» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


День, когда наступило будущее Глава 3
Степень критики: любая
Короткое описание:
БЕССМЕРТИЕ - ВОЗМОЖНО?
все главы: http://for-writers.ru/index/8

ГЛАВА 3
ЦЕНА БЕССМЕРТИЯ

Рене продолжал украдкой осматриваться. Несомненно, они находились в верхней части пирамиды — на самом верхнем её уровне. Но ведь он неоднократно видел у младшего жреца-архитектора папирус со схемой-рисунком пирамиды, и там не было никаких помещений, галерей, лестниц (кроме, разумеется, зала в нижнем уровне, где установят саркофаг). Да он и сам наблюдал за строительством, за тем как рабы плотно подгоняли друг к другу каменные блоки и не оставляли места для пустот. Правда, на том папирусе находились ещё какие-то незнакомые значки и символы… Как такое могло случиться?.. Загадка! Ещё он чувствовал, что беззаботное детство кончилось, что приобщается к чему-то серьёзному и таинственному.
— Рен, — наконец заговорил фараон, — как думаешь, сколько мне лет?
— Двадцать, — бездумно ответил Рене, всё ещё находясь в своих мыслях, но тут же осёкся.
Сид усмехнулся:
— Выходит я зачал тебя в семь…
— Тогда, тогда… — мальчик беззвучно зашевелил губами.
— Прибавь к этим двадцати ещё восемьдесят.
— Что!? — юноша округлил глаза. — Отец, вы…
— Нет, Рен, я серьёзно. Могу прожить ещё пять раз постольку же. Я знал ещё отца жреца Шера — Харга. Именно от него узнал о тайне, которую сейчас открою тебе. Наверняка ты слышал, бессмертие — это привилегия фараонов.
— Да, но я думал, это сказка, выдумки! — Юный принц во все глаза смотрел на фараона. — Но как же?.. — Он не договорил, захлебнувшись воздухом.
— Ну, как видишь — это не выдумки, — продолжал Сид, не обращая внимания на то, что его перебили— наследник имел на это право. — Простой народ относится к нашему бессмертию как к само собой разумеющему. Они считают нас избранными — детьми бога Ра. Но ты должен знать правду. — Фараон сделал паузу, а Рене затаил дыхание, чувствуя, что сейчас услышит что-то необычное. — Мы вовсе не избранные, — продолжал фараон, — вернее, «неизбранные» в том смысле, который народ вкладывает в это слово. Ты понимаешь? — Юноша кивнул, судорожно сглотнув комок в горле. — Бессмертным может стать любой.
— Как!? — В этом возгласе было больше изумления, чем вопрошания.
И опять, казалось, фараон не обратил внимания на возглас, продолжая будничным голосом:
— Это великая тайна, о которой знают только фараон и несколько высших жрецов, но даже под пыткой они не выдадут... — Он замолчал, давая Рене переварить услышанное. Молчал и юноша. Внезапно глаза его загорелись.
— Отец, значит и я буду бессмертен?! — Он схватил фараона за руку, но тут же устыдился своего порыва — наследному принцу следовало быть сдержанней. Хотел убрать руку, но Сид сжал её и улыбнулся.
— Да, Рен, время наступило. — И словно прочитав его мысли, добавил: — Не пытайся сдерживать эмоций, я вижу в твоих глазах тысячу вопросов.
Хотя в душе у юноши бушевала целая буря, он попытался скрыть это.
— Отец, как это произойдёт? Или я уже…
Улыбка Сида стала ещё шире:
— Думаю, ответ ты знаешь.
Рене задумался всего на секунду.
— Пи-рамида — это не только усыпательница, — повторил он недавно сказанные фараоном слова.
— Верно. Я рад… Жрец Шер называет их «генераторами бессмертия». — Внезапно Сид посерьезнел. — Не всё так просто. И ты об этом тоже должен знать: наше бессмертие, — он запнулся, — относительно. Для нас время течёт по иному, чем для простого смертного. На Земле могут пройти столетия, мы же постареем всего на десяток лет. Как говорит Шер: ничто не вечно, всё когда-нибудь заканчивается. Но редко кто из нас умирает от старости — своей смертью, — он на минуту задумался. — Да, я не знаю ни одного случая. Дар не защищает нас от наёмных убийц, от подлого удара кинжалом из-за угла… И это своеобразная плата…
— Но кто может покушаться на избранного?!
Сид тяжело вздохнул.
— Ты ещё слишком молод и не знаешь всех человеческих пороков, главный из которых зависть. Ну, не будем о грустном. — Он помедлил. — Тебе предстоит пройти первое испытание. Завтра, нет уже сегодня, — Сид посмотрел наверх, — зародится новая луна, начнётся новый цикл… И тебе, Рен, необходимо провести этот цикл здесь — в пирамиде.
— Как целый месяц?! Одному?
— Я надеюсь, ты уже не боишься оставаться один? — с некоторым беспокойством фараон взглянул на сына.
— Нет, конечно нет, но… но что я буду есть и пить, и… и…
— Пища тебе не понадобится, и всё остальное, — улыбнулся Сид. — Пирамида будет тебя подпитывать. Самое важное, не покидай эту комнату. Когда луна повзрослеет — таинство свершится.
— И я стану бессмертным?
Фараон кивнул.
— Когда наступит первая ночь полнолуния, я за тобой приду. — Он проследил за взглядом Рене, который снова смотрел на небесный свод. — Да, жрецы даже нам — фараонам не раскрывают всех секретов. Думаю, там, — Сид поднял руку,— огромная линза, нечто вроде бычьего пузыря.
— Отец, — тихо, почти шёпотом заговорил Рене, — всё же что это такое — пирамида? И почему на рисунке архитектора нет никаких комнат и коридоров… а сейчас они появились?
— Это ещё один секрет жрецов. Ты не обратил внимания: при строительстве используются как гранитные блоки, так и блоки из простого известняка?
— Но я думал… — Внезапно юноша замолчал, что-то вспомнив. — А кулон? Вы говорили: он мой.
— Да, кулон. Он не просто твой, — он часть тебя. Когда выйдешь из пирамиды, повесишь его на шею и не снимешь никогда. Ты слышишь, Рен, ни-ког-да. Даже во время купания.
— Как это — часть меня?
— Не знаю, помнишь ли?.. Я тебя водил к жрецам. Шер взял капельку крови. — Сид широко улыбнулся. — Ты тогда жаловался, что жрец Шер сделал тебе больно и требовал наказать его.
Рене кивнул.
— Так вот, — продолжил фараон. — Шер поместил твою кровь в кулон…
— Он что полый?
Сид едва заметно пожал плечами:
— Выглядит как цельный. Вернее, твою кровь он соединил с золотом. И кулон ожил…
— Одушевлённый предмет! — воскликнул Рене. — Я слышал о чародеях, оживляющих разные вещи…
— Нет, Рен, Шер не чародей. — Фараон строго взглянул на сына. — Не относись ко всему как к сказке. Да, частичка души перешла к кулону. Он будет тебя оберегать… И ещё — это ключ. Но попади он даже в другие руки, никто не сможет воспользоваться им. Кроме тебя и меня никто не сможет проникнуть в пирамиду. Действие кулона ты уже видел.
— Отец, значит, такой же кулон есть и у вас?
Сид покачал головой.
— У меня браслет. — Он протянул правую руку, запястье которой обхватывал широкий, чуть ли не до половины локтя, браслет. Рене не раз видел это украшение, но сейчас с интересом рассматривал его. Браслет был вылит из красного золота. Был гладкий, без каких-либо гравировок, лишь в центре сверху выступало объёмное изображение бога Ра, точно такое же, как и на кулоне, разве что немного поменьше.
Юноша отвёл взгляд от запястья фараона и задумался. Сид не мешал, наблюдая за выражением его лица.
— Отец, — наконец заговорил Рене, — Значит ли всё это, что я смогу сделать бессмертными…
— Нет! — резко оборвал его фараон. — Знаю, о ком подумал. Никаких друзей и подруг.
Юноша густо покраснел. Сид чуть смягчился.
— Рен, ты думаешь, мне было легко смотреть, как стареют и умирают мои близкие?.. Это ещё одна цена — горькая цена, которую мы должны заплатить за наше бессмертие.
Фараон посмотрел наверх и встал, за ним поднялся Рене.
— Ну, мне пора. Скоро взойдёт утренняя звезда. — Сид обнял сына. — Мужайся! Факел оставляю здесь, он не погаснет…
Юноша хотел что-то сказать, но из горла вырвался лишь невнятный звук, он с трудом проглотил жёсткий комок. Фараон сделал шаг в сторону и быстро спустился по лестнице. Почти бегом направился по длинному коридору, заставляя себя не оглядываться, спиной чувствуя взгляд Рене, который стоял на нижней ступени лестницы. Не умеряя шага, лишь непроизвольно зажмурившись, Сид вошёл в стену в конце коридора. А когда открыл глаза, — находился уже на площадке по ту сторону стены. Его окружала мёртвая тишина и темнота. Даже ветер в этот предутренний час стих. Сид выдернул из паза блока кулон и, застёгивая его ремешок на шее, прислушался. Раздался тихий шелест, исходящий из каменного блока, как будто откуда-то тонкой струйкой ссыпался песок. И снова в который раз он подумал: что же происходит? Это и впрямь походило на чародейство. Но он твёрдо знал — не чародейство.
Через минуту шорох стих. Фараон протянул руку, ладонь упёрлась в твёрдую поверхность. Сид удовлетворённо кивнул — вход запечатан. Внезапно он почувствовал нарастающую тревогу в душе. Что это? Беспокойство за сына? Да, конечно! Но расстались они всего на месяц. Бывали разлуки и подлинней. Нет, что-то ещё. Он прижал руку с браслетом к щеке. Показалось, что браслет не такой тёплый как всегда. Открытие неприятно поразило. Но может это ему только почудилось?..
Так ничего не решив, Сид начал быстро спускаться по внешней лестнице. Казалось, тьма сгустилась ещё больше. Густая пелена окончательно затянула небо, скрыв и без того неяркий свет звёзд. Но он знал, что это ненадолго — стоит только появиться на небосводе Богу Ра и от облаков следа не останется. Впрочем, в дополнительном освещении фараон не нуждался, прекрасно различая окружающее.
Сид легко спрыгнул на землю с последней самой высокой ступени пирамиды. «Неплохо для столетнего старика», — усмехнулся он, и широко зашагал в направлении сфинкса. Миновав две пирамиды, завернул за угол и увидел тёмный силуэт колосса. На мгновение показалось, что статуя живая — движется на фоне мчащихся облаков. Он даже слегка замедлился, но потом прибавил шаг — небо уже начинало сереть. Фараон не опасался встретить кого-либо. Ночью вход в Долину Царей был запрещён, периметр охраняли стражники. Нарушителей ждало жестокое наказание, вплоть до смерти. Да и среди простого люда распространился слух, что в тёмное время суток Долина находилась во власти злых демонов…
Когда Сид уже подходил к сфинксу, где-то заголосил петух, — подхватил второй. Надо поторапливаться. Он подобрал кусок известняка и постучал по плите под ногами. Через секунду плита дрогнула и со скрежетом поползла в сторону — это старался Горн. Только ему под силу сдвинуть такую махину, да ещё со стоящим на ней человеком. Скоро щель расширилась настолько, что фараон без помех смог спустится вниз. На маленькой площадке, склонив голову, стоял слуга. Горн старался сдерживать дыхание, но было видно, как высоко вздымалась его грудь.
— Можешь закрывать, — произнёс Сид.
Горн склонился ещё ниже, и вновь взялся за скобы. Когда плита встала на место, слуга, мельком взглянув на фараона (тот едва заметно кивнул), вынул из глубокого отверстия в стене факел и начал спускаться по ступеням. Сид двинулся следом.
Проходя мимо ответвления, выходящего на илистый берег Нила, Сиду показалось, что видит высовывающую из галереи голову крокодила. Но вот огонь факела моргнул, в его всполохе видение исчезло. Фараон решил, что ему почудилось — принял за морду крокодила продолговатый валун. Вряд ли эти твари заходили так далеко. Он задумался. Кое-кто до сих пор обожествлял этих животных. Существовал даже культ крокодила. Говорили, что в низовьях Нила им в дар приносили человеческие жертвы! Кто-то внушал людям, что разливы ؝ила, влияющие на благополучие государства, зависело от этих тварей. И многие верили!..
За мыслями фараон не заметил, как достигли колонного зала. Миновав его, они поднялись по крутой лестнице. Пройдя ещё немного по галерее, похожей на лабиринт, где немудрено было и заблудиться, маленькая процессия свернула в узкий коридорчик, приведший их в тупик. Сид потянул за невидимый рычаг, и часть торцевой стены бесшумно заскользила в сторону.
Спальня фараона освещалась всего одним факелом. На этот раз вслед за хозяином в комнату вошёл и слуга. Подойдя к стене Горн укрепил свой факел в позолоченный держатель и, скрестив руки на груди, вопросительно посмотрел на Сида, ожидая дальнейших указаний. А тот, дотронувшись до известного только ему места на барельефном настенном рисунке, заставил панель вернуться на своё место и, взглянув на слугу, сказал:
— Иди, Горн, ты свободен.
Горн с достоинством склонил голову и вышел из покоев. Однако Сид знал, что преданный слуга не уйдёт далеко. Достанет из тайника, о котором, как он думал, никто не знал коврик — Сид улыбнулся, — расстелет и растянется под дверью, охраняя покой господина.
Сид подошёл к широкой мягкой тахте, стоящей в центре комнаты, но ложиться не стал. Сел в кресло, вырезанное из ствола драгоценного чёрного дерева, осторожно снял с головы и поставил на мраморный столик клафт и, подперев кулаком подбородок, задумался.
Мысли его, конечно же, витали вокруг Рене. Сидом снова овладели сомнения. Правильно ли поступил, открыв правду сыну, а главное, отведя его в пирамиду? По себе он знал: какое это нелёгкое испытание... А ведь Рене всего тринадцать лет — не рано ли? Или уже тринадцать... А сколько же было ему, когда узнал тайну фараонов?.. Но как Сид не напрягал память, вспомнить не мог. Время! Самое загадочное и таинственное явление на Земле. Закон, по которому оно живёт, человеку понять не дано. Лишь Боги распоряжаются его течением, лишь им оно подвластно. И только Богам решать, кому из смертных дозволено прикоснуться к таинству... Нарушителей их воли неминуемо ждёт расплата. Не потому ли жрецы отказываются от бессмертия?
Сид откинулся на высокую спинку кресла и закрыл глаза. Несколько минут не шевелился, крепко сжимая подлокотники — на руках вздулись мышцы, суставы на костяшках пальцев побелели. Его мысли вновь вернулись к Рене. Подтолкнул Сида на решительный шаг вчерашний приход жреца Шера. Тот сообщил, что пирамида принца полностью готова. Акцент жрец сделал на слове «полностью». И Сид понял — пора. Тем более что начиналась новая фаза луны. Конечно, время для фараонов течёт по-иному, чем для остальных. Но всё же течёт… «Да, Рен ещё успеет возмужать до вступления в права наследства. А он?.. — Сид подумал о себе как о ком-то постороннем. — Ну что ж, жрецы давно придумали безболезненный уход... — Смерти он не боялся. За её Порогом ждёт более справедливый и прекрасный мир. — Жаль только, что не встречу ТАМ Авиву!»
С момента гибели его Царицы прошло уже десять лет. А боль утраты не притуплялась — с годами только усилилась. Самое страшное заключалось в том, что её даже не мумифицировали, — тело так и не нашли, хотя на его поиски фараон посылал всё новых и новых рабов, многие из которых погибли. Но тщетно — крокодилы сделали своё дело…

…Она была одной из наложниц, предназначенных фараону, — подарок купца из Иудейского царства. Сид сразу же выделил эту небольшого роста, но стройную и тонкую как тростинка девушку из десяти остальных. В первую очередь фараона поразило необычное и красивое имя — Авива. Детский невинный голосок, будто у десятилетней девочки, очаровал его, а звонкий заливистый смех оживлял мрачные своды дворца.
Вскоре Авива родила фараону сына и назвала его Рене. Имя было необычное и чужое, но Сид не воспротивился, соглашаясь и потакая всему, что бы ни сделала его любимая. Не обращая внимания на закон, запрещающий фараонам жениться на наложницах, Сид решил сделать её Царицей, в то же время, понимая, что этим решением может вызвать недовольство многих.
Авиве очень полюбились лотосы, которые она впервые увидела только здесь. Почти каждый день в сопровождении подружек и служанок она отправлялась за ними в многочисленные протоки Нила. А после украшала этими огромными цветами все уголки дворца. Часто на протоки её сопровождал сам фараон. А в тот раз не поехал. До сих пор Сид не мог простить себе этого. Что или кто отвлёк его тогда?!
Уцелевшая служанка рассказала, что на лодку напал разъярённый гиппопотам. Сначала её словам не поверили, откуда там взяться гиппопотаму, ведь протоки кишат крокодилами — злейшими врагами гигантов. Да и разозлить флегматичных животных не так просто. Но все сомнения исчезли, когда вытащили лодку на берег и рассмотрели повреждения. Такое мог натворить только гиппопотам, если конечно в этих местах не поселился огромный змей Апоп, что было крайне сомнительно.
Безутешный фараон приказал перетащить повреждённое судно в свою усыпательницу и превратить её в погребальную лодку, пытаясь хоть как-то приглушить боль утраты. Он уже тогда готов был прервать свой земной путь, но вдруг почувствовал, что его МИССИЯ ещё не выполнена. И главная причина, удерживающая Сида на этом свете — Рене.
Через две недели после трагедии вышел указ, разрешающий охоту на крокодилов. И опять Сид попрал, казалось бы, незыблемый закон, вызвав волну недовольства, особенно среди знати. Испокон веков крокодил считался священным, за его убийство полагалась смерть. Теперь же их приравняли к обычной рыбе.

…Неожиданно Сид вздрогнул и резко распахнул глаза. С ужасом он уставился на правую руку, — запястье обжёг холод, как будто проползла змея. Через секунду ощущение прошло, но в следующее мгновение вернулось с удвоенной силой — змея обвила руку. «Браслет!» — пронеслось в голове. Он дотронулся до украшения, металл был холоден, словно его специально охлаждали.
Фараон услышал приближающий к двери шум, крики, лязг оружия. Сид всё понял и вскочил.
— О, великий Ра! Только не сейчас! — Первым его побуждением было броситься к потайному ходу, но в это время с треском распахнулись двери, и открылась ужасная картина. Окровавленный Горн яростно размахивал длинным ножом. Каждый удар достигал цели. У его ног лежало около десятка врагов. Но и у самого Горна из спины торчал короткий дротик и ещё два из груди. Несмотря на неравенство сил враги, явно не ожидавшие такого отпора, уже начали пятиться, но тут в отважного защитника полетел целый рой дротиков. Почти все попали в цель (один просвистел мимо уха Сида). Горн выпустил из рук нож. Выдернув из груди дротик, он метнул в наступающих. Под сводами дворца прокатился рык раненного, но не сдающегося льва. Ещё один враг рухнул, как подкошенный. Оглянувшись на фараона, Горн хотел что-то крикнуть, но из его рта хлынул целый поток крови и он рухнул на тела поверженных врагов.
Вновь воздух прочертило несколько смертоносных жал, два из которых угодили в грудь Сида и… отскочили, ударившись о большой золотой диск с изображением бога Ра. Но третий дротик пронзил шею фараона и отбросил его на сиденье кресла.
— Ре-ен, — прохрипел он и, нащупав горячий медальон, рванул из последних сил.
Ещё несколько дротиков пробило уже бездыханное тело.
С победоносными криками и в комнату ворвалась толпа заговорщиков. Один из них ткнул остриём копья в тело фараона:
— Готов! Теперь к ублюдку.

* * *
Один из двух стражников, охраняющих покои принца, сбежал сразу же, как только услышал топот, крики и звон оружия. Второй ещё несколько минут колебался. Но как только увидел приближающую вооружённую толпу и особенно пятна крови на их одежде, понял, что дело серьёзно и тоже припустился наутёк. Вслед полетело несколько дротиков, но ни один не достиг цели, — страж успел завернуть за угол.
Под напором людей дверь спальни затрещала и рухнула внутрь. Кровать была пуста. И напрасно заговорщики метались по покоям. Наследник фараона исчез.

Свидетельство о публикации № 30265 | Дата публикации: 12:51 (09.06.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 32 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 2
0
1 Оцеола   (13.06.2017 15:03)
Наконец появилось время прочитать третью часть.
Сюжетная составляющая всё так же хороша. Интригует, цепляет. С описаниями здесь тоже хорошо. 
Как ни странно, но пока что самый яркий персонаж истории - слуга Горн. Очень хорошо прописан. Молчалив, но образ его красноречив. Мне кажется, автору он и сам нравится. Верный слуга, смысл жизни которого чёткий и не подлежит обсуждению. Цель его ясна - служение и защита. Преданный, словно пёс. Можно было сюда даже предысторию ввернуть, как фараон спас брошенного младенца от крокодилов или что-то в этом роде. То есть, у преданности должна быть причина. Но это так. Просто надеюсь, что Горн ещё вернётся во флэшбэках, если те будут.  Кстати, автор, заметьте, если персонаж нравится Вам самому со всеми недостатками и слабостями, то его образ в произведении становится, это парадоксально, сильным и ярким. Я не говорю, что надо любить всех персонажей, но главных героев точно.
С удовольствием прочитаю следующую часть. 
P.S. Надеюсь, в своём предположении о любви к Горну, я не ошибаюсь, иначе ценность моего комментария ставится под сомнение.

0 Спам
2 strong   (14.06.2017 06:25)
Здравствуйте. Спасибо. К сожалению преданный Горн погибает, защищая своего господина. Се ля ви! Сам едва не рыдал.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com