Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
Страница 1 из 11
Форум » Литературный фронт » IX Турнир » IX — Проза — Выбираем победителя
IX — Проза — Выбираем победителя
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 456
Репутация:
Наград: 9
Замечания : 0%
# 1 21.11.2016 в 20:03
Тема: "Продолжение следует..."
Голосование: до 03.12 включительно
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 456
Репутация:
Наград: 9
Замечания : 0%
# 2 21.11.2016 в 20:06
Серая история

Растворяясь во тьме… Ощущая себя ночной тенью... Перетекая из одной черноты в другую, сливаясь с контурами деревьев. Мягким, но стремительным шагом Ральф приближался к стенам замка. Сладкий запах диких роз, прохладный ветер на затылке. Все вокруг словно сплелось в единой гармонии, чтобы дать осуществиться задуманному. Даже луна появлялась из-за облаков лишь на несколько секунд и тут же скрывалась, пряча в черных складках ночи крадущегося человека.

Громоздкие ворота захлопнули свой рот и не выпустят никого до утра. Глубокий ров тянулся с востока, с западной стороны поднимался земляной вал - крепостные стены почти неприступны. Какая-то пичужка заливалась в колючих кустах. Но вот она смолкла, и наверху послышались ритмичные шаги стражников. Еще через пять минут - новый обход. Надо торопиться!

Сухая земля застревала под ногтями, шуршала и скатывалась. Короткая трава легко обрывалась. Пой же, пой пичужка, заглуши шум! Тренированные пальцы цеплялись за еле заметные углубления и подтягивали тело все выше и выше. Сегодня граф познает унижение, ощутит себя слабым и беспомощным. Месть свершится, а совесть Ральфа обретет покой!

Над головой послышался шелест доспехов. Стража! Распластаться, втянуться в земляной покров, ощутить себя частью насыпи, дышать вместе с травой. И - ни звука! Усталая поступь прогромыхала и затихла вдали. Теперь – резкий рывок, и встреча с подножием каменной стены. Пять минут до следующего обхода. Крюк с легким скрежетом зацепился за одну из бойниц. Скрип натянутой веревки, уверенные упругие шаги поднимали мужчину все ближе к заветной цели.

Он наконец-то разбогатеет, устроит свою жизнь! И не нужно будет скрываться и влачить жизнь среди бандитов и авантюристов. Конечно, это не вернет земли и родовое гнездо, но он сможет посылать деньги матери и сестре.

Мягкий удар ног о каменную поверхность, за поворотом уже слышны шаги стражников. Тень Ральфа метнулась к колодцу в поисках укрытия. В горле пересохло, сердце билось так часто, что казалось гул разносится среди стен замка.

Очередная опасность миновала, путь свободен.

Приоткрытая дверь кухни манила теплом, ярким светом и пряными запахами. Здесь копошились усердные повара и слуги. Входили и выходили, тащили и приносили. Они будут заняты еще весь завтрашний день и всю ночь, до самого утра, пока не закончится пир в честь свадьбы графа. Сколько будет высокопоставленных гостей! Улицы города будут усыпаны цветами, завешены знаменами в ожидании пышной свадебной процессии. Многие зеваки соберутся только для того, чтобы поглазеть на драгоценное жемчужное ожерелье, которое надевают в день свадьбы все новоявленные графини Суррей. Но на этот раз их ждет разочарование, уж Ральф позаботится об этом!

Вот и винтовая лестница, ведущая из кухник верхним этажам. Никто не обратил внимания на точильщика ножей в затертом кожаном фартуке, который появился и тут жеисчез.

Наверху - синяя темнота галерей и тишина пыльных гобеленов. Полотна лунного света распростерлись от подоконников до самых стен. Крадущаяся фигура пересекла их одно за другим.

Еще несколько темных лестниц, и вот коридор, где за одной из дверей спит невеста. Завтра она станет богатой и уважаемой графиней. Любой дворянин в округе мечтает о такой партии для своей дочери, да и сами девушки обычно пребывают в восторге от графа Суррея. Тот еще не стар, хоть уже и пережил одну жену. В его знаменитой шевелюре только-только начали появляться белые нити. Но после сегодняшней ночи, его сиятельство резко поседеет!

Рядом со счастливицей спит и фамильное ожерелье, его специально достали вчера из сокровищницы, отполировали до блеска. Надевая его, девушки из поколения в поколение меняли свои имена, входя в летописи как графини Суррей. Жемчужная нить навсегда приковывала их к замку и титулу.

Какая же из дверей скрывает будущую хозяйку? Нужно время для расчета. Ральф резко обернулся – голоса из соседнего коридора. Кого нелегкая занесла сюда в столь поздний час?! Скрыться было негде, и мужчина наугад нажал на ручку одной из многочисленных дверей. Та поддалась, и вот он уже внутри чьих-то покоев.

Большая кровать с балдахином, изящное трюмо, кресла, заваленные тканями – вот что удалось разглядеть в дорожке серебристого света. Ральф не успел обрадовался своему спасению, как вдруг услышал звонкий голос:

- Здравствуйте.

На широком подоконнике у приоткрытого окна сидела девушка. Скорее девчушка. Ральф не мог разглядеть лица, луна лишь обрисовала контур изящной фигурки в длинном платье.

Первым порывом было выскочить обратно в коридор. Но он остановил себя. Девушка пока не закричала, возможно, приняла его за знакомого. Стоит притвориться, что ошибся дверью, перемолвиться парой фраз и уйти, не вызывая подозрений.

- Я сразу вас узнала, - радостно продолжила хозяйка комнаты, - вы Ральф, сын Генри Невилла, барона из Рэби. У меня хорошая память на лица. Наши отцы занимались какими-то общими делами в столице лет семь назад, помните? Тогда-то мы и встретились в празднике Весны. Мне было ужасно не по себе среди шума толпы, ярких нарядов, громкой музыки. А вы отвели меня в тихое место,научили играть в кулачки и щепки, рассказали парочку смешных истории. Я всегда была очень вам благодарна за то, что помогли пережить тот день.

Что ж, неожиданный поворот: его узнали! Главное, что это сыграло на руку, и девушка не испугалась, не стала звать на помощь. Хорошо, что он вовремя снял фартук точильщика. Как давно это произошло! Да, возможно была какая-то девочка, но даже ее имя выветрилось из головы. Теперь пора извиниться за вторжение, раскланяться и удалиться.

- Что же вы молчите? - спросила девушка. - Не узнаете меня? Тогда подойдите ближе, я не укушу. Как поживает ваш отец?

Вопрос кольнул в самое сердце.

- Его больше нет, - скрестив руки на груди, ответил Ральф. План поскорее покинуть комнату катился к чертям.

Мужчина осторожно подошел к окну и вгляделся в хорошенькое личико собеседницы, освещенное бледным светом луны. На фоне бордово-красного платья особо выделялись контуры маленьких рук и изящной шеи.

- О! Мне так жаль! - голос девушки дрогнул, большие глаза загадочного цвета наполнились грустью. - Я помню, как он ласково гладил меня по голове и хвалил за веснушки. Хотя все вокруг твердили, что они только портят цвет лица! Теперь-то их уже нет. Как давно это случилось?

- Прошло четыре с половиной года, - кратко ответил Ральф. Воодушевление и азарт, сладкое предвкушение победы, сгинули безвозвратно. Нахлынула тяжесть воспоминаний.

- А как матушка, сестра? Наверное, им нелегко было пережить такую потерю?

- Нелегко, еще как нелегко, - ответил мужчина, поджав губы.

- Вы теперь для них опора и поддержка. Каково это быть главой семьи?

Ральф промолчал, глядя на темное небо за окном. Он не знал, что ответить, и это начинало злить.

Зачем он вообще говорил с той, чьего имени даже не помнил? Почему неушел под каким-нибудь предлогом? Все казалось очень странным. Не понятно, что его удерживает рядом с курносой девушкой, напоминавшей о безвозвратно канувшем прошлом.

- Вы, наверное, забыли, как меня зовут, - улыбнулась собеседница без малейшего упрека. - Я - Изабелла.

Ральфа словно окатили холодной водой:

- Так вы и есть Изабелла? - все еще не верил своей догадкемужчина.-Невеста графа?!

- О, да! - весело ответила девчушка. - Правда удивительно? Я сама не могу понять, как такое могло случиться.

Значит, ожерелье здесь! Ральф попал в туда, куда нужно. Все же это была поистине волшебная ночь, и Бог явно благоволит ему. Жаль, что такую юную особу выдают за такого пройдоху, как граф. Ей совсем не подходила роль супруги его светлости.

- Вы будете одной из самых красивых графинь, которых я видел.

Девушка передернула плечами. Подтянула к себе ноги и обняла колени в задумчивости. Ральф сел на противоположный край подоконника.

- Мне все равно, - голос ее стал отстраненный, а взгляд скользнул к пейзажу за окном. Внизу темнел сад, где недавно побывал мужчина, а дальше раскинулся черным бархатистым покрывалом лес. Все та же пичужка пела не прекращая.

- Меня даже не спрашивали, хочу ли я выходить замуж, такое часто бывает, - продолжила Изабелла. - Япривыкла, что люди распоряжаются мной на свое усмотрение. Но я очень рада, что вы так внезапно появились на пороге. Это дар небес. Лучшего и представить нельзя было!

Ральф в недоумении приподнял брови.

- Мне не кому было рассказать мою историю, а теперь я расскажу ее вам. Просто послушайте! - девушка глянула не него с улыбкой и мольбой.

Подоконник, словно парил между двумя мирами. С одной стороны - покрытая пыльным мраком комната, сжимающая в тиски. С другой - прохладный воздух, наполненный ароматами и звуками лета, свободно текущими во все стороны. Они с Изабеллой были посередине - ни там, ни тут.

По взгляду девушки Ральф понял, что сейчас произойдет что-то важное, возможно, даже важнее, чем его изначальная цель в этом доме.

Изабелла начал свой рассказ:

- С самого детства было известно, что когда я вырасту, то выйду замуж за какого-нибудь именитого графа или виконта. Но меня никогда не интересовали эти разговоры. Взрослая жизнь казалась такой далекой и нереальной. А окружающие люди в большинстве своем меня отталкивали. Я любила цветы и растения. Моим любимым местом был сад. Я играла там одна и часто наблюдала за работой садовника. Он, старый плут, делал вид, что не замечает меня. Копая и сажая, иногда бормотал себе что-то под нос, словно разговаривал с растениями. Однажды, поддавшись порыву, я начала ему помогать. И мне ужасно понравилось! Я совершенно забыла, кем являюсь, в каком мире живу, существовали только деревья, цветы и мой новый друг.

Но, всему хорошему приходит конец. О моем увлечении узнали и запретили работать в саду, общаться со стариком. Это было ужасно! Совершенно ужасно! Словно тебе перекрыли дыхание или разом лишили зрения, а заодно и единственной радости. Я пробовала сопротивляться, но тогда пригрозили, что вовсе запрут в четырех стенах. И я примирилась, спрятала слезы глубоко внутри себя. Это было тяжелое время отчаяния.

Старый садовник покинул наш замок через полгода, а перед отъездом тайно навестил меня и подарил маленькое сокровище - Серое перо. Мой друг рассказ, что его обронила в лесу птица-феникс. Если положить перо под подушку, то приснятся самые чудесные сны. Я сначала недоверчиво отнеслась к рассказу старика, но перо, хоть и было серым, отливало каким-то неземным блеском, и мне захотелось его испробовать. В первую же ночь мне приснился удивительный сон. Все было словно наяву: я гуляла по собственному саду, забыв о прошлом и настоящем. Цветы говорили со мной, принимая облик людей. И я чувствовала себя счастливой как никогда. С тех пор, что бы ни происходило в реальной жизни, я знала: во сне я опять попаду в волшебный сад, где никто не будет указывать, что мне делать и как жить. Иногда я превращалась в птицу и летала в вольном небе с другими пернатыми собратьями, иногда становилась деревом и впитывала корнями истоки жизни.

Но и это счастье было не долгим. Младший брат ради забавы выкрал перо и уничтожил, высыпав остатки в пруд.

Даже глупый мальчишка не ожидал, что я впаду в такое безутешное горе. Казалось, мое сердце не вынесет еще одного удара. На следующий день я вотчаянии пришла к месту, где канул мой волшебный мир. По наитию коснулась пальцами глади пруда, и прямо из воды ко мне вышел Серый конь. На секунду мне показалось, что он был соткан из прозрачных капель и серой дымки, но вот уже передо мной стоял самый настоящий конь, фыркал и мотал головой, приглашая прокатиться. Я обняла его теплую, бархатистую шею, чувствуя, как радость наполняет меня.

С тех пор, стоило мне коснуться поверхности того самого водоем, как сразу же являлся друг. Сколько чудесных мест мы с ним посетили! Луга, леса, холмы, реки – все просторы открылись нам. Мы были словно ветер - свободны и счастливы! Я представляла себя дикаркой, которая не зависит ни от кого и ни от чего. Особенно мы любили встречать рассвет, слушая звон и переливы птиц ранней весной. Это было замечательное время!

Как-то за завтраком отец сообщил, что меня просватали за графа Суррея. И тот желает держать юную невесту при себе, чтобы самому должным образом воспитать будущую жену. Тогда было решено отправитьменя в его замок за год до ожидаемой свадьбы.

Накануне отъезда я со слезами на глазах прощалась с Серым другом. Он исчез в пруду и его большие грустные глаза еще долго стояли в моей памяти. Неужели теперь все кончено? Могла ли я сопротивляться решению родителей? Или сбежать на Сером коне куда бы то ни было? Мой разум охватывала такая тоска, что для каких-либо действия не оставалось сил.

Как только карета тронулась в самый неприятный для меня путь, пошел дождь. Не ливень, а Серая морось. Она следовала за нами попятам все три дня, что мы добирались до места, и ужасно досаждала окружающим. А я словно распустилась как цветок, при каждом удобном случае подставляя свое лицо или ладонь мелким каплям. Это же был мой Серый друг! Я поняла: что бы ни случилось, перо феникса будет со мною всегда. Никто никогда не отнимет у меня самое сокровенное – мой тайный Серый мир.

Дождь внезапно кончился, когда мы достигли цели. Меня совершенно не волновал ни граф, ни новая жизнь под его опекой. Я ждала – кем же обернется мой Серый друг на этот раз? Как только ранним утром открылись ворота, мне удалось ускользнуть от служанок. Пробежав сад, я очутилась у кромки леса. Придет ли он?

Из-за елей ко мне вышел Серый волк, с задумчивыми и мудрыми глазами. Он был большой и мощный, но одновременно кроткий и любящий. Я бросилась к другу и, упав на колени, долго обнимала и ласкала мягкую шерсть зверя. А тот лизал меня и терся о руки и ноги. Мы никогда не расстанемся – твердила я.

Я стала оставлять девушку-служанку дремать в саду во время прогулок, а сама сбегала под сень диких деревьев.

О, как мы веселились! Со смехом катались по траве, изображая борьбу беззаботных щенков. Лежали на берегу озер, пригретые золотым солнцем. Играли в прятки среди старых дубов. Прижавшись друг к другу, скрывались от дождя подшатрами приветливых елей. Мне начинало казаться, что я сама становлюсь волчицей – сильной и свободолюбивой.

После таких встреч с моего лица еще долго не сходила улыбка, я просто излучала радость. Мой жених, конечно, списывал все на свои заслуги. Он наивно полагал, что будущий титул графини Суррей приводит меня в восторг. Как же было забавно рассказывать Серому другу о глупых, горделивых рассуждения графа и его окружения. Я могла в их обществе специально быть милой, делать вид, что интересуюсь платьями и музыкой, но на самом деле лишь усыпляла бдительность, чтобы упорхнуть в подходящий момент в свой тайный мир. Но люди не хотели оставить меня в покое.

Мой будущий муж заметил, как я часто пропадаю в саду. Хорошенько расспросил служанку, проследил. И наши встречи были раскрыты. Жестокая стрела убила моего волка, а мне запретили до свадьбы покидать замок. Я не проронила ни слезинки, ни слова, отгородилась от всех стеной. А мои глаза с тех пор стали Серые.

Люди отняли у меня все дорогое. Я была словно в тисках. Каждый шаг проходил под надзором. И ни одной живой души рядом, которой можно доверять! Они думали, что наказание послужит мне уроком. Что я сломаюсь, буду просить прощения за неподобающее будущей графине поведение. Но мне было уже все равно, что бы они ни делали. Тайный свободный мир, полный счастья и радости, сжался до меня самой. Серые глаза почти не замечали происходящего, выжидая, чтобы опять преобразиться, вырваться наружу в новом образе.

Изабелла закончила рассказ и, оторвав взгляд от светлеющего горизонта, посмотрела на Ральфа. Теперь мужчина разглядел, что большие выразительные глаза и вправду серого цвета, со странным неземным блеском. Девушка подарила Ральфу такую улыбку, от которой становится на душе спокойно и хорошо, в ней не было ни капли печали. И это не вязалось с только что услышанным.

Молодому мужчине было жаль эту юную невесту, лишенную свободы действий. Ей некуда было идти, не было близких, которые бы поняли и помогли. Одиночество стало другом этой несчастной. Серый мир заменил ей радости реальной жизни, которая превратилась в тюрьму.

- А твоей сестре разрешат выбрать себе мужа? – спросила Изабелла, выпрямившись и свесив ноги с подоконника в комнату.

- Не знаю, я в этом не разбираюсь, - замялся Ральф и направил взгляд в пол. Мужчина понял, что не может больше скрывать правду от девушки, поведавшей о себе так много.- Теперь ей сложно найти подходящую партию, мы разорены. Граф Суррей лишил нас родового замка и всех земель. Отец умер, не выдержав такого удара. Мать с сестрой ютятся в маленьком домике с одним единственным старым и верным слугой. Живут на средства от проданных фамильных драгоценностей. Сестре будет трудно найти достойного мужа.

- О! Мне так жаль, Ральф! – Изабелла подалась вперед, прижав руку к груди. – Столько горя свалилось на вашу семью. Но, думаю, с твоей помощью скоро дела пойдут на поправку. Я уверена, ты сможешь постепенно вернуть Невиллам былое славное имя.

- Я бросил сестру и мать, - молодой мужчина перевел взгляд на окно, - было страшно. Я был не готов заменить отца. Я струсил и сбежал с небольшой сумой денег. Занимался, чем попало, связался с дурными людьми, воровал и жульничал. Теперь даже не понимаю, зачем все это делаю. Родных я давно не навещал – стыдно смотреть им в глаза. Я больше не достоин называться бароном Невиллом. Но кто я тогда? Не знаю.

Выговорившись разом, Ральф почувствовал неожиданную легкость на душе. Даже опасения, что эта юная дева станет презирать его, отступили. Главное, он честно признался самому себе во всех прегрешениях. А дальше – будь что будет!

- Ты, наверное, ненавидишь графа, винишь его во всем? – спросила Изабелла.

- Это точно! А ты разве нет?

Изабелла помотала головой:

- Не думаю, что стоит искать виновных. Это ни к чему хорошему не приведет. Мир таков, и все тут. Можно смириться, как я. А можно бороться и сопротивляться, что-то менять, как делаешь ты. Ты смелый и благородный человек. Ты обязательно когда-нибудь вернешься к родным, и они тебя простят. Я уверена.

Тут девушка повеселела и широким жестом указала на просторы за окном:

- Ты сам себе хозяин, можешь выбрать любой путь!

Она так верит в меня, не осуждает ни капли, и даже не знает, для чего я здесь сегодня. Искренне радуется за меня, а сама лишена свободы и ни на кого не в обиде! Так не бывает. Да, у него-то руки не были связаны, он мог распоряжаться собой как угодно. Но помнил ли он об этом? Жил ли так, как действительно хотело его сердце?

- Слушай, а пойдем со мной! - поддавшись порыву, выпалил Ральф. – Я знаю, как незаметно скрыться из замка. Ты сможешь жить под другим именем, я возьму тебя под свою защиту. Уверен, отец бы одобрил мой поступок!

Глаза мужчины заблестели лихорадочным огнем, голова закружилась от столь безумного, но прекрасного плана. Он впервые почувствовала, что именно так ведут себя мужчины из рода Невиллов. Спасение юной девицы – вот то, что поможет ему загладить свои грехи перед Богом и самим собой.

Изабелла взялась перебирать пряди на кончике косы и каким-то странным голосом, наполненным светлой печалью, ответила:

- Для меня уже слишком поздно. Мне больше не интересны мирские заботы. Меня уже нет здесь, Ральф, - особенно тихо и мягко произнесла девушка его имя, - ведь настал тот самый момент. Серое перо феникса должно переродиться, а я стану полностью свободной, навсегда.

Голос девушки звучал все отстраненнее, и Ральфу стало не по себе от такой перемены. Он не совсем верил в то, что действительно существовало волшебное перо. Возможно, садовник, животные, дождь – и вправду были. Но в своем воображении несчастная придала всему мистическое значение. Ей это было необходимо, чтобы выжить и остаться собой, но чего она хочет теперь?

А собеседница продолжала:

- Я знала, что это скоро произойдет, но было бы ужасно остаться одной. Мне хотелось, чтобы хоть одна душа знал обо всем, и могла проследить, во что же дальше перейдет Серое. Это очень важно для меня.

- О чем ты? – с тревогой спросил Ральф.

- Я так обрадовалась, когда ты вошел, мне стало совсем не страшно, - тут девушка пошире приоткрыла створку окна и с наслаждение подставила лицо под прохладные струи утреннего воздуха. - Посмотри, уже почти рассвело, деревья и птицы пробуждаются. Самое лучшее время для любых начинаний.

Но мужчина не обращал внимания на природу, он пристально смотрел на лицо девушки. В расступающейся тьме Ральф все явственнее замечал, какое оно бледное и осунувшееся. Большие серые глаза смотрели сквозь него, а слова словно доносились из какого-то другого мира.

- Погоди! Что ты собираешься делать?! – он попробовал вернуть Изабеллу в реальность и даже протянул к ней руку.

- Когда мои глаза померкнут, увидишь, что станет Серым! Будь счастлив, прощай!

Изабелла бросилась из окна.

Ральф как завороженный смотрел на молниеносный полет этой пташки, которая осталась без крыльев. В глазах защипало, сердце превратилось в колючего ежа и то сжималось, то разжималось. Он закрыл уши руками, сдавил так сильно, как только мог, словно боясь услышать крик или звук падения. Красно-бордовое платье светлой точкой легло у подножья насыпи.

Сны испарились. Дикарка сгинула в лесах. Цветок затоптали. Волчицу застрелили. Серые глаза померкли.

Вдруг пение птиц стало глуше, а со стороны леса стал выползать Серый туман. Густые облака быстро достигли сада и устремились к яркому пятну на траве, пока не накрыли его своим саваном.

Он должен был что-то сделать! Остановить, помочь! Но чутье подсказывало, что уже ничего нельзя было изменить. Когда все было предрешено? Может быть, еще в детстве, когда девушка лишилась единственно друга? И Серое одиночество завладела ее умом и сердцем. Она была так невинна, так мечтала о свободе, верила в меня!

Ральф отвернулся, вцепился руками в волосы. Тут его взгляд упал на серебряную шкатулку, стоящую на туалетном столике. Похолодевшие руки повернули уже вставленный ключ и откинули крышку. В атласных складках дремало ожерелье. Жемчуга неестественно блестели в тусклом свете наступающего дня. Ральф с ненавистью отшвырнул драгоценности.

Я – барон Невилл, сын Альфреда Гая Невилла. Мне не нужны чужие побрякушки. Я больше не будут тратить ни секунды своей жизни на призрачную месть! И пусть граф катится ко всем чертям!

Забыв об осторожности, Ральф вылетел из комнаты. За стенами его встретил всепоглощающий Серый туман. Но мужчина не обращал на это внимания. Его душа пылала от грусти, раскаяния и надежды, рождая ясную и четкую мысль, которая могла разогнать любую мглу. Мать и сестра, скорее к ним! Хватит бессмысленно скитаться, ждать, что жизнь сама выведет на правильный путь. Как бы семья ни приняли меня, я должен быть рядом, я ведь сын своего отца!

. . .

Расползаясь… Прокрадываясь в овраги и норы… Мягкой лапой накрывая деревья, кусты и травы. Серый туман плыл над холодной землей. Горячие лучи солнца рассеют плотную дымку, застилающую глаза, и тогда пар опять преобразится. А потом еще раз, и еще. Туман будет перерождаться снова и снова, пока людские сердца, тоскуя в одиночестве, ищут спасения в Сером пере феникса.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 456
Репутация:
Наград: 9
Замечания : 0%
# 3 21.11.2016 в 20:09
Продолжение

Глава 6

Ну вот и всё: решение принято, вещи собраны, я отправляюсь в долгожданный отпуск в Крым, в Ялту. Никогда не была в аэропорту, даже не мечтала, что отправлюсь дальше, чем в деревню к бабушке. Получив свой билет и сдав наконец-то в багаж одолженный у Светки чемодан, я почувствовала себя свободной ото всего.

Доверившись миру, неожиданно для самой себя справилась со всеми тонкостями оформления путешественника на его место в самолёте. И вот я уже на борту.

Пока длились все формальности и досмотры, я чувствовала радостное предвкушение, но, когда оказалась в самолёте, я позволила страху охватить и подчинить меня. Приученная сдерживаться, я делала вид, что сто раз летала и мне не в диковинку, а сердце сжималось. Страх достиг наивысшей точки и вдруг испарился в тот момент, когда было объявлено о возможности отстегнуть ремни.

Совершенно успокоившись, я с удовольствием поела предложенную еду. Слышала, что многие считают её невкусной. Не соглашусь: человеку только что прощавшемуся с миром, еда показалась восхитительной, а жизнь прекрасной и заслуживающей того, чтобы проводить её в соответствии со своими, а не чужими желаниями. Потому завтрак на борту самолёта полностью преобразил меня. Как же глупо следовать фантазиям и чужим страхам!

Летать оказалось интересно: только сейчас я обнаружила задвинутое окошко, рядом с которым оказалось моё место. Окончательно осмелев, подняла шторку и увидела синее-синее небо вокруг, а внизу - облака, будто мир перевернулся. Именно так и происходило в моей жизни – мой привычный мир перевернулся и был похож на пушистое чудо за окном.

Благополучно приземлившись, ничего не перепутав и получив свой багаж, я вышла на улицу. Солнце припекало не по-весеннему, и я поспешила в автобус. Тут тоже не возникло проблем. Я начинала собой гордиться: никогда не выезжая дальше Ленинградской области, вполне справлялась с поставленными задачами в одиночку. Раньше я считала себя недотёпой, но эта мамина версия про меня рушилась под грузом удачно выполненных заданий.

Всё-таки Светка молодец! И как ей удалось разглядеть мои способности, о которых я сама даже не подозревала. Жизнь набирала обороты, всё складывалось по-новому, стоило лишь свернуть с нахоженной тропы.

В автобусе мне удалось поспать, всё же сказалось напряжение перелёта, и спустя два часа меня встречали тенистые улочки Ялты. Именно так, вслед за моим любимым Чеховым я представляла себе этот город: контрастным, наполненным причудливыми дворцами и убогими лачугами, способным подарить ненадёжный курортный роман, о котором я не мечтала.

Теперь передо мной встала следующая задача: самостоятельно найти жильё. Моё глупое воображение снова подводило меня, окуная в страхи. Я представила, как буду бродить по городу и проситься на постой, словно нищенка. От этого настроение испортилось мгновенно.

Однако почти на каждом доме, балконе или столбе было объявление о сдаче комнат, поэтому стучать во все двери не пришлось. Немного побродив и осмотревшись, я выбрала тенистую улочку рядом с речкой, мостики через которую мне понравились, позвонила по телефону, указанному на симпатичном, хоть и зарешёченном балконе. Почему-то в Ялте большинство балконов были за решётками. «Местный колорит», - заключила я и начала телефонный разговор с быстро ответившей на мой звонок женщиной.

-Я хотела бы снять комнату, - нерешительно промямлила я.

-Какую? - полюбопытствовал голос с южным акцентом.

Видимо этот балкон не единственный сдаваемый объект, и я вовсе растерялась. С трудом удалось объяснить своё местоположение, и обладательница голоса через пятнадцать минут уже материализовалось передо мной в виде дородной высокой женщины, с тёмными волосами и решительными манерами бывалого агента. Внимательно осмотрев меня с ног до головы вместе с небольшим гламурным чемоданчиком на колёсах, женщина заявила:

-Эта комната тебе не подойдёт, но я могу показать другую. Лучше!

-Почему вы думаете, что эта не подойдёт? - меня возмутил её изучающий взгляд и безапелляционный тон, но я сдержалась и постаралась виду не подать.

-Пойдём, посмотришь, - загремела ключами в кармане женщина.

Судя по звуку в просторных карманах был большой склад. Я подумала, что это к лучшему: без жилья не останусь.

Милый балкончик с решёткой, увитой цветами, оказался лишь приманкой для объявления. Вслед за женщиной я спустилась в полуподвал и передо мной распахнулась дверь в подземелье с характерным затхлым запахом не проветриваемого помещения.

Я, живущая довольно аскетично, всё же рассчитывала на окно, выходящее на что-нибудь живописное, а лучше благоухающее. Пожалуй, такое окно примирило бы меня со всеми несовершенствами жилища, но в подземелье была узкая амбразура под потолком и, даже не рассматривая больше ничего, я вздохнула:

-Вы были правы, это мне не подойдёт.

-Ну вот и отлично, - женщина удовлетворённо кивнула, - пойдём, я покажу тебе то, что подойдёт.

Мы так быстро передвигались по извилистым улочкам Ялты, что, порой теряя из виду свою проводницу, я пугалась и уже, изрядно вспотев, еле тащила свой чемодан как сумку, благо, что ручка для такого варианта переноски тоже имелась.

-Вот, - открывая калитку в тенистый зелёный дворик, пропустила меня агент.

-Милый дворик, - не оглядываясь по сторонам и облегчённо поставив чемодан, сказала я.

-Да. Не пугайся. Здесь узкие проходы между домами, - свернув на какую-то тропинку сказала женщина.

И я попала в сказку Андерсена: в моей детской книжке про Снежную королеву была изображена точно такая улочка с тесно стоящими домиками, утопающими в цветах. Два длинных параллельных строения были расположены так близко друг к другу, что, если открыть дверь в одном, во втором уже не получится.

Вдоль стены в небольших горшках стояли цветы, которые я, любительница растений, никогда не видела. Оставалась лишь узкая тропинка для прохода. В уже открытую активной женщиной дверь моей будущей квартирки я увидела прекрасное окно, которое решило всё. Я согласилась. Агент и правда была хорошим психологом.

Мы подписали договор, я отдала немаленькую сумму, которую не пожалела ни капли. Обрадованная удачной сделкой женщина рассказала мне, что море и хороший пляж совсем рядом, а это обстоятельство, как неопытный путешественник, я вообще не брала в расчёт, даже не сориентировавшись в незнакомом городе по отношению к морю, которое я и приехала-то посмотреть. В общем всё уладилось наилучшим образом.

Теперь я внимательно осмотрела своё жилище: просторная кухня и светлая комната с недавним ремонтом мне понравились; крошечный туалет, совмещённый с душем - не очень. Но единственное окно, выходящее на узкую извилистую улочку и раскидистое дерево, похожее на огромный фикус, меня заворожило. Причудливые резные листья, пронизанные лучами солнца, будто светились изнутри. Распахнув окно, я стояла и смутно чувствовала узнавание - дерево казалось мне знакомым.

-А как называется дерево под окном? - спросила я складывающую в сумку деньги и договор женщину.

-А… - она оставила своё занятие и, будто разглядела во мне не просто покупателя, а человека, с которым можно поговорить, подошла к окну, - Это интересное дерево - смоковница или инжир, или фига, а ещё её плоды называют винной ягодой. Это древнее деревце дало первую одежду Адаму и Еве.

-А… Да, я вспомнила… Фиговые листочки, прикрывающие на древних статуях некоторые места… Конечно! Я видела в музеях и на картинках. И теперь это чудо растёт у меня прямо под окном!

-А ещё есть легенда… - проникнувшись моей заинтересованностью, продолжила женщина и вопросительно посмотрела на меня.

-Расскажите?

-Расскажу… Смоковница или инжир обладает необычным даром: плоды на ней появляются раньше, чем листья, а потом дозревают на уже украшенном красивыми листочками дереве. Один человек пожаловался виноградарю, что смоковница не даёт плодов уже третий год и следует её срубить. На это виноградарь сказал: «Оставь её, я обложу её навозом, окопаю деревце и подожду, дам ему шанс, а если через год снова плодов не будет, то тогда уж срублю». Прошло время, до казни на Голгофе оставалось немного, Иисус возвращался в Иерусалим, спускаясь с Елеонской горы, на которой проводил свои последние ночи земной жизни. Хотел он вкусить плодов со стоящей на его пути уже другой смоковницы, только плодов и на этом деревце не было. И тогда он иссушил его... Так и человек, не дав плодов, высохнет. Не сразу: нам всегда даётся шанс, только его надо увидеть… Вот такая сказка тебе к размышлению. А я пошла, дел много.

Женщина спохватилась, быстро взяла свою сумку и удалилась. Я же вновь взглянула на деревце за окном и в густой листве не разглядела плодов.

Недолго думая, я решила прогуляться по городу. В ближайшем ларьке купила карту и, сориентировавшись, наконец, поняла, что агент не обманула - море совсем близко. Так как именно оно было целью моего путешествия, я перешла речку с теперь известным мне названием Учан-Су и по аллее, любуясь другими диковинными для меня деревьями с гладким зелёным стволом и густой тенистой кроной, вышла к морю. Закрытое каменной набережной оно не произвело должного впечатления. Ни золотого песочка, ни ласковых волн здесь я не нашла. Грубые, холодные камни... Нет, море я представляла не так и была разочарована.

Я вернулась в свою прохладную квартирку, предвкушая как вытянусь наконец-то на кровати под окном и буду любоваться причудливыми листьями инжира. Но моим мечтам не суждено было сбыться.

Вечером тихая улочка, на которую выходило моё окно превратилась в дышащий выхлопными газами кошмар. Оказывается, и здесь, в южном курортном городке, были пробки. Смирившись, я поскорее закрыла окно, по опыту зная, что после часа пик всё успокоится и я проветрю комнату.

Оживился молчавший весь день телефон.

-Смирнова! Ты как? Добралась уже? Почему не звонишь? – услышала я Светкин бодрый голос.

-Добралась и погуляла даже, - старалась скрыть своё разочарование я.

-Платье новое уже выгуляла?

-Нет ещё, - смутилась я.

Когда выбирали одежду, Света уговорила купить меня летнее платье довольно простого покроя, но яркого красного цвета. Платье мне понравилось: оно удачно садилось по фигуре, имело разумную длину до колена, только цвет меня беспокоил. Тогда Светке удалось убедить меня в необходимости покупки и теперь платье лежало в чемодане ярким пугающим пятном. Я всегда боялась выделяться и настаивать на своём, так и плыла по течению жизни, не решаясь проявить себя.

-Вечером иди гулять на набережную и надень то яркое платье, что мы купили. Будешь иметь успех, - безапелляционно требовала Света, почти как моя мама.

-Я бы не хотела привлекать к себе ненужное внимание…- промямлила я.

-Ты что? Приехала на курорт и не прогуляться вечером по набережной?! А прогуливаться надо непременно в платье. А у тебя платье одно.

-Платье одно, - согласилась с очевидным я.

-Ну всё давай, не пропадай.

-Пока.

Я надела платье и придирчиво осмотрела себя в узком зеркале на двери. Загар, успевший проявить себя краснотой по контуру футболки и шорт, в которых я прогуливалась днём, немного портил картину, моя мертвенно-розовая помада была не в тон. Если изменить эти две детали: загореть и купить помаду в тон платья, то я стала бы яркой и безупречной. Стерев помаду и понадеявшись за несколько дней загореть на пляже, я шагнула в вечереющий город.

Город дышал другой жизнью. Дневная маета, сонливость и тишина сменились многолюдным беспокойным потоком, жаждущим новых впечатлений. Я неторопливо прогулялась по Пушкинскому бульвару, напомнившему мне о другом Андреевском бульваре в Петербурге, с прогулки по которому всё началось. Я не знала своей мечты и мне было нечего просить у Вселенной. Даже представления о счастье у меня отсутствовало. И как такое могло быть, чтобы человек не мечтал ни о чём? Получается, что за меня всегда мечтали родители, а я осуществляла их мечты? Своих у меня не было? Это открытие ошеломило меня.

Множество художников выставляли на продажу портреты, пейзажи и натюрморты. Мне удалось даже протиснуться и полюбоваться видами моря. Вот люди, занимались творчеством, продавали результат своего труда и может они были счастливы оттого, что творили.

Я добрела до набережной и встала у огромного дерева, подсвеченного разноцветными огнями, сверившись с картой, я узнала название загадочных деревьев с гладкими зелёными стволами и кленовыми листьями. То были платаны. А этот – самый могучий их представитель – в путеводителе был представлен как платан Айседоры Дункан.Предполагалось, что именно здесь она назначала свидания своему молодому любовнику – Сергею Есенину. Но я-то, знакомая с биографиями многих поэтов и писателей, помнила, что Есенин и Дункан никогда не были в Ялте вместе. По одиночке были, а вместе – никогда.

Рядом под ритмичную музыку уличных музыкантов танцевала девушка, я залюбовалась ею. Это было безумство и полное погружение в ритм музыки и танца. Такого самозабвенного действа я никогда не видела и немного завидовала, потому как всецело отдаться во власть музыки посреди толпы зевак в незнакомом городе я бы не смогла. Девушка танцевала и танцевала и не в силах отвести глаз, я присела прямо на траву под раскидистым платаном, вокруг которого бегали, резвясь, дети. Всё это было творениями чужой мечты: картины, танец, любовь, свидания, дети… Во мне же плескалась пугающая бесплодная пустота…

-Необыкновенное превращение! Отправлю любого отдыхающего домой! Фокус с исчезновением человека! Спешите посмотреть! – громко зазывал голос с набережной.

Я с сожалением оставила мягкую траву под платаном и подошла в кружок любопытствующих. Перемещение в пространстве и времени – эта тема была особенно интересной для меня.

-Не проходите мимо! Сейчас я отправлю любого, кто не побоится, домой! – громко кричал худощавый молодой человек, больше похожий на продавца, чем на фокусника: никаких необычных атрибутов у него не было.

-Кто самый смелый? Кто не побоится из солнечной Ялты отправиться домой? – спросил у набежавшей огромной толпы зевак молодой шарлатан.

-Я! Я не боюсь! – поспешно выскочил в середину круга невысокий блёклый человек, неопределённого возраста во всём сером.

-Откуда вы? – поинтересовался фокусник.

-Из Омска.

-Не побоитесь оказаться прямо сейчас в Омске?

-Нет.

-Отлично. Тогда приступаю. Но… фокус очень сложный… Учился я ему у самого Копперфильда и потратил много денег. Вот шляпа и она пуста, - указал он на лежащую по обыкновению уличных развлекал шляпу.

Толпа молчала, никто не шевельнулся. Фокусник растерялся на секунду, но, быстро собравшись, добавил:

-Пока в шляпе не будет две тысячи рублей, фокус я не покажу. Вас много: если каждый положит хотя бы сто рублей, быстро наберётся нужная сумма.

Толпа лениво зашевелилась и выдала немного денег. До необходимой суммы не набрали. Фокусник считал вслух.

-Осталось триста рублей. Всего триста рублей! – как на аукционе кричал торговец чудом.

Толпа молчала и не шевелилась.

-Ну есть кто-нибудь из Москвы? Поднимите руки! – фокусник печально осмотрел несколько вялых рук в глубине толпы.

-Вы же самые богатые! Спонсируйте перемещение в пространстве! – не сдавался маг.

Из первого ряда вышел молодой человек и положил пятьсот рублей в шляпу.

-Всё! Фокус начинается. Итак, вы не передумали отправиться в Омск и прямо вот так взять и материализоваться на одной из улиц вашего города? – обратился волшебник к скучающему всё это время рядом с ним человеку.

-Нет.

-Тогда…

Молодой человек накинул на испытуемого чёрную ткань, поводил над ним руками, что-то силился сказать, потом картинно заломив руки и сняв ткань с не исчезнувшего омича, воскликнул:

-Фокус не удался. Бывает и так.

Быстро схватил шляпу и исчез в толпе. Толпа недовольно загудела и потихоньку растворилась. Так закончился мой первый день отдыха.

Последующие дни я провела на пляже, и они слились в одно общее воспоминание о не очень комфортном берегу моря с крупными камнями, которые даже сквозь недавно купленный мягкий матрасик, удобно собирающийся в сумку, не позволяли полежать с комфортом. Прохладное июньское море и чихающие завсегдатаи пляжа с пустыми глазами - всё это навевало грусть и тоску. Чего-то другого я ждала от отдыха и, так как никогда по-своему не отдыхала, то даже не понимала, что может мне доставить радость.

Подходил назначенный для путешествия в прошлое день. Эта тема волновала и тревожила мой, освободившийся от рабочих забот мозг. Я понимала, что происходит со мной нечто странное, я увлеклась, не собираюсь прекращать и мне очень интересно, а что там, за чертой? Что происходит со мной? На досуге я проштудировала Интернет в поисках объяснений и, конечно, однозначного ответа не нашла. Лишь только поняла, что всё увиденное и услышанное не могло быть плодом моего воображения. Я жаждала объяснений и готовилась задавать вопросы.

Глава 7

Наступил долгожданный день. Знакомое тепло и расслабление, гул, небольшое помутнение сознания и я оказалась в подземной лаборатории доктора Пеля. Жарко топился камин, в кресле сидели мои знакомые, мы поприветствовали друг друга кивком головы и улыбнулись. Впрочем, общая тайна и правда сплотила нас.

-Ну как там в Крыму? - первым нарушил молчание Дмитрий Иванович.

-Красиво, но скучно, - устраиваясь поудобнее в кресле, ответила я честно.

-Что же вы не завели роман? В вашем возрасте нужно увлекаться, – спросил Пель.

-С романом не получилось, пока.

-Слишком вы серьёзная, барышня, как я посмотрю. Ну а ваша жизнь? Она изменилась, благодаря встрече с нами?

-Изменилась? -я задумалась. - Да, я стала немного решительнее… ещё более несчастной и одинокой… А желание не сбылось…

-И какое у вас было желание?

-Отдохнуть, - я вдруг смутилась от такого незначительного желания.

-И что прежде вам не удавалось реализовать такое простое желание? – удивился Пель.

-Выходит, что так.

-И как вы отдыхаете? – улыбнувшись спросил Дмитрий Иванович.

-Хожу-брожу по Ялте, загораю, купалась несколько раз, правда вода ещё прохладная.

-Нравится? - серьёзно спросил Пель.

-Нет. Хотелось чего-то другого, а не знаю чего.

-Только не влюбляйтесь! Молю вас! От этой любви дрянные ощущения остаются. Сначала тепло, хорошо на душе, а потом … всё прахом… несвобода одна… - наперекор недавнему высказыванию Пеля порывисто воскликнул Дмитрий Иванович.

-Ну, друг мой, это вы разочарованный в любви человек. А у сударыни может иначе всё сложится. Ей в дупле дуба сидеть не надобно будет, - возразил, посмеиваясь в свои густые усы, Пель и в его глазах зажглись весёлые искорки. Уж он точно не выглядел разочаровавшимся в любви человеком, в отличие от Дмитрия Ивановича.

-В дупле? Дуба? – удивилась я.

Мои собеседники весело рассмеялись, я же сидела и с недоумением смотрела то на одного, то на другого учёного.

-В дупле старого дуба, в своём имении Боблово под Москвой я оборудовал свой кабинет. Дупло одного из старых дубов, окружающих мою недавно приобретённую усадьбу невысоко, около двух метров от земли. Мне помогли установить там стол и стул, таким немалым размером для дупла обладает мой кабинет, - отсмеявшись, объяснил Дмитрий Иванович.

-Вы, конечно, шутите? – решила не попадаться на розыгрыш я.

-Нисколько.

-Что правда, то правда. Я однажды побывал в том чудном кабинете, - добавил Пель, - туда мой друг сбегает от своих жён.

-А у вас их несколько? - осторожно уточнила я, понимая, что задаю нескромный вопрос, но любопытство всё же пересилило, да и с любовью хотелось разобраться получше скорее для себя: стоит оно того или нет, потому как ни дупла, ни дуба, ни имения у меня не было и не предвиделось пока.

-Женат я дважды. Любил, или мне казалось, что любил больше, конечно. Особенно чистой и может единственно настоящей любовью была Сонечка, моя несостоявшаяся супруга, – задумчиво проговорил Дмитрий Иванович и замолчал, рассматривая свои большие руки.

-Несостоявшаяся? – переспросила я, желая услышать продолжение и испытывая неловкость от вторжения в столь личную область воспоминаний. Два чувства и два желания боролись во мне: любопытство и скромность. Любопытство брало верх.

-Да, влюблён был страстно, поторопился, сговорился с отцом Сонечки, ну а он, не вполне зная свою дочь, решительно согласился, не спросив у неё. Сонечка смолчала вначале и было объявлено о нашем обручении. Да… Я тогда много поздравительных писем получил и от друзей, и от родственников. Но надо было знать мою невесту, а я и сам её не знал, любовь захватила все мысли. Сонечка видя такую несправедливость и нежелание считаться с её мнением, проявила-таки силу характера, - учёный глубоко вздохнул и замолчал. Мне показалось насовсем и тут моё любопытство сдалось под натиском сочувствия и нежелания травить душу человеку, который, похоже до сих пор тяжело переживал ту, видимо давнюю историю.

-Да, девушка оказалась не робкого десятка, - вновь в наш разговор вмешался Василий Васильевич, -пошла и предупредила отца, что на венчании скажет нет. Вот так остался наш жених без невесты накануне свадьбы.

-Зато честно и не против воли. Хотя она была влюблена в меня, я чувствовал, не мог ошибаться, но то, что её даже не спросили, вот этого она вынести не смогла. Ну так мы и не сговорились. Расстались. Я три дня не выходил, не ел… Да и теперь её вспоминаю. Если бы тогда не поторопился, поговорил с ней сам, не доверился по старинке её отцу, как по-другому сложилась бы моя судьба… Так что, милая барышня, ну её любовь эту… Наука – вот моя истинная любовь.

-А две жены? – вспомнила я и почувствовала, что всё самое сокровенно, чем поделился этот славный человек уже сказано.

-Да, женился, скорее по дружбе на Феозве, но счастья не обрёл. Потом было мимолётное чувство, что вот она моя птица счастья, встретил милую молодую, так похожую на Сонечку подругу моей сестры, Анну, да только пустое всё. С ней, второй женой, тоже не ладится, хотя получить развод от Феозвы стоило большого труда. Нет, нет с любовью покончено.

-Ну я к любви не стремлюсь. Я лучше займусь своей карьерой. Любовь любовью, а надо на что-то жить.

-Карьера - это дело. Я науке всегда больше женщин доверял.

-Вы же знаете, как добиться успеха? Расскажите… Чем больше я стараюсь, тем хуже получается. В чём моя ошибка?

-Ну отчего же вы решили, что я знаю, как добиться успеха? - удивился Дмитрий Иванович, - Уж я-то меньше всех о том знаю.

-Ну как? Такого не может быть! Ваша периодическая система элементов – такой успех, признание всего мира. Да я химиков, кроме вас больше и не знаю. Каждый школьник вашу фамилию знает и портрет видел. Ничего себе не знаете… - проговорила я пламенную речь, в процессе которой Дмитрий Иванович всё больше неподдельно удивлялся и горько рассмеялся в конце.

-Всё это потом в ваше время произошло. А теперь никто и слышать о глупостях, которыми я занимаюсь не желает. Никто не верит ни в таблицу, ни в мои открытия. Изобрёл бездымный порох, так его оказалось выгоднее за границей закупать, посоветовал нефть по трубопроводам гнать и перерабатывать, так никому не нужно. Сыр предложил варить - сам и слежу за своими сыроваренными артелями. Какой успех? Никто не видит дальше своего носа, - теперь разразился горькой тирадой учёный.

-Вот как… Не знала… Ну а как же тогда?

-Да вот Пель знает, спросите у него в чём секрет успеха. У него всё в порядке с этим.

-Удивительно. Всё в порядке… Только никто в моё время о Пеле и не слыхивал, а вас великим учёным считают. Странная эта штука слава и счастье. Разные, выходит, вещи?

-Конечно, разные, - вступил в беседу Василий Васильевич, - не надо никому ничего доказывать, надо просто жить, заниматься любимым делом и радоваться. Дмитрий Иванович уж больно правдивый, порывистый и увлекающийся человек. Впрочем, за эти качества я его и люблю.

-Ну я бы тоже хотела жить, заниматься любимым делом и радоваться, только почему-то не получается.

-Воображение - вот путь к вашей цели. Вот код Вселенной. Наше воображение, именно оно способно творить чудеса. Творить чудеса – понимаете, милая сударыня?

-Воображение… - разочарованно протянула я, - какая ерунда, ну воображу я себя королевой, например, и что с того? Королевой ведь я не стану?

-Не станете, потому как вы не вообразили себе жизнь королевы. Вы всего лишь сказали – стану королевой. Да, от этих слов не станете, потому как воображение вы не подключили, а только оно способно творить. Вообразите себя королевой, будто и вправду ей стали. Почувствуйте.

-Ну я вся такая нарядная и красивая, прогуливаюсь по своему дворцу. Мне холодно. Зимой с отоплением во дворцах не очень – слышала на экскурсии. Мёрзну значит. Слуги! У меня множество слуг, и я зову их, требую растопить камин. Вот, стало тепло. Ага… надо ещё управлять государством. Этого я не умею. Если буду плохо управлять, случится бунт или, чего хуже, революция и меня убьют. Надо управлять хорошо: всё свободное время тратить на это, не то смерть. Ужас! Какой ужас! А ещё балы, чёрт бы их подрал. Я так устала, что совершенно не хочу есть и танцевать по ночам. А парики!? У меня на голове дурацкий парик и я должна его носить! А ещё меня могут отравить. Яды очень популярны. Никому нельзя доверять. У меня муж. Он всё время пропадает на охоте или с фаворитками-любовницами. Как обидно! Дети с нянями и гувернантками, и я их не вижу совсем. А ведь я люблю возиться с детьми, люблю готовить и иногда прогуливаться в одиночестве. И мне всё это по придворному этикету нельзя. Я совершенно не хочу быть королевой, - как будто и правда почувствовала все переживания королевы я.

-Вот. А на словах хотите. Так чего же вы хотите на самом деле? Какая у вас заветная мечта?

-Ну я даже не знаю… В детстве я мечтала стать учительницей. Но сейчас ни капли не хочу. Каждый день рассказывать, растолковывать то, что я давно знаю. Скука. Сам ни капли не развиваешься, некогда гулять, не на что путешествовать. Надо писать конспекты уроков, проверять тетрадки, зарплата крошечная. Бедность и уныние…

-Ну хорошо, детская мечта вами больше не движет… Однако вы не совсем верно её представили. Учат не только учителя в школе. Учат книги, музыка, театр, природа, наука… Всё вокруг чему-то учит и человек облекает то, что постиг в образы, слова, формулы… Не слишком ли узко вы мыслите, сударыня? И все ваши образы пугают вас, а жизнь складывается по тому сценарию, который прокручивает воображение. Попробуйте ещё разок. Представьте себя радостной и счастливой. Как это будет?

-Ну не знаю… Иду по красивым местам…. Гуляю… Тепло… Светит солнце… Мне не надо ни о чём беспокоиться. На работу – не надо, еда дома есть. Кто-то, пусть служанка, её приготовит. И я приду домой, поем, сяду на красивый диван под окошком и буду любоваться закатом. Потом лягу спать и следующий день будет точно таким же и потом снова… Скучно... Тогда я прогоню служанку и стану готовить и убирать сама. Я люблю готовить, а убирать не очень, ну да ладно. А для кого я всё это буду делать? Сижу одна, совсем одна на своей роскошной кухне (где, кстати, я найду денег на это?) и ем свой ужин одна, никто не похвалит и не скажет, что вкусно. Не с кем пойти в театр или в кино. Опять тоска. Нужен любимый человек и может дети, тогда лучше. Мне есть с кем разделить радость. Я могу бегать и гулять с детьми, учить их всему, чему научилась в жизни сама. Ну вот такая банальная картинка получилась: дом, семья, дети.

-И кто вам сказал, что семейное счастье банально?

-Мама, - не задумываясь выпалила я и сама ужаснулась правдивости этого внезапного открытия, - Мама всегда говорила мне, что муж и дети лишат меня счастливого будущего. Мне придётся много и тяжело работать, чтобы обеспечить их сносное существование. С мужем тоже, может, не повезёт: он будет или пить, или гулять, может и бить меня будет… Куда я денусь вместе с детьми? Только хорошее образование и работа позволят мне уйти от этого деспота и тирана.

-Вот это в самом деле ужас. Ваше воображение, подпитанное несчастливым прошлым семьи, подкидывает картинки одна хуже другой. Не удивительно, что в жизни ничего не ладится. Этих демонов надобно вытаскивать на поверхность и прекращать верить в глупости, которые наговорили вам те, у кого ничего не получилось. Если вы будете продолжать во всё это верить, вы будете одной из многих несчастных, которые отказываются принять возможности Вселенной.

-Вот вам домашнее задание, матушка, - подключился к нашей беседе внимательно слушавший Дмитрий Иванович, - к следующему разу нафантазируйте что-то позитивное и желательное для себя. И расскажите нам о результатах.

-Кстати, выбирать в мужья деспота, пьяницу и тирана – не обязательно, - добавил Пель.

-Ну а как же я определю? Вдруг он притворится милым и добрым, а под маской - чудовище?

-А вы с открытыми глазами, сударыня, выбирайте. Не фантазируйте, а смотрите каков человек на самом деле. Мы сами зачастую не хотим видеть правду.

-Хорошо… - обрадовалась я возможности разобраться со своим воображением наедине.

-А следующий раз будет не скоро и у вас теперь достаточно времени вообразить свои мечты и рассказать нам о результатах опыта лишь через год, в этот же день и час, только не забудьте, - серьёзно сказал Пель.

И вновь знакомая вибрация прекратила наш разговор. Я сидела на кровати в своей комнатёнке, часы показывали всё то же время.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 456
Репутация:
Наград: 9
Замечания : 0%
# 4 21.11.2016 в 20:11
Продолжение (продолжение)

Глава 8

Моё воображение и правда создавало образы неудач в то время как сама я хотела счастья. И не знала в чём моё собственное счастье. Погружаться в любовную историю не хотелось. Хотелось карьерных высот и, чего уж там греха таить, несметных богатств. Вот мне бы превращать любой металл в золото как алхимики! Отыскать бы философский камень, получить эликсир молодости! Ну или хотя бы стать независимой от работы.

Возвращаться в душный офис после отпуска не хотелось больше всего. Взять и оставить надоевшую работу, открыть своё дело? А что скажут люди, родители, Светка? А если у меня ничего не получится, будут ли они смеяться? Ну вот я опять скатилась к представлению своих неудач. Моё воображение, наверное, болеет. С детства. Сколько себя помню, всегда боялась разных нафантазированных ужасов.

Погрустив, что следующая загадочная встреча так не скоро, я поставила напоминание на телефоне. А ещё у меня было домашнее задание: вообразить свою мечту.

Впрочем, следовало позаботиться о хлебе насущном прямо сейчас. Есть хотелось нестерпимо. Продуктов у меня не было, и я отправилась на поиски круглосуточного магазина.

Несмотря на раннее утро прохожие сновали туда-сюда: местные спешили на работу, торговцы уже раскладывали овощи-фрукты. Я же нашла супермаркет со странным и неблагозвучным названием «Пуд» Вспомнилось про пуд соли, который надо съесть с тем, кого хочешь хорошо узнать. В магазине был непривычно маленький ассортимент, однако это обстоятельство экономило время на покупки, потому как выбирать было особо не из чего. Я быстро положила в корзину пакет кофе и булочку и отправилась к кассе.

Кассир, с виду утомлённая жизнью, внезапно оживилась при виде мужчины стоящего передо мной. Я не обратила бы на это внимания, если бы перемена не была такой разительной: усталое лицо с потухшими глазами мгновенно оживилось в приветливой улыбке и глаза заблестели. Женщина оказалась красивой.

-А рада вас видеть, - кокетливо поправляя причёску, приступила к сканированию продуктов кассир.

-Здравствуйте, – сдержанно ответил мужчина, немного смущаясь, как мне показалось.

-Каждый день к нам заходите!

-Скоро уезжаю.

-Ой как жаль, жеманно растягивая слова и неспешно пробивая покупки сказала женщина.

-Ничего будет повод вернуться, - неожиданно внимательно мужчина посмотрел на меня.

Поймав на себе злобный взгляд кассира, я почувствовала себя совсем неловко, будто невольно вмешалась в чужую интригу.

-До свидания, - быстро попрощался мужчина и вышел.

Мои продукты были немилосердно пересчитаны и перекинуты мне с достаточной долей пренебрежения. Без вины виноватая я поспешила выскочить от разозлившейся кассирши.

У магазина меня дожидался тот мужчина. Я, конечно, помнила о нехорошей репутации курортных романов и как хорошая девочка и боялась, и тайно мечтала о подобном приключении. Потому оказалась в затруднении.

-Здравствуйте, - закурил мужчина и жестом предложил мне присоединиться.

-Спасибо, я не курю, - окончательно растерялась я и поспешила уйти.

Навязчивый тип устремился вслед за мной, и я занервничала. Запретить ему ходить по улицам города я не могла и убегать или демонстративно разворачиваться было бы глупо.

-Я завтра уезжаю, - попытался он завязать беседу.

-Рада за вас, - старалась выдержать равнодушный тон я.

-А я нет.

-Мне жаль.

-Извините, мне пора, - я свернула на какую-то боковую улочку по которой ещё не ходила в надежде поскорее исчезнуть из трудной ситуации.

-О и мне как раз сюда. А вы на какой улице живёте?

-Не знаю, пока не выучила названия улиц, ориентируюсь на глаз, - соврала я, понимая, что иду не в сторону дома.

Какое-то оцепенение навалилось тяжким грузом. Казалось, будь я одна мгновенно сориентируюсь и найду дорогу. Присутствие мужчины сковало меня страхом. Я даже не могла толком рассмотреть его.

-Может мы соседи? – как мне показалось с надеждой поинтересовался он.

-Вряд ли, - успокоила я мужчину, понимая, что до моего дома отсюда далеко и я похоже заблудилась и попала в глупую ситуацию, не зная, как избавиться от навязчивого попутчика, запутываюсь всё сильнее.

-О…А вот и мой дом! Зайдёте в гости? Живу один. – гостеприимно предложил попутчик.

-Спасибо, я спешу, - ускорила шаги я и, не попрощавшись, скрылась.

Мне было плохо оттого, что скорее всего моё поведение выглядело ненормально. На самом деле я не знала, как себя вести и отчего-то злилась на себя.

Постепенно сбавив шаг и успокоившись, я вышла к морю. Осмотрелась и поняла, что нахожусь с противоположной стороны залива. Теперь, оставшись одна, я нормально ориентировалась и не боялась.

Домой не хотелось и я решила прогуляться вдоль моря. Множество продавцов на набережной наперебой предлагали различные товары, необходимые отдыхающим. Меня же привлёк аромат кофе, ведь совсем недавно я планировала поесть. В одной из палаток на плитке подогревалась большая сковорода с песком. Немолодая грузная женщина в яркой разноцветной одежде варила кофе в турке. Это было необычно для меня, и я остановилась рядом.

- Откуда ты? – внимательно посмотрев мне в глаза, спросила женщина.

-Из Петербурга.

-Нравится здесь?

-Нравится.

-Это не правда. Тебе не нравится здесь, - утвердительно сказала женщина и, налив кофе в маленькую чашечку, отнесла сидевшей за столиком неподалёку женщине.

-Немного необычно, но я люблю путешествовать, - попыталась оправдаться я, когда странная женщина вернулась.

-Это твоё первое путешествие и тебе неуютно, - продолжила она.

-Да, - наконец согласилась я.

-Кофе?! - утвердительно задала вопрос женщина и насыпала свежую порцию кофе в турку.

-Да, чашку кофе, пожалуйста, - спохватилась я, вспомнив зачем остановилась.

-Гадать тебе я не буду, – доливая воду и ставя турку в песок сказала женщина.

-Вы гадаете?

-Да, но тебе незачем. Ты сама знаешь свою судьбу.

-Нет, я не знаю.

-Ты говоришь то, что должна сказать, что все говорят, по привычке, а не то, что сама чувствуешь и знаешь.

-Но я правда не знаю свою судьбу.

-Каждый знает, но не каждый хочет верить в неё. Люди предпочитают верить другим, а не самим себе и своему опыту. У тебя есть всё, чтобы быть счастливой. Я гадаю только тем, кто окончательно сбился с пути. Вот твой кофе, – и она перелила его в крошечную жёлтую чашечку.

Конечно мне хотелось расспросить про свою судьбу, только я поняла, что разговор закончен. Завеса тайны слегка приоткрывшись, уже закрылась, и я вынуждена была обратиться внутрь себя. А вдруг я правда знаю свою судьбу? Я прислушалась к тому, что происходило внутри. Смятение – был ответ.

Осторожно потягивая горячий густой кофе, я стала наблюдать за следующими посетительницами, которым женщина согласилась погадать, я почувствовала лёгкий укол то ли зависти, то ли ревности. Эта девушка лучше меня, ведь сейчас ей откроют что-то важное о жизни и судьбе? Но тут я вспомнила слова гадалки, что она помогает только тем, кто окончательно сбился с пути и, если я не в их числе, то нечему завидовать.

Наблюдать довелось недолго, сварив кофе точно так же, как и мне, гадалка увлекла девушку вглубь палатки, а её подруга пошла к морю. Больше ничего мне не было ни видно, ни слышно. Подсмотреть и узнать про чужую судьбу не удалось. Посидев столько сколько было необходимо, чтобы неспешно выпить кофе, двинулась дальше в поисках своей улицы. То ли напиток подействовал, то ли ещё что, только я приободрилась и чувствовала себя иначе, чем до встречи с гадалкой.

По дороге я зашла в первый попавшийся салон красоты и, сделав маникюр, выбрала красный лак. Потом купила в магазинчике рядом красную помаду и, нисколько не устав, пришла к себе, будто что-то вело меня. Нарядилась в единственное платье и, довольная собой, снова отправилась гулять по Ялте.

Рядом с полюбившейся мне тенистой платановой аллеей оказался с виду большой и хороший книжный магазин. Почему-то я думала, что такие магазины в небольших городах вымирают под натиском компьютеров и электронных книг. Но нет. Я вошла в просторный с богатым ассортиментом мир и потерялась среди полок.

Читать я любила с детства. Это была какая-то болезненная любовь, пронизанная не насыщаемым желанием погружаться в миры, созданные писателями и подольше не выбираться в мир реальный. Детство у меня было счастливое по советским меркам, но счастливой я почему-то себя не чувствовала, и вся без остатка погружалась в книги. Казалось, что настоящая жизнь там, а не здесь. Сейчас в реальном мире мне было тревожно и одиноко, я хотела погрузиться в чужой, более радостный и интересный мир.

Побродив между книг достаточно долго, я не сумела выбрать себе «попутчика» и решила обратиться к продавцу за советом.

-Не подскажите, что можно было бы почитать, связанное с Ялтой и интересное. «Даму с собачкой» я уже читала, - обратилась я к немолодой и с виду приветливой продавщице.

-Могу предложить вам Булгакова. Правда сам он был от нашего города не в восторге, по воспоминаниям современников, но одного из своих героев в Ялту «отправлял», - хитро подмигнула мне продавец, видимо проверяя мою эрудицию.

-Ага, это «Мастер и Маргарита» И ведь я не прониклась этой книгой, хоть и читала по программе в институте. Не поняла ничего, хорошо на экзамене этот билет обошёл меня стороной, - призналась я честно.

-А вы перечитайте здесь, в Ялте. Совсем недавно, 15 мая, мы отмечали юбилей со дня рождения Михаила Афанасьевича. Перечитайте. Не пожалеете. Да вот и в нашем театре сейчас этот спектакль идёт.

-А давайте, - рискнула я и вспомнила, что видела в городе афиши, – может и правда доросла.

Мою новенькую красивую «подругу» аккуратно уложили в пакет и передали мне.

От нетерпения я не слишком далеко ушла от книжного магазина и устроилась в парке около дома-музея другого писателя - Николая Бирюкова, о котором я, бывшая студентка-филолог, давно бросившая это поприще, не знала ничего, даже фамилии такой не слышала. Ну Бирюковым решила заняться позже, когда освою Булгакова. И книга захватила меня с первых же страниц. Я недоумевала, как я её не могла понять?

Мне очень нравился мой книжный кабинет со стенами из кипарисов и лавра. Для довершения картины удовольствий я купила в автомате неподалёку кофе и конфеты, съела купленную утром булочку и удобно расположилась на скамеечке.

Читала я долго: с наступлением сумерек приютилась на другой скамейке под фонарём и лишь, когда парк опустел, я, опасливо оглядевшись по сторонам и заметив, что на лавочках уже располагаются подозрительно шумные компании с сожалением, закрыла книгу, заложив лавровым листочком недочитанное, отправилась в обратный путь.

Так и провела все оставшиеся от отпуска дни в парке, у которого до сих пор не отобрали название из моего детства: Пионерский. Я прервалась только на прогулку в гости к Чехову. Его Белая дача была недалеко и мне приглянулась, а ещё больше понравился сад с ручейком и мостиками, бамбуком и кедрами. Ах, как бы хотелось тут жить! Ну и конечно, заглянула к Бирюкову, который жил прямо в Пионерском парке.

В окружении писателей и их книг прошёл мой отпуск. Прогулки в тенистом парке и чтение оказались мне ближе, чем пляж, шумная набережная и курортные романы. К счастью, отпуск заканчивался - я хотела домой, во мне уже закипала бурная энергия перемен.

Глава 9

Довольная собой я собрала вещи и отправилась в аэропорт. Полёт больше не вызвал паники. Я была в предвкушении новых событий в своей жизни и решила, что, вернувшись, перестану выполнять неинтересную работу. Попробую взять жизнь в свои руки и поищу более достойное применение своим силам.

Рядом со мной, в кресле самолёта, девушка читала книгу про бизнес. Посмотрев на свои алые ногти, я подумала, а почему бы и нет?

Петербург встретил меня сыростью и холодом, несмотря на уже наступившее календарное лето. Порывшись в сумке, я достала кофту и всё равно зябко куталась, пока дошла до заранее вызванного такси. Дома, отогревшись и разобрав вещи, я решила ехать в Дом книги за решением моей головоломки. Я была уверена - книги мне помогут найти путь, как помогали всегда.

Погрузившись в обычную суету и многолюдность Дома книги, быстро сориентировалась и спустилась в отдел бизнес литературы. Планы у меня уже созрели наполеоновские: я собиралась открыть своё дело, только пока не знала, как и в какой области. До конца отпуска оставалось четыре дня, и я была уверена, что их мне для принятия решения хватит.

Выбрав несколько книг, я поспешила домой. Воодушевлению не было предела. Сама себе хозяйка! Я могу всё! Я творец своего дела и своей судьбы! Да я почти Бог! Всё будет по моим правилам! Помня о важной роли воображения, я уже рисовала себе образ бизнес-леди в красивой одежде, с причёской и маникюром. Вот я летящей походкой вхожу в собственный салон красоты и отдаю указания. Клиенты в восторге рассказывают друг другу о чудесном месте, где им создали такую красоту. Я купаюсь в лучах славы! Кручусь в салоне и впитываю свой успех!

Позвонила Светка. Мне стало неловко от того, что, во многом подтолкнув меня к новой жизни, соседка по кабинету или, может, единственная подруга, оказалась заброшенной и позабытой мной.

-Привет, Смирнова! Чего затаилась? – как обычно резко начала разговор она.

-Да вот прилетела, устала, разбираю вещи, - мне не хотелось сообщать о своих планах. С детства меня учили никому не доверять, особенно подругам.

-Давай встретимся, расскажешь, как там?

-Давай. Приезжай ко мне, – нехотя пригласила я: увидеться хотелось, но я боялась проболтаться. Почему-то до сих пор я верила, что если планами поделиться, то они не осуществятся и испарятся как дым. Такое всегда происходило в моей жизни и мистических причин тому не было. Мама, моя мама, была убеждена, что ничего хорошего в мою глупую голову прийти не может и тем или иным способом заставляла отказаться от моих идей. Причём делала это так искусно, что выходило будто я сама приняла решение. Потому я всегда скрывала свои планы от родителей.

Пообщавшись со Светкой, которая привезла моих любимых пирожных, я погрустила, что не умею доверяться людям. Но как только подруга ушла, углубилась в книги и, просидев всю ночь, к утру я написала бизнес-план салона красоты. Ну может громко сказано салона, решила начать с парикмахерской, и чтоб непременно был маникюрный кабинет. Ах, эта детская мечта про красные ногти, которые запрещала мама! Рекламу своей студии красоты, я, конечно, напишу сама и это будут мои лучшие тексты.

За несколько оставшихся от отпуска дней я действительно успела многое. Говорят, новичкам везёт и это правда. Мне везло: я нашла подходящее небольшое помещение рядом с домом, в котором и сейчас была парикмахерская, когда-то успешная, а теперь приносящая своему нерадивому хозяину лишь убытки, поэтому он готов был прямо сейчас сдать мне своё мучение за небольшие деньги вместе с работниками, если они пожелают остаться. Я решилась, не думая. Ведь всё так удачно складывалось. Хозяин парикмахерской тоже был несказанно рад.

Преодолев формальности, я пришла знакомиться со своими новыми работницами. Грязное, запущенное помещение в синих тонах не украшали, наклеенные кем-то в попытке изменить унылое пространство весёленькие бабочки. Повсюду были остриженные волосы – парикмахерская давно не видела генеральной уборки. Хотя тут требовалась не уборка, а ремонт. В безлюдном помещении, предназначенном для ожидающих своей очереди, тускло горела единственная лампочка.

Меня ожидали все три мастера, которые, работая посменно, сегодня согласились встретиться и обсудить наше будущее сотрудничество. Не слишком доброжелательно поглядывая на меня, они расположились в мрачном холле на стульчиках. Я начала свою пламенную речь о том, как теперь всё будет по-другому и прекрасно. Закончила в полной тишине, на лицах не было ни капли воодушевления и, наконец, одна, самая молодая и видимо боевая из моих теперешних подчинённых, изрекла:

-Видели мы вас таких… Директоров… Много уже было… Только слова и никаких действий.

-Теперь всё будет иначе. Начнём с ремонта. Закрываемся на две недели, потом, обновлённые и со свежими силами, приступаем к работе, - сказала я и почувствовала, что им не интересно.

Работницы вяло собрали свои вещи, шушукаясь и посмеиваясь между собой, ушли. Я была тут чужаком. Но старательно фантазируя о своих грядущих победах, я не унывала и представляла, как ношусь и вдохновляю всех вокруг и как процветает мой мир красоты.

Беспроблемно уволившись со своей прежней работы, я поняла, что незаменимых людей и правда не бывает. Без особых сожалений начальник сказал мне лишь красивую фразу:

-Мы умеем радоваться чужим успехам.

Сотрудницы без аппетита поели купленный мной торт и вяло пожелали успеха. Тут тоже я оказалась чужой.

Следующие две недели я, кажется, не отдыхала ни минуты: носилась по магазинам стройматериалов, ругалась с рабочими, рисовала, планировала, писала рекламные листовки и раздавала их, придумывала оригинальное название и визитки, и даже умудрилась поучиться на коротеньких курсах администраторов.

И вот день открытия моей собственной студии красоты: я в чёрном строгом костюме, в котором ходила на работу раньше, и моя мастер-парикмахер в сетчатых летних сапожках, ярком топе и мини-юбке. Наверное, мы выглядели странно.

Мастера маникюра я так и не нашла, а потому вся студия красоты - это я и парикмахер. Первый день принёс мне успех. Клиенты шли один за другим, благодаря тому, что почти две недели я раздавала листовки и обещала подарки. Вечером, пересчитывая первую выручку, я радовалась как ребёнок. Она сильно превзошла мои расчёты в бизнес плане.

Прошло время, и эйфория от первых побед стала испаряться. Конечно, всплыли трудности, которых я не заметила и не предвидела. Путь к богатству оказался тернист. Помимо несложных рабочих моментов, с которыми легко справлялась, я столкнулась с таким препятствием, о котором и подумать не могла. Причём выражено оно было необычным для меня способом.

Я, простоявшая за стойкой администратора уже много месяцев без выходных, знала постоянных клиентов в лицо. Мило общалась с ними, предлагая чай-кофе во время ожидания своей очереди. В какой-то момент я всё чаще начала чувствовать скрытое недовольство клиентов, адресованное лично мне. Я же вела себя как обычно и не могла ничего понять. По вечерам я убирала всю парикмахерскую сама. Взвалив на себя такой груз забот, не имела свободного времени на размышления о странном поведении.

И вот на курсах для руководителей салонов, куда я пошла в надежде найти и исправить ошибки, я узнала, что надо бы установить подслушивающее устройство, потому как работники, оказывается, умудряются делать подлости за нашей спиной. От своих коллег я узнала много интересного, на что сама никогда не была способна и не ожидала этого от других. У кого-то мастера раздавали клиентам свои телефоны и работали дома, у кого-то подворовывали материалы, некоторые подбивали остальных на бунты против руководства. Я, серая мышка, добросовестно выполнявшая всё, что мне скажут, не знала, что можно так делать. Какая же я оказалась наивная! Но подслушивать? Это было мерзко и противно моей натуре. К тому же противозаконно, о чём нас тоже предупредили. И всё же я задумалась…

Вопрос решился на следующий день. Моя любимая, такая милая и обходительная клиентка, с которой мы всегда вели долгие разговоры за чаем после маникюра и стрижки, впервые отказалась пить со мной чай, сославшись на неотложные дела. Приветливо попрощалась с мастерами и не взглянув на меня удалилась. Поймав на себе победный взгляд моих работников, я поняла - тянуть больше нельзя. Мой успех и моё богатство под угрозой.

Через неделю, я, делая вид, что смотрю что-то на ноутбуке за стойкой администратора, надела наушники на красные, пульсирующие уши и слушала диалог, происходящий в кабинете маникюра.

-Вы даже не представляете, как она издевается над нами! Почти не платит за работу, все материалы, гели и лаки я покупаю сама, - трагическим голосом вещала моя самая хорошая работница маникюрша-Катя.

-Ох, бедные вы, девочки, а с виду она такая милая, - качала головой одна из постоянных посетительниц.

-Если б вы знали! Она орёт на нас, заставляет убирать всю парикмахерскую, она такая жадная, что не нанимает уборщицу. Только ради вас, наших любимых клиентов, мы и терпима её, - так правдоподобно горько жаловалась Катя, аккуратно нанося лак на ногти клиентки.

-Бедные девочки, уходите! Только вот дай я напишу тебе свой телефон, приду в любое место, куда ты устроишься… Конечно, уходите все. Пусть знает, что нельзя так обращаться с людьми! – возмущалась женщина, которая недавно приветливо пила со мной чай и даже угощала меня своими пирогами.

-Сейчас запишу ваш телефон, - доставая блокнот из ящика стола и бросив красить ногти, обрадовалась Катя.

Я сняла наушники, у меня болели уши, не хватало воздуха, чтобы выдохнуть всё возмущение несправедливостью и полной абсурдностью обвинений. Ничего из перечисленного я не делала, все материалы покупала сама, чтобы было единообразие в работе. А то накупят- одна одно, другая другое, разберись потом, что они на людей намажут. Я, со всей присущей мне скрупулёзностью, изучила средства дезинфекции, краски и лаки, выбрала лучшие по соотношению цены, качества и безопасности, заручилась сертификатами и ещё по вечерам мыла полы, вместо уборщицы, заставляя мастеров только подмести и прибрать свои рабочие места. Ну а кричать? Этого я делать не умела. Только теперь хотелось не только кричать, хотелось даже ударить её, и я испугалась своего порыва.

Вежливо проводив клиентку, посматривающую на меня с откровенной неприязнью, я сказала своим работницам, что у меня дела, быстро собралась и пошла домой.

Мне было плохо. Так плохо мне не было никогда. Судя по всему, меня тоже ожидал бунт, к которому я не была готова. Ужас прилил горячей кровью к щекам: если они все уйдут, собрав телефоны постоянных клиентов, что я буду делать? На что я буду жить? Зачем я заварила всю эту кашу с реализацией своих мечтаний? Тоже мне бизнес-леди выискалась…


Глава 10


Заиграл необычную мелодию мой телефон. Напоминание. Я чуть не забыла – прошёл уже год. Он пролетел как одно мгновение. Завтра на рассвете встреча. Нет худа без добра, - попыталась себя успокоить я. Но внутри всё клокотало от перенесённой несправедливости, хотелось рвать, метать, мстить, но я понимала, что завишу от своих мастеров. А они уже подготовили пути отступления.

Кажется, на меня накатила депрессия от невозможности выразить свои чувства. Легла дома на диван и лежала, уставившись в окно, до раннего утра. И снова моё глупое воображение помогло погрузиться в страх: Я представляла себе, как буду объяснять уже подготовленным клиентам, что от меня ушли все сотрудники и, конечно, никто не поверит, что ушли они просто так, что я не тиранила их. Моя ошибка была в чём-то другом, в наивности и детской доверчивости. И от понимания этого было ещё хуже. Я чувствовала себя полной дурой.

На рассвете, собравшись с силами, закапала капли.

Оказавшись в знакомой лаборатории, я расплакалась неожиданно для самой себя. Почему-то именно там отступил весь ужас ситуации, в которую я попала и слёзы сами покатились по щекам, ни о чём другом, кроме краха моих планов и надежд я думать не могла.

-Ну-ну полноте. Что стряслось, - принялись успокаивать меня мои знакомые.

-У меня страшная, просто отчаянная ситуация. Я не могу вынести несправедливость выдвинутых обвинений…

-Интересно, только что Дмитрий Иванович излагал мне подобную историю из своей жизни, только менее эмоционально. Давайте-ка ближе к теме. Что у вас стряслось? – мягко сказал доктор Пель.

-Я решилась реализовать свою мечту…

-Прекрасное начало.

-Но всё оказалось не так просто, как вы говорили.

-Я не говорил, что реализовать мечту просто.

-Но я думала, что если я что-то захочу, то у меня получится это сделать.

-Всё верно.

-Ну так вот я захотела богатства…

-История не нова.

-Да, я решила, что всё остальное можно потом, когда мне не надо будет заботиться о пропитании. Поднапрячься сейчас, обеспечить себе спокойное будущее, а потом уже зажить в своё удовольствие.

-Значит мечта всё-таки оказалась не выраженной и пока вы готовите себе безбедный путь к ней, я правильно вас понял?

-Выходит, что так, - задумалась я, - мне хотелось спокойной жизни, чтоб не бежать каждое утро на работу, проснуться, когда захочу, выпить чашечку кофе, прогуляться, почитать, посидеть в кафе, сходить в кино или в театр ну и так далее… - всхлипывала я как обиженный ребёнок.

-Ну и что вышло?

-А вышло то, что теперь я бегу на работу раньше, чем ходила прежде и ухожу вымотанная почти ночью, да и работаю не за двоих, а за десятерых. И выходных у меня нет вообще. А мои сотрудники обвинили меня в том, что я их притесняю и обижаю, в то время как я сама обижена и притеснена

-И кто же вас так притеснил?

-Мечта… Нет путь к ней…

-Может вы выбрали неверный путь Может, и мечта не ваша.

-Теперь уже и не знаю…

-Где-то ошиблись в расчётах. Впрочем, как и я, - задумчиво проговорил Дмитрий Иванович. -Деньги - такая скука… Тоже за ними бегал.

-Как бегали? Расскажите? – оживилась я в надежде узнать что-то полезное для себя.

-Ну что ж, извольте. Путешествовать я сильно любил и люблю. Как Сонечка отказала мне, я отправился за границу. Где только не был ... И деньги… Конечно, без денег-то никуда. Занимал много, влез в долги. Лабораторию себе организовал в Гейдельберге чудесную, в России таких приборов не сыщешь. Ну а потом, вернувшись в Петербург, понимал, что долги надобно отдавать. Объявлен был конкурс на написание русского учебника органической химии. В три месяца я справился с этим трудом и премию в 1428 рублей серебром получил. Так раздал долги.

-Ну если у вас долги, то у меня уж совсем хорошо. Долгов-то у меня нет… Пока. И работников, наверное, тоже скоро не станет.

-Ну и ничего. Ошибки – прекрасный повод пересмотреть путь к своей мечте. Что-то надо подкорректировать. Зло ошибки не в том, что она бывает, а в том, что мы редко решаемся исправить её, - поучал меня доктор Пель и я успокаивалась.

-Ну у вас всё хорошо получилось. Вы учебник химии написали, благодаря долгам, - сказала я уже бодро.

-Что мешает вам?

-Ничего, конечно. Только я учебников не писала никогда, да и кому сейчас нужны учебники или книги. Теперь всего этого добра много. Что захочешь, любая книга, любой учебник - не проблема. Всё уже изучено и открыто. Ничего нового не скажешь.

-Так ли всё, ежели по-прежнему есть неизлечимые болезни, бедность и несчастливые люди. Да и преступность поди тоже процветает? – усомнился доктор.

-О преступность да, постоянно твердят об убийствах или мошенниках, на каждом шагу. Но причём здесь преступность?

-При том, что счастливый человек на преступление не пойдёт. Если у него с мечтами и желаниями всё в порядке, он и так всего достигнет более простым путём. Преступление – это уже от отчаяния.

-Мне вон тоже не достигнуть мечты…

-Вами движет не мечта, а страх. Страх – плохой советчик. А страх сделать ошибку – вообще беда. Жизнь – это череда опытов, как в алхимии: что-то удаётся, что-то нет, но мы продолжаем двигаться к своей цели или к мечте, как угодно назовите, - продолжал Василий Васильевич Пель.

-А какая у вас мечта? – решила я спросить.

-Мечта любого алхимика – получить философский камень, но мало кто знает, что природа этого камня не столько материальная, скорее духовная. И только развивая свои умения можно достичь успеха. Путь каждого алхимика свой, нельзя передать этот опыт простыми словами. Каждый должен пройти свой путь и, совершив свои ошибки, не побояться исправить их. Только так получишь свой философский камень. Смысл не в самом камне, а в пути. На пути неизбежно случаются неудачные опыты, у всех. Страх же заставляет человека не идти по своему пути, а бегать по кругу в поисках убежища. Что, как мне кажется, вы сейчас и проделываете в своей жизни. Вы попали в воронку страха, и она вас засасывает.

-Как же мне выбраться? Я и правда очень боюсь: я рискнула, решилась на нестандартный для меня ход, сначала всё шло хорошо, и я радовалась своим успехам, хоть и сильно уставала. А теперь – это ведь ужас: если все мои мастера уйдут… Это такой стыд! Что обо мне скажут люди: знакомые, клиенты? Они будут осуждать или смеяться над моей неудачей… Мне так страшно, - снова слёзы подступили к глазам и предательски задрожал подбородок.

-Знавал я этот страх, - сказал Дмитрий Иванович, - Когда я читал лекции в Петербургском университете, мой помощник демонстрировал для студентов всё сказанное. Я сильно беспокоился как бы не испортил он мой рассказ. Ведь ежели я сказал, что должно получиться, а помощник не сумел правильно поставить опыт, то грош цена моим словам и моей лекции. Очень волновался и боялся всегда. А знаешь, матушка, отчего я так боялся?

-Отчего?

-А оттого, что судьба моей лекции в тот момент была в руках другого человека.

-Значит и моя судьба сейчас не в моих руках? - вытаращила глаза на своих собеседников я - Как это не в моих? А в чьих же? Я ведь сама всё организовала, выстроила, сделала. Всё по правилам сделала, понимаете… Я на курсы ходила, и построила бизнес так, как меня учили. Я же отличница, я всегда делаю всё правильно, в точности как меня учили. В чьих руках тогда моя судьба? Не понимаю… - горячилась я.

-Ежели с уходом твоих работников, рушится весь твой, как ты говоришь, тщательно выстроенный мир, то именно они ставят опыты в твоей жизни и ты, конечно, боишься. Так ты идешь не по-своему, а по чужому пути и не придёшь ни к своей мечте, ни к своему философскому камню. Опыты надобно ставить самой, - сказал Дмитрий Иванович.

-Как же мне самой ставить опыты, если ни стричь волосы, ни красить ногти я не умею?

-Ну вот и поразмышляй, матушка, стоит ли свой успех или не успех отдавать в чужие руки? Ты ведь на самом деле спряталась и прикрылась своими мастерами. Это они ставят свои опыты и движутся к своему успеху, а может и неудаче. К своему, а не твоему успеху.

-Да, теперь я поняла. Надо подумать, как выпутываться…

-Подумай. И через год мы ждём тебя…

Последние слова я еле успела различить уже сквозь нарастающий гул и вибрацию.

Вставало солнце. Я сидела дома на диване, на котором без сна провела всю ночь. Теперь я знала, что нужно делать. При всей своей послушности и тихости, я умела достигать целей, просто раньше это были не мои собственные цели. И опять я взялась не за свою мечту. Но я знала, что мне хватит упорства и я всё равно найду своё счастье, потому что уже ступила на этот Путь…
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 456
Репутация:
Наград: 9
Замечания : 0%
# 5 21.11.2016 в 20:12
Удачи финалистам!
Поехали.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Собщений: 87
Репутация: 131
Наград: 11
Замечания : 0%
# 6 21.11.2016 в 22:17
Тут две работы. Но для удобства можно было вставить между ними краткий пост. Я тоже первый раз проскочил.

Ожидал от финала большего. Почему-то. Ни одна из историй не понравилась, но выбрать надо.
Слог.
В "Серой истории" заметна попытка описывать происходящее, автор пытался давать картинку с разных сторон и в принципе иногда получалось. В отличии от второго текста - к финалу захлёбываешься, очень много воды, подача прямая, дневниковская.
Герои.
Никаких оригинальных характеров не встретил. И внешности тоже. Серо и скучно. Правда, хорошие моменты есть. В обеих работах герои что-то переосмысливают, по-другому смотрят на ситуации. Как бы плюс.
Сюжет.
Опять ничего интересного. Никаких поворотов, интриг, мёртвых петель - прямая подача и выход на финал.

Выбирать довольно сложно. Обе работы одного уровня. Но в первой работе хотя бы больше литературного что ли: описания, немного фантазии, живее картинка.
Голос отдаю "Серой истории".

Почему вторая работа начинается с главы 6? Не ошибка?
Группа: АВТОР
Собщений: 35
Репутация: 33
Наград: 2
Замечания : 0%
# 7 22.11.2016 в 01:02
Цитата Чосер ()
Почему вторая работа начинается с главы 6? Не ошибка?
Потому что это продолжение рассказа. первые 5 глав были представлены в полуфинале. А теперь - продолжение.
Группа: МОДЕРАТОР
Собщений: 645
Репутация: 884
Наград: 27
Замечания : 0%
# 8 22.11.2016 в 10:43
Цитата Apollinaria ()
Потому что это продолжение рассказа. первые 5 глав были представлены в полуфинале. А теперь - продолжение.

Кто-то читер)
Группа: АВТОР
Собщений: 35
Репутация: 33
Наград: 2
Замечания : 0%
# 9 22.11.2016 в 13:48
Цитата shana_mage ()
Кто-то читер)
Почему? Не поняла коммент.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Собщений: 41
Репутация: 154
Наград: 16
Замечания : 0%
# 10 27.11.2016 в 19:42
Финалисты моего ожидания не оправдали. Немного наивно было полагать, что будет великая битва с сильными текстами и сложным выбором, но увы - нет.

№1. "Вроде что-то есть, есть!" - думаю я. И такой облом. Ну, автор! Как же так? Куда делся задор, сопровождающий в начале читателя?
№2. Читала прошлые раунды турнира, и считаю, что продолжение тоже не плохое. Это радует. Голос №2
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Собщений: 71
Репутация: 273
Наград: 17
Замечания : 0%
# 11 01.12.2016 в 05:34
Первый
Начписовские косяки. Их есть, но шут с ними. О сюжете.
Мститель, забирающийся в замок злодея под покровом ночи. Ух как он унизит негодяя, обещает автор!
Добрые люди (в моём лице) кровопролитиев от него ждали, в стиле «Волкодава» Семёновой, ан нет. Даже чижика не съел.
Вообще, ну что это за унижение жениха – стащить ожерелье невесты. Невесту таким образом унизить, ещё куда ни шло.
Мораль та ещё: в случае проблем смирись и убейся.

Второй
Продолжение бесконечной истории.
Порадовал Менделеев в дупле, в остальном… Очень много не относящихся к сюжету подробностей и сцен. Из-за них текст стал затянутым. Может, это только мне так кажется.

Голос второму: призыв самосовершенствоваться - это лучше, чем призыв самоубиться.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Собщений: 39
Репутация: 120
Наград: 19
Замечания : 0%
# 12 01.12.2016 в 13:06
Совершенно не предполагала, что в финале будут такие слабые работы. Предыдущий раунд был куда как достойнее.
Первый текст. Такое впечатление, что писался в спешке. Скорее именно по этой причине изобилует мелкими и досадными ошибками, местами сильно напоминает уже виденное или прочитанное. Но тем не менее это самостоятельное и по-своему интересное произведение.
Второе, да, конечно, это продолжение ранее выложенного в соревновании текста. Только есть между началом и продолжением существенная разница. Если начало рождало надежду на такое же необычное и фантастически оригинальное продолжение, то об этом тексте этого никак не скажешь. Весь сюжет скатился к банальным сериальным историям каких сейчас на телевизионных каналах пруд пруди. Отрадно, что автор так много знает подробностей из жизни Менделеева. Но тогда возникает вполне законный вопрос для кого всё это написано? С организацией бизнеса - очень большой вопрос. Всё это настолько нереально, что даже уточнять не хочу.
Отдаю свой голос автору первого текста.
Группа: Глава клуба рецензентов
Собщений: 479
Репутация: 819
Наград: 26
Замечания : 0%
# 13 04.12.2016 в 14:08
Что-то я совсем замоталась и забыла за сроки голосования.

Произведение первое:

Честно? Из всего текста мне понравилось только имя Ральф. Это печально. Настолько женское чтиво, что у меня аж внутренности в жгут скрутились от досады. Есть претензия на легенду, но не дотягивает по уровню. Что мы здесь видим? Какой-то там разорившийся мужик пробирается в личные покои молодой девушки, потом идут откровения и после автор пафосно выдвигает пыльный рояль и довольно фальшивенько играет драматическую ноту "Она себя убила, а в нём проснулось благородство".

Если судить в общем, то вы поместили своих героев в одну комнату и дали им немного поболтать, чтобы хоть немного раскрыть их обоих. Да, это у вас получилось, но они всё равно вышли слишком пресными, на мой привередливый вкус. Атмосфера? Атмосфера соразмерна с томностью бульварного любовного романа о какой-нить невезучей бедняжке, которая настолько безвольна, что элементарно становится противно. Вы пересластили, автор, очень пересластили. Так хочется сказать хотя бы что-то хорошее о работе, которая вышла в финал, но увы, это было бы неправдой, поэтому на этом я и завершу свой отзыв. Больше мне нечего сказать.

Произведение второе:


Когда увидела продолжение истории, которая вытащила автора из предыдущего раунда в финал, сразу захотелось отдать голос первому, даже не читая второго. Это просто немного несправедливо, вам не кажется? На каждый раунд участник пишет одну полноценную работу. А что сделали вы? Схитрили. Знаете, по хорошему, я бы должна была прикинуться шлаком и оценить данное как самостоятельное произведение. Попробуйте угадать, какова бы была моя оценка. Но я, конечно же, всё же прочла, так как должна. Нечестность одного из авторов финала не избавляет читателя от ответственности за честность его собственного отзыва.
Творческий уровень здесь, безусловно, выше, чем у оппонента. Но не обольщайтесь. Данное тоже является ничем иным как женским чтивом. Путешествия во времени, отдых в Ялте и героиня неудачница, которая даже со своими рабочими не может справиться - это всё, что мы здесь имеем. Взявшись за гуж, не говори, что не дюж. А ваша героиня всё время сопливит и ноет, что просто не может не вызывать отторжения. Вы её представляете такой хорошей, почти идеальной. Все её обижают, а она только вздыхает и пожимает плечами. Бесхребетное существо, должна признаться.

Косяки, которые я подметила в прошлой части, так и остались косяками. Нет, автор, я о них не забыла. Я помню.
В общем, плохо. Да и заканчивается размыто. С таким же точно успехом можно было закончить и на предыдущем путешествии героини во времени, сказав, мол, и с этого дня всё у неё в шоколаде было. Но тогда бы пришлось что-то новое придумывать для финала... Печаль. Автор пошёл путём наименьшего сопротивления.
Но мне вот что действительно интересно: если бы после финала был ещё один раунд, то мы би имели честь прочесть одиннадцатую главу? Думаю, что да.

___________________

Финал разочаровал. Я ожидала большего. Обидно. Кому бы отдать голос: справедливому-слабому или нечестному (на мой взгляд), но чуть менее слабому? Пожалуй, что на этот раз оставлю голос при себе. Но не зайти просто не могла, так как оставляла своё мнение в этом турнире с самого начала, не пропуская ни одного раунда прозы.

Желаю обоим авторам удачи и терпения на их творческом пути.
Форум » Литературный фронт » IX Турнир » IX — Проза — Выбираем победителя
Страница 1 из 11
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com