Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
Страница 1 из 11
Модератор форума: Диана, Горностай 
Форум » Литературный фронт » X Турнир » Проза — II тур — пара IV (Куратор Диана)
Проза — II тур — пара IV
Группа: Глава клуба рецензентов
Сообщений: 1172
Репутация: 1661
Наград: 51
Замечания : 0%
# 1 22.08.2017 в 23:45
Оппоненты: X vs Y
Максимальный срок выбора темы: до 25/08/17 включительно
Выбранная тема: Четвёртая звезда
Жанр: на усмотрение участников
Объём: минус один голос за один авторский лист
Жду работы до 8.09.17 включительно
Отсрочка предоставляется до 11.09.17 включительно
Присылать произведения на почту: german.christina2703@gmail.com (с обязательным указанием собственного ника и номера пары!!!)

Разглашать номер пары и тему строго воспрещается! Карается дисквалификацией!
Группа: Глава клуба рецензентов
Сообщений: 1172
Репутация: 1661
Наград: 51
Замечания : 0%
# 2 12.09.2017 в 10:18
Произведение №1

Квантовый кот

– Папа, открой! – раздалось из дверных динамиков.

Звонкое требование подкрепили гулкие удары. И не скажешь, что источник этакого грохота – белокурое голубоглазое созданьице пяти лет от роду. Моя Каринка.

Я взглянул на начальство, стараясь придать выражению лица максимально виноватый вид. Марк, белобрысый верзила (ему бы грузчиком работать, а не погонщиком программистов), великодушно кивнул: можно.

С облегчением переведя надоевшую задачу на компьютерный имплант подопечной – прилежной стажёрки Алисы (тут же скорчившей мне рожицу), я отправился встречать свою егозу. 
Вход в лаборатории проекта, требует, разумеется, пропусков и проверок. Это если уважать инструкцию, написанную бюрократами некоей, заметной отсюда лишь в телескопы, бледной голубой точки по имени Земля. Но за годы, проведённые у границ системы, даже Громовержец (он же начальник станции «К-1» Громов) разучился метать молнии, чего уж говорить о нас, простых смертных.
Герметичная дверь, учуяв приближение повелителя, ушла в сторону. Каринка, не удержавшись, тут же упала на свой красный рюкзак: стояла, похоже, прислонившись спиной, и молотила бедную поверхность ногами. 

– Это Артурка Некрасов, он со мной! – безаппеляционно заявила мордуленция, поднявшись и тыча пальцем в полуосвещённый коридор за собой. От стенного панно отделился и несмело шагнул в проём темноволосый мальчишка. Старше Карины года на два (обычное дело для её приятелей), в таком же, как у моей красавицы, тёмно-синем практичном комбинезоне. Вежливо произнёс: 
– Добрый день, Алексей! 

Затем, заметив за моей спиной кресла с Алисой и Марком, поспешно добавил:
– Всем добрый день!

– Скорее вечер, – я торжественно пожал парню тонкую кисть.

Мальчик с достоинством кивнул.

– Пап, мы к Шрёдингеру, – сложное слово далось Карине легко: как-никак, опыт, не одну неделю упражнялась. – Попрощаться.

– Алекс, проводи, пожалуйста, ребят, – лицемер Марк так и лучился добродушием. И не скажешь, что десять минут назад рычал на нас аки зверь, требуя результатов очередного теста. – Только проследи, чтобы не кормили, ему сейчас только расстройства желудка не хватает… Карина, и… Артур, правильно? У вас пятнадцать минут.

Дочка знала маршрут в биологическое крыло не хуже меня. Унеслась вперёд, топоча сандалиями и почти не касаясь блестящих стенных поручней. Я аж позавидовал: легко ей, рождённой здесь, в условиях центробежной гравитации! Не то что нам, бывшим планетникам.
Следом, стараясь не потеряться, поскакал её школьный приятель. Ну да, Каринка ходит в школу, уже почти год. Что поделать – акселерация.

Здоровенный серый котяра неизвестной науке породы оказался носителем звучного имени вполне предсказуемо. Попробуйте придумать иную кличку коту, имеющему некое отношение к квантовой физике! Вот-вот, в голову лезет лишь пресловутый Эрвин. Так что и наша команда не стала искать добра от добра.
Зверь сей, вытаращивший на нас из-за сетки вольера янтарные глазенапы – самый настоящий командир экипажа квантово-волнового звездолёта, отправляющегося в первый межзвёздный полёт… Ох, уже завтра, как быстро время пролетело! Подчинённые кота – некоторое количество мышей, ящериц и мушек-дрозофил – уже заняли свои автономные капсулы на борту. 
Высшее существо, не подозревая о будущей великой участи, встретило нас, привычно-лениво вытягивая мощные лапы. Разбудили.

Кошачья тюрьма весьма условна – обычно сетка отодвинута, не доставая до потолка, так что Шрёдингеру не составляет большого труда покидать узилище и шастать по всему лабораторному крылу. Последняя такая вылазка была сегодня днём, когда нас всех особенно загрузили и возиться с виновником торжества было некому. Так что он походил-походил, да и вернулся на свою лежанку – презирать недостойных и обижаться. И всё это – не прерывая сон; не каждый сможет!

Когда автоматика затворила входную дверь, Карина сняла с плеч рюкзак, бросив его прямо на искусственный паркет, повернулась ко мне и очень серьёзно сказала:
– Папочка, у нас с Артуром к тебе большая просьба.

– Какая?

– Помочь спасти котика, конечно! 

Артур тоже подошёл ближе и добавил:
– Это ведь экспериментальный проект, «Заря» может и не долететь до звезды Барнарда?

– До четвёртой звезды, – добавила дочка, решив, видимо, что так мне будет понятней.

«Четвёртой? – быстро раскинул я мозгами. – Ну да, правильно. Считая по удалённости, разумеется. Расчёт автоматического полёта к более близкой системе Центавра оказался чересчур сложен и для физиков, и для нашего брата программиста. Система трёх звёзд, не шутка»

– Папа, ты никогда меня не обманывал, – глаза Каринки уже наполнились влагой. – Скажи, Шрёдингер погибнет, да?

Кот поднялся на лапы и смотрел на нас сквозь сетку, будто подслушивая. Хвост его подёргивался, уши – нормальное и рваное (это ещё до нас, у зверя была богатая биография) – стояли торчком.

– Карина, ты уже большая девочка и должна понять. Шрёдингер, он ведь первопроходец. Если он долетит до звезды Барнарда и вернётся, это будет означать, что и человек сможет. Представь, вслед за ним даже мы с тобой побываем на планетах других звёзд!

– Вот ты и сказал! Если! – дочка насупилась. – Корабль может и сам слетать, он автоматический. А кота можно заменить на этого!

Карина склонилась над рюкзаком, и в руках её оказалась игрушка. Пушистый котёнок-робот.

– Он умеет мяукать, как настоящий. У Ольки выменяла на… – короткая заминка, – то есть, она мне его сама подарила!

Я вздохнул. Началось!

– Боюсь, ребята, робот не обманет телеметрию. Знаете, что это такое?

Артур закивал, Каринка замотала головой.

Я продолжил.

– Это система слежения за самочувствием космонавтов. Здесь, на станции, есть центр управления полётом, туда по радио будут приходить сигналы о состоянии здоровья Шрёдингера до тех пор, пока «Заря» не превратится в пакет вероятностных волн.

– Что ещё за пакет? – удивилась дочка. 

Кот тем временем уже перелез через сетку и тёрся о её ноги.

– Вряд ли смогу объяснить. Будешь изучать физику, узнаешь на занятиях.

– Я смогу, – влез Артур. – Всё очень просто, Карин. Через три недели «Заря» разгонится почти до скорости света и улетит так далеко, что на неё не будет действовать солнечная гравитация. Там звездолёт из материального, ну то есть обычного тела превратится в волну, которая продолжит двигаться вперёд. Когда эта волна достигнет пункта назначения, звезды Барнарда…

– Четвёртой звезды, – вновь уточнила для меня Карина.

– Ага. В общем, тогда волна вновь превратится в корабль! – Артур улыбнулся.

– И Шрёдингер? Он тоже превратится?

– Наши учёные считают, что да, – сказал я. – Кот даже не заметит, что был волной. Вероятностная функция редукцирует, или коллапсирует, мгновенно.

– Говори нормально! – рассердилась Каринка. – Артура я понимала, а тебя нет!

– «Заря» просто возникнет на месте назначения, – поправился я. – На дальней орбите звезды. Чуть дальше от неё, чем мы сейчас от Солнца. И через несколько дней отправится обратно. Если всё будет в порядке, конечно…

Вот кто меня опять за язык тянул! Каринка насупилась и заявила:
– Нельзя рисковать жизнью бедного животного!

Тем временем «бедное животное», что-то унюхав в недрах дочкиного рюкзачка, вознамерилось произвести инспекцию.

– Э, нет, сегодня никаких вкусняшек! – я еле успел сберечь нежный кошачий желудок, ценой глубокой царапины на ладони. Хорошо ещё, что у нас на станции нет опасных бактерий.

Дочка стояла на своём.

– Папа, у Артура есть замечательный план. Арти, не молчи!

– Карина говорила, что вы программист проекта… – начал мальчик.

– Скорее, тестировщик. Один из них, – быстро вставил я. – Программы пишутся на Земле, мы лишь слегка их корректируем.

– Нам и нужна коррекция! – подхватил Артур, сверкнув глазами. – Телеметрия ведь отправляется порциями, импульсным лучом. Чтобы беречь энергию, я читал! Вам нужно только сделать так, чтобы всякий раз отправлялась одна и та же информация, повторно. А её записать до отлёта, до подмены кота на робота…

– Нет, ребята! – я постарался посмотреть на детей максимально строго. – Шрёдингер полетит к звезде Барнарда. И вернётся, я уверен. Вы молодцы, что так заботитесь о его судьбе, но всё уже решено.

Карина взглянула с таким презрением, что у меня мурашки по спине побежали.

– Не ожидала от тебя, папа! Живодёр! Все вы тут живодёры!

Затем сунула мне в руки кота (чему тот вовсе не обрадовался, вновь пустив в ход когти), подхватила рюкзак и направилась к выходу. Артур, тоже не попрощавшись,  двинулся следом.

***

Обитаемая часть станции – тонкий обод огромного колеса. В ней и гравитация (центробежная, но уж какая есть), и воздух. А вот на стартовой площадке в центре – ни того, ни другого. Корабли просто «приземляются» и ждут, когда по одной из «спиц» прибудет вагончик лифта; с ним и стыкуются.
Разгерметизации никогда на моей памяти не было, но Громовержец заставил весь задействованный в операции персонал (меня и Алису) облачиться в скафандры. Бережёного бог бережёт.

Почему для погрузки капсулы «кошачьего» модуля задействовали нас, программистов? Ну, кто-то же должен. Работа, конечно, адски сложная (шучу!) – закатить массивную, но невесомую многоэтажную тумбу модуля на погрузочную платформу корабля и нажать кнопку подъёмника. Остальное сделают корабельные роботы.
Идея нашего участия, на самом деле, принадлежала Алисе. Очень хотела поглядеть на «Зарю», так сказать, вживую. Вот и уговорила Громова. И «без меня меня женила». Я так даже обрадовался: смогу, не кривя душой, отчитаться перед дочкой, что, мол, до последнего присматривал за котом-космонавтом. Хоть какое-то утешение.

Когда вагончик плотно присосался к вертикальному стержню лифта «Зари» и начальник станции приказал начинать погрузку, я успел выглянуть в иллюминатор. 
Вблизи корабль выглядел ещё более впечатляющим, чем на экранах. Его конструкция занимала все восемь стартовых площадок внешней (относительно Солнца) стороны станции, взметнувшись к вращающемуся куполу звёзд сверкающей башней. Гордость учёных и конструкторов Союза, звездолёт, как я знал, был набит под завязку самым современным оборудованием, а также колоссальным запасом топлива, ядерного и химического. Блестящие новенькие дюзы ещё ни разу не целовало пламя; а мощнейшие ионно-плазменные двигатели, закрытые мембранами, те и вовсе запустятся последними, на безопасном от нас расстоянии.
Мне было жалко отпускать это рукотворное чудо, в которое вложено такое количество труда, моего в том числе. Даже жальче, чем беднягу-кота. 

Сквозь прозрачную стенку модуля было хорошо видно, как устроена квартира Шрёдингера. Все его игрушки, лежанки, когтеточки. И обслуживающий персонал – миниатюрных роботов, встроенных и автономных, прячущихся за каждой внутренней панелью и вооружённых программами на все случаи жизни. Эти-то программы мы и отлаживали до последнего дня. Телеметрия телеметрией, но дистанционное управление техникой на таком расстоянии исключено.
Кот смотрел на нас с Алисой спокойно, считая, видимо, что хуже уже не будет.

– Капитан Шрёдингер, удачи! – напарница шутливо отдала путешественнику честь.

– Так, котяра. Веди себя хорошо,  – я наклонился к стеклу, как если бы это помогло узнику меня услышать, и тихо добавил. – Постарайся вернуться, Карина тебя ждёт.

Алиса, услышав (услужливая электроника, конечно же, усилила подшлемный шёпот), посмотрела на меня с каким-то новым любопытством.

– Алекс, давно хотела у тебя спросить. Как так получилось?..

– Что я сам воспитываю дочь?

– Да. 

– Ты у нас сколько работаешь, месяц? – уточнил я. – И никто тебе не рассказывал?

Алиса энергично кивнула и тут же мотнула головой, отвечая сразу на оба вопроса. Забыла, видимо, что в скафандре надо быть несколько сдержанней. От резкого сложного движения роскошная пшеничная коса упала на лицо и отлипла от него лишь после нескольких забавных танцевальных па. Шутки невесомости!

Отсмеявшись, девушка ответила:
– Угу, дольше на станцию добиралась, чем работаю! Когда именно сюда распределили после института, удивилась страшно! Я ведь даже не мечтала о дальнем космосе… Но обо мне неинтересно, ты про Карину расскажи!

– Да нечего рассказывать, на самом деле. Взял да и решил. Домашнее воспитание уже лет тридцать как допускается, главное, чтобы ребёнок и школу посещал. Пишешь заявление, сдаёшь экзамен, и готово. На Земле многие родители так делают.

Я не стал пояснять собеседнице, что единственный на станции экземпляр подобного родителя стоит перед ней. Всё равно скоро сама узнает.

– Как же, многие! Нормальных семей, так, чтобы с детьми, почти нет, – запальчиво сказала Алиса. – Не от хорошей жизни эта система возникла, понимаю, популяцию восстанавливали, общую мораль заново лепили, культуру, всё такое… Но сейчас-то зачем! По-моему, мы просто привыкли и обленились. А что, удобно! Спихнул детёныша в интернат, ещё до его рождения, и всю жизнь свободен!

– Я хотел, чтобы у Каринки была ещё и мама. Но моего хотения оказалось недостаточно. 

Странно, но от Даши, родительницы Карины, в памяти осталось не так много. Красивая была, да. Прилетели мы с ней одним рейсом, тоже по выпускному распределению, в пути и сошлись. Но она недолго здесь пробыла – уже через полгода вернулась на Землю, получив более интересное, как она считала, предложение работы. Меня как постоянного партнёра она не рассматривала, я это сразу понял, хотя и обманывал себя некоторое время. 
О том, что у меня появится дочка, она даже не предупредила. Сдала плаценту с эмбрионом станционным медикам и была такова. Хорошо, что на нашем космическом колечке секретов не бывает. Когда Карина покинула репликатор, забрал её к себе. К счастью, сейчас с этим действительно нет проблем.

– Ты хороший, – сказала Алиса тихо, сжав перчаткой мою руку. 

Я не стал поддерживать дальнейший разговор. Думал о дочке, о том, как мне перед ней наконец оправдаться. Не объяснять же пятилетнему человечку, что саботирование проекта всепланетной важности, на которое они с приятелем меня подбивали, это как минимум несколько лет исправительных работ. А то и куда менее приятная перспектива…

Запуск звездолёта я наблюдал, разумеется, не с площадки. Находиться там во время старта, во-первых, запрещено, во-вторых, исключительно вредно для здоровья.
Зато смотрел не только глазами из окна, как все нормальные обитатели станции, но и напрямую мозгом, с положенного мне по штату «экрана» импланта; наблюдая взлетающую «Зарю» и изнутри, и снаружи. 
Телеметрия была в порядке.

***

Шрёдингера упрямая Каринка мне так и не простила, общалась теперь со мной лишь по необходимым бытовым и учебным моментам, в остальных случаях отделываясь короткими дежурными фразами. 
Ещё и учиться стала через пень-колоду, отравляя, ко всему прочему, дурным настроением свой небольшой класс. В итоге меня вызвали в школу и как следует пропесочили. По странному совпадению, именно в тот вечер, когда корабль должен был уйти в волну, по расчётам земных и местных мудрецов. Проверить этот факт мы, увы, уже не могли – слишком далеко забралась «Заря», вне досягаемости наших средств связи и наблюдения. Так что и кот теперь оправдал своё имя, будучи для наших наблюдателей ни жив ни мёртв. Всё как в древней поговорке – есть, мол, живые, есть мёртвые, и есть путешествующие по морю.

– Я всегда считала, – в числе прочего заявила мне директриса, Вера Пенроуз, – что воспитанием ребёнка должны заниматься специалисты. Семьи это пережиток прошлого, особенно опасный в нашем новом обществе. То, что вам, Алекс, разрешили воспитывать дочь самостоятельно, не даёт вам права прививать ей вредные принципы, как-то, приоритет личного над общественным.

И тэдэ, и тэпэ… Лекция длилась полчаса, не меньше.

Я не особенно слушал. Обычная выволочка от человека, которого только что отчихвостило начальство с Земли, Комитет по образованию. Мою догадку подтвердила сама Вера (звучной фамилией она пользовалась лишь во время таких вот официальных мероприятий), чуть позже догнав меня в коридоре. 

– Извините меня, Алекс, за этот спектакль, – отдышавшись, сказала она. – С меня взяли слово провести беседу, и провести именно в этом ключе, под запись. На самом деле я очень переживаю и за Карину, и за вас. Ведь, если так пойдёт и дальше, у вас её отнимут. Увезут на Землю и отдадут в интернат.

Я ожидал чего-то подобного, поэтому просто спросил:
– Вера, вы опытный педагог и наверняка имели дело и с более сложными случаями. Может, что-то посоветуете?

– Этот самый сложный, уверяю вас. По-моему, единственный вариант, в текущем состоянии девочки, это вернуть её любимца. Да, знаю, – остановила она мои, готовые сорваться с губ возражения, – если «Заря» и вернётся, это произойдёт очень нескоро, через несколько лет. Даже если на борту при этом пройдут лишь месяцы. Я интересовалась деталями проекта. Так вот, моё предложение несколько необычно. Для начала, меняйте работу на земную. Не волнуйтесь, найдётся не одна сотня энтузиастов, готовых занять ваше место. А там, на Земле, клонируйте кота. Полагаю, в вашей лаборатории всё ещё можно найти образцы его ДНК.

Предложение меня несколько ошарашило, но я обещал подумать.
 
«Дома», в отведённой нам с дочкой стандартной жилой секции, меня ждали сюрпризы. Во-первых, Карина наконец открыла дверь своей комнаты, и я смог, заглянув, рассмотреть развешанные на стенах рисунки. Героем каждого из них был Шрёдингер. 
Он то высовывал морду из иллюминатора «Зари», то повернувшись боком и щеголяя рваным ухом, писал Карине письмо, сжав лапой старинную авторучку, то приветствовал жителей разноцветно-полосатой планеты громогласным «мяу» (эти буквы в пририсованном к морде облачке были обведены особенно жирно).
Вторым сюрпризом была Алиса. Она сидела за кухонным столом, склонившись к моей дочке, сидящей напротив, а та увлечённо раскладывала перед ней очередные рисуночные дополнения к жизнеописанию Шрёдингера.

– Привет, Алекс! Вот, решила к вам заглянуть, ты не против?

Я, конечно, не был против. Моё лицо само собой растягивалось в улыбке. Вот уж не ожидал!

Ответил:
– Сейчас озадачу чем-нибудь пищевой синтезатор и присоединюсь к вам. Карина, ты-то не возражаешь? Ну вот и хорошо.

Только мы приступили к чаю с пирожными, сосредоточенно стараясь не разрушить моё с Кариной хрупкое перемирие, как в комнате дочки раздался резкий хлопок, и проём её двери засветился сиреневым.

– Это метеорит! – закричала Алиса. – Лёш, доставай маски! Кариночка, дочка, не волнуйся, всё будет хорошо…

Я прислушался.

– По-моему, ложная тревога, пугаться нечего. Слышите, снова тихо. Значит, нет никакой разгерметизации. Да и датчики сработали бы. Похоже, это что-то с местной проводкой. Сейчас гляну.

И в это время из проёма появился он! Шрёдингер собственной персоной! Выглядел он, как выходец с того света. Глаза горели, по серой шерсти скользили синие молнии. 

Первой отреагировала Карина. 

– Мой котик, Эрвинчик, ты вернулся! – и бросилась обнимать. Еле успел её поймать.

– Подожди, мы не знаем, что с ним, – сказал я. – Может быть, он радиоактивен.

– Датчики бы сработали, – со смехом процитировала кое-кого Алиса. – Это шерсть набрала статики, смотри, уже почти всё прошло.

И правда, когда кот, проявив инициативу, разрядил остаток заряда о мою ногу, меня почти не подбросило.
 
Я вдруг понял, что произошло. Корабль, разогнавшись до субсвета при нулевой гравитации, как и было запланировано, превратился в пакет волновых функций, или вероятностных волн, кому как нравится. И одна такая волна, живая, выбрала (не спрашивайте меня, каким образом – даже мой институтский физик считал квантовую механику шаманством!) из открывшихся вероятностей одну-единственную. 
Отправиться не к непонятной и ненужной коту «четвёртой звезде», а в единственное место, где её – то есть, конечно, его – ждут.

– И что нам с тобой теперь делать? – пробормотал я, глядя, как счастливая Каринка радостно тискает серого разбойника, определённо нашедшего свою дверь в лето. 
«Сдать» кота учёным означает вновь, и на этот раз уже окончательно, разорвать отношения с дочкой. А скрыть произошедшее чудо чревато кое-чем другим.

– Я думаю, мы с этим дома разберёмся, – ответила Алиса, обняв меня сзади за плечи. – На Земле.
Группа: Глава клуба рецензентов
Сообщений: 1172
Репутация: 1661
Наград: 51
Замечания : 0%
# 3 12.09.2017 в 10:20
Произведение №2 

Пророки Фиатиры


Семь звезд суть Ангелы семи церквей...

...И четвёртая звезда – церковь Фиатиры. И Ангелу Фиатирской церкви напиши: но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное. 
Откровение Иоана Богослова 1:20; 1:18.


В разгар службы в храме было гулко и жарко. Лучи солнца косо ложились на алтарь, проникая через узкие окна. Тягучий голос пророчицы – красивой, не старой ещё женщины – уносился в высь, под самый белёный потолок. Зен держал ритуальную чашу и жадно вслушивался в её речь.
– ...И скажет Христос – не во плоти я воскрес, но в духе! Скажет: возьмите плоть вашу и сбросьте с духа вашего, так войдёте в царствие моё. И не будет больше ни камня, ни земли, ни солнечного света, ни крови, ни кости, и настанет царствие всеобщего блага, Царствие Христово!
Будто вчера бабка Лидия, тогда ещё молодая, встречала на берегу Христа и слушала его проповедь, а теперь вся Фиатира полна храмов в его славу. «Вот это – настоящая вера, -- думал Зен. Это вам не старые байки народа израилева и не сказки о громовержце, породившем героев и полубогов». Вот оно! Великое, истинное, новое! В Фиатире. За такую веру легко вынести любые пытки, которым, по слухам, подвергают христиан язычники-ромеи. Зен сплюнул себе под ноги, удобнее перехватил тяжёлую чашу. 
Золотые стрелы солнца успели сдвинутся от скамей к самым сандалиям Зена, когда служение окончилось. Люди потекли из храма на жаркую улицу. Зену казалось, после каждой проповеди они все становятся лучше, сильнее, чище. Так и должно быть. Отец подождал его у выхода, положил тяжёлую руку на плечо Зена.
– Ты мне нужен в мастерской сейчас, идём скорее.
Отец Зена делал посуду и потом продавал её. Конечно, учил Зена своему ремеслу сызмальства. Зен уже сам мог делать тарелки и амфоры, но расписывать у него никак не выходило. Как он ни бился, как ни тратил часы, вырисовывая узоры на черепках, ничего не получалось. Не помогали даже молитвы. 
Они ещё не успели выйти, как подошла Пророчица и ухватила Зена за предплечье. Она прикрыла глаза и сказала низко, как говорят мужчины:
– С солнцем придёт смерть от воды. Берегись воды. 
И открыла глаза. Иногда такое случалось – Пророчице приходили слова, которые касались лишь кого-то одного. Зен и его отец преклонили перед ней колени и поцеловали её руку. А потом проводили её в комнаты за храмом – Пророчице часто становилось худо, после того, как она изрекала предсказание. 
– Что я говорила? Что я говорила? – слабо спрашивала она, пока шла к своим покоям, поддерживаемая отцом и сыном.
– Что мне придёт смерть от воды с солнцем, – с некоторым страхом напомнил Зен. Предсказание ему не нравилось.
– Не понимай эти слова как есть, дитя, – слабо сказала Пророчица. – Помни, Господь говорит с тобой через меня иносказаниями. Подумай, и ты разгадаешь его речи. 
Зен с отцом переглянулись. Слова Пророчицы всё равно тревожили их обоих. Убедившись в том, что рабы приняли свою госпожу в доме и теперь позаботятся о ней, они отправились к мастерской.
На форуме перед храмом, как обычно, шла торговля. Отец задержался у торговца багрецом. Рядом с торговцем тоже сидел его сын – Кирос. Пурпурные ткани лежали под навесом аккуратными стопками. Там же стоял и большой кувшин с краской. Зен не раз видел, как Кирос с отцом несут вдвоём тяжёлый кувшин на своё торговое место, не доверяя телеге. Кирос налил багрец в кувшинчик, пока его отец пересчитывал деньги и приветливо улыбнулся Зену. Зен отвернулся.
Когда они отошли довольно далеко от форума, Зен спросил у отца:
– Почему ты покупаешь багрец у семьи Кироса?
– Потому что краска вышла, – спокойно ответил он.
– Но ведь они не ходят в наш храм! 
– Бабка Кироса первая встретила Господа нашего Иисуса Христа на этом берегу, Зен. Пусть они ходят в храм в Южной стороне, но они с нами одной веры. К тому же, у них лучший багрец в городе.
Зен поморщился. Спорить с отцом он не мог. Но ему хотелось. Они не слышат Пророчицу. Какой смысл ходить в храм, в котором нет истины?
***

Вечером жизнь Фиатиры полна развлечений, довольства и радости. После трудов праведных люди выходят на улицы, которые уже оставило в покое излишне щедрое солнце. Воздух благоухает цветами, всюду горят факелы и свечи. На порогах домов появляются музыканты, наигрывают мелодии. То здесь, то там слышен смех и разговоры. Молодые до позднего вечера гуляют на берегу моря, устраивают игры, водят хороводы, танцуют. 

Вокруг большого костра на берегу уже утихло пение и закончились танцы, сейчас юноши играют в мяч, а девушки следят за игрой.
Для Зена спортивные игры не праздное развлечение. Если ты быстрее всех, ловчее всех, значит, ты – правильный, какой нужно, значит, Бог на твоей стороне. И, значит, на тебя первого посмотрит красавица Ианта. А с блеском её взгляда не сравнится ни одна звезда – так считает Зен. И чтобы этого взгляда удостоится, старается он изо всех сил. Но не идёт сегодня ему игра. Вырывается мяч из рук, ускользает от ноги. Нет сегодня Зену удачи. Зато у Кироса уже двенадцать камешков – их считает мальчишка-судья, важный как наставник города.
Вот и кончена игра, кто похваляется выигрышем, кто со злости пинает песок. Зен с досады, скидывает повязку с бедер и бросается в воду, ему хочется плыть и плыть так до самого края земли – хоть в темноте уже и не виден этот край – небо и море одного цвета, и там и там звёзды – Зену кажется, что он плывёт прямо по небу и вот вот встретится с Господом. Тогда-то Господь ему всё расскажет, а потом Зен вернётся на землю и заявит: «Что вам за дело до бабки Кироса, которая встречалась с Христом на земле и до его воскресения? Когда я, Зен, сын Актеона, встречался с Господом нашим среди звёзд на небе и он рассказал мне всю истину, которая только есть на земле...» И, может быть, Господь, наконец дарует ему умение расписывать посуду. Как  Кирос. Зен знает, что Кирос иногда покупает неразрисованные вазы, тарелки или маленькие амфоры и расписывает их сам, чтобы потом подарить своему храму или кому-то из соседей. Зен однажды видел его роспись – как будто краска сама легла в рисунок, который Господь разместил на вазе. Зависть чёрной пеной разливалась по его груди. Но Зен скажет Господу, что Кирос молится в Южном храме, а ещё вовсе не торгует вазами. Зачем торговцу багрецом умение расписывать посуду? Пусть Господь отнимет у него дар рисования и отдаст ему, Зену. Тогда их посуда прославится по всем землям, а ещё Зен сможет даже расписывать храмы...

– Вот ты где, – слышит он за спиной. Что за надоеда разрушил такие сладкие мечтания? Зен оборачивается и пытается в темноте различить говорящего. В слабом свете звёзд он видит очертания чьей-то головы над водой.
– Я боялся, что ты утонешь, – говорит Кирос, Зен наконец узнаёт его голос.
– Я плаваю как рыба, скорее утонешь ты, – Зен не удерживается от яда. –  Или Господь твою бабку научил, как ходить по воде?
– Не научил. Тебя Пророчица тоже не научила, лучше нам поплыть к берегу. 
Зен покрутил головой, и ему стало холодно:
– Костёр... Они погасили костёр? Но ведь они знают, что мы в море... Где берег?
Кирос тоже несколько раз повернулся в воде.
– Нет, они не знают, – сказал он. – Ты исчез слишком поспешно, я один успел тебя заметить. Должно быть, решили, что мы уже ушли... Хотя тому, кто плавает как рыба берег не нужен.
– Помолчи, безбожник!
– Идолопоклонник!
– Сын козла!
Кирос смолчал на это, он лёг на волны и задрал лицо к небу. «Чтобы сохранить силы, – понял Зен». По его ноге мягко скользнула медуза. Зен представил, как очень скоро их тела вместе опустятся в глубину, где рыбёшки объедят им лицо, а раки поселятся в их костях. Сердце его закаменело, вдруг показалось, он уже задыхается. С тревогой он прислушался к своему телу – нет ли признака судорог. 
– Если мы даже продержимся на воде до рассвета, нынче отлив, нас унесёт в море.– сказал Кирос. – Тебя учили читать путь по звёздам? 
– Я же не сын рыбака! – в отчаянии крикнул Зен, в рот попала вода и он закашлялся, забил руками. – Ах, Бог разгневался на меня за то, что мой отец покупает багрец у семьи неверных! 
– Бог разгневался на меня за то, что мой отец продаёт багрец семье идолопоклонников, – в тон ему сказал Кирос. – Но я прошу тебя, давай, пока мы не достигнем суши, забудем о том, кто в каком храме молится нашему Господу. Мы ведь не язычники и не варвары, Зен.
– Мы никогда не доберёмся до суши! – сказал Зен, в сердце его постепенно расползалась чернота смертного ужаса. 
– Доберёмся, если сохраним ум ясным и не станем тратить силы на свары. Дай мне вспомнить, дед учил меня звёздам, когда я был мальцом. 
Зена, конечно, тоже учили звёздам. И в школе наставники рассказывали названия звёзд и созвездий, и учили распознавать направление. Но сейчас, на воде, в которой он уже начал замерзать, всё мигом вылетело из памяти. 

– Кажется, я понял, куда плыть...
Зену бы хотелось, чтобы голос Кироса звучал более уверенно. 
– Давай плыть медленно, нужно хранить силы...
И они поплыли. Море сегодня было спокойно, небо над ними цвело звёздами, как сад цветами. Если бы только звёзды давали свет, если бы знать, где берег. Чернота. Зен потерял счёт времени, ему казалось, что они вечность плывут так среди звёзд. Помалу он отставал от Кироса, которого едва различал впереди, на волнах. Вдруг ему показалось, что в ногу со всего размаху всадили копьё. Зен взвыл, ухватился за больное место под водой. Как будто схватился за камень. 
– Что? Что? – услышал он испуганный голос Кироса. Но Зен только выл и шипел. Судорога. Нога тянула его вниз. Он хватанул воды раз, другой, захлебнулся, не успел отплеваться, как снова в рот и в нос попала вода. Потом он уже не мог сообразить, где верх, где низ. Он успел почувствовать, как его хватают за волосы, и всё кругом померкло.

Зен пришёл в себя от света, бьющего в глаза. Хвала Господу, это был только сон! Он сел и тут же всё тело заломило тупой болью. О нет, не сон – понял он со стоном. Он сидел на песчаном берегу. Тень скалы над ним уже укоротилась настолько, что он оказался под солнцем. Кругом было тихо, только редкие чайки кричали где-то в небе. Зен сощурился и попытался определить по солнцу время.
– Очнулся!
Кирос спускался по неприметной скальной тропе. Нагота Кироса, как и его собственная нагота, Зена смущали мало – всё же они оба мужчины, в спортивных соревнованиях не раз сходились по всем правилам атлетики. Но оказаться без одежды под солнцем – этого Зену не хотелось. Тем временем Кирос оказался рядом. В руках у него было несколько белых крупных яиц. Зен проглотил голодную слюну. 
– Тут было всего одно гнездо с яйцами, – с сожалением сказал Кирос, разделяя с Зеном свою добычу.
– Где мы?
Кирос сперва выпил яйцо, утёр рот и только тогда ответил.
Я успел подняться на скалу, пока ты спал. Кажется, это остров. Я не увидел никаких знаков другого берега... И я не заметил ни ключа, ни ручья. Может быть, если мы поищем вместе...

Остров, на котором они оказались «Милостью Господа нашего!», был маленьким и каменистым, почти весь его занимала некрутая и невысокая скала. С одной стороны – обрыв. Несколько чаек гнездились на утёсе, больше не было ничего – ни деревца, ни кустика, ни родника. И от солнца укрыться было негде. День разгорался, начиналась жара. К полудню они уже не раз обошли остров, обшарили каждый камешек. Вернулись на прежнее место. Зен утёр пот и сел, привалившись к скале. 
– Да ведь ты спас меня – вдруг сказал он. 
– С божьей помощью... Если бы этот остров не оказался так близко...
– Я у тебя в долгу.
Кирос только махнул рукой. 
– Твой долг быстро закроется. Здесь совсем нет воды, мы погибнем, если не уплывём.
Зен тут же почувствовал, как прав Кирос. Жажда, таившаяся где-то в горле, немедленно принялась жечь язык и гортань. 
– Куда же нам плыть? – спросил Зен и передёрнулся – после вчерашнего одна мысль о том, чтобы входить в воду, наводила ужас. 
Кирос покачал головой.
– Я не знаю... Но чайки не гнездятся слишком далеко от берега. Мы проспали зарю, но следующим утром рыбаки могут выйти в море...
– Они не увидят нас! – крикнул Зен, вскакивая на ноги. – Мы не можем даже развести огонь, тут ни щепки! Это не Господь, а Дьявол привёл нас на этот остров, чтобы помучить!
– На всё воля Господа, – поморщившись, сказал Кирос. – Будем молиться, чтобы он послал нам рыбачью лодку. Или торговый корабль. Увидим – сразу прыгнем в воду и поплывём к судну.

Сперва они решили разделиться – чтобы каждый следил за морем на своей части острова. Так можно было охватить сразу всё море вокруг. Но потом вспомнили, как утром блуждали среди камней – на ту сторону острова пробраться было нельзя. Единственное место, где можно было выбраться на берег острова – та бухта, где они очутились впервые. Можно было только забраться повыше на скалу и следить за морем. 
Солнечные блики на волнах резали глаза, Зен то и дело утирал набегающие слёзы. Они сидели на самом солнцепёке и терпеливо сносили жару. Увы, горизонт оставался чист. Зен вспомнил слова Пророчицы. Она говорила о смерти от воды? Но по всему выходило наоборот – смерть приносила не вода, а её отсутствие. Жажда наступала медленно и неотвратимо. Кирос не жаловался, как и подобает христианину. Зен, разумеется, тоже только крепче сжимал потрескавшиеся губы. Он задумался, почему такой человек как Кирос верует неправильно? Он смелый, сильный, он спас Зену жизнь. И он прекрасно рисует. Как же так?
– Почему ты не ходишь в наш храм? 
Кирос не сразу ответил, глядя в свою сторону на море.
– А почему ты не ходишь в наш?
– Потому что ваш храм неправедный, а у нас есть пророчица.
– Пророк один, и его имя – Иисус Христос. Он оставил нам своё слово, этого достаточно...
Просыпающийся гнев приглушил жажду.
– Нет! Христос говорил, что оставит после себя и других! Пророчица никогда не ошибается, она предрекла, что меня подстерегает смерть от жажды...
– Что, прямо так и сказала?
– Не совсем, но это сбывается, сперва я не понял, теперь ясно, о чём она говорила! Её устами говорит Господь!
Кирос только пожал покрасневшими от солнца плечами.
– Зачем я тебе в твоём храме? Разве плохо, что у каждого есть свой храм, по его вере?
– Но как можно допускать, чтобы кто-то верил неправедно?! Ладно, если это варвар или какой-нибудь уродливый злодей! Но если человек достойный...
Кирос усмехнулся:
– Я ведь сын козла, ты забыл?
– Только потому, что ты не ходишь в наш храм!
Кирос не ответил. Они помолчали.
– Почему ты полез за мной в воду?
– Потому что ты мог утонуть в темноте. Ты бы сделал то же самое, разве нет?
Зен задумался. Полез бы он в темноту следить, чтобы неверный не утонул? 
– Не знаю, – пробормотал он, облизнув сухим языком губы. 
– Я знаю. Господь у нас один. Хоть с тобой он и говорит через пророчицу.
– А с тобой он вообще не говорит!
– Со мной он говорит вот здесь, – спокойно возразил Кирос и приложил ладонь к груди. – И с тобой тоже. Просто нужно слушать. Не нужны никакие пророки... 
Зен помолчал немного, потом всё же решился спросить то, что мучило его так давно:
– Скажи... Как тебе удаётся расписывать посуду так... так... Красиво? Ведь тебя никто не учил этому.
– Не учил. Не знаю, что тебе и ответить. Когда я рисую, мне кажется, что Господь говорит со мной особенно явно. И я просто слушаю его и делаю, как он подсказывает. Я люблю рисовать, но это же баловство...
– Совсем нет, – с жаром возразил Зен. – Если бы ты мог научить меня так рисовать, наша посуда прославилась бы на весь свет! 
Кирос сухо посмеялся и покачал головой:
– Что толку говорить об этом сейчас, пока мы в плену на этом острове... Мне трудно говорить, сушит рот... Давай помолчим...
Пришлось замолчать. Зен молчал и думал над словами Кироса. Самая настоящая ересь и глупость, вот что это такое. Глаза ломило от блеска волн, но слёз уже не было, чтобы смочить воспалённые веки. Теперь не на что было отвлечься от жажды и жары. Зен повторял в уме молитвы со служения. Он просил у Господа стойкости и благодарил за испытания. И просил прощения за то, что говорил на берегу про Дьявола. 
Солнце давно прошло зенит и теперь светило слева, опускаясь всё ниже и ниже. В голове у Зена поселилась какая-то звенящая слабость и лёгкость. Ему начал слышаться шум ручья, которого здесь не было. У губ ощущалась влага – которой тоже не было. Безумно хотелось броситься вниз со скал в воду и пить её, горькую, солёную. Но Зен знал, от морской воды станет ещё хуже. Он пошатнулся и чуть не свалился со скалы, успел ухватиться рукой за выступ. Он обернулся к Киросу, чтобы рассказать об этом, и тут увидел как тот клонится всё сильнее и сильнее вперёд. На короткий миг Зен решил, что тот просто что-то увидел на земле – рассматривает жука или камень, даёт отдых глазам, но тут же понял, что Кирос сейчас упадёт. Прежде, чем он успел о чём-то подумать, его руки уже хватали Кироса за плечи. Тот вздрогнул и закричал – обожжённую солнцем кожу без слёз не тронешь.
Зен не отпустил его, пока не убедился, что Кирос сидит на месте прочно.
– Ты чуть не упал, – с трудом разлепив губы, оправдался он.
– Вот ты и вернул долг, – слабо сказал Кирос. – Нам нужно спускаться, не то мы свалимся. Ох, как кружится голова... 

С большой осторожностью они спустились вниз, на берег. Обоих шатало, у Зена перед глазами встал белёсый туман. Они рухнули на песок, теперь сил хватало только на то, чтобы смотреть на море лёжа, повернув головы. Пить хотелось до воя, стоило шелохнуться и каждая пядь тела вопила об этом – воды, воды. Зену казалось, что он готов продать душу за единственный глоток. Когда солнце уже село, он, почти не соображая, что делает, подполз к морю и попытался хлебнуть воды. Горло обожгло как огнём. Зена вывернуло. Он долго ещё отплёвывался и плакал без слёз.
– Лучше бы мы утонули, – повторял он. – Лучше бы мы утонули...
– Прости меня, – услышал он голос Кироса – охрипший до неузнаваемости, тихий. – Теперь у нас нет даже сил плыть... Если мы и увидим лодку...
Зен отвернулся от моря и подполз к нему.
– Ты прости, – выговорил он. –  Всё я виноват... Пророчица...
– Я научу тебя рисовать, если мы выберемся... – проговорил Кирос. – Просто... нужно... выбраться...

Этой ночью ни один из них не мог понять – спал он или бодрствовал. Видения проходили над ними, как облака. Зену виделся дом: отец разрисовывает новые чаши багрецом, но багрец плохой, жидкий, как кровь – он всё льётся и льётся с чаши на пол. Зен припадает к красной луже на полу и пьёт, пьёт, пьёт, разжигая в горле огонь всё сильнее. А над ним стоит Пророчица и укоризненно поджимает губы. «Почему ты до сих пор не умер, если я предрекла тебе это? – спрашивала она. – Ты должен умереть». Кирос звал кого-то в полубреду. Зен был уверен, что до рассвета они не доживут. Наконец небо выцвело, звёзды потускнели, над морем встал туман. Зен лежал на боку и сновидел на яву – ему казалось, что из тумана к острову бредёт человек – прямо по воде. Это, конечно, Господь пришёл взять его с собой к вечной истине. Но он не пойдёт один, он попросит взять с ними и Кироса, пусть убедится, что Зен прав, что пророчица права. Пусть ходит в правильный храм. Жажды он больше не чувствовал, но горло и рот болели, а язык распух. «Скоро всё кончится, скоро?» – мучительно думал он. Рядом шевельнулся Кирос, Зен скосил глаза – тот тоже смотрел на море.
– Видишь? – беззвучно спросил он у Зена. И Зен понял, что Кирос тоже видит человека. Но он не шёл по воде, теперь Зен явственно различил – человек плыл на маленькой рыбацкой лодке, был он сед и стар. У них не было сил ни привстать, ни крикнуть, оставалось только надеяться, что старик их заметит. И он заметил. 
Зен задремал, а может быть впал в забытьё – вот старик плывёт к берегу в лодке, а вот уже стоит над ними, качая седой головой и льёт им на лица тонкой струйкой воду. Пресную воду. И они хватают её потрескавшимися губами. И жизнь возвращается в них с этой водой. Старик – не подумать, что такой крепкий -- переносит их в лодку, не проронив ни слова. И там Зен снова уплывает в мир теней и дрёмы. Волны качают лодку, старик молчит. Кричат чайки, Зен чувствует на щеке тепло солнца.
Когда он снова открывает глаза, над ним склоняются плачущие мать с отцом. И Зен снова закрывает глаза и засыпает счастливым: спасение пришло, Господь не оставил их.
***
Снова в храме Пророчица говорит. Теперь Зен сидит на возвышении по правую её руку, как живое свидетельство её пророческого дара и милости Господа. Зен ничего не говорит, только кивает, подтверждая слова Пророчицы:
– И Господь не оставил своего сына, как и было предсказано, и дал ему пристанище на пустынном острове и принёс нему челн и вернул дитя к его дому. Как и было предсказано. И тем доказал великую милость своим детям.
– Почему Господь спас мальчишку из Южного храма? – спросил кто-то из толпы. – Почему спас неверного?
Поднялся ропот. Зен тревожно посмотрел на Пророчицу. Та простёрла руки над головой:
– Господь никогда не делает чего-то напрасно, когда он хочет покарать, выбирает казнь по проступку. Вода – недостаточная кара для неверного.
Зену стало неуютно на своём месте. Люди смотрели на Пророчицу с сомнением, которого раньше никогда не было в их глазах. 
Служба закончилась, Зен встал со своего места и собрался уйти. Но Пророчица сделала ему знак остаться. Когда все ушли, она взяла Зена за руку и завела за алтарь, в дальний от входа конец храма. 
– Мне было видение, – сказала она, без предисловий и положила ладонь на его щёку. – Огонь пожрал наш храм, огонь разделил наших людей и посеял между ними смуту. И этот огонь пришёл с Юга. 
Зен молчал, почему-то его тревожил этот разговор, он предпочёл бы уйти. Теперь он был не рад, что Пророчица его выделяет среди прочих. Когда она в прошлый раз говорила своё пророчество, голос её был чужим и низким. Сейчас это был её обычный голос.
– Если твоя собственная рука искушает тебя, отсеки её, – напомнила Пророчица. – Время отсечь то, что искушает всех нас. Тот, второй, спасся только для того, чтобы мы могли раз и навсегда показать, что наш храм – истинный. Бог указал на тебя, Зен. Бог велит тебе сделать это.
И Пророчица посмотрела на один из факелов, ровно горящий на стене.

Солнце уже село, факелы и свечи горели у домов, снова Зен слышал музыку, видел гуляющих. Всё было как в тот вечер, когда он проиграл в мяч и поплыл к краю света. В руке у него самого был факел – его дала Пророчица, лично благословив. Он шёл к южной окраине, к дому торговца багрецом. К дому Кироса. «Тебе не нужны пророки, чтобы Бог говорил с тобой...» – вспомнил он и замедлил шаг. – «Просто нужно внимательно слушать». Зен остановился и прикрыл глаза. И тогда он услышал. Он услышал, что не хочет поджигать дом Кироса. Не хочет, чтобы тот погиб в пожаре. Всё его нутро, оказывается, противилось этому. Стоило только спросить себя... Вот так Господь и говорит с Киросом? А что, если это Дьявол? Что, если Кирос очаровал его, Зена... Что если он будет виноват в гибели их храма? Не поплыви он тогда в море, Кирос не увязался бы за ним. И они оба потом не спаслись бы... И спасение Кироса потом не стало бы предметом раздора в храме... Долго ещё стоял Зен, закрыв глаза, в стороне от проходящих. А потом, будто что-то толкнуло его в грудь. Он открыл глаза – мысли его были ясны. И пошёл, почти побежал в нужную сторону.

Он протянул факел Пророчице. Та молча смотрела на него.
– Бог велел мне этого не делать, – объяснил он и вдруг расхохотался – так стало ему легко на душе. Да. Вот так говорит Бог с человеком. Когда всё ясно и правильно.
– Раз ты начал говорить с Богом, то знаешь, что он велит тебе больше не приходить в его храм, – обронила Пророчица и ушла.
Что-то в её тоне, в её облике встревожило Зена. Слишком спокойно она приняла его неповиновение, слишком быстро ушла. Но слишком празднично было у него на душе, чтобы обращать на это внимание. Утром он придёт к Киросу, обнимет его как брата. Кирос научит его рисовать, как и обещал. А если у Зена не получится, он будет делать посуду, а Киросу даст её расписывать. И весь мир будет покорён дивными вазами Фиатиры. Зен очнулся на середине пути к дому, от того, что мимо бежали люди и кричали:
– Пожар! Пожар в южной части!
Зен похолодел. Он сам не помнил, как бежал, по каким улицам, не чуя ног, будто сам по себе перенёсся к дому, до которого не дошёл в первый раз. Крыша дома уже провалилась внутрь и полыхала там. 
Старуха протягивала руки к огню и что-то кричала. Зен узнал Лидию – бабку Кироса. Кроме неё Зен заметил двух младших сестёр Кироса. Они жались к старухе и со страхом смотрели на пламя. Люди уже выстроились в цепь и передавали друг другу воду кувшинами от моря. Но пламя было слишком сильным – краска в доме горела лучше масла. 
Зен стоял неподвижно и смотрел, смотрел, смотрел. Он очень хотел, чтобы сейчас Господь сказал ему что-нибудь. 
Но Господь молчал.
Группа: Глава клуба рецензентов
Сообщений: 1172
Репутация: 1661
Наград: 51
Замечания : 0%
# 4 12.09.2017 в 10:22
Голосование открыто до 26.09.17 включительно!
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1034
Репутация: 1172
Наград: 57
Замечания : 0%
# 5 12.09.2017 в 12:23
Для начала хочу сказать, что ни в первом ни во втором тексте нет никакой привязки к заданной теме. Но если во втором ее нет, то в первом автор истово повторяет - к ЧЕТВЕРТОЙ ЗВЕЗДЕ, хотя будь это вторая звезда, или первая, или солнце, или вселенная - сути дела это не изменит. Хочется по этому поводу сказать, что либо уж по честноку вязать тему, либо не пыжится в этом направлении вовсе. Как то так.

К текстам.

Первое произведение. Сюжетная линия ничем не обусловлена. Куча незавершенных нитей. Зачем было давать Алису? Она не отработала своей роли ни на грошь. Зачем надо было вводить систему внесемейного воспитания? Опять же ниточка не отработала себя ничуть. Финал у произведения и вовсе из разряда: "вот те здрасте!" - никакой сюжетности в этом волновом перемещении не сложилось - увы. Если бы автор подал страдание девочки именно ее переживаниями, а не практически неотработанным фоном, показал веру девочки - тогда бы еще что-то сложилось, а тут - нет ничего. Увы. Персонажи особой жизнью не страдают, потому как появление в кадре на два слова - не является отработкой характера. Как ни странно, но самый цельный персонаж - друг дочки, сама же дочь получилась смазанной, так как речевка ее явно не соответствовала как-бе высказанному характеру.
Итого... слабая работа над персонажами, очень слабая работа с диалогами, нет работы с сюжетом вообще. Описаний много, описания очень даже неплохие, но без сюжетного развития - они пусты абсолютно.

Второе произведение.
Нелохо стилизованная работа. Что то среднее меж притчей и рассказом. Хорошие персонажи - открытые, поданы диалогово, хорошо раскрыты в своей наивной, а оттого мудрой, простоте понимания бога. Есть идея. Есть исполнение. Есть хорошее ровное прочтение. Не скажу что произведение прям уж вообще феерично - это скорее широко раскрытая миниатюра, та самая притча с более расширенной подачей. Хороший некрупный рассказ.

Голос второму произведению
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 82
Репутация: 340
Наград: 41
Замечания : 0%
# 6 12.09.2017 в 18:03
№1 "Квантовый кот" Магистр так распекал автора, что мне, честно говоря, просто жаль. Потому, что именно такая фантастика достойна лучших оценок. Ничего лишнего я не заметила, да и тот кому интересно представить будущее людей в их бытовом плане, отражающем в какой-то степени сегодняшние реалии, увлёкшись сюжетом, не станет задаваться вопросом: "А зачем появился тот или иной второстепенный персонаж?" Каждый из героев работает на раскрытие главной идеи. 
№2 "Пророки Фиатиры" Что можно об этом сказать? Да, написано мастерски, и характеры и действия... Но в чём основная идея? В том, что Бог равнодушно смотрит на то, как воюют главы церквей и концессий? Или ещё что-то? 
И просто не могу не обратить внимание автора на тот, может быть, и незначительный факт, что за плевок в храме любой веры, мальчишку просто прибили бы. Или вы хотели так показать его пренебрежение? В общем, душа моя эту притчу принять не может даже не смотря на все достоинства изложения.
Голос №1
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 281
Репутация: 384
Наград: 30
Замечания : 0%
# 7 12.09.2017 в 18:41
Квантовый кот

Недосказанность, спешка, поверхностные герои, без интриги – такие вот ассоциации, первое впечатление так сказать.
Привязка к теме чисто формальная. Они могли лететь куда угодно и зачем угодно, а если бы не указка автора через диалоги, то нормальный человек и знать не знает какая по счёту звезда Барнарда. Остаётся развести руками и признать, что условие писать на определённую тему не выполнено.
Главный герой сочувствия не вызывает, хотя автор походу на это рассчитывал, всучив ему судьбу отца-одиночки. Персонаж Алиса типичная фоновая актриса, которой платят за секунды в кадре и слова точно по сценарию – если надо посочувствовать герою без причины, она это сделает не задумываясь.
Про кота умолчу, он здесь ради маленькой девочки, а маленькая девочка ради… ради счастья во всём мире, наверно. Ну это ж дети. Ими можно оправдать что угодно.
Финал без должного эффекта и смыслового содержания – мы просто радуемся за девочку и расщеплённого на кванты кота.

Пророки Фиатиры

Глубокое, продуманное, с выраженной идеей (что радует особенно), живыми персонажами.
Привязка к теме однако также чисто формальная. Если бы я не потрудился перечитать начало, то и не уловил ничего. Четвёртая звезда – церковь Фиатиры – смотрите какие дела творятся в этой церкви. По такой схеме можно закинуть на турнир любую работу, написанную хоть год назад, и просто дать ссылку в виде эпиграфа. Остаётся лишь надеяться на честность автора. Уповаю, что организаторы обратят внимание на подобные случаи и быть может внесут коррективы в правила.
Что касается самой работы, то откровенно понравилась. По языку намного лучше первой, плавней читается, картинка рисуется хорошо. Небольшой сюжетный провал (тёмное пятно – так точнее), когда герои оказались в море, но простимо. Пророчица как персонаж предсказуема и шаблонна, а главный герой хоть и пережил изменения характера, но всё же немного пассивен (это ради заметки, если что). Финал порадовал наличием смыслового содержания.

Голос за вторую работу.

Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 355
Репутация: 909
Наград: 44
Замечания : 0%
# 8 13.09.2017 в 05:57
1. Квантовый кот
Олдскульная НФ. Такая, несколько угловатая, с приоритетом физики над лирикой. Наверное, поэтому не все персонажи раскрыты как следует. Сюжет есть; неплох, хотя и прост. Главный герой, может, и не заслужил свалившегося на него хэппи-энда, а вот его дочь – да. Мне рассказ понравился, хочется иногда позитива.

2. Пророки Фиатиры
Религия. Как-то и не удивлён уже.
Раскрытие темы условно-формальное (правда, и у соперника с этим не лучше).
Сюжет напомнил известный фильм (и книгу) «Враг мой». Та же самая идея, правильная: дружба через принятые вместе тяготы становится выше розни.
По технике. Плотность имени главного героя (Зен) на квадратную единицу текста местами зашкаливает, в остальном всё хорошо.

Голос первому.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 252
Репутация: 640
Наград: 35
Замечания : 0%
# 9 13.09.2017 в 11:16
голос за  "Кота". Да, тема раскрыта, я считаю, хуже, чем во втором тексте, но я ожидал от этой пары хорошей фантастики у обоих! А второй текст моих ожиданий не оправдал!) Плевки в храме, пафос при бултыхании на воде ( я разок тонул - знаю не по наслышке, что в такие моменты не до подобных речей, в голове это может промелькнуть за доли секунды, типо: вот и все, наверно вот за эти грехи. Но вслух подробно описывать за что прогневался Господь... Мне кажется есть и исторические и географические нестыковки, но это пусть историки и географы на это указывают конкретнее. Хотя могу ошибаться и не принимал во внимании при оглашении оценки. Пророчество... оно интриговало, какая же будет интерпретация воды, смерти, солнца... да никакая!) пророчица несла пургу о каком-то другом предсказании и тут же объявила новую волю бога, а иносказательность своего первого пророчества и позабыла пояснить. Хотя тут автор схитрил, конечно. Иносказание - это все, что угодно, кроме того, что сказано). Плевок в храме  - это тот минус, который забрал мою оценку.
А вот первый текст мил, котики всегда будут рулить! И финал светлый. Дети, котики + немного физики, все это запиперить в космическое пространство - уже неплохо)
Голос - первому.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 25
Репутация: 111
Наград: 6
Замечания : 0%
# 10 13.09.2017 в 12:17
№1. Если бы я решила читать фантастику, то хотелось бы найти вот такую. С яркими персонажами, живым языком и юмором. Да, сюжет прост. Да, срабатывает рычаг «дети + кошки». Но об этом каждая вторая домохозяйка пишет. В итоге - ни два ни полтора. А тут милая история вышла. И да, хэппи-энды, я очень люблю хэппи-энды.

№2. Мне нравится, когда прозрачность и образность друг друга не исключают. Когда автор без сложных конструкций передаёт непростые эмоции героев. Всё это здесь есть. Рассказ цельный, довольно увлекательный. Впечатляюще передана жажда на острове. Описания лаконичны, создают живую картинку окружающего мира. Персонажей немного. Второстепенные - картонные. Самой целлюлозной вышла Пророчица. Главные – более правдоподобны. Оба юноши простые, как и следует быть юношам. У них ясные мысли, наивные мотивы. А потом мы видим крах веры. Хороший контраст. Однако в целом рассказ, как рисунок на греческой амфоре - понятен, но не трогает. Извините, это исключительно эмоциональная оценка.

Спасибо авторам за хорошее чтение. Мой голос за №1.
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 1357
Репутация: 1131
Наград: 50
Замечания : 0%
# 11 15.09.2017 в 13:16
Вот не знаю. Первый текст написан очень приятно. Читается легко, рассказ проглатывается мгновенно, и ничего в горле не застревает. Но...
В то же время я не могу не согласиться и с Волчеком. По мере чтения я подмечал те же недостатки, что и он. Главная беда автора - мёртвые, пустые персонажи. Здесь я не соглашусь с Волчеком - самым живым персонажем был кот, хоть его и было маловато, конечно.
ГГ не раскрыт вообще никак. От дочки разве что рисунки есть, которые хоть как-то дополняют её образ. Алиса эта... навязчивая... Она упорно лезет к герою, напрашивается в спутницы жизни, а герой и не реагирует никак на это - ни одобрения, ни отторжения. Но бабенцию это не пугает, она уже без приглашения приходит в гости, пытается подружиться с дочкой ГГ и в конце мило всех обнимает, пряча за улыбкой вопль одинокой самки - "Ну примите же меня в свою семью!!!". Брр.
Сам сюжет показался несколько наносным, непродуманным. Отсутствие деталей, описаний внешности и антуража, хоть каких-то внятных объяснений финальному финту ушами не добавляют этому рассказу привлекательности. Всё, чем он может похвастаться, это плавное и приятное изложение событий. И всё.

Второй рассказ тоже далеко не шедевр. Мне в целом понравилась попытка стилизации. Довольно правдоподобно показано мышление древних людей, для которых вера неотделима от жизни и культуры. А неприятие родной веры есть неприятие родной культуры, и за это неприятие вполне можно и покарать. Хотя и никогда не поздно осознать свои ошибки и заблуждения и понять, что жизнь несколько сложнее, чем нам пытаются внушить.
В общем, идея и язык хорошие. А вот всё остальное... Персонажи слишком ярлычковые, предсказуемые, простые. При этом все умудрились преобразиться к концу - Зен стал дружелюбнее и открытее, Кирос как будто повзрослел, брошенный в объятья самостоятельности, а пророчица из доброй пионервожатой вдруг превратилась во властолюбивого тирана.
Можно было бы больше внимания уделить людям, окружавшим героя. Родителям. Девушке хотя бы. Показать их мнение, их реакцию на перемены в обращённых к Господу взглядах. В общем, рассказ можно было бы сделать полнее, ярче, насыщеннее и глубже. Чтобы не было ощущения после прочтения "Закончилось? А, ну ладно...".
Забавное совпадение, кстати. В этом туре уже есть один рассказ об Античности. И там, кстати, тоже был человек по имени Актеон. Воистину, невероятны переплетения мыслей разных авторов, идущих тернистым турнирным путём! ))

Голосую за второй рассказ. Ибо он, как ни странно, чуть больше рассказ, чем первый.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 143
Репутация: 151
Наград: 8
Замечания : 0%
# 12 16.09.2017 в 21:19
1. Это крутой рассказ-вызов! Да, был шанс один на миллион, что кот-волна помчится не туда, куда космический корабль, а обратно - туда, где его любят и ждут. И да - так и получилось! Здорово! Персонажи все живые, особенно симпатичны девочки, Карина и Алиса. Приятно и то, что ЛГ получил благодаря коту возможность создать семью с милой доброжелательной девушкой. Спасибо, автор, за позитив! 8 баллов из 10.

2. Тоже хороший рассказ, несмотря на то, что тема не новая. Мне особенно понравилось остроумное решение Зеном нелёгкой проблемы - "– Бог велел мне этого не делать, – объяснил он".
7 баллов.

Голос первому.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 125
Репутация: 434
Наград: 4
Замечания : 0%
# 13 18.09.2017 в 15:43
1.
Отец-ученый, дочка, космос, любовь к животным - тот самый, знакомый с детства набор (даже Алиса в тексте есть, да). Очень Булычевский рассказ получился.
Мир вышел вполне достоверным, на детали автор не скупится, язык повествования приятный, герои, не то чтобы слишком оригинальны (см. выше) но и плоскими их назвать язык не поворачивается.
Но есть в тут один недостаток, который для меня лично перекрывает большинство плюсов. И это финал.
С самого начало все сделано хорошо: детская привязанность, эмоциональность против взрослой последовательности, необходимости, правил. Мотивы обозначены, конфликт задан, кот Макгаффин (или как его там звали) наличиствует. Куда же дальше развивать сюжет?
Правильно, никуда. Не надо героям действовать, проявлять характеры, выражать этим ту или иную идею, надо просто пустить дело на самотек, и ждать, пока бог из машины в лице автора все сделает сам.
Явление кота – это просто…вот будто ткань произведения рвется с треском, из прорехи показывается рука автора, кладет перед изумленной публикой котика, чешет его за ушком и прячется. Типа все нормально.
В итоге и персонажи не раскрылись и конфликт не разрешился. Кто в итоге оказался прав, чья идея победила, сказать, глядя на этот финал нельзя – а значит неудачный он, искуственый хэппиэнд.

2.
Хорошая стилизация, язык ровный, из шероховатостей глаз зацепился разве что вот за это: «Давай помолчим... Пришлось замолчать. Зен молчал и думал…», но это мелочи, нарочно блох не искала. В целом же читать рассказ легко и приятно.
Конфликт выстроен, заточен и аккуратно сведен к финалу, и за это тексту большой плюс.
Персонажи живые, на примере Зена хорошо показана этакая примитивность, свойственная древнему мышлению. Перерождение героя, перевоспитание жестоким чудом показано хорошо.

Голосую за №2, структура и финал у него лучше.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 143
Репутация: 151
Наград: 8
Замечания : 0%
# 14 18.09.2017 в 16:51
Цитата lukoe ()
"...конфликт не разрешился. Кто в итоге оказался прав, чья идея победила, сказать, глядя на этот финал нельзя – а значит неудачный он, искуственый хэппиэнд.
Не, не значит).  Разве не понятно, что в этом конфликте правы оба, и у каждого правда своя? Отец прав в том, что эксперимент важен для человечества, дочка права в том, что не хочет рисковать жизнью любимого существа.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 325
Репутация: 536
Наград: 9
Замечания : 0%
# 15 Вчера в 15:32
Тема не присутствует в рассказах как таковая  В первом речь хотя бы идёт о звезде, о космосе, а во втором привязки нет вовсе. 

1. Приятный рассказ с неожиданной концовкой. Вначале я ждала такого дикого развития событий, в котором бы Артур заменил собою кота :D А что, и телеметрия всё верно бы показывала! Интересно, в итоге и мушки дрозофилы и мыши тоже вернулись туда, где их ждали, где им было хорошо? Да это же тогда прорыв получше того, что учёные хотели добиться! Можно путешествовать куда захочешь!)
Кот получился славный, даже потискать захотелось (но предварительно обстричь ногти!),  девочка - капризная. Отец её совсем разбаловал. Алиса тут для того, чтобы сделать концовку совсем сахарной - другой роли у неё нет.  Хотелось бы от Алексея мужской реакции на Алису - а то она для него словно предмет интерьера.
Атмосферы было недостаточно. Деталей не хватало. Но читался рассказ легко и даже оставил привкус научно-фантастического.
Невнятным показалось появление кота. Сиреневый свет.  Все подумали, что это метеорит. (хотя такие вещи наверняка должны замечать задолго до того, как свет начнёт бить в окна). Концовка - с тем, что кота надо увезти на землю - и это никто не заметит - спорная. Но хэппи-энд - то что нужно для дождливых осенних деньков) 

2. Хорошо написано, как и ожидалось от второго тура! Здесь уже намного ярче атмосфера и персонажи. У героя есть внутренние проблемы зависть и терзания - это радует. Но боже... чего этот Зен такой тугодум? Ему пророчица ясно сказала - Вода тебя убьёт.  И что? Он в тут же лезет в воду! В конце ему вручают факел и он !о чудо! понимает, что поджигать ничего не стоит. Но! Почему он не раскинет мозгами и не подумает о том, что пророчица найдёт другого дурака для этой задачи? А и понятно почему - ведь иначе сюжет не сложился бы. 
И ещё один камень в огород - всё это уже было. Толпа, слепо следующая голосу церкви/бога и т.д. и презирающая остальных. А концовка - разочарование и понимания истины. Даже в прошлом туре был такой рассказ, где солдафоны слушали разговаривающую коробочку и презирали всех, кто так не делает. Правда там было больше крайностей, и герой так и не прозрел. Тут хоть какой-то сдвиг в положительную сторону. 
В итоге - атмосфера и герои лучше первого, а логика поведения слабже, ну и "всё это уже было".

Голос рассказу №1
Форум » Литературный фронт » X Турнир » Проза — II тур — пара IV (Куратор Диана)
Страница 1 из 11
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz