» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


2. КАЯ Часть I
Степень критики: любая
Короткое описание:
Вторая глава

КАЯ. Часть I <br /><br /> Кассиопея Блеквуд застыла, взявшись за дверную ручку. В коридоре было пугающе безлюдно, словно в заброшенном замке. Лишь сердце, гулко стучавшее у самого горла, отдавалось эхом от молчаливых стен.
"Разве я не обещала себе быть решительной?" – упрекнула Кая саму себя. Она так долго и упорно шла к этому, но в нужный момент испугалась. Кая уже слышала голоса, доносившиеся за дверью. И они пугали её больше, чем все привидения из сказок вместе взятые. Кая поправила юбку, сорочку, волосы. Взялась за ручку покрепче, лишь бы не отпустить. Резко выдохнула и налегла плечом на дверь, делая самый важный шаг в жизни.
Кая навсегда запомнит этот день. Момент, когда она распахнула дверь в совсем чужой и непонятный ей мир. Мир корпораций.
Кая оказалась в аудитории-амфитеатре, освещенной утренним светом. Два ряда скамеек уходили вверх под самый потолок. Длинные витражные окна украшали противоположную стену. У Каи захватило дыхание при виде этого.
Ведь сегодня её первый день в университете!
Сегодня в этой аудитории собрали всех первокурсников для вводной лекции. Студенты были везде – толпились между рядов, расхаживали у доски, громко галдели и смеялись, сидя на подоконниках. Кая вошла и закрыла за собой дверь. Первым делом всмотрелась в верхние ряды – есть ли там ещё места? В школе Кая преподчитала сидеть поближе к доске, но сегодня ей не хотелось привлекать внимания. Она нырнула в толпу, толкаясь и извиняясь. Сколько же здесь людей? С ними она будет учиться следующие пять лет?
На супеньках, ведущих к верхним рядам столов, кто-то сильно задел Каю. Она чуть было не упала и ухватилась за какого-то парня.
– Осторожнее, кренделёк! – насмешливо сказал тот.
Кая не ответила и торопливо поднялась дальше, стараясь никому не смотреть в глаза и не вызывать к себе внимания. Она не искала здесь друзей. Кая была готова к тому, что их у неё не будет.
Протолкнувшись-таки к верхним местам, Кая сняла рюкзак и плюхнулась на скамейку.
– А это вообще кто?
Кая сразу поняла, что речь именно о ней. Она сделала вид, что очень заинтересована учебником и склонилась над ним, чтобы никто не разглядел воротник её сорочки.
– Ты видишь её лого-значок? – продолжали беседовать девушки, не слишком стараясь быть тихими.
– Нет, а ты?
Сердце Каи обдало страхом.
– Она что, безродная?!
Кая вздрогнула, как будто её ударили. "Безродная". С уст незнакомых студенток это звучало особо оскорбительно. Кая прикусила губу, но не подала виду.
Это только начало. Это только цветочки.
– Ничего себе! Я что-то слышала. Что с нами будет учиться безродная. Это она, что ли?
– И как её вообще взяли в наш университет? Это ещё не запрещено?
– Она, наверное, переспала с ректором.
И тонкий противный смех. Кая закрыла глаза, чтобы успокоиться. Она не для того уехала из родного Брамблса в тропический остров Алта, чтобы выслушивать издёвки более родовитых однокурсниц.
"Ты здесь для себя, а не для других, – убеждала себя Кая, листая учебник. – Просто игнорируй их".
Чтобы отвлечься от мерзких голосов, она открыла тетрадь и записала на полях дату – первое сентября три тысячи восемнадцатого года. Её жизнь начиналась с чистого листа! Волнение и страх перемешались в душе, и разные мысли лезли в голову. Каждый раз, когда кто-то посмеивался, ей казалось, что это смеются над ней.
"Тебя здесь никто не полюбит, – Кае оставалось только утешать себя. – Ты знала, на что идёшь".
Её мрачные мысли прервал грохот со стороны входа – в аудиторию стремительно вошёл молодой мужчина. Студенты сразу засуетились и поспешили к своим местам. Аудитория наполнилась шорохами и шепотом. Кая взволнованно выпрямилась. Вот и первая её лекция! Совсем не похоже на школу. Она приготовилась слушать и записывать.
– Здравствуйте, первокурсники, – молодой преподаватель дождался, когда настанет тишина. – Рад видеть вас. Для тех, кто ещё не имел удовольствия познакомиться со мной, я профессор Ашэй Менел...
Кая торопливо записала его имя в тетради под датой.
–... и мне поручили важное задание провести для вас вводную лекцию, если вы не против, конечно же.
Девушки на передних рядах захихикали. Наверно, профессор Менел был довольно красив. Кая же с последнего ряда могла разглядеть только его высокую фигуру, синюю рубашку, брюки и светлые вихры. Он разговаривал спокойным и мягким, сразу располагая к себе.
– Наш университет Алтитьюд пополнился новыми талантами, что не может не греть нам душу! – профессор Менел пытливо оглядел всех и лёгко улыбнулся. – Чувствую дыхание юности... Знаете, я всегда с энтузиазмом берусь за первокурсников. Вам действительно открыто многое. В этом конфедеративном университете вас научат быть не только преуспевающими бизнесменами, но и достойными представителями своей элиты. Гордитесь этим.
Кая видела, как студенты в аудитории оживились и зарделись – им были приятны эти комплименты. Только одной Кае прозвучавшие слова показались пустым фарсом. Профессор вышел из-за стола, чтобы быть ближе к студентам.
– Итак, давайте уточним. Все четыре факультета первого курса здесь? Интерэкономика, маркетинговые коммуникации, бизнес-информатика и международная политология. Я прав? Старосты уже отобраны?
Четыре студента подняли руки.
– Отлично. После занятия подойдёте ко мне. А теперь начну потихоньку знакомиться с вами. Вот, например, вы! – профессор Менел перехватил взгляд рыжей девушки, что сидела на втором ряду и вертела в руках ручку. – На воротнике вашей кофты я вижу лого-значок в виде рубинового феникса! Нетрудно догадаться, что вы из западного рода Чарден, не так ли?
Рыжая молча улыбнулась в ответ.
– Ну, а вы! – профессор Менел перешёл на паренька с хрупким телосложением. – Судя по вашим белым волосам и красным глазам, вы из Альбиносов. Мне не нужно даже видеть вашего лого-значка. Я прав?
Беловолосый паренёк скромно представился:
– Я Питер Альбинос, приятно познакомиться!
По залу пробежался добрый смешок.
– А этот студент, – профессор Менел оперся о стол и указал на грузного юношу, что со скучающим видом растёкся по сидению и жевал жвачку. – Первенец Тандов, не так ли? И дело даже не в значке каймана, что на вашем нагрудном кармане. А в том, что желтоглазых брюнетов можно повстречать только в вашем роду.
– Ну, и? – тот хмыкнул, сузив желтые глаза. – Я и сам знаю, что я Танд.
Преподаватель рассмеялся, а Кая искренне не понимала, к чему эта игра в угадывания. А взгляд профессора устремился на верхние ряды. Он заметил Каю, и их взгляды столкнулись. Кая заволновалась, ведь он смотрел прямо на неё! Хотя она так старалась спрятаться. У профессора Менела глаза были медно-карие. Он уже открыл было рот, чтобы высказать свое предположение, но неожиданно замолк. Кая поняла, что профессор не нашел лого-значка на её одежде.
"И что вы скажете на этот раз?" – Кая сидела в ожидании.
Неожиданное смятение преподавателя удивило студентов, и они начали оглядываться на Каю, чтобы понять, что происходит. Ещё не все тут знали, что Кая Блеквуд – безродная. Сидящая среди наследников богатых и древних династий, она была неизвестной "простолюдинкой".
Взяв себя в руки, профессор Менел снова озарился улыбкой и громко заговорил, отвлекая студентов от Каи:
– Фамилии, логотипы, отличительная внешность – это ли формирует в нас то, кем мы являемся? Ответ не так прост. Да, я с ходу могу сказать, к какой династии принадлежит тот или иной студент. Но знание, так или иначе, является иллюзией. Оно строится не на фактах и цифрах. Знание – это результат кропотливой работы наших предков. Так давайте обратимся к истории! Моя дисциплина – история экономики. То, с чего всё началось. Где закладывались первые камни для фундамента нашей цивилизации. Когда произошел расцвет империй, когда они пали, уступив власть республикам, а самое главное – что это нам дало.
Профессор Менел взял маркер и начал марать доску неразборчивым почерком:
– Когда комета Биел упала на мегматерик, он разделился на четыре материка. Север, Запад, Юг и Меридиан. На каждом образовалось централизованное государство. Во главе государств стоял монарх, и поддерживали его династии. Древние роды ремесленников, военоначальников и знать, которые поклялись ему в верности. Эти династии владели землями, защищали своих людей, активно участвовали в политической жизни королевств. Когда короли были свергнуты в известной нам революции, к власти пришли республикаты. Но династии не исчезли. Даже более того, они осмелились взвалить на свои плечи ответственность за экономику! Так зародились корпорации. Фамильные гербы превратились в логотипы, а девизы в слоганы. Династии и по сей день образуют элиту и решают важные геополитические, экономические и социальные проблемы, – профессор чертил таблицу из дат и событий, и Кая увлеченно записывала за ним. – После войны и революции, очень важно было сохранять мир между республиками. И тогда было решено построить конфедеративный университет, где дети умнейших и сильнейших мира сего обучались, развивались и формировались бы вместе, под единым началом для единого будущего. Вы все поступили в Алтитьюд, а значит вы уже лучшие. Я прав?
– Да! – радостно отвечали ему студенты.
– Во времена послевоенной разрухи династии подняли государства с колен и восстановили громадные бреши в экономике с помощью своих доходов. К этим династиям относились и Чардены, чей семейный герб символизировал феникс. И Альбиносы, и Танды, и Бероссе, и Гилионы, и все ваши предки. Каждый из вас – потомок этих династий. В ваших генах заключен код знаний о том, как устроен мир. Ваши деды построили его для вас.
"Все, кроме меня, – подумала Кая, делая записи. – Я не принадлежу династиям, мои предки ничего не сделали во благо государству..."
– Приходя на мои пары, вы будете изучать собственную историю. Вы поймете, что из себя представляет ваша династия не сама собой, а как часть целой картины мироздания.
Профессор Менел замолчал, но аудитория сидела и, затаив дыхание, ждала продолжения. Все настолько увлеклись красивым вдохновенным рассказом, что поддались его влиянию. Преподаватель улыбнулся этой тишине.
– Я вижу, что вы открыты новым знаниям! Это прекрасно. Значит, мы сработаемся, и эти пять лет обучения принесут нам пользу! Не буду больше задерживать вас в первый день, – он отложил маркер. – Какие-нибудь вопросы?
– Профессор... – одна студентка неуверенно подняла руку.
– Да? – преподаватель нашел её взглядом.
– Менелы... Это разве не род заклинателей кобр из Юга?
Аудитория наполнилась оживленными перешёптываниями. Кая непонимающе вертела головой. А что такого в этих Менелах? Профессор ответил абсолютно спокойно:
– Да, верно. Не все династии, когда-то влиятельные в эпоху королей, сохранили своё положение. Но Менелы остаются частью мира корпораций. Что ж, больше никаких вопросов? Тогда можете быть свободны. Встретимся в следующий раз.
И это всё? Кая только-только приготовилась слушать и внимать! Но студенты уже вставали с мест и тянулись к выходу. Кая подхватила рюкзак и спустилась вниз, сливаясь с толпой. Когда она выходила, профессор Менел задержал на ней пристальный взгляд медно-карих глаз. Кая была уверена, что он хотел еще раз убедиться в том, что она действительно безродная. Так или иначе люди будут относиться к Кае неоднозначно, и к этому пора уже привыкать. <br /><br /> *** <br /><br /> Да, мир корпораций – мир богачей и избранных – имел яркую обёртку. Но истина оказалась жестокой.
На первом же перерыве Каю втащили в женский туалет. Ей не дали даже осмотреться – сразу запихнули в кабинку, больно прижав к стене. Её схватили за волосы и прижали к стене. Живот скрутило от страха и омерзения.
– Подбирают же всякий сброд... – прошипела белокурая зачинщица, приближая к ней своё лицо. От неё приятно пахло, блестящие волосы волнами опускались на плечи. Она была прекрасна. Прекрасна и безобразна одновременно. – Ты вообще откуда вылезла?
– Из Запада, – процедила Кая, вперив взгляд в пол. Она хотела бы выглядеть невозмутимо, но бешено колотящееся сердце мешало дышать, а губы дрожали в подступающем приступе рыдания.
"Запомни их лого" – твердила себе Кая.
На воротнике модного пиджака зачинщицы был наколот серебряный значок в виде какой-то птички. У той, что держала Каю за волосы, на вороте изгибался соболь, а у третьей это была металлическая лиса из россыпи янтаря. Маленькие брошки, символизировавшие лого, – отличный способ распознать, кто перед тобой. "Соболь, лиса... Они из Севера" – мелькнуло у Каи до того, как она получила первый удар по лицу. Каю поразила глухая боль, кровь брызнула из носа и капнула на идеально-белый кафель. Но она не издала и звука. Только стиснула зубы и прикрыла голову руками, готовая к ударам. Этим людям нельзя показывать, что ты боишься.
Северянки самодовольно хихикали, указывая на неё пальцем и фотографируя её на телефоны. Зачинщица с усмешкой повернула окровавленное лицо Каи к камере.
В туалет зашли другие студентки. Сердце Каи дрогнуло в надежде, что издевательства прекратятся. Но вошедшие девушки сделали вид, что ничего не происходит, что в углу не бьют беззащитную девушку. Они не замечали ту жестокость, что совершалась у них под носом.
Разница в том, что для них подобное не считалось жестокостью. Унижение и избиение слабого для родовитых – в порядке вещей, ведь именно на этом строился весь их мир победителей, устроенный по так называемой иерархии. Мир корпораций – это пищевая цепочка хищников, и каждый выживал в нем посредством ума, силы и клыков.
Кая попыталась вырваться, но белокурая зачинщица только ещё болезненнее потянула её за волосы. Кая стиснула зубы, лишь бы не закричать. Всё издеваясь, северянки вытряхнули из её рюкзака все тетради и вещи, а кампусную карту слили в унитаз.
– И хорошенько запомни, безродыш. Тебе лучше вернуться в свою помойку, откуда ты вылезла, или мы тебе житья не дадим. Алтитьюд – место для избранных, а не для таких нищебродок, как ты.
По зданию университета прошелся мелодичный звон, оповещавший о том, что занятие началось. Три северянки оставили Каю на полу, вымыли руки и ушли, обсуждая вечеринку после посвящения.
Кая лежала на полу, и белый кафель холодил горящую от боли щёку. Кая тихо дышала и смотрела в окно, за которым распевался до отвращения прекрасный день. Небо стерильно чистое, солнышко приветливое, а ветви высоких ив робко подрагивали от дуновения ветра. И лишь на душе у Каи Блеквуд выл избитый зверь.
Кае хотелось рыдать, от страха и обиды, но слезы не шли. Она, конечно, знала, что в Алтитьюде никто ей не будет рад, и травли так или иначе избежать не удастся. Но это оказалось страшнее, чем она себе представляла. Кая вспомнила отца. Запуганного, растерянного, жалкого старика, без рода и племени. Всю жизнь он вынужден был пахать на чужую корпорацию, боясь увольнения и бедности. В животе заклокотал гнев. Кая наконец вспомнила, зачем она здесь.
"Ты ведь не хочешь всю жизнь пресмыкаться, как отец? Тогда вставай!"
Ругая и ненавидя себя за слабость, Кая выпрямилась и трясущимися руками собрала вещи с пола. Тяжелее всего было встать перед зеркалом. Кая не хотела созерцать следы от ласкового "приветствия" однокурсниц, но расхаживать в подобном виде тоже не стоило. Нужно было сохранять гордость в любой ситуации.
Кая опёрлась о раковину и подняла взгляд. Из зеркального отражения на неё смотрела 18-летняя девушка. Платинового оттенка волосы собраны в два хвоста по бокам головы, а прямая челка падает на карие глаза. Полные губы разбиты, скулы опухли от отёков, из носа текла кровь. После расправы Кая выглядела просто жалкой и несчастной.
– Не в первый раз, верно? – вздохнула Кач с горечью.
Она включила холодную воду и ополоснула лицо, смывая кровь. Потом намочила бумажное полотенце, подержала его немного на гематоме скулы, успокаивая ноющую кожу.
Вот что бывает, когда исполняется мечта всей жизни! Алтитьюд – университет для избранных! Кая поступила сюда по баллам. Потому что она была лучшей ученицей школы. И искренне полагала, что это имеет хоть какое-то значение. Но как оказалось, в мире корпораций важнее твой лого-значок, нежели твой ум. И среди родовитых места Кае не нашлось. Что ж, тогда оставалось только выбить его собственными силами.
Собравшись с силами и преодолев страх, Кая вышла из туалета и отправилась в медблок. Занятие началось, и потому в коридорах было мало людей. Так что до мебдлока она добралась без приключений. Доктор посмотрел на Каю с сочувствием, но не стал возмущаться, не предложил пожаловаться ректору. Он воспринял первый день травли безродной как само собой разумеющееся. Наверное, наблюдал такое из года в год.
– Я дам тебе освобождение на сегодня. Отправляйся к себе и отдохни, – доктор дал ей обезболевающее.
– Я хочу учиться, – настояла Кая.
– Уверена? – доктор пожал плечами. – Как пожелаешь, Блеквуд.
Благодаря пластырям и тональному крему, синяки удалось скрыть, и Кая отправилась на занятие по корпоративному управлению. Прятаться и жаловаться на жестокость людей она и не собиралась. Кая выстояла первый удар, выстоит и все последующие.
Когда она заглянула в аудиторию, пожилой профессор Янос Линойт с кустистыми бровями и козлиной бородкой уже сидел за столом и диктовал список учебников по своей дисциплине. Выглядел он очень строгим. На лысой голове виднелись темные пятна. Не желая мешать, Кая тихо проскользнула в аудиторию и прокралась к свободному месту на третьем ряду.
– Вас что, не учили использовать время с умом?! – вдруг повысил голос профессор, и у Каи чуть душа в пятки не ушла. Она обернулась к старику. Глаза преподавателя не были видны под бровями и тяжелыми веками, уголки рта недовольно опущены. На его столе стояла статуэтка с эмблемой Алтитьюда – шпага и песочные часы.
– Из-звините за опоздание... – промямлила Кая срывающимся голосом.
– Гляди, как бы я не плюнул на тебя, когда ты попросишь о пересдаче! – проскрежетал профессор Линойт, и аудитория наполнилась насмешливыми смешками. – Я не собираюсь тратить такой бесценный дар, как время, на безответственных студентов! Это всех касается!
Смешки резко прервались. Когда преподаватель снова опустил взгляд к списку литературы, Кая нервно сглотнула и уселась на скамью. Как можно бесшумнее достала тетрадь. Лекция началась.
– Итак, для начала скажите мне, кто такой бенефициар? – профессор громко хлопнул книгой по столу.
– Тот, кто наследует фамильную корпорацию, – ответил кто-то. Другой голос подхватил:
– Тот, кто станет её генеральным директором!
Профессор Линойт удовлетворенно кивнул и спросил:
– И кого же принято считать бенефициаром?
– Мальчика-первенца в ведущей ветви династии! – наперебой отвечали студенты.
– И чему его учат с рождения?
– Управлять корпорацией.
– Верно! Управление персоналом является основопологающим столпом в корпоративном искусстве. Директор, который не умеет вести людей, – очень плохой директор! – бухтел профессор так, словно уже ругал всех присутствующих. – Корпорация – это не подарок от родителей, а в первую очередь большая ответственность! Вы должны понимать, что отвечаете за судьбу и благополучие своих работников, за репутацию своей династии. Все вы тут – будущие главы, так что усвойте это.
– Вообще-то, не все, – громко возразил женский голос, и по аудитории снова прошелся издевательский смех. Кая выпрямилась, догадавшись, что это замечание адресовано ей. Осмотрев ряды, Кая заметила ту самую девушку, что устроила ей расправу в туалете. Она вся сияла и смотрела на неё, словно предупреждая: "Это только начало".
– Тихо, Гвендолин Фанерлин, – рявкнул преподаватель. – Я никому слова не давал.
Гвен закатила глаза, и её темноволосая подруга со значком соболи что-то шепнула ей, подбадривая.
– Алика Морган, тебе есть что сказать? – сверкнул глазами профессор Линойт. Темноволосая Алика испуганно замотала головой.
– Останешься после занятия, Морган... И Цинния Эйк тоже!
Розоволосая студентка с первого ряда вздрогнула и изумленно подняла руку:
– Простите, я сделала что-то не так?
– Это я что ли таращился в сотовый, или ты? – заорал профессор Линойт на всю аудиторию, и студенты испуганно притихли. Пожилой преподаватель действительно наводил страху одним своим грозным видом. Цинния Эйк смущенно покраснела.
– Примите наши извинения, она не хотела, – заступился парень с красными наушниками, что сидел рядом с Циннией.
– Извинить их нужно... Может, в своих республиках вы и являетесь золотыми детками из богатых семей, но в Алтитьюде, вы всего лишь первокурсники. И я имею полное право выставить кого-то вон, если он мешает моему занятию. Всем ясно?
В помещении воцарилась полная тишина. Студенты даже двинуться боялись. А Кая злороадствовала и даже радовалась, что хотя бы на парах её не будут доставать. Профессор Линойт давал понять, что никому спуску не даст и ко всем будет относиться одинаково. За что Кая стала его уважать. Корпоративное управление сразу вошло в её список любимых предметов. <br /><br /> *** <br /><br /> Первый день в Алтитьюде прошел для Каи сумбурно. Она заблудилась в кампусе, а потом просто просидела до ужина в библиотеке. Ей не хотелось лишнего внимания для себя. В тишине и покое, окруженная учебниками, как защитной стеной, Кая могла чувствовать себя в безопасности. А когда наступило время ужина, ей пришлось побродить по кампусу, пока она не нашла нужное здание.
Столовая располагалась в одноэтажном мраморном здании рядом со стадионом, и когда Кая приблизилась к нему, на неё накатили запахи домашней еды и выпечки. Кая взбежала по ступенькам и вошла, сразу попав в прохладное чистое помещение с круглыми желтыми столиками, шахматным полом. А сколько тут людей! Радостные, улыбающиеся студенты сидели за круглыми желтыми столиками, ели и разговаривали. У всех были лого-значки. И Кая сразу ощутила себя чужой в этом обществе беспечных богатеньких детей.
Внимательно осмотрев толпу и не найдя Гвен, Кая заняла очередь. Роскошно одетые девушки перед ней обсуждали косметику и рок-группы "Джойалс". А потом одна из них принялась жаловаться на жизнь:
– Папа сказал, что не будет оплачивать мои сеансы массажа. Да как он может? У меня кости хрустят, а ему плевать! Только о своей компании и печется...
– Ужас. Не знаю, как ты это терпишь, – искренне сочувствовала ей вторая. – Я бы не вынесла такого произвола в семье!
Кая не удержалась и хмыкнула. Массаж он ей, видите ли, не оплачивает. Тоже мне, проблема! Отец Каи иногда коммунильные услуги оплатить не мог... Девушки удивленно обернулись к Кае и, заметив отсутствие значка, смерили её уничижительным взглядом.
– Наберут же всяких... – высокомерно произнесли они и отвернулись
Кая внутренне приготовилась к защите, но девушки продолжили разговор, на этот раз делясь впечатлениями о вчерашнем посвящении. Кая для них была не более, чем "та безродная, на которую не стоит обращать внимание".
Простояв в очереди, Кая дошла до витрин с едой и переложила в свою тарелку кусок картофельной запеканки, выбрала клубничный морс, подхватила поднос и села зй желтый крайних столик. Торопливо прожёвывая запеканку, она с любопытством разглядывала людей вокруг.
Как и говорил профессор Менел, некогда династии спасли экономику от упадка и тем самым заработали определённое место в жизни общества. Народ и правительства республик были зависимы от династий, ведь корпорации приносили многомиллионный доход и образовывали основу экономики. Это объясняло то, почему их власть так безгранична. Династии владели корпорациями, а корпорации владели миром.
Своих детей главы династий готовили к управлению с раннего возраста, особое внимание уделяя бенефициарам, то есть к своим первенцам и наследникам. Они заканчивали дорогие частные школы с бизнес наклоном, а самые способные в итоге поступали в конфедеративный университет Алтитьюд, где обучали будущих президентов, министров и директоров.
Вот почему к Кае относились с таким пренебрежением и даже изумлением – что эта безродная делает в престижном университете для элиты? Но Кая не первая. Истории были известны единичные случаи, когда безродный оказывался достаточно умён, чтобы образовать собственную корпорацию, способную конкурировать с такими гигантами, как "Гриффинс" или "Бергфорс". Но для этого требовались недюжинная воля и настоящее везение.
Обучаясь в своей обычной школе, Кая грезила Алтитьюдом. Да, он принял её враждебно, но Кая продолжала радоваться тому, что смогла поступить сюда. Она надеялась, что и ей удастся достигнуть успехов. Ведь тогда Кая перестанет бояться. <br /><br /> ***
<br /> –... они слили мою кампусную карту в унитаз. Честно!
Консьерж общежития – скрюченная старушка в очках – не выглядела доброй.
– Это моё дело? – раздраженно прогавкала она. – Было сказано не терять их! Без карты не пущу.
– Я знаю, что без карты нельзя, но не на улице же мне ночевать? – Кая применила последнее оружие – состроила жалостливое личико и захлопала ресницами.
Не подействовало.
– Без карты не пущу! – консьерж скрестила руки на груди. – Учись дисциплине, раз ты в Алтитьюде!
Казалось, что ещё немного, и старушка начнет визжать на весь кампус. Чтобы избежать скандала, Кае пришлось уйти из общежития. Её чемоданы с вещами, наверное, уже доставлены в комнату, а она даже не может войти внутрь! Время уже позднее, Кая засиделась в библиотеке. Карточку ей не найти, разве что придется завтра с утра пойти в деканат и написать заявление на её восстановление. Но до этого, где же ей спать? На отель ей денег не хватит.
"Ночь здесь теплые. Переночую и на скамейке," – решила в итоге Кая и смело отправилась исследовать кампус, в котором ей предстояло жить и учиться ближайшие пять лет. Кое-как придя в себя после первых пар и знакомств с северянками, она могла спокойно оглядеться и никуда не бежать. Вечером кампус становился совсем другим, чем днём.
Университет Алтитьюд был построен много веков назад на небольшом тропическом острове Алта. На территории кампуса находились не только общежития и библиотеки, но и спортивные залы, стадионы, крытые бассейны и музеи. Настоящий студенческий город! А раз здесь обучали детей богачей и президентов, то всё было на высшем уровне. Кая, дочь бухгалтера и продавщицы, никогда раньше не посещала места с такими красивыми дворами и постройками. Она проходила мимо здания студенческих советов, больше похожего на громадный перевёрнутый бокал из мрамора.
"Но все эти дети богачей с выбеленными зубами и золотыми карточками никогда, наверное, и не любовались архитектурой Алтитьюда. Когда ты итак рожден в роскоши, должно быть, уже не ценишь красоту? Она перестает быть для тебя чем-то особенным, недоступным", – думала Кая.
Ночь опускалась на кампус. Зажигались уличные фонари, студентов становилось всё меньше и меньше. Когда территория совсем опустела, Кая пошла в сад и выбрала самую дальнюю скамейку под палисандром. Тропический остров Алта расположен в нейтральных землях, так что климат тут мягкий, а ночи короткие. Кае нужно было только устроиться поудобнее и предаться сну. Она подложила под голову рюкзак и закрыла глаза. Шелестели деревья, пели цикады, где-то проезжала машина. Левая щека Каи и разбитая губа ныли от боли. Несмотря на усталость, спать совсем не хотелось. Слишком насыщенным был день.
Кая помучалась, меняя позы на жесткой поверхности. Над её головой каркнул ворон. Кая открыла глаза. Черная птица сидела на ветке палисандра и смотрела на неё, наклонив голову. Подуло прохладным ветром. Кая поёжилась и присела на скамейке. В минуту одиночества она вспомнила Брамблс, её родной портовый городок в республике Запада. Мыслями она перенеслась в тесный, но светлый и такой любимый дом, где утро начинается с маминой стряпни и шутливых драк её младших братьев, Джо и Лу; в школу, где её не унижали безродство, потому что там безродными были все; в дядин маяк на утёсе, пропитавшийся запахом моря... Кая вспомнила, как мама расплакалась, когда узнала, что её единственная дочь едет на Алту. Не от счастья, а от страха. Мама долго отговаривала Каю от этого шага. Убеждала, что с её выпускными баллами её примут куда угодно, даже в Корнуэлл. Но Кая настояла на своём и всё равно уехала в Алтитьюд. Потому что она задыхалась в Брамблсе. Она хотела большего, хотела лучшей жизни.
Первый день в Алтитьюде позади, но Кае никогда ещё не было так одиноко, как сейчас. Она впервые так далеко от дома. И её впервые травили. Снова вспомнились все эти взгляды, слова, презрение, с которым Кая внезапно столкнулась... Дыхание захватило, а глаза защипало. По щеке скользнула одна слеза, вторая. И Кая заплакала, не в силах больше сдерживаться. Ей нужно было выпустить ту боль, что накопилась в ней за это время. Она дала волю слезам, этой ночью, когда палисандр накрывал её тенью, а величественные здания кампуса молча окружали её. Кая говорила себе, что будет сильной вопреки всему и выдержит любые испытания. Но это оказалось не так легко...
Кая была так уверена в своем одиночестве, что не сразу заметила чужое присутствие.
– Эй.
Кая всхлипнула и подняла взгляд. Поначалу, из-за пелены слез, она никого не разглядела. Пару раз сморгнув и обронив несколько слезинок, Кая увидела перед собой светловолосого парня, что протягивал ей платок.
– Первокурсница, что ли?
Он не спрашивал, а скорее констатировал. Кая взяла платок.
– Спасибо, – прогудела она неловко. Платок пах чем-то машинным, но Кая вытерлась, потихоньку приходя в себя.
– Карту потеряла? – спросил он всезнающим тоном.
– Да. Меня не пустили в общежитие, – Кая вернула ему платок и оглядела его одежду в поисках лого-значка. Но незнакомец был одет в обычные джинсы и футболку, без всяких признаков родовитого происхождения. Он сунул платок в карман джинс.
– Так меня тоже не пустили. Выронил карточку где-то, наверное, – и безразлично дёрнул плечом. У него были золотистые волосы и спокойное выражение лица. Но Каю удивили его глаза – фиолетовые, льдистые. Кая не смогла оторваться от них, она никогда не видела людей с таким оттенком глаз.
"У него нет лого... – Кая лихорадочно размышляла, пытаясь разобраться, кто стоит перед ней. – Может он тоже как я – безродный?"
Кая вдруг поняла, что всё-таки хотела бы обрести друга, кого-нибудь, кто поддержал бы её и понял. Первый день в Алтитьюде показал ей, что справляться одной будет непросто.
– Зовут-то как? – расспрашивал парень.
– Кая Блеквуд.
– Первый курс?
– Ага.
– Маркетинговые коммуникации? – всё таким же всезнающим тоном угадывал парень, и когда Кая удивленно кивнула, толкьо закатил глаза. – Ох, тоска! Вот я, например, выбрал международную политологию. Пока не знаю, что это за бурда, но по ходу разберёмся.
Это высказывание вызвало у Каи улыбку. Она хотела спросить у него имя, но ей помешали.
– Вы что там забыли? – раздался резкий голос – Уже комендантский час!
К ним решительно направлялась женщина, судя по важному виду, преподаватель.
– Нас не пустили в общежитие, – объяснил парень, сохраняя привычное хладнокровие.
– Как это не пустили? – женщина выглядела нервной и уставшей.
– Мы кампусные карты потеряли.
Женщина посмотрела на Каю, потом снова на парня. Из раздраженного её взгляд сделался растерянным.
"Не увидела наших лого-значков..." – догадалась Кая. Что же теперь будет? Непредсказуемость ситуации сейчас не пугала Каю, а наоборот, веселила.
– Назовите ваши фамилии, я разберусь, – женщина сморщилась и достала сотовый телефон.
– Кая Блеквуд, – произнесла Кая и прислушалась к тому, что скажет парень.
– Ариан Рисилл, – представился тот неохотно.
Удивительно, но это имя подействовало на преподавательницу странно. Она застыла, обдумывая услышанное, потом её лицо приобрело красный оттенок, губы задергались, глаза наполнились неподдельной ненавистью. Женщина сделалась ещё более злой, чем до этого.
– Рисилл? Явился-таки! И где твой значок? – закудахтала она гнусаво.
Ариан вытащил лого-значок в виде скорпиона и скрещенных ключей. Кая примерно помнила, как выглядят логотипы некоторых западных династий, но скорпиона с ключами видела в первый раз.
– А теперь пойдешь со мной к ректору! Сейчас же! – женщина сверкнула глазами, напрочь позабыв о Кае. Она направилась к главному учебному корпусу, а парень пошёл за ней, скучающе зевая.
Ворон каркнул и захлопал крыльями, покинув ветви палисандра и взлетев в темное небо. Кая сидела на на скамейке, совсем одна в ночи, окруженная светом фонарей и чужими ей зданиями кампуса. Её голова была полна мыслей – из какого рода этот Ариан, почему он не носит значок, что такого натворил и почему ректор еще не спит... Но Кая так сильно устала, что решила подумать об этом завтра.

_____

следующая глава http://for-writers.ru/publ/proza/fantastika/3_kaja_chast_ii/18-1-0-30023

Свидетельство о публикации № 30022 | Дата публикации: 10:49 (10.05.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 63 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 4
0 Спам
3 thefifth   (12.05.2017 16:09)
Интересная вещь в духе сурового реализма Чарльза Буковски, Раймонда Карвера и Эдуарда Лимонова в литературе, Ларри Кларка и Валерии Гай Германики в кинематографе.

0 Спам
4 jendely   (13.05.2017 15:20)
спасибо за мнение biggrin но мне кажется, что всё-таки у меня реальность не так сурова, как у них. Это больше фантастика, хоть и с некоторыми жестокими реалиями

0 Спам
1 Касандра   (10.05.2017 17:17)
Такс :
1." Мир корпораций"- тут я сразу представила какой-то бизнес-центр. И лишь через несколько предложений поняла, что девушка всего лишь в институте. Не очень, мне кажется, удачное сравнение.
2. Ага, сначала Кая видит лишь образ преподавателя, а потом, глядя ему в глаза , может вполне различить их цвет. Резко обострившееся зрение?
3.Девушку ударили всего лишь раз, а на лице разбитая губа, синяк на скуле..
4. Причины поступления девушки , мне показались очень уж неправдоподобными, если в этот суперский университет могут поступить и простые смертные, просто пройдя по баллам, то почему Кая там пока что одна? Она что единственная из всех "смертных" самая умная? Может стоит добавить еще какое-то "условие " ее поступления. а может все это будет раскрыто в последующих главах..
Но в целом, читается текст легко и очень даже интересно, пошла за добавкой))

0 Спам
2 jendely   (11.05.2017 13:51)
2. Насчет глаз исправим, моя недоработка
3. Весь экшен избиения в туалете я описывать не стала, но там вроде в тексте было, что вошедшие в туалет девушки не обращали внимания, что её бьют

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com