» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


3. КАЯ Часть II
Степень критики: любая
Короткое описание:
Третья глава

КАЯ. Часть II <br /><br /> – Ка-я Блек-вуд, – в который раз продиктовала Кая работнице деканата.
Она уже устала возиться с восстановлением кампусной карты. По какой-то причине компьютер не желал находить её имя в списке студентов. Может, её уже отчислили? И всё это было чьей-то ошибкой? Кая встряхнула головой. Что за дурацкие мысли! Она поставила цель и поступила сюда по своим баллам! И обязательно доучится. Просто с утра мозг Каи туго соображал, а всё потому, что ночь, проведенная на скамейке во дворе, была не самой комфортной из всех.
Работница хлюпала кофе и лениво щелкала мышкой, уставившись в монитор. Гудел вентилятор. На столе лежал какой-то документ с подписью ректора Старлинга. Кая присмотрелась – это был приказ о начислении гранта первокурсникам за особые успехи в учебе. Список обладателей гранта был довольно ёмким:
1. Амрун, Шани
2. Альбинос, Питер
3. Блеквуд, Кассиопея
4. Рамалос, Оскар
5. Рисилл, Ариан
"Тот парень, который говорил со мной вчера? Он не показался мне таким уж умным..." – подумала было Кая, и тут в её голове созрела дельная мысль. Она обратилась к работнице:
– Поищите тогда Кассиопею. Это моё полное имя.
– Что?
– Кас-си-о-пея.
Компьютер издал короткий писк. Слава предкам, её имя нашлось!
– Ваша карта будет готова послезавтра, – сообщила работница.
– Как послезавтра? – ужаснулась Кая. – А быстрее нельзя? Мне же ночевать негде!
– Езжайте в отель.
– Но у меня нет де... – Кая осеклась. Фраза "нет денег" в Алтитьюде звучала бы просто глупо. Кая прикусила язык и вышла из деканата, мысленно ругая работницу и весь мир.
Желудок заурчал. Точно, она же ничего не ела с утра! Проснулась и сразу отправилась в деканат. До первого занятия еще час, так что Кая вышла на улицу и пошла к столовой. Сегодня простое каменное здание напомнило Кае античный храм с колоннами. Похоже, тут поклоняются еде, весело подумала Кая. М-м, а как вкусно пахнет! Кая ускорилась, подгоняемая нарастающим аппетитом. Ей хотелось поскорее подкрепиться, и вперед, покорять враждебный мир корпораций!
И как будто по закону подлости, двери столовой распахнулись, и на крыльцо вышла белокурая девушка, с прямой осанкой, идеальной прической и лицом феи... Это была та самая северянка Гвен Фанерлин со своими припевалами. Кая застыла на тропинке, вцепившись в лямки рюкзака. Что ей делать? Воздух наполнен запахом сдобных булочек, но связываться с Гвен не особо хотелось. Вчерашней милой беседы в туалете ей хватило...
Пока Кая стояла, терзаемой между чувством голода и инстинктом самосохранения, Гвен заметила её. Кая вздрогнула. Сердце скакнуло в груди. Её заметили, нет! Гвен что-то шепнула подружкам, и они уверенно направились к ней, со зловещими ухмылками на лицах. Судя по всему, хотят поздороваться? Нет, уж, спасибо! Лучше прийти сюда попозже. Кая попятилась и спиной налетела на кого-то.
– Эй, осторожнее.
Кая испуганно обернулась – над ней высился Ариан Рисилл. Выглядел он не очень приветливым. Взгляд Гвен изменился при виде него. Она чуть опешила, словно сомневаясь, потом прошла мимо Каи с крайне недовольным лицом, как у хищницы, у которой умыкнули желаемую добычу.
Кая облегченно выдохнула. Опасность миновала, но это только временно. Гвен найдет способ поиздеваться над ней. И Кая мысленно ругала себя за трусость. Нельзя показывать им слабость! Уф, в следующий раз она будет вести себя увереннее и даст отпор северянке!
Успокоившись, Кая с любопытством покосилась на Ариана. Тот задумчиво смотрел вслед Гвен и её подругам. Кая попыталась представить его прилежным учеником, что сидит за первой партой и слёту решает математические уравнения, но не могла. Ариан походил скорее на равнодушного прогульщика. Когда северянки исчезли, он зевнул и направился к столовой.
– Пошли на завтрак, – обронил он всё так же безразлично.
Кае выбора не дали, так что она не решилась отказать. Поднявшись по каменным ступенькам, она скользнула вслед за Арианом внутрь столовой. Очереди уже почти не было, и Кая с Арианом быстро набрали в подносы еды. Кая сглотнула слюну при виде ежевичного пирога и фруктового пюре. Еда здесь выглядела гораздо аппетитнее, чем в школе, которую она окончила. Кая взяла ещё и овсянку и хлеб с сыром. Вдруг ей не удастся пообедать? Кая уже привыкла думать наперед. Набрав еды, они заняли свободный столик. Ариан сел напротив Каи. Он молча переставлял тарелки на своем подносе, а Кая не знала, как начать разговор.
– Ректор не сильно ругал тебя вчера? – наконец спросила она.
– Да нет, – был ей исчерпывающий ответ. Кая снова замолкла. Манящий запах еды отвлекал её. После трех вкусных ложек овсянки, она снова предприняла попытку подступиться к скрытному собеседнику:
– Я видела тебя в списке для гранта Алтитьюда... Так ты поступил по баллам?
– Сюда все поступили по баллам, – возразил тот.
– Правда? А я думала, что только по фамилиям... – проворчала Кая, вспоминая Гвен. Особым умом она явно не блещет, но как-то ведь оказалась здесь. – А ты... – Кая покосилась на значок скорпиона, который сегодня Ариан нацепил-таки на футболку. – Ты бенефициар, я правильно поняла?
– По документам, да, я – бенефициар. Я единственный ребенок в семье, – Ариан пожал плечами.
– Никогда не слышала о Рисиллах... Извини.
– Не слышать о Рисиллах? Да тут все знают мою семью, – Ариан пораженно хмыкнул. – Ты поступила в Алтитьюд, но даже не удосужилась разобраться в местной флоре и фауне?
– У меня нет знакомых среди родовитых, – обиженно насупилась Кая. – Особо просветить некому.
– Ну, тогда спрашивай, – снисходительно разрешил Ариан. Кая торопливо сглотнула кусок пирога и задумалась. С чего бы ей начать?
– Ты какой национальности?
– Южанин.
Песчаное государство, где жарко и солнце печет круглые сутки. Кая слышала, что все южане изворотливые и кровожадные. Но Ариан таким не казался.
– Так значит, ты старшекурсник?
– Я не говорил, что обучаюсь на первом курсе?
– Тогда почему преподавательница уже знала тебя?
– А-а, ты об этом... Просто некоторым первокурсникам даётся честь пройти ознакомительную стажировку за месяц до начала учебы. По личной рекомендации ректора. И я был в их числе. Так что я живу в кампусе уже месяц.
– А что такого ты натворил? – осведомилась Кая. Ариан загадочно улыбнулся:
– Тебе лучше не знать.
Что ж, Кая особым любопытством не отличалась.
– Ладно. А чем занимается твоя семья?
– Ничем. Мы безрукие.
– Оу, – Кая сконфуженно уставилась на тарелку с овсянкой. Она пока не знала, как общаться с безрукими. Они вроде и родовитые, а вроде и не богатые, без привилегий.
– Ты ведь понимаешь, кого именно называют безрукими? – поинтересовался Ариан.
– Безрукими называют представителей тех династии, которые лишились корпораций, – как на уроке ответила Кая.
– Ага. Вообще, такое случается, – Ариан разломал ломтик хлеба и намочил его в чашке с молоком. – Династия может лишиться её из-за экономического кризиса или отсутствия бенфициаров. Вот мы, Рисиллы, не обладаем влиянием и доходом, но в силу родовитого происхождения продолжаем крутиться в мире корпораций.
– А почему именно "безрукие"? – осмелилась спросить Кая. – Почему так клеймить? Можно ведь просто иметь статус родовитых, но как бы безработных. Безрукость ведь не навсегда?
Ариан хмыкнул.
– А ты умная. Но мыслишь всё же как безродная. В мире корпорации родовитость и чистота крови высоко ценится. А чем же доказать силу и власть своей династии? Как же определить, какая династия сильная, а какая не очень? На чем строится иерархия в элите бизнесменов?
– Успешностью корпорации, – сама догадалась Кая.
– Чистота крови, конечно, это хорошо, но династия, которая не может себя обеспечить, не владеет несколькими замками и многомиллионным доходом, всё же не будет цениться. Они не имеют власти, то есть образно "безрукие" и беспомощные.
– А Менелы тоже безрукие? – Кая вспомнила молодого профессора, что вел их вводную лекцию.
– Менелы вообще вымирающая династия. Ашэй, как и я, единственный представитель, насколько я знаю.
– Понятно, – кивнула Кая. Благодаря простым и доходчивым объяснениям Ариана, беспорядок в её голове кое-как прояснялся.
Ариан в это время приступил к салату.
– Кстати, почему ты поступила сюда? В Алтитьюде тебя заживо съедят. Безродышей тут не особо любят... Ты ведь это уже поняла.
Кая коснулась левой щеки – гематома, скрытая тональным кремом, еще побаливала.
– А я не боюсь! У меня есть мечта – основать собственную компанию и достигнуть успеха. И Алтитьюд – лучшее место, где я могу научиться выживать в мире корпораций.
– Круто. Надеюсь, твой запал не угаснет со временем, – Ариан сделался более серьезным. – Даже безруким тут не сладко живется, не то что безродным... А знаешь, почему ты будешь бесить людей?
Кая хмыкнула. Это ведь ясно, как день! Но Ариан удивил её:
– У тебя нет значка.
Кая вздёрнула бровь. Она знала, что здесь все любят хвалиться фамилиями и своими "лого". Все распознавали друг друга по этим самым значкам, но Кая не придавала этому большого значения. Неужели, стоило?..
– Каждый тут что-нибудь да из себя представляет, – объяснял Ариан. – Смотришь на значок, вспоминаешь, чей это лого, далее фамилию, семью, род занятий, название корпорации... И всё. Считай, ты уже знаешь человека и как с ним разговаривать. А с тобой не так. Никто не знает, на что ты способна и какая ты. И люди от этого раздражаются.
– Придется привыкать. Я же не могу достать откуда-то значок, – буркнула Кая.
Ариан многозначительно усмехнулся.
– Нет, как раз можешь.
– Могу?
– Студенческие клубы, – Ариан невозмутимо глотнул кофе. – Не слышала о них? Они образуются по интересам. Ну, фехтовальный клуб, например. Или литературный клуб. И да, там тоже выдают значки. Так что, дерзай. Будешь хоть где-то состоять – не будут так уж прицепляться.
"Надо же... А я не подумала о студенческих сообществах, хотя слышала о них..." – постыдилась Кая.
– Ты ведь из маркетинговых коммуникаций? Тогда тебе нужно обратиться к Джереми Гилиону, – подсказал Ариан.
Кая с трудом проглотила кусок хлеба.
– Гилион? Но разве... разве он будет со мной разговаривать? Он ведь сын Эфраира Гилиона! – голос Каи дрогнул, когда она произносила это имя.
Гилионы – самая древная и мощная по своему влиянию семья Запада. Они владели "Гриффинс", ведущей строительной корпорацией мира. Сравнивая себя с ними, Кая могла в полной мере ощутить собственную незначимость. И вряд ли могла представить, что сын самого Эфраира Гилиона вообще будет с ней разговаривать.
– А кто же ещё? – Ариан отодвинул тарелку с недоеденным салатом. – Джереми Гилион обучается с тобой на одном курсе, разве нет?
– Со мной? – ужаснулась Кая и прижала ладони к раскрасневшим щекам. Вчера она была так увлечена своими переживаниями, что совсем не присматривались к однокурсникам... Да и как она могла всех запомнить? Так неужели она и Гилион на одном курсе, в одной группе?
– Так вроде с тобой, – спокойно кивнул Ариан. – Джереми был со мной на стажировке, так что я видел его. Он ваш староста и скорее всего заправляет и клубами. Как говорится, будет учиться управлять со студенческих лет.
– Ну, конечно, он ведь наследует такую огромную корпорацию... – мысли об этом ещё больше пугали Каю.
– Не совсем. Джереми – младший сын Эфраира Гилиона, и потому он не бенфициар. Наследство полностью перейдет к его старшему брату...
– Стивену-Глейеру Гилиону, точно, – перебила Кая взволнованным голосом. – Я всё же за новостями слежу. Он женился этой весной...
Об этом даже в новостях говорили и показывали отрывок из церемонии бракосочетания – до чего же красивая была свадьба! Тогда Кая и подумать не могла, что будет учиться с одним из достопочтенных Гилионов.
– Земляк есть земляк. Так что Джереми должен тебя выручить, какой бы безродной ты ни была, – сказал Ариан.
– Спасибо за советы, – искренне поблагодарила Кая. – А то я правда не знала, куда себя девать.
– Уживайся, – Ариан уже доканчивал завтрак. Так что Кая поспешила задать свой главный вопрос:
– Раз уж все родовитые меня ненавидят, почему ты со мной разговариваешь и даже советы даешь? Не боишься, что тебя засмеют?
Ариан фыркнул и поставил ложку на поднос.
– Это ты должна меня бояться.
У него был такой вид, что Кае стало не по себе. А ведь Гвен Фанерлин не решилась к ней подойти, увидев Ариана. Почему? Ариан наклонился к ней через стол и зловеще шепнул:
– Меня следует опасаться. Я ведь из рода скорпионов. А у всех скорпионов есть одна милая привычка...
– Привычка? – Кая испуганно сморгнула. Губы Ариана изогнулись в темной ухмылке.
– Жалить своих друзей, – прошипел он алчно. Потом отстранился и проговорил уже обыденным тоном. – Так что, не думай, что я помогаю тебе из добросердечия. Любой тебе скажет, что со скорпионом лучше дружбы не водить.
"Как будто у меня есть выбор..." – подумала Кая грустно. <br /><br /> *** <br /><br /> Гвен всё-таки поймала Каю перед первым занятием. Но к тому времени Кая уже морально подготовилась. Гвен как бы "случайно" задела Каю у дверей в аудиторию и наговорили кучу гадостей о её внешнем виде. Кая особо не вслушивалась и никак не отреагировала. Может, если не подавать виду, она от неё отстанут? И вправду, Гвен не стала продолжать и просто кидала в неё злые взгляды. Это можно назвать маленькой победой? Гордая собой, Кая заняла свободное место за передним рядом и приготовила учебник и тетрадь. До пары оставалось несколько минут, и она оглядела аудиторию. Вчера Кая была так поглощена своими переживания, что ни к кому не присматривалась. Самое время разобраться, кто есть кто. Ведь это поможет ей в будущем.
Аудитория была наполнена первокурсниками разных национальностей, и это можно было понять по разнообразию диалектам. Южане говорили быстро и громко, востоковцы тараторили и выражались грубее других, а у северян голоса были певучие и спокойные. Кая впервые видела иностранцев и не могла привыкнуть к их говору. Отовсюду слышалось: "утопите меня", "одэй, это так уморительно" или "варежку захлопни". И еще много незнакомых Кае слов и выражений. Студенты уже разделились по группам и вовсю шумели. Взгляд Каи привлекла группа первокурсников, что заняли подоконник рядом с преподавательским столом. Они больше всех походили на западников. Никого из них Кая раньше не видела. Ребята были ухоженые и красивые, и по их манерам и лицам можно было узнать их благородное происхождение.
"Кто же у них лидер? Кто на верхушке иерархии?" – Кая попробовала угадать. К кому в компании приковано всё внимание? К кому прислушиваются, на кого равняются, кого не перебивают? Спустя полминуты Кая уже могла ответить на эти вопросы. Всё взгляды компании были устремлены на одного парня, что сиде в центре подоконника, оперевшись спиной о стекло и скрестив руки на груди. Густые каштановые волосы слегка вились, взгляд скучающий, а на шее красные наушники. Стройная девушка с длинными розовыми волосами, заплетенными в косу-спираль, сидела по правую сторону от него, по-дружески положив руку ему на плечо. И Кая узнала их. Девушку звали Цинния Эйк. Вчера на занятии профессор Линойт отругал её за то, что она смотрела в телефон. А парень с наушниками за неё заступился.
"Может, они встречаются?" – сразу заподозрила Кая, продолжая с любопытством наблюдать за ними. Цинния похлопала парня с наушниками и с миленьким лицом спросила:
– Джереми, а ведь скоро твои именины! Ты уже решил, кого пригласишь на торжество?
И Кая чуть было со стула не свалилась. Джереми? Тот самый Джереми Гилион?! Кая выпрямилась и навострила ушки. Как она не узнала его, ведь Гилионы самые знаменитые на Западе! Хотя, она же видела Стивена-Глейера по телевизору. Гилионы всегда были светловолосыми и голубоглазыми. А Джереми совсем не подходил под это описание. Теперь Кая приглядывалась к нему уже с большим вниманием. Джереми был окружен другими студентами, которые что-то ему рассказывали, веселили его, подстраивались под его настроение. Девушки всё щебетали и щебетали рядом с ним, но Джереми хорошо скрывал свою незаинтересованность за любезной улыбкой. От него веяло чем-то... доминирующим?
Кая как никогда осознала, что в мире корпораций всё подчиняется иерархии. Она своими глазами видела Джереми Гилиона, возможно, самого богатого человека в Алтитьюде, из западной семьи, которая считалась элитой даже среди элиты. И тех, кто был ниже него в мире корпораций, кто уступал ему во влиянии и состоянии.
"Ну, а я на самом дне..." – мелькнула у Каи неутешительная мысль. На какой-то момент она даже передумала насчет студклубов. Ведь если какая-то Гвен Фанерлин из Севера её унижает, то как на неё посмотрит сам Гилион?! Кая снова отругала себя за трусость.
"Даже если Гилион наорёт на тебя, это не значит, что он лучше тебя! Просто покажи им, что ты не боишься", – Кая набралась храбрости, вышла из-за стола и направилась прямо к нему. Сердце предательски заколотилось в груди, и с каждым шагом решимости в Кае становилось всё меньше. Она подошла к группе западников, которые смеялись над шуткой и казались такими сплоченными, такими дружными. Кая сжала кулаки.
– Джереми Гилион? – она не узнала собственный голос.
Западники удивленно замолкли и уставились на неё.
– Да? – Джереми не особо изменился в лице. На воротнике его рубашки поблескивал золотой лого-значок в виде грифона.
– Я.… – от волнения Кая чуть было не забыла вопрос. – Меня зовут Кая Блеквуд. И я хотела бы записаться в студклуб.
Студенты сразу же начали обсуждать её и тихонько возмущаться. Мол, как она тут вообще смеет голос подавать. Всеобщее недовольство игнорировали лишь два человека – Кая Блеквуд и сам Джереми Гилион.
– Мне сказали, что ты староста... – мямлила Кая. – Поэтому, если нетрудно, помоги мне с клубами...
– Конечно, – Джереми кивнул ей и позвал с собой. Он подошел к столу из первого ряда и достал из красного рюкзака планшет. – Куда бы ты хотела записаться?
– А куда можно? – неуклюже спросила Кая. Она всё ожидала, что самый богатый подросток Запада начнет над ней издеваться, но Джереми выглядел равнодушным.
– Все студклубы делятся по увлечениям. Есть спортивные, начиная от футбольного и заканчивая шахматным. А есть и научные – клуб дебатов, например. Но мы стараемся выбирать те, которые соответствуют нашей специализации. Ты из... – взгляд Джереми опустился к воротнику сорочки Каи и не нашел лого-значка. Но Джереми снова показал отточенные манеры и не подал виду. – Может, у тебя есть хобби?
– Да нет, особо никаких...
– Каким был твой любимым предмет в школе?
– История! Я люблю историю.
Джереми провел пальцем по экрану планшета и пролистал списки клубов.
– Исторический клуб курирует профессор Менел.
"Тогда это должно быть интересно!" – решила Кая.
– Тебя записать?
Кая радостно кивнула.
– Так как тебя зовут? – Джереми зашел на страницу исторического студклуба и кинул заявку от имени Каи. Потом вырвал из блокнота листочек и протянул ей. – Напиши мне адрес своей электронной почты. Я отправлю тебе расписание занятий и пароль от твоего личного кабинета.
– Хорошо! – улыбнулась Кая, дрожащей рукой написала адрес почты и вернула ему листочек. – Спасибо за помощь.
– Обращайся.
Западники у подоконника уже начали возмущаться и звать его. Джереми пошел к ним, а Кая вернулась на свое место. Разговор прошёл лучше, чем она ожидала! Может, не все в этом университете будут вытирать об неё ноги? Джереми вполне мог высмеять её, чтобы продемонстрировать своё превосходство. Но он до этого не опустился. И Кае стало легче от мысли, что не все бенефициары в Алтитьюде ведут себя, как напыщенные павлины.
"Не всё так плохо", – воодушевленно подумала она.
– Не будь таким вежливым с этой безродной, – стоило только Джереми отойти, как его снова окружили поклонницы. – А то ещё влюбится! А тебе же такие проблемы не нужны?
Джереми отвечал им натренированной улыбкой, которая ничего не значила. <br /><br /> *** <br /><br /> – Геополитика нашего времени выстроена по особенным заповедям, – профессор Харвис что-то быстро чиркал на доске, поглядывая в учебник. – Наша планета Глизе имеет четыре континента и один мировой архипелаг. В первую очередь, мы выделяем четыре республики – Запад, Север, Восток и Юг. Крупнейшие столицы-мегаполисы – Магнолий, Перселейн, Экзидея и Озирим, соответственно. Ресурсы и климат континентов значительно различаются, что подразумевает отличия и в геополитике. Для примера далеко ходить не нужно. Вот Север знаменит суровым климатом и отсутствием богатой растительности. Но является главной кладезью "черного золота" и большинства месторождений полезной руды, из-за чего этот регион построил свою экономику на добыче и продаже нефти и ювелирных изделий. Запад же, наоборот, издревле осваивал плодородные земли, занимался обработкой дерева и камня, что обусловило успех строительного бизнеса. Для этого у Запада были все условия и факторы. Ясно?
Аудитория уже находилась в полусонном состоянии. Профессор Харрис говорил много, нудно, причем монотонным хриплым голосом, чуть ли не убаюкивая студентов. Кая стоически боролась со сном и записывала лекции.
Второй парой прошла история экономики, совместная пара для всех групп. И на лекции профессора Менела никому уснуть не удалось. Профессор Менел не зачитывал материал с книги, а вел оживленную, расслабленную беседу со студентами. В его интерактивное занятие втягивались даже самые ленивые студенты. Преподаватель преподносил учебный материал интересно, много шутил и даже делился историями из жизни. И конечно же женская половина группы Каи была по уши влюблена в этого обаятельного мужчину со светлыми вихрами и мудрыми медно-карими глазами. К тому же, он был ещё холост.
"А разве это не странно? – подозревала Кая. – Он кажется таким идеальным, почему он ещё одинок? Может, Ашэй Менел попросту не такой, каким кажется?.."
– Экономика имеет свои закономерности. Даже самый страшный кризис, так или иначе, происходил не внезапно, а в результате соответствующих предпосылок. Какой кризис вы можете назвать?
Аудитория зашуршала.
– Ну, не бойтесь, называйте, – мягким тоном просил профессор Менел, оглядывая ряды.
– Коллапс Нулевых? – вещал голос откуда-то с верхних парт. Кая обернулась, пытаясь найти обладателя этого голоса.
– Верно, Альбинос, – кивнул профессор Менел. – Коллапс 3000 года можно назвать одним из самых разрушительных кризисов нашего времени...
Кая не так много знала об этом кризисе. Только то, что он охватил планету Глизе в год, когда она родилась. И потому всех детей, родившихся в нулевом году, называли "кризисным поколением".
– Необдуманные вложения центральных банков Юга повлекли за собой банкротства, а далее инфляцию. Валюта обесценилась, наступил кризис, который длился сколько лет?
– Три с половиной, – отвечал за всех Питер Альбинос.
– Три с половиной года, – повторил профессор Менел проникновенно. – Этого хватило, чтобы большинство национальных корпораций потерпели значительные убытки. Те компании, которые еще не успели закрепиться, и вовсе были юридически уничтожены. Жесткий экономический кризис может стать проверкой на силу и умение выживать. Даже бизнес-гиганты могут пасть...
При этих словах два парня, что сидели перед Каей, склонились друг к другу и зашептались:
– Видишь вон того парня, старосту интерэкономики? Он из Рамалосов.
– Рамалосы? Династия драконов?
– Ага. Его дед владел "Драгокорп", но они обанкротились во время Коллапса Нулевых.
– Утопите меня! А разве "Драгокорп" не были наикрутейшей корпорацией Севера?
– Были. Теперь они безрукие...
"Вот значит, как получается! – удивлялась Кая. – Даже древнее происхождение и многовековой опыт не поможет против страшного кризиса... Выжить в мире корпораций не так-то легко!"
– Тем не менее, – лицо профессора Менела осветилось улыбкой. – Одно падение еще не означает потерю всего! Всегда можно восстановиться, реабилитироваться, подняться с колен. Нужны лишь желание и сила.
Раздался звон, оповещающий об окончании занятия. Профессор Менел выпрямился:
– Перечитайте второй параграф. В следующий раз я проверю ваши конспекты.
Кая дождалась, когда все выйдут. Ей не хотелось бы, чтобы кто-нибудь "случайно" столкнул её с лестницы или подставил подножку. Отовсюду можно было ожидать пакостей, особенно от Гвен. А вот других своих однокурсников Кая с трудом запоминала. Их фамилии, лого и социальные статусы – всё это путало её. Мир корпораций был полон самых разных династий. У кого-то были розовые волосы, у кого-то желтые глаза, у кого-то на лице фамильные татуировки. А лого-значки! Какие только лого-значки Кая не успела повидать. Начиная от драконов, фениксов и грифонов до пауков, кальмаров и цветков.
Вечером Кая сидела в столовой, жевала пшеничный хлеб с джемом и внезапно задумалась: "Если бы я основала собственную династию Блеквудов, какой логотип я бы себе взяла?" Кая размечталась, представляя, как её узнают по значку и восторженно говорят: "Так ведь она из Блеквудов!" Но её фантазиям помешал какой-то шум у одного столика. Там явно что-то происходило.
Кая вытянула шею, присматриваясь. Она уже научилась быть бдительной к окружающей обстановке. Кая увидела, что двое парней из-за чего-то сцепились, матерясь и толкаясь друг с другом. Казалось бы обычная потасовка грозилась перерасти в настоящую драку посреди столовой. Кая внутренне напряглась и неосозанно сжала вилку в кулаке. Как будто чужая драка могла коснуться и её.
Когда один из парней резко ударил второго, девушки испуганно завизжали. Все взгляды в столовой устремились на двух драчунов. Началась суета и переполох. Кая встала с места, встревоженно наблюдая за дракой. Почему никто не останавливает их? Неужели придется вызывать охранника? Но из толпы вышел Джереми Гилион. Он вмешался в их склоку и встал между ними.
– Хватит уже, – скомандовал он.
И зачинщики драки тут же успокоились. Они все еще кидали в друг на друга злобные взгляды, но не решились противиться Гилиону. Конфликт исчерпан, все снова разбрелись по своим делам.
Кая поняла, что всё ещё сжимает вилку. Она расслабилась и уселась обратно за стол.
"Он поступил правильно, – размышляла Кая, доканчивая обед. – Джереми пользуется своим авторитетом только в таких случаях... Хорошо, что хоть кто-то в этом месте дружит с головой!"
Поступок Джереми Гилиона горячо обсуждался весь день, и Кая поняла, что она не одна восхищается наследником грифонов.
"Ну, конечно, как им не восхищаться..." – убедилась она. Осознав, что слишком много думает о Гилионе, Кая одёрнула себя. Глупо думать о парнях, когда тебя ни во что не ставят! Вот достигнет каких-нибудь успехов, тогда и задумается об отношениях. Так что взяв из библиотеки пособие по истории экономики, она старательно проконспектировала первые параграфы.
На этом трудности не оставляли Каю. Теперь ей нужно было позаботиться о том, где она будет ночевать.
Боль в спине напоминала ей о ночи на скамейке, которую Кая не хотела повторять. Жаль, что нельзя было остаться в библиотеке на ночь! Но здание закрывалось в девять вечера. Кая просидела до самого конца, пока библиотекарша не попросила её выйти.
Так что сейчас Кая стояла перед девятиэтажным зданием общежития и удрученно вздыхала. Через приоткрытые окна она слышала веселые голоса и бренчание гитары... Вот оно, студенческое общежитие! Беспредел юности и свобода от всего. Отдельная Вселенная со своими правилами. Кая ещё не жила в общежитиях, так что ей хотелось поскорее оказаться внутри и самой почувствовать эту свободу. Вот бы сейчас прилечь в теплую постельку, укутаться в одеяло и забыть обо всех проблемах! Но она не могла. Злой консьерж, конечно же, не пустит её. Вот бы был какой-нибудь способ попасть внутрь без кампусной карты!
Кая немного поразмыслила о том, у кого она могла попросить помощи. Может, у Джереми? Он ведь староста, так к тому же из Гилионов, консьерж к нему прислушается... Но ответ пришел сам собой.
Кая заметила Ариана Рисилла.
Точно, у него ведь тоже не было кампусной карты! Интересно, что он сделает, чтобы попасть внутрь?
Ариан одиноко шел со стороны стадиона, сунув руки в карманы джинс. Похоже, он, как и Кая, тоже не искал себе друзей в Алтитьюде. Ведь он скорпион, с которым дружбы лучше не водить. Но Ариан пока что был единственным, к кому могла обратиться Кая. И, заткнув подальше гордость, она встала у него на пути и попросила о помощи.
– В общежитие, говоришь? – Ариан равнодушно выслушал её просьбу.
– Так ты знаешь способ проникнуть в общежитие без кампусной карты? – с надеждой спросила Кая.
– Конечно, – и с усмешкой добавил. – У нас была очень весёлая стажировка.
– Что-то не сомневаюсь, – весело поддакнула Кая.
– Ладно, пошли. Но всё, что ты увидишь сегодня, должно остаться между нами. Ясно?
Кая с готовностью закивала.
– Я – могила! – поклялась она. И Ариан повел её в обход общежития.
– К слову, тебе ещё повезло, что ты в первый день не ночевала в общежитии, – вдруг сказал Ариан, не сбавляя шагу. – Второкурсники устроили новосёлам жестокое посвящение.
– Правда? – Кае стало не по себе. С тех пор, как она попала в Алтитьюд, она могла ожидать чего угодно.
– Не надо представлять себе кровавые ритуалы или пляски у костра, – Ариан ходил очень быстро, и Кая пришлось почти бежать за ним, чтобы не отстать. – Они всего лишь разбудили первокурсников глубокой ночью и заставили выйти в коридор голыми. Закидали яйцами, мукой – ну, это уже классика жанра. А видео слили в интернет. Как бы на память.
– Это и вправду жестоко, – нахмурилась Кая.
– В следующем году то же самое будем вытворять уже мы. Так что всё справедливо. Не думаешь?
– Наверное... – Кая неуклюже усмехнулась.
Они обошли здание стадиона и после недолгих блужданий пришли к заднему двору общежития. Ариан подошел к одному из окон первого этажа и прощупал раму. Оглянулся по сторонам. Убедившись, что свидетелей нет, с силой вытянул мраморную створку из оконного проёма и подтянул стекло наверх. Ариан двигался спокойно, обыденно, видимо, проделывал такое уже не раз. Кае стало любопытно, что же такого они делали во время стажировки и чем таким занимались, раз уж студенты научились проникать в общежитие таким методом.
Придерживая его рукой, Ариан махнул кае, мол, залезай внутрь. Кае повторять не нужно было Она сняла синий рюкзак, чтобы было удобнее, и влезла внутрь, стараясь не шуметь. Кая спрыгнула на пол и огляделась – она стояла в безлюдном тесном коридоре. Ариан ловко залез следом.
– Это служебный сектор, тут только завхоз бывает, – объяснил он, отряхиваясь. – Но, если поймает, считай, пропал.
– То есть нас исключат? – испуганно пискнула Кая, прижимая рюкзак к груди. Ариан деловито скрыл следы проникновения и закрыл окно.
– Я проверю обстановку, – сказал он и бесшумно прошёл вперед по коридору. Кая осталась у окна, страшно нервничая. Алтитьюд всё больше казался ей местом военных действий, где нужно выживать.
Ариан бесшумно прокрался по коридору и выглянул из-за поворота. Кая нервно сглотнула. Наконец Ариан кивнул ей. Кая поспешила к нему, но, в отличие от Ариана, топала она как медведица. И ей всё казалось, что вот-вот из-за угла выпрыгнет завхоз и повяжет их. Но в коридоре было пусто.
Торопливыми перебежками, двое подростков достигли главного холла. Это было просторное круглое помещение с мраморным полом, огромной люстрой и белыми могучими колоннами, подпиравшими зеркальный потолок. Кая тихо выдохнула – обстановка как в дорогих гостиницах! Над стеклянными дверями висели пять часов. Самые большие часы, что посередине, показывали время острова Алт – без пяти двадцать. А остальные четыре, соответственно, время на четырех континентах, на Западе, Севере, Юге и Востоке, отличавшихся часовыми поясами. Студенты, приехавшие с разных уголков Глизе, всегда могли видеть, сколько сейчас времени в их родных республиках.
В холле царили беспечный смех, столкновения и встречи, а ещё непрерывное гавканье консьержа-старушки. Она увлеченно отчитывала одного несчастного студента. От её громких криков у Каи затряслись коленки, и она спряталась за Арианом.
– Я спорила с ней вчера, она наверняка меня помнит!
– Да и меня она знает. Ладно сделай вид, что всё в порядке, – и Ариан бесстрашно вошел в холл, сунув руки в карманы брюк. Кая в панике засеменила за ним.
Консьерж орала и журила беднягу за то, что он разбил зеркало в своей комнате. Холл был заполнен студентами, они постоянно выходили и заходили в бесконечном потоке, и Кая легко смешалась с ними. Отлично! Консьерж их не заметила, проникновение прошло удачно! Они с Арианом уже подходили к лестнице, как вдруг консьерж подняла крик:
– Стоять! Ты, девочка с синим рюкзаком! Ты кто?
Кая оцепенела, застыв на ступеньках.
– Проклятие, меня выдал мой старый рюкзак! – зашипела она раздосадованно. – Ну, конечно, в Алтитьюде никто не носит старье!
– Иди сюда, я сказала! – завопила старуха.
– Поднимайся наверх, – шепнул Ариан Кае.
– Что?
Ариан сошел со ступенек и нарочито медленно прошел перед консьержем. И внимание вредной старушенции переметнулось на него.
– Стоять! Рисилл, ты что ли? Вернулся-таки! Как ты вообще прошел мимо меня?! – всё неистовствовала она чуть ли не с пеной у рта. – И где твой северный дружок, небось, опять дебоширит где-нибудь?!
Про Каю снова забыли. Похоже, Ариана тут уже все знают! Консьерж нацелила весь гнев на зевающего Рисилла. А тому хоть бы хны!
– К ректору сейчас же, скорпион!
– Я у него уже был.
Оставив невозмутимого Ариана на растерзание старушенции, Кая поднялась на второй этаж и направилась к зеркальному лифту. Бедный Ариан Рисилл! Хотя, он не выглядел особо расстроенным. Надо будет поблагодарить его завтра.
Кая вспомнила, какая у неё была комната. 141 В – именно туда её и заселили.
«Интересно, какие мои соседки? Поладим ли мы?» – Кая нервно кусала губы, поднимаясь на лифте. "Самое главное – это душ и мягкая постелька. А с соседками я уж как-нибудь полажу".
Двери всех комнат общежития открывалась по магнитному замку, а кампусной карты у Каи не было. Поэтому она постучалась. Дверь распахнулась, и тут же Каю оглушила громкая рок-музыка. На пороге, пританцовывая в такт музыке, стояла девушка с темными волосами и редкой челкой на глаза. На ней была только длинная футболка с принтом мультяшных дельфинчиков.
– Чем помочь? – приветливо улыбнулась она. Впервые в Алтитьюде кто-то так искренне улыбался Кае, и она опешила.
– Я тут... – Кая нервно сглотнула. Девушка отвернулась и обратилась к кому-то:
– Да убавь ты звук!
Наконец, музыка утихла.
– Извини, просто Ясмин фанатка "Джойалсов", – страдальчески поделилась девушка, вновь поворачиваясь к Кае.
– Кто там, комендант? – появилась, похоже, та самая Ясмин – смуглая и тощая, в симпатичном халате и головой, завернутой в полотенце. С ушей покачивалис крупные сережки-звездочки. Обе девушки заинтересованно разглядывали Каю и не собирались впускать её без разъяснений.
– Меня заселили сюда, – замямлила Кая. – Я потеряла кампусную карту и...
– Да блин! Я же говорила им не подселять к нам никого! – Ясмин недовольно отвернулась, размахивая наманикюренными пальцами. – Тут все с ума посходили...
– Я Эммануэлла Тринидад, – представилась темноволосая, продолжая улыбаться. – Зови просто Муни. А это Ясмин Фирсонхэй. Мы из Восточной республики, учимся на факультете интерэкономики.
– Приятно познакомиться! Я Кая Блеквуд из маркетин...
– Да заходи уже! – надменно крикнула Ясмин из глубины комнаты.
Кая послушно ступила за порог и огляделась. В общежитии самого престижного университета для богатых она ожидала увидеть кровати с шелковыми балдахинами, огромные телевизоры, джакузи и прочие прелести дорогого проживания. Но всего этого не было. Комната 141 В была обустроена довольно-таки просто – три кровати из светлой древесины, три платяных шкафа с выгравированной на дверцах символикой песочных часов и шпаги, большой стол, стулья, диван апельсинового цвета и стеллаж на всю стену. На подоконнике ютились горшки с алоэ и кактусами. Но в целом места для трех человек было достаточно. Салатовые обои, мягкий ковролин, даже балкон имелся. Прислушавшись к ворчанию Ясмин Фирсонхэй, которая оказалась избалованнее Эммануэллы Тринидад, Кая поняла, что простота комнат была требованием первого ректора, самого Уильяма Алтитьюда. Мол, дети глав и президентов должны хоть иногда жить без излишнего шика. Тем более, телевизор и чрезмерный комфорт отвлекали от обучения, а в Алитьюде на первое место ставили именно успешную учёбу. Самое интересное в этой истории то, что родителей студентов поддержали идею ректора. И вот, жилые комнаты в общежитии Алтитьюд ничем не отличалось от простых студенческих общаг. И Кая даже была благодарна такому стечению обстоятельств.
– Живу в какой-то дыре с безродной! – громко причитала Ясмин, пока Кая молча собиралась в душ. – Я опустилась ниже некуда!
– Не такая уж это и дыра, – непринужденно возражала Муни.
Кая с радостью обнаружила свои чемоданы, которые невозмутимо лежали на самой крайней кровати и ждали её. Они напомнили ей о доме – мама и братья помогали ей собирать вещи в день отъезда. Каю снова охватил приступ тоски, но она быстро успокоила себя.
Стеклянно-синий душ уже пропах цветочным шампунем Ясмин. Кая тут же заперлась, и громкая словесная перепалка её соседок стала приглушеннее. Кая сама не верила своей удаче. Она попала в Алтитьюд, вынесла первый день травли, вступила в студенческий клуб и проникла в общежитие! Её первые успехи в мире корпораций. Маленькие шаги, которые приведут её к исполнению мечты!
Кая с наслаждением встала под теплый душ и смыла все неприятности первых двух дней в Алтитьюде.

_____________

следующая глава http://for-writers.ru/publ/proza/fantastika/4_kaja_chast_iii/18-1-0-30024

Свидетельство о публикации № 30023 | Дата публикации: 10:55 (10.05.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 38 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 2
0 Спам
1 Касандра   (11.05.2017 01:19)
Трым- трым : Мне кажется, что замечание про : " по уши влюбленную женскую половины группы" звучит как бы не от лица самой героини ,а от автора. Словно голос за кадром.Возможно, стоит описать это именно от лица героини, мол Кая решила , что женская половина ее группы уж точно по уши влюбленна.. и т.д
Пока не удалось мне прочувствовать и понять чем все же героиня так сильно отличается от всей этой "золотой"молодежи. Ну довольно стеснительная она, вот пожалуй и все. Впечатление такое, словно любой, кто достаточно хорошо учился, может оказаться в этом великом универе и в то же время , автор всячески подчеркивает , что это самый лучший универ и только для богатых....

0 Спам
2 jendely   (11.05.2017 14:11)
Интересно, а как Кая узнала, что Менел холост wink (надо это как-то обосновать что ли). Ну, так вроде повествование не от первого лица, так что я позволила себе вольностей, тем более там шла оценка Каи, то, что уснуть на лекции не удалось, что Менел материал из книги не зачитывает, вроде всё было нормально.
Кая все таки не попаданец и из такой же культурной среды, что и эти дети, так что кроме различий в восприятии мира и системы ценностей, наверное, у них разницы и нет... Да, по сути любой, кто пройдет по баллам, может туда поступить. Но ведь оттуда не выпускают ученых или музыкантов, это университет конкретно для бизнесменов, где изучают экономику. А смысл идти на бизнес, если все равно там всем заправляют дети глав? В этом и вся дискриминация, что корпорациями не владеют просто люди, как у нас или в Европе, а конкретные семьи с конкретной родословной, как дзайбацу в Японии. Кто хочет работать на корпорацию (то бишь на конкретную семью) может и у себя в родной республике выучиться. Алтитьюд немного спорный университет. Даже сами родовитые не любят отправлять туда детей (как говорила Ясмин), потому что там смешиваются нации и устанавливаются межнациональные связи. Кто-то из глав считают это перспективой, кто-то видит в этом конкуренцию.  Так что тут да, есть над чем поразмыслить.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com