Ливень усилился. Выживший осатанело бегал туда-сюда, не понимая, что делает. Палки-ветки. Ветки-палки. Зачем? Какого чёрта. Наконец, Выживший обессилил. Навалилась тяжелая слабость. Согнувшись в три погибели он ладонями укрыл гибнущее пламя.
- Не умирай, друг, - Выживший стал обращаться к огню, словно к живому существу, - не умирай, не дохни, умоляю. 
Почему-то Выживший помыслил, что у огня есть имя. И это имя – Олег. 
- Олег, сука, не умирай! Не покидай меня, дружище!
Но Олег обжег мозолистые пальцы Выжившего. И потух навсегда.
Крупные капли падали как снаряды пикирующего бомбардировщика. Горячая зола шипела. Шум и грохот резал привыкшие к тишине и спокойствию уши.
- Твою мать. Олег… что ж ты так…
- А помнишь, - сказал Мозг, - как в деревне у бабушки случались проливные дожди. И не было сил и желания выйти из дома. Прокатиться с ветром на перегонки, крутя педали «взрослика». Погулять по берегу реки. Пройтись по тёмным ложбинам. Изучить недра царства жуков и отгадать тайну лисьей норы. Нет. Ты закрывался на втором этаже деревенского дома и читал одну и ту же бабушкину книжку с чёрным переплётом. Снова и снова. И не мог дочитать, потому что на сто тридцать первой странице становилось так страшно, что отбрасывал её в сторону. Кутаясь с головой в одеяло, не мог уснуть, думая о книжке, слушая, как дождь барабанит по шиферу…
В попытке согреться Выживший свернулся клубком, как эмбрион в матке. Застыл, слушал биение сердца и глупо пялился на сосновые иголки, шильник. Под обстрелом дождя металась рыжая муравей-фуражир. Вода смыла дорожку, проложенную феромонами её сестёр. Теперь она никогда не найдёт дорогу домой.
- Почему ты за неё держишься? – спросила девушка в розовом. Она присела рядом и сложила ноги в позе лотоса. Выживший глянул в глаза, обрамлённые потёкшей тушью.
- Прости,  сказала девушка, - ты же не думал, что позволю поджечь лес? Или того хуже, оставить меня и отыскать выход?
- Олег сдох… - пробормотал Выживший, - Лика умерла… 
Девушка погладила его слипшиеся мокрые волосы. Выживший ощутил тепло пальцев. И запах гнилой рыбы. Слёзы потекли по щекам, подбородку.
- Давай спать. Мы будем двумя ледяными статуями, которых не увидит ни чей глаз.
- Потому что замёрзнем насмерть?
- Тело замёрзнет,  - она положила руку ему на грудь, добавила:
Но тепло, которое всегда в тебе, бессмертно.
- Я не верю… это не рационально…
- Ты же не воспользовался мобильником когда он включился. Это ли не рационально? Потому, что я знаю, чего ты хочешь.
- Хочу, чтобы ты…
Девушка в розовом крепко обняла Выжившего, теми объятьями, из которых уже не выбраться, как не выбралась муха, угодившая в пасть хищному растению. Она отложила личинку в губы Лики. А что оставил после себя он?
- Я знаю, кто ты, - протянул Выживший, - не глюк...
Она прошептала на ухо:
- Ты всегда был умным. А теперь спи и больше никогда ни о чём не думай.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1885
Репутация: 2392
Наград: 62
Замечания : 0%
# 5 03.04.2021 в 19:57
Голосование открыто!
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 39
Репутация: 1336
Наград: 11
Замечания : 0%
# 6 05.04.2021 в 21:14
тема слишком широка и это конечно усложняет дело.  
   первый текст. очень хорошо,  всегда говорил что реализм твой конек.  нагнал саспенса норм так.  и все из простого, ежедневного, рутиного, механического действия получилась своебразная космогония и метафизика. и все из за метания гг.  эффект центрифуги, позволю себе так назвать. очень хорошо сработана тема и в жанр вписался.  я сам так писал охраняя заброшенную базу в промзоне. там из освещения была только моя настольная лампа да луна. так что игру ветра шорохов теней и прочего ночного движа насмотрелся. правда я не куда не валил. но выход к цивилизации  сто пудово описан и ощущения прям восторга от людей. очень близкий текст. сварка метал ведет дай боже. вроде все было и размер и диагональ. а потом кувалдой. ну даладно.  какой допуск у вас? 
  второй текст.  и вроде неплохо и есть изюминка,  сцена с добычей огня порадовала было.  но сам текст как болото.  удовольствия от нахождения в нем ноль. поиск пути. и зачем целовать дохлую женщину? нет стройности и красоты слога, а тут он необходим так как картинка в тексте как при сьемках одним кадром. вообщем сыро. как будто сам побывал в болоте. ха, может такая задумка. 
    голос первому тексту он мне близок.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 43
Репутация: 435
Наград: 5
Замечания : 0%
# 7 09.04.2021 в 20:49
Первый
Смешно ведь, но в конце прочтения, на какую-то секунду, я задумался «может и правда…»))) Понравилась идея вот так всё описать, типа в лоб, мол: авторломает голову над написанием. Перебирает варианты. Которые кстати интересные ведь были. Буд-то бы и впрямь, сидел с автором за этим столом, накидывал варики…
Потом, картинки бытовухи из жизни автора – приход домой, семья… думаю, многие
тут увидят себя. Технические характеристики, и названия деталей… это немного тормозиловосприятие, спотыкало; но оно и нужно было – как детализация реальности. Хорошо продуман сценарий, всё это постепенное нагнетание мистики. Хорошо. Сценка в душевой – вишенка на тортике. «Холодом потянуло...занавеска открыта» - здорово.
Под конец, такой простецки-саркастично-шутливый слог, немного убил реалистичность ощущений. Но по правде сказать, я не знаю чем бы его (такой слог) было бы уместнее заменить. А вообще, не плохо, очень даже.

Второй
Антураж хорош. Виды болота, блики солнечные, переливы всякие, растения, в общем картинка.  Нагнетание атмосферы безысходности получилось довольно ощутимо. Герой скорее вызывает антипатию чем стопроцентное сочувствие - уж больно злобным и эгоистичным показался. Хотя фишка с диалогами мозга - классно придумана - тут опять же, каждый себя в чем-то узнает. Предыстории нет - но это скорее не минус даже... Образ девицы в розовом отличный, и даже вызывает некий  "холодок".
Идея концовки понравилась, хотя и не сказать что бы прям совсем неожиданно...
Голос второму
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 791
Репутация: 1631
Наград: 42
Замечания : 0%
# 8 12.04.2021 в 17:47
Ок., алаверды этому профану, бегающей по сайту, сотрясая воздух.

Во первых, не только по правилам дуэли Волчек раскрыл авторство, согласившись на анонимное. Но и по отношению к сопернику это плевок.

Цитата
Отнесся я к этому очень несерьезно, так как считал своего противника, противницу, если уж сохранять гендерную привязанность, не очень могучей. Считал, что все это будет этаким легким приключением, как прохождение первого уровня марио на денди.


А может, это страх, карл? Страх проиграть ненароком - ненароком и какбэ случайно проиграть заведомо слабому? Смотрите, ребятки, это-де я, не напутайте!

Хотя признаюсь, и сам по себе такой стиль, и то что он все же в тему, интересен и мне. да наверное и читателю, любопытно взглянуть за закулисье творчества. Да и самому автору это будет вехой. Причем, на самом деле в этом всем скрыто не наносное мастерство произведения, как глагол, и в итоге уже произведения - где и тема тем самым изъезжена вдоль и поперек.
Большой плюс блестящим диалогам - только за их конструкцию следует дать Нику сайта. Последнее время такое не встретишь здесь, уже года три-четыре. Они вроде и не подписаны, в большинстве, но самодостаточны лексической стилизацией. Интересно еще, мне вот, насколько здесь театрального мастерства автора - зная Волчека, он всегда откровенный с читателем, порою даже до абсурда, но, мне показалась и некая наигранность - в кошки мышки, и уже и с секундантом даже. Ипопробуй скажи, что что-то в этом лишнее и неуместное. От первой буквы до последней - поиск. Вот и выкуси!..

Ищите Пашку)))
***
Теперь к бездарю, потыкаю моськой:
Цитата
Лика была мертва. Живые так не смотрят. Глаза, обрамлённые потёкшей косметикой, распахнуты в каком-то ахуении перед смертью, а рот приоткрыт.


так была мертва, или в ахуении перед смертью? Этого одновременно быть не может, показан глюк времени - *глаза так и распахнуты.

Цитата
На губу Лики села муха, чтобы отложить личинок. Выживший прогнал рукой.

выживший - кто? Что? так любишь втирать о композиции - а здесь именно композиционная яма. И что это там за "- не время" Это ерплика героя? Он еле-еле проявляется из тумана бессвязных слов и псевдофилософии. То, что поцеловал, то, что подумал, - еще не раскрывает того, кто это и что. Боле менее, когда после подобия речи идет воспоминание, как выброшен из лодки, можно подразумевать, что человек - а до это еще дочитать нужно, а это отрезок не малый, и десять раз возникнет мысль о повествовании от дауна. Завал на первых же строка, что, кстати, часто можно констатировать фактически, у Эльзы-то, куда это она вечно несется в попыхах пофилософствовать, неизвестно. Но привычка не на пользу произведению всегда, одним этим уже оправдываются опасения Волчека проиграть бездарю))

Этого почти через абзац. Автора колбасит, а читатель расшифровывай да лови на лету, где-что-почему. 
Цитата
Спохватился. Ни рюкзака ни карабина. Скорее всего утонули. Выживший осмотрел отмель, залез в воду, несколько раз нырял и нашел на дне рюкзак Лики. Там были и припасы и фляга. Смешной девчоночий компас розового цвета. Безнадёжно промокшие пачка сигарет «кент» и спички. А ведь говорил ей: «ложи спички в пакет». Она пропустила мимо ушей. Дура. Хотя, говорят, о мёртвых плохо нельзя.

Вот это что за приступ шизофазии у повествующего? Раздвоение у лг, вроде бы, не?

Но, лучше, покажу реально уровень этого автора, когда второгодник - самое мягкое, что можно о нем подумать.
Цитата
Головную боль логично объяснить, что треснулся головой о борт.

Объяснить чем? *Ударом головы о борт. А не потому что.
Цитата
Судя по солнцу вырубило не на долго.

Бог с ним, с пунктуацией, ладно уж. Но не надолго, карл, ненадолго! 
Цитата
Чем дальше Выживший углублялся в верховое болото, тем чаще стали попадаться заросли багульника.

Углублялся - следовательно попадались бы, и если стали попадаться уже - по времени события, то углубился - и эта конструкция не нужна. 
Цитата
Мысли концентрировались на мрачном будущем.

Сами по себе? Ладно, что мозг у него живет отдельной жизнью, это концептуальное и психология помешательства героя, но мысли уже наделены собственной волей и материализованы отдельной от человека сущностью. Генеально) И автор знает, что с ними делать:
Цитата
Мысли о ней нужно выбросить прочь.

Отбросить, карл. Запиши себе шпору на ладошке! И такого здесь можно наловить не мало, именно незнания русского языка. Ну о чем еще говорить? Ну, что вот это вот такое:
Цитата
Почему-то Выживший помыслил, что у огня есть имя.
 
Этому автору на дуэль-то еще рано. 
В произведениях ен публикуется, над ошибками никогда ен работала, шпарит шизофазией год за годом.
Цитата
Ведь болота по сути - гигантский радиатор, стоит солнцу зайти за горизонт, и накроет ледяной ад.

Бедное солнце! Лучше, конечно, ему за горизонт не ходить, замерзнет!

В целом мне было заранее понятно, что Эльза никогда не избавиться от некоего проклятья своего: когда повествование автора и диалоги героев - одно и то же. Это за ней еще с самого начала ее творчества. Ни лексического, ни логического отличия нет, всегда будет монолитная игра в одно рыло. Мнительность о замусоренности текстов дает в ее случае всегда эффект недоговоренности, недовыраженности, недорастрытия даже смысла происходящего. Вечное недо-. А вот мусору хоть отбавляй, чаще весь текст и есть мусор, и только один или меньше абзаца основной и постоянной авторской идеи - всегда в лоб, не прикрыто, не проработано.
Помни всегда, бездарь: чья бы корова мычала, а твоя - молчи, если не способна к эволюции.
Ну и изюминкой на торте:
Цитата
Мозг промолчал. Выживший достал телефон. Вставил батарею, сжал пуск. Ничего.

равно также - сожми язык промеж ног и чтоб ничего!

Голос против всех, не нарушай Волчек, не то что правила, а принцип вежливости к коллеге, однозначно был бы за его откровения. Но, повторюсь, они больше потроллили меня, но так - по хорошему, в хорошем смысле этого.
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 642
Репутация: 3103
Наград: 65
Замечания : 0%
# 9 13.04.2021 в 09:35
Такое ощущение от обоих текстов, что авторов куда-то гнали насильно, торопили и заставляли быстрее отправлять работы, пока не наступил апокалипсис! Как-то все очень небрежно написано.

Первый текст понравился композицией и вообще идеей перемешивания реальности с процессом литературного поиска. Хотя идея и не новая - классический Бельмондо в фильме «Великолепный»! ))) Там конечно этот метод реализован более глубоко и более комедийно. Но и здесь мне вполне нравится исполнение. Хотя на мой взгляд слишком много профессиональной лексики, не понятной обычному читателю. Я ожидала немного большего от финала, хотелось какого-то более мощного провала в мистику. 

Второй текст - некое локальное фэнтези, но почему-то, вопреки жанру, изложенное подростковым сленгом. То антураж весь в гипертрофированных метафорах, режущих глаз, то вдруг все отштамповано могильной чернотой, туфлями на каблуках и обязательно мухой на губах трупа. Ну даже обидно, откуда столько штампов? Зачем? Не понятно, как физически перемещалась загадочная девочка в розовом. Судя по ее тяге к мужскому телу, она вполне осязаема, но в то же время чтобы ходить по болоту на каблуках - это надо летать. Однако описания ее «полетов» над поверхностью болота или описания погружения ее каблуков в жижу болота нет. А вот деталей менее значительных - веток-палок - избыточно много. Текст получился тяжеловесным и банальным, к сожалению. 

Голос первому тексту.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1885
Репутация: 2392
Наград: 62
Замечания : 0%
# 10 15.04.2021 в 21:20
Голосование продлено до 22.04.21 включительно!
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1885
Репутация: 2392
Наград: 62
Замечания : 0%
# 11 22.04.2021 в 00:01
Привет, товарищи. Время подводить итог.

Первый тест (автор Volchek). Голоса: jz77, Андрик.
Второй текст (автор Ingeborga). Голос: Джубал.

Ни за кого не проголосовал マスター.

Со счётом 2:1 побеждает Volchek, с чем его и поздравляю!
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №762 (Volchek vs Ingeborga) (Проза (В поисках))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz