» Проза » Психоделическая

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Затмение.
Степень критики: Те, кто вообще понял, зачем, от чего.. Кто хочет задуматься, а не "Гавно, пафасс".
Короткое описание:

Инь и ян. Сюрреализм-Абстракция. 

Пафос, осторожно, не подавитесь. Ухаха...



Затмение
 
Крыло из куска
Лазурного неба
И цель не близка
Восставши из пепла
По капле дождём
Я выпью его
Это солнце
 
Чувство первое. Единение.
 
Симюэль смотрит вверх.
Он видит облака, что мчатся навстречу судьбе вдаль, солнце, улыбающиеся миру, дарящее тепло и радость, и прекрасное, чистейшего цвета небо. Золото на голубом. Там, в небе, никогда не бывает тёмного, и этим оно похоже на жизнь Симюэля.
Как зебра, что сбросила полоски, жизнь его была чиста. Учитель по математике, добрый и ласковый, как третий отец. Мама, дарующая улыбки. В её объятиях поместится весь мир, и небо с солнцем, и звёзды. Друзья, верные и отзывчивые, идущие вместе с Симюэлем по жизненному пути, усыпанному цветами. Вместе взойдём на олимп, и рассыплем в мир дождь улыбок.
Симюэль срывает цветок. Одуванчик, жёлтенький, пёстрый. В его руках ему лучше, чем на земле. Лучше, чем где бы то ни было.
И сегодня он, этот маленький, жёлтенький скромник, попадёт в руки самой прекрасной девушки на свете, вместе с десятками своих братьев и сестёр.
Симюэль закончил собирать цветы, и составляет букет. Безупречная красота, много солнышек в одной руке. Солнцесобиратель.
Парень бежит по усеянному цветками полю, в восторге. Сердце бьется всё быстрей и быстрей, синей птицей взлетая к солнцу.
А жёлтый бог улыбается и, искрясь, зовёт синюю птицу к себе. Как сын Дедала взлетает птичка вверх и вверх, а небо разноцветными всполохами играет в таинственную игру, всеми гранями так же, как мир, улыбаясь. И с каждым мигом танец затягивает птицу всё сильней, она вливается в него, левым крылом маня Симюэля, и тот бежит по велению сердца всё быстрей, быстрей… ещё чуть-чуть, и ноги оторвутся от земли, а на руках возникнет радужное оперение.
Солнце желает ему счастья. Подмигивает, дарит время, возможности.
Сегодня Симюэль пригласит Энн в кино. Он и билеты купил, и надел лучшую белую рубашку. Крыла неба раскинулись над ним, защищая от ультрафиолета, не отбрасывая ничего, кроме благожеланья.
 
 
* * *
 
Сумеречный час края рассвета. Медленным, неуверенным шагом, Кристиан шагал. Туман, мгла. Пепел. Ярость.
Под ногами его расстилалось поле. Какие-то блеклые цветы, как уродливые шрамы, разбросало небо, по траве цвета ржавчины. Он лёг на сырую землю-мачеху, ощутив теменем шершавую поверхность дерева. Кристиан запрокинул голову, и увидел в полумраке пепельные дубовые листья. Синий с белым, холодно, бездушно.
О, как же здесь было хорошо! Серость и уныние, не передать этого единения с первозданной природой. Небо всеми цветами тьмы раскинуло над ним крылья. Если кто-то думал, что у тьмы нет оттенков, он глубоко заблуждается, ибо в ней их не меньше, чем в свете. Гримасы низких туч освещали нежной яростью, бликами сверкая на бледном лице Кристиана.
Он решил воссоединиться с тенью. Он и есть тень, нераздельно и навеки. Надо лишь протянуть третью руку, отдать последний глоток, плюнуть, подарить вечности вечность. Тогда на крыльях свободы он взлетит вверх, в эту тень, отбрасываемую небом.
Если… Когда-то давно, когда он мог ходить пешком под кровать, он видел солнце. Солнце пробиралось сквозь занавески, сквозь вечность, сквозь душу. Это было так естественно, что Крис никогда не задумывался, что оно может исчезнуть.
Но вот этот момент настал. Мир изменил цвета, и на небо будто набрасывали тоненькие чёрные вуали. Одну за другой, капля за каплей, и вот исчезла радость, прошлое сместилось в настоящее, синяя птица улетела, покинув гнездо, и больше никогда не вернулась. В мире вечной тьмы ему будет не хватать света, хоть лучика, и потому он должен успеть впитать в себя этот лучик. Лишь бы успеть…
Кристиан зачерпнул рукой несуществующий песок. И вдруг его палец уткнулся в нечто твёрдое. Прощупав, рука подняла из травы и поднесла к глазам картонку.
Два билета в кино, скреплённые резинкой.
 
День последний. Разлагание.
 
Я подарю тебе своё небо! Вихрь мыслей крутится в голове Симюэля, шаги отдают в голову, бег заполняет душу. Вверх по лестнице, в десятый аудиторный зал, всплеск, остановка перед самой поверхностью двери.
Большая, обитая железом, с номерком вверху. В левом углу неприличное слово, намалёванное с ожесточением ручкой, понизу следы вытираемых ежедневно ног. Красивая дверь. Симюэль вздыхает поглубже, и осторожно открывает её. Скрип, пара шагов, приветствия, свет из окна, доска с каракулями.
Профессор ещё не на месте. Глаза ищут и не находят пару важных штрихов.
Цветы на широком светлом подоконнике. Они сухие и мятые, словно солнце ударило по ним рукой, махнуло плетью. Энн. Она поливает эти цветы, и в выходные, и в праздники.
Симюэль оглядывается. Однокурсники замечают в его руке за спиной цветы, кто улыбается, кто бледнеет. Энн. Вот её обыкновенное место, вот её бледная, как снег, подруга.
-Энн болеет? – Спрашивает Симюэль, встречаясь с подругой взглядом.
Тишина. Полнейшая тишина, сжимающая мозг, давящая на мир, что делает солнечные всепроникающие лучи солнца неуместными. И в звенящей тишине из уст девушки слетает незнакомое, страшное слово:
-Умерла.
Опору выбили из-под ног. Краски мира продолжают переливаться, всё теми же весёлыми цветами, но мир… Как будто отдаляется. В душе встали странные, никогда раньше неведомые чувства.
И неверие.
Что это, смерть? Иногда она отзвуками эха мелькала в жизни Симюэля, но лично он с ней никогда не встречался.
Бег, дикая смесь солнца и пыли, добродушные на первый взгляд лица студентов. Вот он, учитель, математик, друг. Спешит на занятия. Как всегда приветствует всех, улыбается. А в уголках рта пляшут черти.
Бег. Шаги сливаются, ветер свистит в ушах. Люди – светлые пятна на светлом фоне. Всё светится и искрится под жаром солнца золотого, и один Симюэль не искрится, не радуется дню.
Фигура в бесцветном, бесформенном балахоне манит пальцем, выглядывая из-за углов, ухмыляясь беззубой улыбкой. Вот она справа, за домом тридцать шесть, но лишь взгляд Симюэля падает на неё – и вот уже там, вдали, маячит на светофоре. Следуя за фигурой, он добегает до большого, такого же непонятного цвета, как фигура, здания, огромного и… Непривлекательного. Во всяком случае, жить бы он в таком не стал.
Осторожно, дабы не вспугнуть светлые пятнышки, грустно сидящие на перилах бесконечной железной лестницы, он входит по ступеням внутрь.
Коридор без окон, затхлый воздух, потухшие блики, плач тысячи младенцев из всех углов. И Симюэль понимает, что она вокруг.
В какое-то из бесчисленных мгновений он входит в новое помещение. Под потолком витают блики, потухшие, едва горящие, тоскующие по солнцу, а на лакированных, деревянных столах, лежат люди.
Свет из единственного окна освящает их лица. Прекрасные, белые лица. Ангелы сидят у изголовья, расчёсывают их волосы, а за стеной, в невиданных далях земли, слышны всплески вёсел.
И вот Она, самая прекрасная девушка на свете. Светлые волосы волнами стелятся вокруг, и ангел в белом одеянии, улыбаясь, гладит Энн по жемчужному лбу.
Она стала ещё прекрасней. Блики запрыгали быстрее, и Симюэль, в порыве чувств, опускается на колено пред ней, и признание, слетевшее с его губ, сотрясло эти стены своей искренностью, любовью и наивностью.
Энн продолжает лежать, и никогда уже более не встанет. Ангел осторожно касается её губ, и взлетает вверх новый блик, светлый, радужный.
Он дарит ей цветы, обещает любовь до гроба, приглашает в кино… Дарит цветы, приглашает в кино до гроба. Цветы. Цветы. И блики, что кружат вокруг в затейливом танце. Смеются. В пустоте, заполняющей душу Симюэля, этот смех раздаётся гулко, падает раскаленными каплями в обожженное сердце. И снова смех, цветы, кино, танец. Любовь до гроба… А вот и гроб, родители Энн, священник, кресты. А Симюэль всё ещё не верит, он хочет, чтоб это было ошибкой, смерть ошиблась адресом. Но… гроб выносят.
Священник задерживается, и задерживает Симюэля.
-Парень, а что это ты, хм… Не отбрасываешь тени?
Тень… Что ж представляет собой эта тень?
-А что-то её отбрасывает? – Интересуется Симюэль.
Странный взгляд, и священник решает прекратить разговор, быстро нагоняя печальную процессию.
Снова бег. Всё равно куда, лишь бы бежать.
Синяя птица обожгла крылья.
 
* * *
 
Таинства ночи дано понять лишь избранным, и он, Кристиан, тот самый избранный. Мир теней безумно интересен, чувства притупляются, и от этой глубины цветов, серости сознания, печали повседневности, исходит настоящее, единое чувство…
Вечности.
Последняя звезда горела на небосклоне, вскоре и она погрузится во мрак, и мир теней станет полным.
Девушка Кристиана что-то лепетала без остановки. Он не видел её лица, и никогда не узнает, красива ли она, но это не мешало заливать ей в уши слова любви, держать за руку, целовать. В какой-то момент он просто понял, что по человеческим меркам красив, и дабы девушки не липли, словно мухи, завёл свою.
Тени всё танцевали. Красивые танцы на красивых, серых стенах. Ветер возвещал скорую бурю, что не могло не сказываться на расположении духа летающего в мыслях Кристиана.
Пред входом в кинотеатр он глянул в небо, и увидел, что последняя звезда почти мертва.
В этом унылом привычном состоянии, он делал вид, что смотрит фильм, а сам искал в себе светлые воспоминания, рыскал в душе, но не мог ничего найти. Тьма.
Солнце что-то шептало ему сквозь стекло, время и тень, но лишь тихое эхо добралось до Кристиана, от чего тот дёрнул плечами, и продолжал наслаждаться унынием и злобой.
 
Вопль второй. Агония
 
Эти улыбки, слащавые, фальшивые, прикрывают за собой боль, страх и ненависть. И Симюэль улыбается, дарит это прикрытое зло душам, жаждущим неба и счастья.
А солнце – главная маска, главное зло, прикрытое так хорошо, что никто даже не задумывается над этим. Но Симюэль знает, чем больше и шире его улыбка, тем страшнее удар.
Теперь он видит смерть. Она повсюду. Вон бабушка переходит дорогу, и нет, она благополучно минует опасную зону, но не пройдёт и пары дней, как инсульт навсегда скроет из мира ещё одну ненавистную улыбку. Об этом говорит знак на плаще ангела-хранителя, что следует за ней, напротив солнца, направляя.
А у него, Симюэля, нет ангела. Собственными руками придушил он этого лицемера, пришедшего «помогать» накануне вечером. И с той же улыбкой подох, умирая, прося прощения.
Он старается не попадать под свет солнца. Блики на стенах хватает, душит, швыряет в небо, проклиная свою судьбу. Осточертела эта белая зебра, скинувшая тельняшку. Он хочет нормальной жизни.
Выбегает на проезжую часть, прыгает с крыш многоэтажек. Но жив. Солнце милостиво спасает его вновь и вновь, прощая всё.
«Я хотел сделать тебе красивую жизнь, чтобы ты, не зная беды, смог делать всё, что захочешь. Воплощал мечты в жизнь».
Симюэль хочет препятствий. Он их получит, как бы это тяжело ему не далось.
А блики солнца продолжают мерцать, крыла неба защищают детей своих, всеми гранями улыбаясь, улыбаясь…
 
* * *
 
Попрощавшись на выходе из кинотеатра с девушкой, Кристиан снова посмотрел на небо. Без единого изъяна тень накрыла куполом землю. Навсегда. Тень в тени на тени, и Кристиан тень. Всё пропало навеки, злобный смех и плач матерей летают вихрями над головой, создавая иллюзию жизни. Но жизни нет, есть лишь эта тень, этот ужас. И безмерная тоска.
В одиночестве шёл он по пустынной улице. Пепел загребался в туфли, шляпу раз за разом срывало порывами метели. Вокруг люди из прошлого, но их нет теперь. Они шагали по мостовой, но в мире под солнцем. Один образ всё-таки врезался в него, и этот образ был самой тёмной тенью на свете. Поддавшись внезапному чувству, Кристиан протянул образу билеты в кино.
 
Он шагал во тьме, и прошлое сместилось в настоящее, тени сказали «хаос», и хаос наступил. Клубком времени сыграл кот. Вокруг, в пляске теней, мёртвые души гримасничали, хватали за руки, открывались Кристиану, но тот невозмутимо шёл. Проносились мимо нити жизни, образы будущего и Время, что было то над, то под ним, не давая разглядеть себя, оголило свой образ желанный, со страстной улыбкой пряча ненависть в фиолетовых тенях глаз.
 
 
Блик пятый. Воссоединение
 
Симюэль видит незнакомца. И на его лице не играет этой поддельной улыбки. Неестественно огромный хранитель маячит за ним. Он решает познакомиться, узнать этого человека, такого настоящего тут, неподдельно хмурого.
Симюэль подходит, но незнакомец будто не видит его, наталкивается, и вдруг, посмотрев в глаза немигающим взглядом, достаёт и протягивает ему билеты в кино.
А в тех глазах Симюэль увидел солнце.
 
* * *
 
 
Войдя во время, став временем, покорив его, он снова пойдёт по мостовой, и найдёт небольшой школьный мелок. Желтовато-пепельного цвета, невзрачный и маленький. Что-то звякнет в душе странника, и серым по серому, во тьме безграничной, он начнёт рисовать давно забытый свет. Поначалу слабые, неуверенные чёрточки, но всё увереннее будет его рука, и польётся с рисунка свет.
А рисовать он будет солнце. Светлое и вечное, приносящее радость давно потерявшим надежду теням. Привносящее в их существование свет. Сам он его никогда не увидит, но дарить радость окружающим – вот его цель.
Тень неба, этот вечный купол, каплями дождя будет низвергаться на землю-матушку, никогда не кончаясь.
Симюэль, прекратив свой бег, обретёт полную ненависть, с улыбкой на лице уничтожая по каплям солнце. Как раскаленное железо, ненависть мёртвыми бликами закапает на огненного бога. И Симюэль увидит праотца ночи – тёмную сторону светила. Он будет готов кричать на весь мир, но никто не поверит - скалясь улыбками, мир злобствует.
Краски, эти чудесные краски, радужные и тёплые. Крылья неба взмахнуться, перемешав грани, Кристиан познает, увидит. Он есть солнце, солнце есть он. Никогда не закрасит пятна на солнце, никогда не увидит светлую сторону, но он её же и нарисует.
Может быть.
  • может, это лишь новая игра скачущих в безделье солнечных зайчиков, затеявших новое развлечение на стенах дома Энн.
 
 
 
 

Свидетельство о публикации № 31790 | Дата публикации: 00:35 (12.01.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 144 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 7
+1
4 UJ666   (13.01.2018 11:27)
Успехов Вас в творчестве. Это талант.

0
3 Эльза   (13.01.2018 04:47)
Ни одна часть текста друг с другом логически не связана. Попробуйте сделать сюжет - иначе это не литература, а графомания.

0
6 Суселлл   (13.01.2018 13:19)
Простите, но связана... 
И сюжет тут есть, отработанный, переписанный черновиком трижды сюжет.

0
7 Эльза   (13.01.2018 13:23)
Да Вы что? Извините Ваше Величество.

+1
2 BlackPanther   (12.01.2018 10:47)
Странное впечатление. Я в дуэли дала вам второе место. Но, видимо, вашу сказку надо читать отдельно от всех остальных. Так она смотрится чётче и ярче. И, хотя, нырок персонажа опять во тьму и безнадёжность, одобрить не могу. Но  это воля автора. И теперь дала бы высший балл.

+2
1 nomer23   (12.01.2018 09:44)
не смог дочитать.
прекрасно-возвышенно-розово-воздушно-радужные описания сбивают с толку.
я вообще не понял что происходит.

конечно вы предупредили об этом заранее, но у меня такое впечатление, что я залпом выпил концентрированный освежитель воздуха.

местами накатывала волна тоски, если не сказать упадка. Необъяснимо.

очевидно, это чтиво для ценителей жанра, подготовленных морально и психологически, а также всех посвященных в рыцари квадратного стола.

0
5 Суселлл   (13.01.2018 13:18)
Во, я так сразу и написала. )

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com