» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


4. КАЯ Часть III
Степень критики: любая
Короткое описание:
Четвертая глава

КАЯ. Часть III
Было что-то особенное в представителях Востока. Раньше Кае не приходилось сталкиваться с ними, но теперь она жила с востоковцами под одной крышей, так что уже успела ознакомиться с их особенностями.
Если Запад, Север и Юг были материками, то Восток был известен как портовое государство на мировом архипелаге. Он состоял из сотен островов. Несмотря на такую геополитическую разрозненность, народ Востока обладал единым менталитетом и гордостью. Кая ощущала в Ясмин и Муни морскую свободу, силу духа, у них была характерная востоковцам уверенная речь, быстрота и цепкость движений. Они никогда не говорили "может быть" или "возможно". Их суждения были четкими, рублеными, и в это самоуверенной гордости был их стержень. Ясмин называла себя "звёздочкой", ведь на её лого – три морские звезды. А Муни была из династии дельфинов. За день Ясмин и Муни успевали переругаться тысячу раз – причем конфликт всегда порождала Ясмин, с её вспыльчивым и капризным характером. Муни отличалась более спокойным, уравновешенным нравом. Но они дружили с детства, так что оставались подругами, несмотря на постоянные стычки.
Каждое утро Муни вставала раньше всех, задергивала шторы, впуская солнечный свет в прохладную комнату. Ясмин же начинала день с возмущений по поводу того, что Муни мешает ей спать. Потом они спорили за право идти первой в ванную. Побеждала, как правило, Муни, и злой Ясмин приходилось ждать, мстительно подливая бедным алоэ газировку из бутылки.
Кстати говоря, Кая удостоилась чести стать одной из основных причин головных болей Ясмин. Время от времени Ясмин вспоминала о соседстве с безродной и о том, в какое положение она попадала из-за этого. Муни же относилась к Кае с терпимостью и даже пониманием. Кая видела, насколько эти двое отличались друг от друга. Даже внешне – Ясмин была хорошо сложена, и пускай не слыла красавицей, но одевалась стильно и знала себе цену. Муни была более посредственной. Глаза глубоко посажены, зубы чуть выпирают, носила в основном джинсы и этно-туники.
Кая предпочитала не влезать в их склоки, не начинать разговор первой и вести себя как можно незаметнее, чтобы не мешать им. Если бы она хотела, то и вовсе превратилась бы в невидимку, но, к сожалению, это было невозможно.
– Так значит, ты получаешь грант Алтитьюда? – Ясмин с любопытством разглядывала Каю утром, пока та собиралась на занятия. – Башковитая, значит?
– Башковитая? – Кае было незнакомо это слово. Наверное, какой-то восточный термин для умных людей.
– Ты можешь за деньги делать курсовые для таких тупых людей, как я.
– Ясмин! – Муни пихнула подругу. – Не слушай её, Кая.
– Ты знала, что для востоковцев были особенные условия поступления? – всё не утихала та. – Проходные баллы для нас были ниже.
– Ясмин!
– Но почему? – заговорила Кая. – Вы ведь... ну, вы ведь, наверное, не глупее нас.
– Вот именно. Все умные востоковцы предпочитают учиться в родной республике, – Ясмин закинула ноги на стол. – Моя тетя вообще назвала Алтитьюд рассадником ренегатов... Но мой папа считает иначе. Ты слышала о Бенджамине Фирсонхэе, владельце сети ресторанов?
– Нет, – Кая виновато покачала головой.
– Вот именно. Чтобы выйти на мировой уровень, нужно иметь связи в других республиках. И вот я здесь. Не для того, чтобы учиться, а чтобы налаживать связи. Возникает вопрос: а что ты тут делаешь, Кая?
– Учусь, – невозмутимо отозвалась та, надевая синий рюкзак. Ясмин разразилась самодовольным хохотом.
– Чудесно. Посмотрим, что из этого выйдет, – сказала она, даря Кае насмешливый взгляд.
– Давайте сменим тему, – вмешалась Муни. – Существует концепция, что процессы на Солнце влияют на жизнь Глизе. Вы знали, что за последние три года вспышки на Солнце заметно участились, а вместе с тем стало больше преступлений и митингов?
– Начинается! – всплеснула руками Ясмин.
– Между прочим, в последний раз подобная активность Солнца наблюдалась на стыке первого и второго тысячелетий, если верить летописям. Как раз в то время пал Меридиан и свергли королей. Кто знает, может в этом виновата как раз солнечная активность?
Кая их уже не слушала и покидала комнату, чтобы успеть на первое занятие. Когда она закрывала за собой дверь, Ясмин как раз громко спрашивала:
– С чего это ты вдруг заинтересовалась такими солнечными теориями? От кого нахваталась?
Муни неожиданно смутилась и замолкла. <br /><br /> *** <br /><br /> Кампусная карта к назначенному дню была готова. А Кая вовсю посещала занятия. Сам процесс обучения ей нравился. Она с жадностью записывала каждое слово преподавателей, брала все рекомендованные учебники из библиотеки и до ночи занималась у себя в комнате. Исключая приставания Гвен Фанерлин и её припевал, которые всё норовили напакостить ей, а также косые взгляды в столовой, жизнь Каи можно было назвать относительно спокойной. С каждым днем интерес к её персоне всё слабел. Никого особо не интересовала судьба "безродной", потому что все были уверены, что она все равно не выживет в мире корпораций. К тому же, развлечений на острове Алт было столько, что первокурсники редко проводили вечера в кампусе, предпочитая пропадать в клубах. В отличие от них Кая без сожаления пропускала все вечеринки, посиделки и посвящения. Там ей делать нечего, да и вряд ли кто будет ей рад.
"Я сюда не развлекаться поступила, – твердила себе Кая. – А учиться".
Ариана Рисилла Кая больше не видела. Неужели исключили?
– Ариан Рисилл, говоришь? – Муни задумалась. – Да, мы сталкивались как-то на стажировке. Не думаю, что его исключили. Он обычно прогуливает пары и ночует где-то за пределами кампуса.
"Так вот оно что! Уж Ариан-то о себе позаботиться", – успокоила она.
А вот Джереми Гилион исправно посещал все пары и был лучшим студентом потока. В противоположность Ариану, его никогда нельзя было увидеть без многочисленных друзей. "Свита", как их любила про себя называть Кая. Они ходили за Джереми, смешили его, подстраивались под него. Джереми этим не был особо доволен, но из вежливости ни с кем не ссорился.
Он даже не забыл скинуть Кае по почте пароль от сайта исторического студклуба. Зарегистрировавшись там, Кая узнала, что первое собрание будет в эту субботу, в историческом музее Алтитьюда.
"У нас еще и музей есть?" – удивилась Кая.
Как оказалось, есть. В субботу Кая, по любезной наводке Муни, нашла неприметное двухэтажное здание прямо за садом. Стоявшее поодаль от остальных зданий кампуса, музей выглядел самым неухоженным – заросли плюща обвивали его треснувшие мраморные стены, могучие палисандры стучались в окна, а лестницу охраняли каменные белый медведь, феникс и грифон.
Кая нарочно пришла пораньше, чтобы успеть пройтись по залам и посмотреть на экспонаты. В будке у входа сидел пожилой маленький мужчина, смотревший маленький телевизор.
– На собрание? – только и спросил он и, не дожидаясь ответа, нажал на кнопку пропуска. Огонек на турникете зажегься зеленым, и Кая смогла пройти внутрь.
Главный холл был пятиугольным и имел четыре арки, ведущих в четыре разные стороны. Каждую арку охраняли по две высокие тонкие статуи рыцарей со шпагой в руках.
Кая выбрала крайний правый зал и прошла туда. Зря она не пришла сюда раньше! Чего тут только не было – кусок черного метеорита, найденный ещё за несколько миллионов лет до падения Биел, кости динозавров, огромных змей и грифонов, надломанные мечи, все виды монет, когда-либо существовавшие на Глизе, реконструкции женских нарядов самых разных народностей, начиная от богатых одеяний северянок и заканчивая шелковыми накидками клеосских ассасинок, папирусы с древними тайнописями и многое другое. Кая ходила по залам и галереям, и её глаза разбегались от разнообразия исторических экспонатов.
Следующий зал особенно заинтересовал её. В круглом белом помещении были выставлены фамильные реликвии, а на стенах висели гербы династий, сохранившиеся ещё с эпохи королей. Кая задрала голову, с любопытством рассматривая знамена. Кая узнала золотого грифона на красном поле – герб Гилионов. А также льва на желтом от Корлео, красного феникса от Чарденов, синеглазого гепарда от Линнеев, дуб на зелёном фоне от Эйков. Были также гербы с изображениями белого медведя, скорпиона, дракона, акулы. В династиях других республик Кая разбиралась не так хорошо.
Продолжив осмотр, Кая подошла к первой попавшейся экспозиции и рассмотрела за стеклом жезл. Он был золотой и тонкий, но вместо навершия вырезано человеческое лицо, с сияющими аметистами вместо глаз.
– "Скипетр Сфинксов", – задумчиво прочитала Кая на пояснительной табличке. – Хм, что это?
– Регалия южного короля Этернума.
Кая вздрогнула и обернулась. Под аркой стоял незнакомый ей парень.
– Скипетр символизировала власть королевской династии Этернумов, – сказал он, подходя к ней. – По крайней мере до того, как их свергли и вырезали.
– Я думала, королевские регалии хранятся в национальных музеях, а не в каком-нибудь университетском, вроде нашего, – удивилась Кая.
– Музей Алтитьюда один из лучших в мире, – подметил парень и протянул ей руку. – Оскар Рамалос, факультет интерэкономики.
– Кая Блеквуд, маркетинговые коммуникации, – Кая пожала его ладонь, силясь вспомнить, где она могла слышать фамилию Рамалос.
– Ты пришла на собрание исторического клуба? – у Оскара были короткие черные волосы и необычные оранжевые глаза. Одет он был в уютный темно-синий пуловер и брюки.
– Верно, – кивнула Кая, не отрывая от него любопытного взгляда. – Так музей был тут всегда?
– Вообще-то, изначально в Алтитьюде было пять факультетов. Но историко-обществоведческий факультет закрыли, после того, как они устроили ту знаменитую революцию Шпаги... Слышала о ней?
Кая замотала головой, продолжая таращиться на его губы.
– Революция была пять лет назад. Думаю, профессор Менел расскажет нам о ней. Факультет закрыли, а музей остался. Здесь неплохо. Больше всего мне нравится отдел с древними видами оружия... Что такое?
Кая опомнилась – она слишком долго разглядывала лицо Оскара.
– Ой, извини! Просто у тебя... это... зуб...
– А-а, ты про мой клык? – один клык Оскара заметно выпирал из-под верхней губы. – Это семейное.
– Да, извини, – Кая постыдилась своей неосведомленности.
Она обратила внимание на герб, под которым стоял Оскар – бледно-голубой дракон на белом. И в её голове что-то щёлкнуло.
– А-а, Рамалосы! Династия северных драконов!
Только у Рамалосов были длинные клыки, точно.
– В яблочко, Блеквуд, – Оскар с усмешкой развел руками. – Хотя, в дракона я не обращаюсь.
"Это их могучая корпорация "Драгокорп" прогнулась под Коллапс Нулевых, что сделало их династию беспомощной в мире корпораций. И Оскар тоже безрукий", – поняла Кая.
– Хочешь, покажу тебе зал с древними оружиями? Хотя подожди, – спохватился Оскар и посмотрел на наручные часы. – Собрание вот-вот начнется...
– А где оно будет проходить? Прямо тут? – Кая представила себе, как сидит в зале с доспехами и статуями, и ей рассказывают о былых временах королей и завоевателей...
– Нет, не тут, а на втором этаже. Пойдем.
Ашэй Менел ждал их в своем кабинете, оборудованном под учебную аудиторию. Как всегда красивый и спокойный, будто сошедший с девичьих грез, он внимательно читал древний свиток. Когда Кая и Оскар неуверенно замаячили на пороге, профессор кивнул им и разрешили войти. Кая и Оскар пришли первыми и сразу заняли места за передней партой.
Профессор не отрывал сосредоточенного взгляда от древнего документа. На столе лежала целая кипа свернутых в трубочку свитков, и Кая подумала, что они, наверняка, понадобятся для занятий. В школе Кая училась блестяще по всем предметам, но любила историю чуть больше других. Поэтому была рада изучать её и в университете, в котором наклон делался больше на экономику и политику.
Кабинет профессора Менела был обставлен как обычный школьный класс с двумя рядами парт, доской и цветочными горшками на подоконниках. Позади парт стоял отдельный стол для компьютера и проектора, на стенах висели портреты исторических личностей. Всю левую стену занимало панно, изображавшее кровавое сражение на фоне извергающегося вулкана.
– Кажется, это Гайджелтарское сражение? – шепнула Кая Оскару, указывая панно.
– Кажется, так, – подтвердил тот, откашлявшись. – Когда Альянс трех королевств пошел на Меридиан.
Потихоньку подтягивались другие первокурсники, и в классе становилось шумно. Кто-то ухитрился уронить глобус, получив сердитый взгляд от профессора Менела. Наконец, собрание началось, а то Кае показалось, что ещё минут пять, и заскучавшие студенты что-нибудь обязательно разобьют.
Встав из-за стола, профессор как всегда встал перед студентами и уверенно начал:
– Исторический клуб Алтитьюда один из самых первых студенческих клубов, основанный самым Уильямом Алтитьюдом в год открытия университета. Мы будем изучать не экономику в парадигме временных эпох, а саму историю, сам принцип миропорядка на примере исторических событий, – говорил он. Почему-то на собрании клуба он вел себя строже, чем на парах. – Начнём с Безвременья, затем перейдем к эпохе королей. В следующем году будем изучать уже второе тысячелетие...
– А это правда, что в эпоху королей существовали магия и оборотни? – крикнул кто-то особо любознательный.
– Давайте договоримся так – сначала поднимаем руку, только потом задаем вопрос, – попросил профессор Менел. – И нет, магии не существовало, это только легенды. Да, Белигар?
– А как был уничтожен Меридиан? – спросил студент, что сидел позади Каи.
– Мы перейдем к этому, когда будем изучать события 1999-ого года.
– Я слышал, что Меридиан уничтожила армия демонов! – воскликнул Белигар. – Так, по крайней мере, было в игре "Колизиум-Парк".
– Нет, на Меридиане произошло стихийное бедствие. Вулкан Гейджелтар пробудился, и его извержение принесло с собой разрушение всего континента, – терпеливо разъяснил профессор Менел. – Теперь насчет учебников. Я бы порекомендовал вам пособие Хэвен Шеридан от восьмидесятого года...
– Что за "Колизиум-Парк"? – шепнула Кая Оскару. Тот растерянно пожал плечами.
– Это мобильная игра, – вмешался Белигар и, когда Кая с Оскаром обернулись к нему, увлеченно продолжил. – Там надо выбирать тотемное животное и драться! Набираешь очки – выживаешь. У каждого тотема свои способности и бонусы. Например, дракон может выдыхать лёд, он почти непобедим, только феникс может его уложить, потому что огонь сильнее льда...
– Белигар, может, собрание будешь вести ты? – повысил голос Менел.
Кая выпрямилась, осознав, что отвлеклась от занятия.
– Профессор, а я видел скипетр Сфинксов на первом этаже! – всё не унимался Белигар. – С помощью него Этернумы зомбировали людей, да?
Студенты рассмеялись, а Кая начала раздражаться. Один Ашэй Менел сохранял беспристрастность.
– Может, мне зомбировать тебя, Белигар, чтобы ты не срывал мне занятие?
Кая не удержалась и прыснула от смеха. Когда Белигар кое-как затих, Менел начал рассказывать о возникновении письменности и летописи. Вскольз прошелся по древним перворасам, о которых почти не осталось сведений, и перешел наконец к возникновению первых цивилизаций на Глизе.
– Официльной религией наших предков был тотемизм, думаю, многие из вас с этим знакомы. Родовая община избирала себе тотемное животное и поклонялось ему, оставаясь с ним в тесной связи. В качестве тотема и покровителя семьи мог служить не только животное, но и природное явление или растение. Так уж исторически сложилось, что самый сильный тотем мог сделать династию влиятельной среди других. Например, горные змеи на Севере. Семья Серлисков, поклонявшаяся горным змеям, или василискам, внушала другим племенам, что она способна убивать взглядом. Это породило страх и уважение к ним. В итоге, Серлиски завоевали весь континент и стали королями...
– Тотем василиска самый дорогой в "Колизиуме", – бормотал Белигар сзади, раздражая Каю. – Его можно открыть, только если заработаешь тысячу очков. А самый слабый тотем – кролик, у него почти никаких сил...
–... поэтому роль тотема была сильна в выстраивании политических и социальных иерархий в эпоху королей, – профессор Менел собрал с учительского стола свитки и раздал всем. – Это отрывки из Книги Династий, тотемной энциклопедии, составленной во втором тысячелетии западными друидами. В них вы можете прочитать разные сведения о самых выдающихся кланах того времени.
Кая раскрыла свой свиток. Старая бумага отлично сохранилась, но угольные чернила поблекли и по краям почти выцвели. Кая плохо читала на древнезападном, но догадалась, что речь здесь идет о королевской семье Нобилитас. Одну треть свитка занимал портрет первого короля Запада – Ассервара Нобилитаса. Это был угрюмый мужчина с бородой, длинными вьющимися кашановыми волосами. Кая присмотрелась к его глазам – они имели красный оттенок.
– Так у тебя Нобилитас? – заметил Оскар. – У меня как раз Серлиски. Павшие северные короли.
Кая кинула взгляд на свиток Оскара. На портрете был изображен красивый мужчина с длинными черными волосами и поблекшими зелеными глазами.
– Я прошу вас сфотографировать текст и к следующему занятию предоставить мне его перевод. Можете найти электронную версию Книги Династий и поработать с ним.
– У меня древнеюжный текст! – пожаловалась одна из студенток. – Я замучаюсь с переводом...
– Подготовьте подробный анализ вашего свитка. Он пригодится, когда мы будем изучать становление королевских семей и создание первых континентальных империй.
"Ого, задания и вправду сложные!" – мелькнуло у Каи. Выходные в библиотеке ей обеспечены.
– Это ваше вступительное задание. Если хорошо его выполните, я официально запишу вас в студклуб, и вы получите значок. Какие-нибудь ещё вопросы? – первокурсники молчали. Менел благосклонно всех оглядел. – Раз вы вступили в исторический клуб, вас ведь что-то интересовало. У вас наверняка были какие-нибудь вопросы...
– Профессор, а вы женаты? – спросила какая-то кудрявая темнокожая девушка с задней парты. Менел терпеливо улыбнулся.
– Вопросы, касающиеся истории, пожалуйста.
Две восточницы, что сидели за соседним столом, начали шушукаться насчет того, как бы спросить у него насчет выпускного бала. Кая закатила глаза и опередила их:
– Профессор, вы рассказали про влияние тотемизма на устройство социума. Но как именно возник тотемизм? Вы не так много говорили об этом. Но раньше ведь были единые боги, например, Отец-Солнце или Лик Смерти. Несмотря на это, людям было легче верить в животных-покровителей?
– Что ж, – профессор Менел взялся за пояс и собрался с мыслями. – Тотемизм есть истинная и первобытная вера. Природа одушевлялась, представлялась людьми как сверхъестественная стихия, как единая и могучая сила. Раньше люди воспринимали себя как часть живого мира, как каплю в море, лист в лесу. Это сейчас мы отделились от природы, проживаем в искусственных обиталищах в искусственной жизни. А наши предки каждый день тесно контактировали с окружающей средой, чтобы выжить. Они верили, что боги обращаются в животное, чтобы связываться с ним и передавать свою волю. А некоторые якобы могли их понимать или даже обращаться в них.
– Племена-оборотни, – подхватила Кая.
– Верно. Люди надевали шкуры животных и воображали себя оборотнями. Это ритуальность, я об этом уже говорил. Для того, чтобы богам поклоняться, люди ставили тотемы. Чаще всего идолы были деревянными, но в более поздний период они стали медными. Королевские же идолы были из золота. Каждый тотем символизировал силу и статус семьи.
– Значит, семейство Менел издревле поклонялось кобре, как своему божку, чувствовало связь с этим зверем и почитало его? – спросил Дерек Белигар. Менел кивнул.
– Почему у некоторых были тотемы, а у некоторых нет? – Кая смущенно поправила челку. – Кто распределял привилегии?
– Ну... – профессор Менел задумчиво засопел. – Всё решала сила. Кто-то обязательно должен быть выше других, это закон выживания.
– Иерархия, – поддакнула Кая.
– Верно. Сильные избирали себе тотемы, владели землями, разрешали простому населению проживать на них, возникали отношения "вассал–сюзерен" и так далее. Из года в год всё это укреплялось, и была образована официальная религия тотемизм. Сто столетий она царила на планете, доминируя над другими верами. Да, после отмены тотемизма республикатами, религия забылась. Но династии сохранили кое-какие элементы религии в логотипах. Отголоски прошлого всё-таки доходят до нас.
– А почему вы не носите лого-значок кобры? – спросил Белигар.
– Потому что я преподаватель Алтитьюда и ношу лого университета. Мне кажется, это разумно. Ну, что, какие вопросы у вас ещё есть? Нет? Тогда на этом всё, – профессор Менел завершил собрание. – Первая парта, останьтесь на держурство.
За первой партой сидели Оскар и Кая. Поэтому они остались, пока другие покидали класс, жалуясь и обсуждая сложное задание.
– Оскар, ты был на старостате? – между делом осведомился профессор Менел, отмечая что-то в журнале.
– Он проходил вчера.
– Когда там собрание у клуба Шпаги?
– Не могу сказать.
– Ладно, – профессор пошел в кабинет, который примыкал к классу, и вернулся оттуда с тяжелым ящиком. – Отнеси это на первый этаж, на склад, и отметься у смотрителя. Потом можешь быть свободен.
– Хорошо, – Оскар подхватил ящик, охнул от неожиданности, но на встревоженный взгляд профессора только улыбнулся и заверил, что справится.
– А я? – спросила Кая, когда Оскар вышел. Профессор Менел торжественно вручил ей лейку и тряпку.
– Полей цветы и вытри пыль с парт.
Кая послушно приступила к дежурству и первым делом полила цветы. В это время преподаватель сидел за столом и что-то писал. В классе было так тихо, что Кая отчетливо слышала чирканье ручки и шелест страниц.
– Как тебе обучение, Кая? – вдруг спросил профессор Менел.
– Мне нравится, – честно ответила Кая, вытирая пыль с широких листьев гемантуса. – Это прекрасная возможность для меня.
– Никто тебя не обижает?
– Нет, все любезны, – без запинки произнесла Кая.
– Так что ты здесь делаешь?
Кая обернулась к преподавателю и перехватила его взгляд. Профессор Менел смотрел на неё с любопытством в медно-карих глазах и вертел ручку в пальцах. Кая изумленно захлопала ресницами.
– Я не понимаю...
– Мы тоже не очень-то понимаем, – перебил её профессор Менел. – Ты для нас загадка, Кассиопея. Здесь каждый имеет имя, происхождение, историю. Так уж вышло, что все тут играют с раскрытыми картами. И только ты одна имеешь козыри в рукаве. Многие считают это нечестной игрой, Кассиопея Блеквуд.
Насмешливый тон преподавателя сбил Каю с толку.
– Козыри? Но у меня нет никаких козырей! – насупилась Кая. – Я всего лишь хочу учиться.
– Похоже, ты не очень-то осознаешь, что происходит. Алтитьюд не выпускает учёных или музыкантов. Мы выпускаем директоров и глав. Алтитьюд – трамплин для деятелей. Для победителей. Для элиты.
– Вы хотите сказать, что мне здесь не место? – Кая напряглась, готовая обороняться.
Профессор Менел виновато поднял руки:
– Я не это имел в виду! В Алтитьюд поступают по баллам, а не по происхождению. И лишь пятнадцать процентов – по личным рекомендациям. Конечно, эти избранные пятнадцать – такие студенты, как Гилионы, Бероссе, Линнеи, Танды, Чардены. Остальные восемьдесят пять – это такие же, как и ты. Умные, способные и талантливые дети с большим будущим. Так что ты на своем месте, не беспокойся. Но видишь ли, в чём дело, Кассиопея Блеквуд... – он приподнял бровь. – Ты отличаешься. Не умом или внешностью. В тебе есть кое-что другое, чего нет у других: возможность менять своё будущее.
Кая непонимающе вскинула брови, и он продолжил:
– Когда в семье Рамалос рождается первенец, все заранее знают, кем он станет. Ему дают имя, прописывают определенное поведение, выбирают ему школу, специализацию, университет, да что там – даже жену выбирают на семейном совете. И что остается делать этому самому Рамалосу? Только жить так, как ему было указано.
– Но ведь у бенефициара есть выбор, – возразила Кая. – Принять наследство или отречься от него. Разве не были такие случаи?..
– Были, – согласился профессор Менел. – На своей церемонии совершеннолетия любой имеет право либо подписать документы на право наследования, либо нет. Такой выбор является окончательным и бесповоротным. Тот, кто отрекься от наследования, отрекается и от своей династии тоже. Его с позором прогоняют из дома, а имя навсегда вычеркивают из семейного регистра. И приписывают оскорбительный статус "ренегат". Кто бы хотел таких последствий? Да и куда идти, без денег и поддержки, человеку, который всю жизнь привык жить во дворцах? Это психологический фактор, Касиопея. И в этом отношении ты гораздо свободнее их. Тебя ничто не держит. И ничто не обязывает.
– Вы ведь не имеете в виду, что мне тут... – Кая потрясенно осеклась.
– Завидуют? – профессор Менел засмеялся. – Может, в какой-то мере так оно и есть. И ты должна понимать, с кем имеешь дело. Спроси себя сейчас: стоит ли это того? Что может дать тебе Алтитьюд?
– Я хотела бы создать собственную корпорацию, – ответила Кая с достоинством.
– Похвально. Я вижу, что ты целеустремленная. Но помни – мир Алтитьюда станет твоей жизнью до конца, если ты выберешь его. Ты будешь крутиться в этом мире и после выпуска. Твои однокурсники будут работать с тобой на одном поприще. Так что оставаться гордой одиночкой – не лучший вариант. <br /><br /> *** <br /><br /> Кая и без того осознавала своё положение, но после слов профессора Менела ей стало ещё тревожнее. Перед ней открывался незнакомый мир корпораций, и он был враждебным. Она ещё долго думала об этом, когда шла в сторону общежития.
Действительно ли у неё больше свободы, чем у других? Неужели её ненавидят именно за это?
"Разве меня не считают ниже и хуже? – терялась Кая, медленно шагая по кирпичной дороге. – У меня нет состояния, наследства, влиятельных родителей. У меня нет ничего, чему можно было бы завидовать!"
Какие-то посторонние крики вывели Каю из её размышлений. Она опомнилась и огляделась. Студенты бежали к площадке общежития, с любопытством и ажиотажем.
– Опять драка! – услышала Кая взволнованные голоса.
– Второй раз за неделю!
– На этот раз всё круче, уверяю тебя!
Кая особо не любила смотреть на такие зрелища, но ей просто стало интересно. Она поддалась стихии толпы и последовала за остальными, решив присоединиться. Действие, собравшее людей, происходило перед общежитием.
– Ну? Чего пялишься-то?! – Кая ещё издалека расслышала этот нахальный голос. Видимо, разборка шла полным ходом. Зрители плотным кольцом окружили двух парней. Один из них был высокий, в черной кожаной куртке и с угольно-чёрными волосами. На руках сверкали дорогие золотые часы и кольца. А вот второй был пониже и одет проще, в серый пиджак и брюки. Брюнет угрожающе надвигался на него и, судя по неустойчивой походке, он был пьян. Второй сутулился, тупил взгляд и пятился, никак не отвечая на выпады.
– Меня тошнит от твоей физиономии. Ты вообще знаешь, кто я?.. Ну? Чего язык проглотил? Отвечай мне! – орал брюнет, пошатываясь. Он схватил беднягу за воротник и грубо притянул к себе. Кая сглотнула и сжала лямки рюкзака. Толпа хихикала и с интересом наблюдала за этим. Кая про себя возмущалась происходящим, но не могла вмешаться. Она просто ждала, что будет дальше.
– Я отлично знаю таких, как ты, – выговорил брюнет и нарочито медленно прорычал. – Безродыш.
Кая вздрогнула, как будто обращались к ней. Значит, этот затравленный парень в пиджаке – безродный, как и она? Это всё меняло...
– И ты думаешь, что можешь дышать одним воздухом с нами? – брюнет сплюнул. – Ты знаешь, кто я? Назови моё имя! Назови!
Он тряхнул бедолагу, который итак был ни жив, ни мертв от страха. Кая пожалела его. Ведь за него никто не вступится, не защитит.
– Тебя зовут... – тихим голосом промямлил бедолага, чуть не плача. – Тайлер Бероссе.
"Кто-кто?" – Кая напрягла память. Кажется, Бероссе были доминирующей династией из Севера, но она точно не знала. Кая напрягла зрение и смогла разглядеть на воротнике брюнета лого-значок в виде белого медведя.
– Да, я Тайлер Бероссе. А ты у нас кто? Кто?!
Люди смеялись, кто-то снимал это всё на телефон. Было видно, что бедолага хочет сквозь землю провалиться, лишь бы эти издевательства закончились.
– Я – никто... – промямлил он, и боль исказила его лицо.
Толпа заулюлюкала, довольная его ответом, а Кая поджала губы. Она заметила, что сюда направлялся Джереми Гилион со своей "свитой". Искра надежды загорелась в душе Каи. Может, Джереми снова воспользуется своим авторитетом и остановит этот беспредел, как в прошлый раз? Джереми подошел к толпе и посмотрел на происходящее. Нахмурился, подумал о чём-то. Когда Тайлер снова начал что-то издевательски кричать и трясти бедолагу, Джереми лишь закатил глаза и... ушел. Да-да, он просто развернулся и зашагал прочь! Кая ощутила укол разочарования. Она была слишком высокого мнения о Джереми...
– Ты думаешь, что ты крутой? – Тайлер отошел на шаг от безродного. – Давай! Ударь меня! Ударь, если ты мужик!
– Пожалуйста... – бедолага мотал головой и становился всё меньше и меньше под взглядами людей. – Хватит...
– Ты мужик или нет? Тошно смотреть. Спусти-ка штаны и покажи всем свои яйца.
Народ загоготал. Ярость клокотала внутри Каи. Этот Тайлер громко смеялся, шатался и нагло тыкал в беззащитного бедолагу пальцем.
– Эта мразь отказалась ударить меня! Так пусть теперь доказывает, что он не баба!
Абсолютно все студенты поддерживали Бероссе, и это было мерзко. Кай закусила губу. Нет, она не плакала. Она была в гневе от увиденного. А еще больше – от собственного бессилия.
"Неужели им так весело на это смотреть?" – думала она удрученно. Именно в этот момент кто-то стремительно пронёсся мимо неё, растолкав толпу. Кая с удивлением заметила светлую макушку. Когда Тайлер уже собирался выдать что-нибудь остроумное, его отпихнули в сторону. Народ ахнул, а Кая облегченно улыбнулась – это был Ариан Рисилл.
Ариан уверенно встал между Бероссе и бедолагой, взглянув на Тайлера без тени страха.
– Посмотрите на него, – Тайлер расплылся в хищном оскале. – Ариан Рисилл из Юга собственной персоной! Защитник всех обиженных и униженных! Что, засранец, посмеешь ударить меня?
"Вмажь ему!" – сверкнуло у Каи мстительно. Но Ариан спокойно стоял, буравя Тайлера ледяным взглядом. Он не сдвинулся с места, даже когда Тайлер угрожающе надвинулся на него.
– Хочешь прикрыть этого безродыша?! Меня тошнит от вас всех! Ведь он такое же дерьмо, как и...
Всё произошло настолько быстро, что Кая не успела ничего разглядеть. Просто Ариан молниеносно замахнулся, а тело Тайлера дёрнулось в сторону, качнулось и упало на землю. Толпа издала дружных выдох. Ариан все еще сжимал кулак, но продолжать драку не собирался. Тайлер сплюнул кровь и выматерился.
В это время Ариан обернулся к безродному и молча кивнул ему, прося уходить. Бедолага сбежал, даже не поблагодарив своего спасителя. Толпа пропустила его, он им больше не интересен. Гораздо увлекательнее смотреть на противостояние южного безрукого и северного бенефициара.
– Проклятие... – прорычал Тайлер, вытирая кровь с губы. – Да чтоб тебя...
– Как всегда напился и заявился сюда? – укоризненно произнёс Ариан и пнул ногу брюнета. – Свинья ты, Тай.
– Заткнись! – Тайлер быстро встал, все ещё немного шатаясь. – Рот закрыл или я тебя...
Тайлер не договорил и махнул кулаком, собираясь ударить. Но промазал – Ариан легко увернулся. Тайлер провалился в пустоту и, не рассчитав сил, качнулся вниз. Ариан подхватил его и выпрямил.
"Лучше бы дал упасть, для пущего позора!" – расстроилась Кая.
Но тут она увидела то, что поразило её. А именно улыбку на лице Ариана. Но что еще удивительнее – Тайлер тоже улыбался! Их объятия выглядели естественными и очень даже дружескими.
– Ну, чего уставились? – обратился Ариан к толпе. – Человек хорошо провел время и вернулся в альма-матер. Нечего устраивать из-за этого событие века. Расходитесь уже.
И потащил Тайлера Бероссе к общежитию. Кая неверяще следила за ними. Неужели это правда?! Это действительно происходит?
– Ну, ты и нажрался, Тай... – смеялся Ариан, подводя брюнета к стеклянным дверям общежития. – И не наваливайся на меня так, иди на своих двух!
– Послушай, старина, – Тайлер Бероссе, опершийся на его плечо, невинно икнул. – Почему эти стены прыгают на меня?
– Быстрее поднимайся! – Ариан нехило пнул его под зад и снова рассмеялся.
Кая была растеряна. Неужели такой человек, как Ариан Рисилл, который ей так помог в первые дни, может вести дружбу с таким мерзким человеком, как Тайлер Бероссе? Этот факт всё не укладывался у неё в голове.
Толпа разочарованно разошлась.
– Да, ну, Ариан всё веселье прекратил...
– Зачем он вообще вмешался?
Кая увидела бедолагу. Он стоял под деревом и плакал после пережитых унижений. Кае стало так жалко его, что она подошла к нему. Конечно же, она понимала его чувства. Она понимала, как это больно, когда тебя оскорбляют и вытирают об тебя ноги. И не могла оставить его.
– Привет. Как тебя зовут?
Бедолага что-то прогудел сквозь рыдания:
– Он разбил мне телефон... А я не могу купить новый... не могу... там было всё... фотографии... контакты...
Кая присела рядом с ним на корточки и попыталась утешить:
– Послушай... я тоже из обычных. Из безродных. Так что всё нормально, если мы будем помогать друг другу.
– Нет, нет, нет... – бедолага вдруг шарахнулся от неё, когда услышал, что Кая тоже безродная. – Нет, не надо...
И засеменил в сторону библиотеки, странно на неё оглядываясь. Кае стало неприятно от этого. Сначала она не поняла, почему он так испугался того, что Кая обратилась к нему. А потом до неё дошло. Он сторонился её, потому что Кая была слишком на него похожа! Потому что Кая было такой же слабой и уязвимой. А в мире корпораций нужно было тянуться к сильным, чтобы выжить. И Кая усвоила, что вряд ли может кому-то помочь. <br /><br /> ***
<br /> Тем же вечером Кая сидела за переводом свитка. Она вымучала первое предложение на древнезападном и выдохлась. Да уж, исторический клуб – это вам не хухры-мухры! Придется попотеть ради значка. Насколько помнила Кая, Нобилитас ровно сто столетий правили на Западе, и все династии подчинялись им. По легендам, Нобилитас седлали рогатых гиппогрифов и обладали сверхъчеловеческой силой, которая помогала им побеждать в сражениях. Потом их свергли, королевская династия была уничтожена, а королевство стало республикой Запада.
– Вы слышали? – в комнату ворвалась взволнованная Ясмин. – Тайлер Бероссе вернулся! А я уж думала, что он бросил универ.
– Яс, ты ведь не хочешь опять? – Муни страдальчески взвыла.
– Зря ты так плохо думаешь о Тайлере. Он хороший, – Ясмин влюбленно покраснела. – Он подарил мне розу, когда мы были вместе на стажировке.
– Тебе, и еще нескольким десяткам студенток! – фыркнула Муни, занимаясь уборкой.
– Он просто рисуется. Но по-настоящему любит только меня. Он сам так говорил, – Ясмин вздохнула. Она вся сияла и мечтательно порхала по комнате, напевая счастливую мелодию.
– Муни... – позвала Кая. – Так вы уже знакомы с Тайлером Бероссе?
На лице Муни отразилось какое-то необъяснимое выражение, что-то среднее между презрением и сентиментальностью.
– О-о, да! – протянула она многозначительным тоном. – Такого человека, как Тайлер Бероссе, трудно не заметить.
– А он и вправду дружит с Арианом Рисиллом? – Кая всё ещё не могла уложить это в голове.
– Ты издеваешься? Они не разлей вода! Тебя ведь не было на стажировке, да? Они там такое устраивали! Боги постыдились бы. Честно говоря, я тоже не понимаю, почему они дружат, но они были знакомы задолго до поступления в Алтитьюд.
Ясмин перестала напевать мелодию и только сейчас заметила, что Муни вытирает пыль на письменном столе.
– Ты что делаешь?! – взвизгнула она своим обыденно-капризным голосом. – У нас есть горничная для этого! Мало того, что с безродной живем, так еще и убираться будем сами, что ли?!
Кая отвернулась к окну, чтобы не слышать их перепалки. Её мысли занимал сегодняшний инцидент. Тайлер Бероссе, как она и ожидала, оказался тем еще придурком. Пьяница, задира и бабник. Но Ариан... Он ведь совсем не такой! Ну вот, не успела она никого узнать, как во всех разочаровалась! Рисилл, Гилион...
Кая вздохнула и уставилась на багровый закат. Янтарная полоска горизонта догорала, пушистые облака тяжелыми кораблями нависали над Алтитьюдом, окрашиваясь в причудливые оттенки. В коридоре кто-то бегал и кричал, Ясмин восторженно пересказывала свои свидания с Тайлером Бероссе, а Муни устало отмахивалась от неё.
Намечался очередной скучный вечер в общежитии. И Кая бесцельно смотрела на далекую черную точку над горизонтом, которую она сначала посчитала тенью облака. Но точка начала увеличиваться и приближаться. Кая прищурилась – что это? Вот вырисовывается силуэт, очертания... Кая встала и прижалась лицом к стеклу – в Алтитьюд летел вертолет!
"У нас есть вертолетная площадка?" – удивилась она.
Чёрный вертолет с громким гулом пронёсся над общежитием и завис над зданием студенческих советов, что находилось по соседству. Кая отчетливо разглядела золотого грифона на боку у вертолета – несомненно, это лого Гилионов. Вертолет замер, потом медленно приземлился на крышу.
"Ну, прилетел вертолет, и что?" – Кая вздохнула и вернулась к переводу свитка. Со старой бумаги на неё смотрел портрет первого западного короля – с вьющимися каштановыми волосами и каре-красными глазами...

_________________

следующая глава будет от лица Джереми Гилиона

Свидетельство о публикации № 30024 | Дата публикации: 10:59 (10.05.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 58 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 2
0 Спам
1 Касандра   (11.05.2017 01:59)
"Муни была более посредственной. Глаза глубоко посажены, зубы чуть выпирают" - старное какое -то предложение..Словно вы не человека описываете, а собачку, мол, песик был страшноват: шерсть клоками, клыки кривые..
И вот я не могу себе представить "цепкость " движений... Первое что представляется -это человек двигается и постоянно цепляется за что-то)) 
Для "башковитой" , мне кажется, Кая очень многого не знает и постоянно чему -то удивляется. Если повадки местной молодежи могут ее удивлять, то наличие ,к примеру, "безруких", вроде как не должно. Что ж получается, девушка самая умная из низов , а банальных вещей о знати( среди которой она учиться будет) она не знает? И вот как-то ни чем не подчеркнуто ее происхождение из этих самых "низов",кроме упоминания самого автора. Совершенно не чувствуется, что Кая жила абсолютной другой жизнью до этого момента. Да и о прошлой ее жизни очень мало сказано.

0 Спам
2 jendely   (11.05.2017 14:00)
"Муни была посредственной" описала то, что в глаза бросается, не пускаясь в красивые описания, я такое не люблю, тем более персонаж второстепенный, а персонажей там кучу и всех описать сразу не удастся;
цепкость то же самое что и цепкий, тот, кто хватается крепко, а не хватается за что попало. Вроде того, как востоковцы люди упрямые и знают чего хотят, и это отражается в их движениях;
о безруких Кая знает, но не понимает, как к ним относится, потому что их положение в обществе неоднозначное. Проблема в том, что "мир корпораций" - это закрытое элитное общество со своими правилами, а простые люди не очень-то хотят вникать в их особенности. У них своих проблем хватает. Для любой социальной группы характерно иметь свои модели поведения, что-то вроде традиций и иерархий, так что Кая там быстро вникнет, но все равно будет чужой.
Про свои цели они будет говорить, и не раз, а всю биографию в первых главах я раскрывать не хотела, всего понемножку))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com