» Проза » Драматическая

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Петля
Степень критики: по существу
Короткое описание:

О петле времени, предрассудках и ошибках, за которые приходится платить. http://for-writers.ru/publ/proza/dramaticheskaja/petlja_glavy_3_4/20-1-0-29063 - прода



Глава 1

            Вячеслав Белов ступал по коридору рекламного медиа-холдинга, некогда принадлежащего ему, изо всех сил подавляя панику, которая подступала тихими шагами к его пересохшему горлу. Лицо Вячеслава было напряжено и сохраняло привычную маску холодной уверенности, но сердце нервно клокотало. Все дело в том, что Белов, будучи в трезвом уме и твердой памяти, только что находился дома, в другой части города, и готовился ко сну, вовсе никуда не выезжал. И не имел представлений, как попал на место бывшей службы, где не бывал без малого полтора года, да и в мыслях не имел туда возвращаться. Особенно после унижений, что Вячеслав пережил при своем вынужденном уходе. В то смутное для него время развалилась не только его карьера, но и рухнул авторитет в мире бизнеса, распалась семья. До сих пор пожинал плоды своей самой значительной промашки и не в полной мере пришел в себя. Белов едва не остался банкротом, к счастью, вовремя подстраховался и скопил в надежном месте сбережения, не подвергшиеся аресту. Как упомянутый холдинг, большая часть недвижимости… 

            Но вот Белов проходил по знакомым, длинным коридорам с оглядкой и опаской, тогда как служащие, нередко встречающиеся по пути, никак на него не реагировали. Просто нонсенс, чтобы Вячеслава никто не узнал и хотя бы не выказал удивления. Но он преспокойно передвигался по второму этажу. Что не менее странно, так как Белов прежде посещал исключительно самый верхний этаж, и расположение кабинетов на других уровнях здания совершенно не знал, не помнил названий отделов. Однако он не просто хорошо ориентировался, но и внезапно обрел понимание, куда ему следует прийти. Для всех работников, не замечающих Вячеслава, его словно не существовало. Будто он являлся глюком, но Белов был уверен, что находится в реальности. Он ощущал запахи бумаги и оргтехники, дешевого кофе, непроветренных душных помещений, где ютятся мелкие клерки и менеджеры, судьбы которых его, мягко говоря, никогда не волновали.

            Что-то привело Вячеслава к определенной двери, кабинету. На табличке Белов прочел: «Зам. начальника отдела по рекламе на tv Повышаева А.А.». Одна из тех персон, что гордятся должностью зама, но не понимают или не хотят признать, что еще слишком далеко от по-настоящему важных начальников с верхних этажей. Вместе с сарказмом к Вячеславу вернулись внутренняя уверенность и чувство превосходства, хотя он по-прежнему не имел понятия, что здесь делает. Фамилия с таблички показалась знакомой, но Белов и тогда не заострил внимания.

Вячеслав не стал долго выжидать, а просто приоткрыл дверь. Там витал странный запах. Белов осторожно заглянул внутрь и обомлел: на рабочем столе, лицом вниз, лежала Повышаева. Без каких-либо признаков жизни. Белов подошел ближе, стараясь ничего не касаться, не ступать громко, легонько коснулся запястья молодой женщины, убедившись, что пульса нет. Его не столько озаботило и обескуражило убийство (это, несомненно, было оно), сколько свое фантастическое присутствие в этом месте и вынужденное участие. Первым порывом было немедленно сбежать, не ввязываться в сомнительные ситуации, но любопытство в плане того, что и как произошло, а не волнение за судьбу человека (здесь он был истинно безразличным), взяло верх.

Длинные темные волосы девушки закрывали собой все пространство стола. Беглый, лихорадочный осмотр кабинета дал понять, что вещи лежали на своих местах, ни одна бумажка, папка не сдвинуты – во всяком случае, внешне порядок был сохранен. Даже жертва, за исключением растрепанных волос, выглядела аккуратно – никаких признаков сопротивления. Взгляд Вячеслава автоматически упал на распечатанную коробку рядом. А под столом, у ног убитой, валялась склянка из-под духов без этикетки. Что-то подсказывало, что во флаконе не парфюм.  

Белов поморщился и отпрянул назад. Судя по всему, девушка чем-то отравилась, и не хотелось бы надышаться вслед за ней. Но почему он тут? Возможно, кто-то заманил Вячеслава сюда или одурманил, заставив самому прийти, чтобы списать убийство девушки (его бывшей сотрудницы?) на него. Но нет, Белов так просто сдаваться не собирался! Он решительно зашагал прочь из кабинета и рассчитывал убраться отсюда поскорее, рванув к лифту…

Но перед глазами Белова внезапно что-то вспыхнуло и перенесло в начальную точку. То есть к запасному выходу, откуда он и начал двигаться по второму уровню. Вячеслав озадаченно почесал переносицу: происходящее все меньше нравилось и поддавалось объяснению. Поскольку он и принялся было снова идти по направлению к кабинету Повышаевой, дабы проверить, а не ночной кошмар ли все это (или бред наяву?), однако никто из проходящих сотрудников определенно так и не обратил внимания на появление Белова. Постоянно оглядываясь, надеясь встретить на себе чей-либо осмысленный взгляд и получить объяснения ситуации, Вячеслав все же достиг нужной двери, вошел и замер: живая Повышаева сжимала ту самую коробочку, только закрытую, запечатанную клейкой лентой. И она заметила Белова.

- Вячеслав Белов? – вопросила Повышаева.

Если до сей поры он сомневался, откуда мог знать ее, то теперь, рассмотрев лицо, вспомнил. Кажется, ее звали Александрой, и при начальстве Вячеслава она тут точно не работала.  

Эта веснушчатая, полноватая девица училась с его сыном в элитном лицее три года назад. Собственно говоря, она попала туда в качестве большого исключения, блестяще сдав экзамены. Не учитывался такой важнейший фактор как уважаемое положение родителей в обществе (ее родители – нищеброды). Вячеслав был бы и рад отправить единственного наследника в заведение куда более высокого уровня образования (и соблюдения критериев приема), но на тот момент жена уговорила его оставить мальчика под присмотром, поближе к дому. За время учебы и он лично, и, конечно же, сын не раз убеждались в необычайной заносчивости ничем непримечательной нищенки, которая умудрялась превосходить в оценках многих ровесников из достопочтенных семей. Она, это жалкое отродье, добилась массы регалий, неизменно участвуя в научных олимпиадах. Повышаеву ставили в пример! Она была до того назойливой фигурой, отравляющей жизнь детей высокопоставленных лиц, которым было стыдно, что их сыновья и дочери в чем-то уступают этому заморышу, что даже Вячеслав после нескольких случайных встреч запомнил ее навсегда. А ведь он имена многих важных партнеров забывал в неподходящие моменты, а малолетнюю пигалицу все не мог выкинуть из головы.    

 И вот Александра опять объявилась в его судьбе. В кошмарном безвкусном сером пиджаке, как и вся ее жизнь, старушечьей юбке до колен, стоптанных туфлях, которые Белов не отдал бы даже своей собаке погрызть. Вячеслав содрогнулся, но унял свое отвращение к девице, чья внешность так отталкивала, хотя со школы она хотя бы похудела и научилась расчесываться.

- Повышаева, - откланялся и быстро собрался Вячеслав, скрывая свое недоумение: почему он был видим только ей?!

- У вас ко мне какое-то дело? – она тоже была сильно удивлена. Видимо, настолько не ожидала, что и вежливый тон не успела сменить на неприязненно-враждебный. Белов настолько часто ловил на себе косые взгляды, что как раз от Повышаевой презрение, например, куда логичнее ожидалось, нежели это вполне доброжелательное обращение. Потому как его истинное отношение к ней не было для Александры секретом. А Вячеслав, в свою очередь, был осведомлен, как она радовалась, что его осудили за мошенничество. Посмела высказать это его сыну, до чего наглость!

Но сейчас все отошло на второй план, так как на кону стояло психическое здоровье Белова. Что-то с ним явно творилось.

- Нет, я ошибся кабинетом, - взгляд Вячеслава невольно скользнул по коробочке, но он быстро одернул себя и спешно вышел. Неужели ее смерть просто померещилась?

Белов суетливо поправил манжеты идеально белоснежной рубашки и зашагал к лифтам, в надежде выбраться из холдинга поскорее. Но… он услышал глухой стук, догадываясь, почему, но не веря, попытался ускориться, как что-то резко остановило мужчину. На доли секунд сознание отключилось, но равновесие Вячеслав не потерял.

Вспышка, и он снова стоял у злосчастного кабинета. Все жутко напоминало злую шутку, которой нет конца. Белов однозначно голосовал бы за чье-то умение манипулировать сознанием, шарить в его мыслях, путать их, но… Такое невозможно, нет.

Что же с ним происходило?! Причем тут Александра Повышаева?

Тем не менее, постояв так у ее кабинета, Белов был вынужден резко отпрянуть, потому что дверь неожиданно распахнулась, чуть не зашибив его. Повышаева, правда, и глазом не моргнула, упустив Вячеслава из виду, и благополучно прошла мимо. Впрочем, не более десяти метров. Коротко постучала в один из кабинетов, отошла в сторонку. Ей навстречу вышел улыбающийся лохматый парень с синяком у глаза (Белов определил, что тоже видел его в классе сына, однако не мог определить имени), а ныне, очевидно, тоже служащий, рекламщик.

Паренек был весь какой-то странный, неопрятный: грязная белая рубашка, не заправленная в брюки, а неаккуратно выпущенная поверх; безвкусные туфли из устаревшей коллекции, небось поддельной. Вызывающе торчащие волосы, отливающие с одного бока синевой, наглая ухмылка… Вячеслав точно видел этого самоуверенного юнца в компании Повышаевой раньше. Держался с Александрой он весьма свободно, развязно и по-свойски.

Белов сперва и попытался вроде бы снова удалиться, но потом заметил в руках у приятеля зазнайки коробочку… И озадачился, приподняв одну бровь. Повышаева перекинулась с бывшим одноклассником парой слов, приняла ее и пошла обратно до своего кабинета. Вячеслав тихой сапой последовал за ней, убедиться, что он уже знает, что будет дальше. Словно какой-то дешевый провидец!

Вот Александра устроилась за столом, открыла коробку, отвертела крышечку духов, потянула носом воздух и… начала задыхаться. Глотала кислород, усиленно цеплялась руками за собственное горло. Белов отрешенно наблюдал, как, в деталях, погибала Повышаева, не испытывая особых мук совести. Только полное равнодушие вперемешку с легким смятением, вызванным непонятным стечением обстоятельств. Его ведь то и дело возвращало сюда! Александра все билась в конвульсиях, она не выдавала ни звука, лишь страшно хрипела, по-прежнему не видела Вячеслава. Вскоре попытки борьбы за жизнь прекратились, и ее тело рухнуло на стол. Вот так быстро и легко прервалась судьба девочки.

Только за каким чертом ему, Вячеславу, все это показывалось в третий раз?!

***

Но потом стало еще хуже. Все повторилось трижды. От момента, как Александра поднялась со своего места и отправилась за коробкой к приятелю, а затем вернулась и погибла от ядовитых паров. Никто из служащих, как бы Белов ни старался докричаться до них, не слышал и не видел его. Повышаева тоже, если он не говорил, не замечала его. Невидимкой ему бывать не приходилось, и такое положение даже огорчало, обижало, так как за счет помощи других сотрудников он бы справился значительно быстрее и избавил бы себя от проблемы.

Вячеслав также всякий раз пробовал убежать, добраться до лифтов. Но бегство обрывалось, неведомая сила переносила Вячеслава в тесную душную комнатушку Повышаевой. Кто-то хотел от него каких-то действий, а не пустого наблюдения.

И опытный тактик на время сдался: если желаешь что-то узнать – поддайся обстоятельствам. Оказавшись в ее кабинете перед тем, как Александра встала из-за стола, Белов не просто загородил ей выход (что, кстати, не влияло – она свободна проходила сквозь него!), но и заговорил:

- Повышаева, мать твою, стой!

Вышло экспрессивно и чересчур грубо, несвойственно ему, благовоспитанному Белову, в чьих предках значились князья и графы, но Вячеславу не хотелось снова видеть некрасивое зрелище чужой смерти, пены изо рта… и он действовал наверняка.

- Белов?! – девица подпрыгнула на месте, прижала руки к груди, пытаясь защититься. Александра перепугалась не на шутку и зашарила по карманам в поисках телефона.

- Потеряли мобильник? – усмехнулся Вячеслав, немного расслабившись оттого, что удалось ее вывести из прострации. Установить с ней контакт не возникало проблем, хотя бы для Повышаевой из тени он превращался в самого себя.

- Он…хм…- девушка нервно обернулась к своему столу. Но потом встряхнулась и напомнила прежнюю себя: уверенную и настырную. Нахмурилась, строго спросила: - А вы, собственно, как здесь оказались и зачем?

 - Хотел бы я знать, - пробормотал Белов себе под нос. – Не берите коробку у своего коллеги – вот, что я хочу сказать.

-  Откуда вам известно о коробке? – не поняла Александра, вновь обернувшись. Видимо, заволновалась без средства связи. Наедине с тем, кого считала преступником и злом с большой буквы.

- Просто известно, - уклончиво ответил Вячеслав, прежде не чувствуя себя так странно. Он сцепил пальцы в замок перед собой. – Коробка приведет к вашей смерти. Духи в ней отравлены.

- Откуда такие сведения? – она заметно побледнела и сделала несколько шагов назад. – Вы хоть понимаете, как ваше объявление выглядит со стороны? – Александра добралась до стола, но поворачиваться спиной к Белову не рисковала.

- Естественно, я понимаю, - кивнул Вячеслав. – Скажем так, я и рад был бы уйти, оставив вас с коробочкой наедине. Но что-то не выпускает меня из замкнутого круга, завязанного на вас, - обстоятельно объяснил он, и не рассчитывая на помощь со стороны Повышаевой, но надеясь на ее благоразумность. – Я не собираюсь причинять вам вред. Кто-то сделал это без меня.

- Опустим то, что ваше появление странно само по себе, а еще и с вестью о моей гибели… - качнула головой Александра, не теряя самообладания. – Итак, в коробке духи, и они отравлены? – сухо спросила она.

- Да.

- Что же, по-вашему, мой друг Алексей желает мне смерти? И владеет рецептурой отравления? – Повышаева прищурилась.

- Этого мне неизвестно, - помотал головой Вячеслав.

- Интересное дело, - задумчиво сказала Александра. – Вы заявляетесь, угрожаете мне…

 - Я вам не угрожаю, - резко прервал ее Белов, подняв ладони. – Я указываю на то, что сам видел.  

- И я свободно могу выйти? – прищурилась она.

- Вы вольны делать, что угодно, - Вячеслав показательно сделал широкий жест рукой, освобождая проход.

Повышаева вскинула брови. Сделала несколько неуверенных шагов вперед, подозрительно посматривая на Белова.

- Так зачем вы здесь, я не понимаю?

- Я понимаю не больше вашего, - развел он руками. – Возьмите коробку, принесите, если желаете, но проверьте духи в химической лаборатории. Не искушайте судьбу.

- И после этого вы уйдете?

- Уйду, разумеется, Повышаева. Мне не доставляет ни удовольствия, ни злорадства находиться в вашем обществе.

Она скривилась и все же поспешила выйти в коридор.

Вячеслав терпеливо дожидался Александры в кабинете, лениво осмотрев аскетичную обстановку: маленькое окно с одним унылым кактусом, деревянный стол с облезшей краской, дубовый шкаф. На стуле висела сумочка Повышаевой. Весь кабинет был настолько узким, будто некогда блестящей ученице элитного лицея просто выделили бывший чулан или склад, лишь бы она чувствовала себя полноценной хозяйкой положения, потешила свои амбиции. А может, ее нарочно отделили от других сотрудников, дабы не капала на мозги…

В общем, Белов недолго рассуждал над этим, он ждал, когда же спасет девчонку и спокойно покинет компанию. Он догадывался, что гибель Повышаевой, коробка и некто Алексей – звенья, которые и держали его тут. Распутай их – и свободен. Вячеслав был готов помочь понять ей, что к чему, даже заставить поверить, если придется.

Вернулась Повышаева, улыбчивая и довольная. Но стоило перешагнуть порог кабинета, она посуровела и превратилась в сухого, серого работника госучреждения. Деловито прошествовала за стол, посмотрела на Белова с усмешкой. Поставила коробочку перед собой, явно борясь с желанием немедленно вскрыть.

- Помочь? – с ленцой протянул Вячеслав, рассматривая свои ногти.

От Александры послышалось сдержанное хмыканье.

А потом… она подыскивала варианты аккуратно вскрыть, как коробка повредилась, и яд просочился в воздух прежде, чем Повышаева сориентировалась. И… вся сцена гибели повторилась вновь. Белов простонал и чуть ли не взвыл: да что же такое?! Ладно хоть с ним ничего плохого не случалось, законы этого мира не действовали.

***

Пару минут спустя Вячеслав стоял на пороге перед живой Александрой, которая только собралась идти за духами… На сей раз Белов взялся за дело решительнее. Ничего о прежнем разговоре Александра, естественно, не помнила. Он быстро пересказал версию про проклятый дар, запер дверь и заявил, что не выпустит Повышаеву, пока она не расскажет, что это вообще за посылка.

- Напомните мне, как вы здесь оказались? – изумилась Александра.

- Какая разница, если я предупреждаю об опасности?

- Разница большая, Белов. Вы и есть опасность, - надавила довольно смело Повышаева, перебирая пальцами по столу. Никакого страха она не выказывала, хладнокровно взирала на Вячеслава, только на миг промелькнула тревога, когда услышала о своей скорой вероятной гибели. Но теперь, видимо, восприняла его как шантажиста или еще кого – Белову и не привыкать к ярлыкам, столь легко навешиваемым на него разными людьми в разные периоды. Однако терпеть издевательство над собой Вячеслав не позволит: поскорее закончить с делом – ради этого он пойдет на все.

- Мне плевать, что вы думаете, - откровенно выдал Белов. – Не дам вам забрать посылку, и все.

- Да что с ним может быть? Это простой пробный флакон. Я доверяю Леше, он не мог подсунуть мне нечто ядовитое, - невозмутимо проговорила Александра.

- Вы так уверены, что он с вами искренен? Что не подставит, не отравит?

- Нормальные люди обычно не пользуются подлыми, подводными путями, - она неприязненно поджала губы. – Алексей – мой друг. Как можно такое думать?

- Вы прошли путь изгоя… - устало напомнил Белов. – Чему он вас научил?

- Доверять друзьям, хоть их и мало, - уверенно ответила Повышаева. – Сражаться за себя и свои интересы, несмотря ни на что, - она вздернула подбородок. – Никто не станет присылать мне отравленную вещь. Врагов нет.

- Как глубоко ваше заблуждение, - невольно усмехнулся Вячеслав. – Кто он вообще такой, ваш Алексей?

- Алексей Смышляев, - отметила Александра. – Дизайнер.

- Знаю, - кивнул Белов.

- А зачем спрашивали? – вскинула брови Повышаева.

- Не знал его имени. Теперь вспомнил.

- Белов, если кто и стал бы желать мне смерти, так это не Алексей, а скорее вы.

- Хм, возможно, - не стал отрицать Вячеслав, проведя пальцами по подбородку. – Но если серьезно, откуда Смышляев взял ваш пробник?

- Мы работаем над рекламой духов. Он не может открыть их первым, все-таки посылка на мое имя. И мы договорились, что я первая взгляну. Может быть, мне сперва ее принести? Сами и осмотрите, раз так переживаете, – несколько ехидствующим тоном спросила Александра.    

- Подождет, - отрезал он. – Я вас не выпущу, пока не ответите.

- Мне не нравится ваш тон, - Повышаева посерьезнела, наклонилась.

Он воспользовался этим и схватил ее за воротник, насильно привлекая к себе.

- Придется подчиниться, я не шучу, - качнул головой Белов.

- Немедленно прекратите! – взвизгнула она.

Белов разжал пальцы. Повышаева пронзила его ненавистным взглядом.

- Почему вас так заботит, отравлюсь ли я? Может, ваша уловка? – она не растерялась и по-прежнему не выказывала страха, что вызвало невольно уважение у Вячеслава. За три года Александра Повышаева, пожалуй, серьезно выросла.

- Просто скажите, кто ее прислал, и зачем. Для рекламы необязательно видеть товар вживую, - невозмутимо проговорил Белов, поняв, что угрозы и оправдания бессмысленны.

- Да ничего секретного в том нет, - она выдохнула, принявшись теребить пальцами ручку. – Мы взялись за интересный продукт. Алексей просил раздобыть образец этих духов той марки, он анализирует их особенности, тестирует. Леша большой любитель различных ароматов. Я написала знакомому, и посылка пришла утром.

- То есть Смышляев не может открыть коробку до вас?

- Ну, я не думаю, что он станет, раз было условлено. Намекаете, что он может подсыпать чего?

- Любой может, если достаточно умен, - хладнокровно отозвался Белов.

- Не понимаю, чего вы от меня хотите. Как можно ошибиться с духами?

- Я видел их. И что-то там намешано, точно не ароматные запахи. От вас я ничего не хочу. Я застрял в пространстве с вами, что значит, мне надо найти какую-то нить, которая выведет меня обратно. Эффект временная петли, видимо… Я слышал о подобном, хотя и верится с трудом. Я и сам в глубоком шоке, но иных вариантов предположить не могу. Я вытащу вас, с вашим желанием или нет. Заставлю, значит, вас включить голову, поверить, что некто подсунул вам отраву, зная о том, что она попадет в ваши руки. Насколько хорошо вы знаете того, кто послал коробку?

- Постойте-ка, - нахмурилась Александра, начиная, похоже, мыслить здраво. – Почему вы так уверены, что именно меня хотели убить? И что это не случайность?

- Случайность тут невозможна, - криво улыбнулся Вячеслав, поражаясь ее наивности. – Цель – вы. Я это четко знаю. Дайте же мне, наконец, всю цепочку.

- Ваше рвение спасти мне жизнь не знает границ, - едко заметила Повышаева. – Даже и не знаю, сотрудничать с вами или вызвать полицию. Вы застряли в ситуации, когда я открываю коробку и погибаю от нее? Но что за чудо-магия?

- Много вопросов, мало дела, - Вячеслав не выдержал ее упрямства и вплотную подошел к столу, склонившись над ней. – Мог ли поставщик желать вам зла?

- Нет! Он брат моего жениха, помощник парфюмера, – категорично отвергла эту версию Александра, непроизвольно откидываясь на спинку стула подальше от врага. – Ни он, ни Алексей не собирались меня убивать!

- Кто еще знал о посылке? – Вячеслав был непреклонен и не намеревался сбавлять давление. Новость о брате жениха с занимательной профессией его взбудоражила, но не настолько, чтобы сбить с толку.

- Секретарша Маришка… Она регистрирует почту.

- Кто такая?

- Помощница шефа нашего отдела, в приемной сидит… - пробормотала Александра. – Обычная девушка, я ее плохо знаю.

- Давно работает?

- Без понятия.

- Как вы до сих пор живы, - не удержался и съязвил Белов.

- По вашей версии, меня скоро убьют, - иронично заметила Повышаева. – Знаете, что? Мое право - пойти и проверить, что там за угроза. Нежели заниматься пустой болтовней, - она поднялась с полной решимостью во взгляде.

Вячеслав снова наметился физически ее останавливать. Александра насупилась, не испугалась.

- Давайте, нападайте на сотрудницу компании, владельцем которой вы были. Превосходную студентку ведущего вуза, организатора благотворительных акций. Вам же не хватает доказательств для того, чтобы заслуженно сесть в тюрьму? – она ухмылялась с вызовом и немыслимой самоуверенностью.

И была чертовски права. Белов опустил руки.

Александра с победоносной улыбкой гордо прошествовала мимо него, скрылась в дверях.

И не вернулась.

Через десять минут Вячеслава выбросило к долгожданным лифтам. Но когда он пошел туда, чтобы уехать вниз, то на площадке чуть не столкнулся с Александрой Повышаевой, спешащей, видимо, на службу. И Белов понял, что уйти опять ему не удастся. Только временной отрезок отмотало назад.

   

Глава 2

Александра промчалась, свернула в приемную начальника отдела. Вячеслав, вздыхая, двинулся следом. Пожалуй, в перемещении невидимкой, был свой толк и интерес: хоть заори – никто даже не вздрогнет. Но Белов, правда, не привык находиться не в центре внимания, мало влиять на ситуацию, поэтому предпочел бы, разумеется, прекратить эксперименты.

А пока он вяло последовал к секретарше Маришке, где задержалась Повышаева. Помощницей шефа оказалась миловидная, юная девушка с ярко-красными губами, вызывающим покроем платья с пышным бюстом, не то что у страшилища Повышаевой. Вполне обычная и типичная болтушка-блондинка, каких полно. Сейчас Вячеславу было все равно до секретарши. Он присмотрелся к тем бумагам, что подала она Александре. Девушка улыбалась, Повышаева – хмурилась, сдержанно реагируя. Александра чуть ли не вырвала у нее документы и быстро прошла. Однако милашка Маришка сразу исказилась в лице, как только начальница отвернулась, и именно это привлекло Белова, а уж о делах бумажных позаботиться можно позднее.

- Да, умеете вы играть, - подметил Вячеслав, забыв, что невидим.

У Маришки вытянулось лицо: без сомнений, она увидела его. И была ошеломлена, напугана.

- Вы?.. Как тут?.. – секретарша не могла подобрать слов.

- Работаю-работаю, - с усмешкой заверил Белов. Он прикрыл дверь, проходя в приемную ближе к Маришке. По мере приближения у бедной девушки все сильнее расширялись зрачки. Она оглядывалась, словно ища пути бегства. А Вячеслав просто наслаждался производимым эффектом. – Скажите-ка мне, дорогая, - он склонился над ее столом, обольстительно улыбаясь. Маришка зарделась, - за что вы не любите Александру Повышаеву?

- Я уважаю Повышаеву! – вспыхнула Маришка, но опустила глаза. Белов ухмыльнулся вновь.

- Ну естественно, - с долей сарказма подтвердил он, кивая. – Я бы тоже так ответил незнакомцу о начальстве. Но разве меньшего уважения заслуживает, скажем, Смышляев?

- Вячеслав Сергеевич, вам, наверное, нельзя здесь… - робко пролепетала Маришка.

-  Ох, простите мне мое упущение! Я ведь не представился! Но вы сами узнали, - Вячеслав обаятельно улыбнулся, откланявшись перед девушкой. – А вас как зовут, прелестное создание?

- Марина Зеленова. Меня все зовут Маришкой… - несколько сконфуженно представилась она, но, как истинная кокетка, не удержалась от ответной улыбки. Вячеслав знал к таким подход и умело пользовался. – Мне известно ваше имя, да.

- Догадываюсь, почему, - усмехнулся Белов. – Так скажите мне, каков он, Смышляев? Проводит эксперименты какие-то?

- Смышляев, да… - с придыханием протянула Маришка. – Алексей незаслуженно в тени, - она кивнула. – Прекрасный художник, из него получился бы отличный руководитель. Ведь он куда дружелюбнее, в отличие от некоторых. Алексей – славный малый, веселый, открытый.

- Не то, что Александра Повышаева, верно?

Девушка вновь покраснела.

- Нет, я такого не говорила.

- Вы не волнуйтесь, милая, я не собираюсь на вас доносить, - продолжая улыбаться, прошептал Вячеслав, уже обойдя стол и присев на краешек, оказавшись максимально близко к юной особе и ее коленям. Зеленова вжалась в спинку кресла, но сама покусывала губу, что, несомненно, Белов расценил как флирт от нее. Чертовка! Но его ей не переиграть. – Мы с вами просто болтаем, правда? – она сглотнула, кивнув. – Вот и славно, дорогая. Значит, Алексей Смышляев – хороший, добрый парень, да?

- Да, и преданный друг, - добавила Маришка. – Всегда с ним интересно поговорить. Чувство юмора отменное. Но порой очень уж нелепый, рассеянный, не стремится к повышению, на серьезные отношения с ним приличная девушка не согласится.

- Понимаю вас, - с усмешкой отметил Белов. – Мне интересно, Маришка, а неужели вам не хотелось работать на более творческой, занимательной должности? Вы такая своеобразная, яркая девушка.

 - Ох, спасибо, - заулыбалась она. – Мне пока не предлагали. Но и тут, знаете, нескучно.

- Всегда в центре событий? – предугадал Вячеслав. Маришка кивнула. – К тому же, через вас проходит вся почта отдела.

- А что почта? – не поняла Зеленова. – Я лишь регистрирую, не открываю ведь их.

- А до вашего начальства доходит почта? Я имею ввиду, особо важные посылки или подозрительные.

- Нет, Ким не занимается этим. Зачем ему?

Версия с начальством у Вячеслава отпала.

- Да и какие подозрительные могут быть? – она позволила себе легкий смешок.

- Действительно, - подтвердил Вячеслав, кивая своим мыслям. – А сколько людей могут увидеть посылку до того, как владелец ее заберет?

- Все, - пожала плечами Маришка и кивнула в сторону. Вячеслав перевел взгляд в левую сторону и увидел ряд коробочек, которые стояли и вправду свободно.

- Так просто? – удивился Белов.

- Ну да. Кто же станет брать чужие посылки? – изумилась девушка.

Вячеслав качнул головой: вот же слепая вера и доверие. Кто ж отравил Повышаеву? Не Смышляев, пожалуй, нет. Кто угодно, по сути! 

- Позвольте мне последний вопрос, милая, - зашептал Вячеслав почти доверительно, интимно, едва ли не касаясь ее коленей, который столь призывно были выставлены вперед. Короткое платьице подогревало интерес. – Как человек, который разбирается в людях, в здешних порядках, скажите, Маришка, а как к Александре Повышаевой относятся коллеги? Вот так, по-честному. Нет ли зависти или злобы, как полагаете?

- Вячеслав Сергеевич, я не сведущая, - замотала головой Марина. – Не могу судить. Да и зачем ей завидовать, у нас и у младших работников неплохая зарплата.

- Что вам стоит немного поделиться своими наблюдениями? – Белов провел рукой по ее волосам. Марина выдохнула, распахнув глаза. – Я не прошу о многом.

- С ней немногие ладят, - прошептала Маришка, не сводя с него робеющего, но вместе с тем просящего взгляда. – Александра вводит свои порядки, никому такое не понравится.

- Над чем она работает?

- Над разными проектами… Я не особо в курсе, - с милой улыбкой проговорила она, хлопая глазками.

С Маришки больше ничего путного вытянуть было, пожалуй, нечего. Вячеслав по-отечески погладил ее по голове, после чего, ничего не объясняя, просто ушел. За дверью брезгливо вытер руки платком, после чего спокойно направился к Повышаевой. Но внезапно столкнулся с Смышляевым. По его удивленному лицу понял, что виден и ему, в том числе. По открывшемуся рту Алексея – что сейчас грянет буря и всеобщее внимание. Поэтому Белов ловко подхватил его за локоть и затолкал в первый попавшийся кабинет – к счастью, он оказался маленьким кабинетом самого Смышляева и его коллеги. Злобно зыркнув на второго, Вячеслав, тем самым, выудил оттуда зашуганного парня, а сам, с Алексеем, устроился на стуле. Белов уселся, при этом, загородив собой дверь.

- Вы что творите? – возмутился Смышляев, напрягая кулаки.

- Не тратьте усилия зря. Я собираюсь помочь вашей подруге, - сдержанно объяснился Вячеслав.

- Да неужели? – с вызовом спросил Алексей.

- Вы не открывали коробку с духами? – жестко спросил Белов.

- Откуда вам известно о коробке? – побледнел Смышляев.

- Как же много вы все задаете вопросов вместо того, чтобы дать ответ, - пробормотал Вячеслав. – Александра Повышаева мне и сказала. Проблема в том, Смышляев, что кто-то отравил содержимое флакона, вложенного в коробку. И кто это сделал – главный вопрос.

- У меня ее еще нет, я не забирал у Маришки… - растерялся Алексей.

- Кто желает ей зла?

- Я не знаю, никто не мог бы убить Александру. Это же наша Сашенька! Светлая, благородная, справедливая девушка. Ах, неужели правда отрава? - потрясенно произнес он. – Зачем кому-то делать это? Вам-то откуда известно?

- Есть основания, - вздохнул Белов, закидывая ногу на ногу. Он смотрел на Алексея с кривой улыбкой: вроде бы и вправду хороший парень, улыбчивый, искренний, но какой-то… жалкий, что ли. По имеющимся стандартам у Вячеслава такие, как Смышляев, не выживают. – Могут ли ей мстить за какой-то проект? Или общественную работу? – учел он и то, о чем с гордостью Александра заявила сама.

- Что вы… Александра никому не мешает. Она по своей должности много полезного делает: нашла ключи к взаимодействию с клиентами, предлагает оригинальные варианты. Работоспособностью и продуктивностью Саша едва ли не первая во всей компании. Никого Александра тем не принуждает.

Белову было тошно слушать про благородные мотивы Повышаевой, он не понимал таких людей. Ирония судьбы, что и Повышаева, и Смышляев – одноклассники его сына – вдруг оказались на одной работе, да и ему приходиться сотрудничать с ними, убеждать, что не злодей.

- А что с духами?

- Это наш общий проект. За что тут мстить-то?

- Кто еще знал о коробке? О том, что именно внутри? – сухим тоном продолжал выведывать Вячеслав.

- Не так и много, кто, - задумчиво протянул Смышляев, почесывая макушку. – Признаться, вас я ожидал увидеть в их числе меньше всего.

- Я сам этого не ожидал, - едко подметил Вячеслав. 

- С чего вдруг вы пришли помогать? Почему Александра пригласила вас?          

- Вот у нее и узнайте, - отделался Белов, поднимаясь. – Мне пора.

- Вячеслав Сергеевич?

- Да? – он обернулся в дверях.

- Так что же с духами? Яд?

- Ничего, - пожал плечами Белов. – Делайте, что посчитаете нужным. Он отравлен – это факт. Так что сами его не вскрывайте.

Выходя от Алексея, Вячеслав цепким взором подметил напарника Смышляева: сгорбившийся паренек притаился у новомодной кофе-машины. Вид у него был забитый – абсолютная противоположность пусть и такому же неряхе, но хотя бы смелому и подвижному Смышляеву.

Белов сразу свернул к кабинету Повышаевой. Кое-какие сдвиги уже имелись, и он надеялся, что злополучный парфюм не попадет к ней больше. И никакой смерти не случится. А значит, Вячеслав вернется в свое теплое кресло дома.

Александра перебирала папки и многочисленные документы. Была сильно всполошена визитом Белова. Вячеславу ужасно надоело объяснять всем и каждому, за каким лешим он сюда явился, улыбаться и кланяться мало уважаемым им людям. К Александре Вячеслав вошел уже по-свойски, сразу занял кресло, ибо не до церемоний. Он коротко изложил ей суть да дело, высказался насчет Маришки и Смышляева. Повышаева внимательно выслушала незваного гостя, то хмурилась, то усмехалась, а потом сложила руки лодочкой и изрекла:

- То есть вы говорите, что доказать, кто отравил духи – невозможно?

- Вашу посылку мог тронуть любой. Конечно, тут надо догадаться, как правильно все сделать с технической стороны. Тем не менее, я полагаю, что не всякий мог вообще знать о ее содержимом. Значит, кто-то из своих. Я бы даже секретаршу не отметал, несмотря на ее милое личико и скудный ум. Слишком много у нее к вам неприкрытой лести скрывается за негативным отношением. А знаний по химии, как оказывается, предостаточно у того же Алексея, у брата вашего жениха.

- Маришка мне никогда не нравилась, - пространно отозвалась Александра, глядя в одну точку перед собой. Других «подозреваемых» она успешно проигнорировала.

- Вы не должны были это столь явно проявлять, - наставительно выдал Вячеслав, вдруг почувствовав в себе стремление немедленно указать на ошибку. – Любая притворная улыбка – лучшее оружие против желания вам навредить.

- Маришка настолько обидчива? – вскинула брови Александра.

- Нет, но никогда не знаешь, на что невольно толкаешь того или иного человека. Нельзя предугадать поведение даже самого близкого друга.

- Намеки на Лешу? – она сузила глаза.

- В нем я сомневаюсь меньше всего, - хмыкнул Белов. – Что еще может вызвать желание убить вас?

- Такие, как вы, вряд ли задумываются о мотивах, - мрачно произнесла Повышаева. – Вас мы вроде как не подозреваем.

- Вроде как? – вскинул брови Вячеслав. – Вы и представить себе не можете, на что способны люди, кажущиеся вам порядочными и правильными, вроде вас самой.

- А, ну да, в этом-то вы специалист, - съехидничала Повышаева.

- Что там с вашим женихом? Он мог знать о посылке? – продолжил рассуждать Белов, отбрасывая в сторону все ее намеки.

- Не знаю, вообще-то и Роман мало интересуется моими рабочими и общественными делами. Но чисто теоретически знать может. С его братом я связывалась сама, а адрес узнавала у Романа.

- Что увеличивает потенциальных отравителей, - пробормотал Вячеслав.

- Мой Рома не стал бы трепаться! – возмутилась она. – И тем более что-то проделывать самому.

- Верю, - легко солгал Белов, не желая опять пререкаться с упрямой девчонкой. – Вот, что мы с вами сделаем: покинем компанию.

- В смысле?

- Уйдем. Так, вы отправитесь домой, пока ваш друг не выяснит, что с посылкой. Остаетесь в живых, что свободно разрешит мои проблемы вернуться к себе.

- Лихо вы завернули. А где гарантия, что вы не лжете? Я не могу оставить службу без причины.

- Никто не заметит, - раздраженно вставил Белов. – Идемте. Полдня – только и всего!

- Я – ответственный сотрудник!

- Diable, да никто и не сомневается, - устало протянул Вячеслав. – Смышляев разберется, а вы останетесь в живых. Если при разбирательствах вы будете на месте – разгорится скандал. Суета, пресса. А если уйдете домой – убежден, никто не захочет поднимать крика. Спокойно избавят вас от опасной улики. А ваш верный приятель из прокуратуры потом, если хотите, начнет следствие. Это уже без меня.

Повышаева с минуту молчала, глядя себе на пальцы рук. Белов помышлял о том, чтобы ударить ее по голове и утащить силой, ведь без нее у него не получилось покинуть компанию. Но внезапно и Александра проявила чудеса трезвого разума: согласилась.

- Не могу поверить, что сбегаю, но вы правы в том, что может подняться лишняя шумиха. Лучше я проинструктирую Алексея – пусть и вправду займется, отправит посылку на экспертизу.

- Вот и прекрасно.

Александра с недоверием покосилась на Белова, но, видимо, все же сочла его достаточно искренним, чтобы пойти следом.

Им удалось практически незамеченными проскользнуть до лифтов, а потом наспех пройтись по общему коридору и мимо охраны. Вячеславу меньше всего хотелось к себе внимания, а ведь в роли невидимки он сейчас не был. Обошлось, к счастью, без лишних треволнений, они покинули здание, выбрались на улицу, как вдруг… автобус насмерть сбил Александру.

Спустя несколько секунд Вячеслав шокировано осматривался у незнакомого ему дома с идеально подстриженной лужайкой. Украдкой он заглянул-таки в окна и обомлел: внутри бушевали упомянутый Роман и Александра Повышаева. От конца рабочего дня Повышаевой Вячеслава сперва перебросило к обеденному перерыву, а теперь, оглянувшись на солнце, Белов отметил, что только-только наступило утро… Этот обратный порядок из жизни Александры не внушал ничего хорошего.   

 

 


Свидетельство о публикации № 29062 | Дата публикации: 05:42 (28.12.2016) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 66 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 3
0
3 LULs   (28.12.2016 13:35)
продолжу слегка.

про отыгрыши я говорил? отыгрыш толстосума, отчаянно завидующего успеваемости чужого ребёнка, неубедителен. ещё меньше верится в то, что толстосумы ставят золотым деткам в пример какую-то деву, принятую в колледж для улучшения статистики и реализации соцответственности (снижения налогов).

Повышаева перекинулась с бывшим одноклассником парой слов, приняла ее - пару слов?

Словно какой-то дешевый провидец!- вообще не шарите в эпитетах. отыгрывайте. почему вообще желание лишний раз удостовериться в неизбежном вы сравниваете с дешевизной и с ясновидением?

Вот так быстро и легко прервалась судьба девочки.- опять судьба. агония не в счёт?- всё равно легко умерла.

за счет помощи других сотрудников он бы справился значительно быстрее и избавил бы себя от проблемы - а с чего бы ему стали помогать, учитывая, что он больше не босс?

Вы хоть понимаете, как ваше объявление выглядит со стороны? - плохо сыгран планктон. очень. внезапно появившегося в дверях незнакомца (повышаева была нанята уже после ухода гг) она называет по имени и фамилии. немыслимо. объявление это ещё...

Наедине с тем, кого считала преступником и злом с большой буквы. - как-то перевзвинчена неприязнь классовая. и волконский против сидоровой какой-то всей душой, и она прямо его вельзевулом считает.

Весь кабинет был настолько узким, будто некогда блестящей ученице элитного лицея просто выделили бывший чулан или склад - опять фантазии вместо эпитетов. многоэтажка. там в коридорах малоотличимые коробочки-кабинетики. а вы тут чулан золушки малюете.

она подыскивала варианты аккуратно вскрыть, как коробка повредилась -
отыгрыш. снимала ли она плёнку защитную? парфюм идёт в защитном целлофане. если не было целлофана, то коробку не переворачивали. Плюс определение аккуратно говорит о том, что взбалтывания не было. до этого мы узнали, что флакон был закупорен (в одном из эпизодов она отвинчивала крышку). то есть до акта дарения через коробку ничего не вылетало, иначе парень отравился бы первым.
а потом вдруг резко вырвалось облако, хотя вскрытия сосуда-то не было.
остаётся один вариант: пока дама несла коробку к себе, содержимое превратилось в плавиковую кислоту, расплавило флакон, коробку... и превратилось в фосген, потому что не растеклось, а резко испарилось.
и снова возвращаемся к первому эпизоду, в котором флакончик целёхонек. она что, разными веществами травилась?

промежуточный для вас и окончательный с точки зрения читателя итог: интрига стоит на костылях, в кустах рокочут рояли, отыгрыша нуль, автор ещё и с химией (и логикой) связался, в которых не шарит. язык - глюк.
что, простите, должно вызвать интерес читателя? мажор видит, как некачественно отыгран гг, немажору гг просто непонятен и неприятен. ну, застрял в дне сурка такой тип. Подумаешь! какова его проблема, в чём тут трудность, если он может повоздействовать на ключевого персонажа, от которого зависит, продлится ли день сурка? никакой трудности нет. слышит и видит его только повышаева. Он убеждает её не брать сферический яд. сулит более дорогой подарок, например. Пасёт везде, хоть в сортире. Там четверть часа подождать - и при такой бурной реакции выносить надо будет уже смертника, принесшего яд. всё, профит.
отдельно хочется поддержать вопрос повышаевой: даже не о квалификации виртуоза-химика надо спросить, а об оборудовании, на котором он быстренько, пока реакция не запустилась, приготовил эту смесь. явно в кабинете у него реактивы, вытяжка, выдувающая кубометры воздуха за сотые доли секунды, защита нехилая...
Или меня, автор, должно интриговать, как долго до решения задержать героиню будет доходить повествование? или о чём следующие главы, когда с решением уже нельзя будет тянуть? знаете, мне хватает неудачных книг у тех творцов, которые себя зарекомендовали получше вашего, так что эксперименты такого рода не ставлю, то есть читать не подписываюсь.
мотнул вперёд, продочка начинается с того, что гг в стоптанной обуви (и чулках с начёсом, наверное), приходит домой и начинает перепиливать мужа с визгом. боже мой, а если бы это был герой, то, как и положено нищеброду, он бы вечером дома бил бы жену в лицо, хватал бы двухлитровый пластиковый сись пива и шёл бы с корешами забивать "козла"? вот это называется штамп осточертевший.

0
2 LULs   (28.12.2016 13:35)
ступал по коридору рекламного медиа-холдинга, некогда принадлежащего ему - некогда принадлежавшего

только что находился дома, в другой части города, и готовился ко сну - и на кой ляд запятая между двумя сказуемыми?

И не имел представлений, - если с эстрады ушёл сам, то случай исключительный.

одно из двух, или:

ступал по коридору рекламного медиа-холдинга, некогда принадлежащего ему

или:
он преспокойно передвигался по второму этажу. Что не менее странно, так как Белов прежде посещал исключительно самый верхний этаж, и расположение кабинетов на других уровнях здания совершенно не знал - как можно идти по коридору своего холдинга и одновременно по незнакомому этажу?

Будто он являлся глюком, - единство стиля изложения? не, не слышал.

Будто он являлся глюком, но Белов был уверен, что находится в реальности. - а что тут чему противоречит этим но? может, он стэллс какого-то рода использует; и это больше подходит под описание, потому что галюн всё-таки есть галлюцинация, которую замечают.

Его не столько озаботило и обескуражило убийство (это, несомненно, было оно) - почему несомненно? читателю не сообщили о признаках насильственной смерти. может, дамочка таблеток наглоталась?

но любопытство в плане того, что и как произошло, а не волнение за судьбу человека (здесь он был истинно безразличным) - в третий раз нам сообщают, что гг пофигу на людей, но тут как-то особенно бестолково: кому придёт в голову волноваться о судьбе рядового трупа?

Длинные темные волосы девушки закрывали собой все пространство стола- то есть либо труп свалился с потолка, либо волосы спецом раскладывали, либо включали вентилятор, открывали окна в бурю. при заурядном падении головы сидящего за столом на стол волосы не разлетаются как тополиный пух.

насчёт флакона, содержимым которого можно "надышаться" - к леталке пр вдыхании ведут пары кислот (азотной, напрмер) и других агрессивных химвеществ. при отравлении аспирировавший пары человек роняет флакон - что происходит? оставшееся вещество оставляет ожог на полу, ковре. об этом ни слова.

Поскольку он и принялся было снова идти по направлению к кабинету Повышаевой, дабы проверить, а не ночной кошмар ли все это (или бред наяву?), однако никто из проходящих сотрудников определенно так и не обратил внимания на появление Белова - вот вам кажется, что вы спите. как вы поверите своё состояние? ущипнёте себя. если окружающие на вас не реагируют, каковы ваши действия? вынудить их реагировать. крикнуть, привлечь к себе внимание, толкнуть кого-то.
это банально и это всё то, чего герой почему-то не сделал. отыгрывайте лучше.

и при начальстве Вячеслава она тут точно не работала - а кто входил в его начальство? косноязычие.

тоже видел его в классе сына, однако не мог определить имени - вспомнить?

Белов суетливо поправил манжеты идеально белоснежной рубашки - недавно нам сообщили, что он ко сну готовился. он спит в рубашке с манжетами?

грязная белая рубашка, не заправленная в брюки, а неаккуратно выпущенная поверх - это как - слегка подоткнутая?

безвкусные туфли из устаревшей коллекции, небось поддельной.- поддельная коллекция устарела. отлично гг следит за появлением поддельных коллекций.

0
1 マスター   (28.12.2016 10:26)
Вячеслав Белов ступал по коридору рекламного медиа-холдинга, некогда принадлежащего ему, изо всех сил подавляя панику, которая подступала тихими шагами к его пересохшему горлу. Лицо Вячеслава было напряжено и сохраняло привычную маску холодной уверенности, но сердце нервно клокотало.

Оба предложения об одном и том же, по сути. Это мало что тавтология, так еще и признак писать безудержно многабукаф. Боюсь читать дальше, да и не стану. Адью.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com