» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Каникулы с пришельцем
Степень критики: всё равно нужна
Короткое описание:

Дуэльное (674).
(внёс пару правок)



Антон единственным из четвёрки видел приземление космического странника. Просто Димыч ещё вечером выцыганил палатку в личное пользование. Мол, любовь-морковь у них теперь со Светиком, всё по-взрослому. А он другу ещё спасибо скажет, потом. Ленка ведь в своей берлоге одна осталась, а дурной пример заразителен.
Если бы! Больно нужен первой красавице группы круглолицый увалень, у которого, в отличие от трепача Димки, ни кубиков пресса, ни хорошо подвешенного языка! Ей наверняка таких же болтунов-спортсменов подавай, а это не к нему.
 
На большом речном острове они жили вторые сутки. Готовили встречу однокурсникам-байдарочникам, возвращающимся из похода. Антона в команду не взяли по причине слабой физподготовки, Лена не успела из-за пересдачи экзамена по биохимии, а её лучшая подруга Света осталась так, за компанию. За ней, прицепным вагоном, Димыч. Отмазался от участия по какой-то надуманной причине и не прогадал.
 
Несмотря на тёплое одеяло, свежий воздух и великолепный звёздный полог, уснуть не получалось. Влюблённые вели себя тихо, но воображение никто не отменял. И оно изгнанника не разочаровало, добавляя вздохи и стоны к каждому лесному и речному шороху. Вконец озлобившись под утро, Антон встал и, хмуро посмотрев на серые догоревшие угли, поковылял к ближайшим тёмным зарослям.
Оттуда и увидел, как серый холст рассветного неба процарапала жёлтая дуга. На секунду стало светло как днём, по яркой траве побежали резкие тени. Затем вдали глухо ухнуло, и из-за верхушек деревьев фонтаном взметнулось несколько быстрых голубых искр. Одна из них, увеличиваясь на глазах, полетела прямо на Антона. От испуга запутавшись в длинных широких шортах, он рухнул в мокрую от росы траву.
 
Тихое утро огласилось воплем.
– Твою ж мать!
 
В небо взвились перепуганные чёрные птицы. В лесочке за лагерем упала высокая берёза. Последняя, конечно, не от крика: её скосила синяя искра.
 
Вбежав в маленький лагерь, Антон обнаружил, что его возглас поднял всех обитателей.
 
– Что случилось, наши приехали? – сквозь щель клапана оранжевой девичьей палатки выглянуло заспанное, но не менее от этого симпатичное Ленкино личико.
 
– Не обращайте внимания, дамы, наш Антоша городской человек. Зайчика увидел, или фазана, вот и перепугался с непривычки, – послышалось из второй, ярко-зелёной.
Протрещала «липучка», наружу вылез кучерявый улыбающийся Димка. Одетый, по своему каникулярному обыкновению, лишь в плавки. Взглянул на друга с напускным осуждением, словно через воображаемый лорнет, и продолжил фиглярство.
– Объяснитесь, любезнейший Антон Леонидович. Что за шум, а драки нету?
 
– Ребята, вы такое проспали! Метеорит взорвался, только что, в середине острова! – Антон перевёл дух. – Один осколок полетел сюда, чуть-чуть нас не зацепил. Здоровенную берёзу снёс! – он показал рукой в сторону поверженного дерева. – Я сразу в МЧС звонить, а связи нет!
 
– Зря звонил, не делай так больше, – друг перехватил его ладонь, вновь нацелившуюся нырнуть в карман. – Надо посмотреть на твой осколок. Вдруг его продать можно. Знаешь, сколько стоит настоящий метеорит?
 
– Сколько? – заинтересовалась Света. Она высунулась из-за Димкиной спины, непривычно растрёпанная и до шеи закутанная в тонкое одеяло.
 
– Много! – инсайдерскими подробностями Димыч общество не осчастливил.
 
– Мальчишки, а он не может быть радиоактивным? – уточнила осторожная Лена.
 
– Маловероятно, – сказал Антон. – Но я бы всё равно туда не ходил. Странно он летел. Приземлился по кривой траектории, и лишь затем разлетелся на фрагменты. Как кассетная боеголовка.
 
– Считаешь, инопланетяне? – ехидно спросил Димыч, посмотрев на Антона. – Нет, правда?
 
– Скорее, космонавты что-нибудь уронили. Например, ступень недогоревшую. Хотя и с этим вариантом неясно, – упорно повторил инициатор переполоха. – Не должен неуправляемый объект так себя вести!
 
– А мы вот сейчас пойдём к той берёзе и посмотрим. Учти, нашим ещё сутки против течения грести. Вот и будет чем пока заняться.
 
Лена, уже одетая в короткие джинсовые шорты и белую обтягивающую майку, сбежала по тропинке, разрезавшей обрывистый берег, к реке. Вскоре оттуда донёсся её звонкий голос:
– Ну что вы тормозите, народ! Чистим зубы, бреемся, кому надо, и вперёд, пока мы первые!
 
***
 
Лесок встретил охотников за небесными камнями полутёмной сыростью и утренними голодными комарами. Торсом Димыча насекомые брезговали из принципа, девушек спасала косметика, поэтому в большинстве своём кровопийцы пикировали на незащищённые икры Антона. Ему то и дело приходилось приседать и сшибать присосавшихся аэровампиров звонкими шлепками. Руки мигом стали как у маньяка.
 
– Эта, что ль, берёза? – спросила выбежавшая вперёд Лена.
 
Лежащее дерево выглядело не отломленным, а аккуратно отпиленным. Срез пня полуметровой высоты был зеркально гладким, словно его долго и тщательно полировали.
 
– Молодцы инопланетяне, чисто работают, – прокомментировал Димыч, – а где оно, «Нечто»?
 
– Наверное, это был ледяной метеорит, точнее, его осколок, – произнёс Антон, озираясь по сторонам. – Срезал дерево, и растаял.
 
И точно, никаких следов, вроде выжженных пятен и воронок, не наблюдалось. Нормальный берёзово-осиновый редкий лес, со своими лесными влажными запахами. К центру острова, куда угодил небесный гость, он переходил в сосновый.
 
– Жалко! Значит, и другие части нет смысла искать, – протянула Лена. – А что за «нечто», Дим?
 
– Ужастик, фильм восьмидесятых годов. Его переснимали потом, но первый страшнее вышел. Про антарктическую станцию, там замёрзшего пришельца раскопали. Инопланетяшка, само собой, оттаял, и давай в людей вселяться! Те не знают, кто свой, кто нет. Перебили друг друга, станцию взорвали, ну это как водится. Весёленькое кинцо, гляньте!
 
– Вспомнил, видел. То есть, рассказ читал, – кивнул Антон, удачно прихлопнув подбородком особо наглое насекомое.
– Между прочим, – оживился он вдруг, – разумное зерно в сюжете есть, в плане вселения в другие существа. Можно развить.
Предположим, есть в галактике цивилизация, решившая проблему бессмертия. Естественно, ей становится мало своей системы. Тут бы и начать экспансию. Но, представляете межзвёздные расстояния? Пока долетишь, сто раз помрёшь. Радиация ещё, всевозможная… Мало того, неизвестно, подойдёт ли тебе место, к которому ты так долго летел!
Решение следующее. Законсервировать своё сознание на материальном носителе и швырнуть на автоматическом корабле в сторону потенциально подходящей звёздной системы. Железке всё равно, сколько она пропутешествует.
А по прибытии, либо использовать местный разумный вид, переписав его мозги, либо проапгрейдить какую-нибудь неразумную животинку, либо, это самое долгое, создать подходящий организм с нуля, из универсального прототипа.
Вот и летят по космосу аппараты-захватчики, этакое звёздное перекати-поле. Наткнутся на планету, заполонят и двигают дальше…
 
– Такое я тоже читала, не помню автора, старая книжка, – сказала Лена, примащиваясь использовать свежий пенёк в качестве сиденья. – Уй! Оса! На осу села! Или на пчелу! Блин, в такое место цапнула, что не увидеть!
 
– Я гляну, – великодушно предложил Димыч, – заголяйся!
 
– Я вот кому-то так гляну, – пригрозила Света, – ослепнет! Так, оба, отвернули свои кобелиные глазенапы!
– Негоже отвергать помощь, ежели она от чистого сердца, – Димка демонстративно отвернулся и лёг на живот. – Будущий врач не должен стесняться собственной задницы. Если она у него хотя бы наполовину такая же чистая, как моё сердце, – последнюю фразу он произнёс громким театральным шёпотом и не замедлил получить пинка от подруги.
 
Антон плюхнулся рядом, не забыв прихватить длинную ветку. Ею он наугад отмахивался от продолжавших докучать комаров.
– Тебя бы проапгрейдить, хвост отрастить, – задумчиво произнёс Димыч и ненадолго замолчал. Но вскоре, не выдержав, громко крикнул, чуть ли не другу в ухо:
– Ау, девчонки, есть прогресс? А то мы скоро отсыреем, захиреем и потеряем товарный вид!
 
– Пару минут потерпеть не можете, слабаки, – отозвалась Света.
 
– Что там у меня, нашла жало? – жалобно спросила Лена.
 
– Прикинь, у неё там жало! Удивительный человек-пчела! – прыснул Димка. За ним не удержался и Антон.
 
– А ну, заткнулись! – Света сбавила тон. – Нет никакого жала. Больше похоже на укус овода, ерунда! Вернёмся в лагерь, напомни, зелёнкой смажу.
 
***
 
Хотя спать пришлось вновь на улице, Антон отключился сразу. Сказались предыдущая бессонная ночь и накопившаяся усталость: сразу после завтрака все они побежали купаться и не покидали пляж до вечера. Проснулся от чьего-то присутствия. Открыв глаза, увидел Лену, подкладывающую в почти затухший костёр сухие ветки.
– А то замёрзнешь совсем.
– Спасибо. Не спится?
– Страшно почему-то. Утром про пришельцев болтали, теперь уснуть не могу, тревожное предчувствие какое-то. Хотела погулять, к реке сходить, а там обрыв, ещё загремлю вниз, темно.
– У меня фонарик есть, идём. – Антон зашарил рукой под курткой, вторую ночь служившей ему периной.
– Здо́рово! С тобой не страшно.
 
От неожиданного комплимента Антон расплылся в чеширской улыбке. В темноте всё равно не видно.
 
Узкий луч выхватывал из тьмы то клок белого предутреннего тумана, то куст, похожий на приготовившееся к прыжку чудовище, то тонкую травинку, тень от которой превращалась в натянутый поперёк тропы канат. Поэтому Лена то и дела прижималась к своему надёжному защитнику, это было приятно.
 
– Давай немного тут постоим, на обрыве, – сказала девушка, когда они остановились. – Здесь красивая местность.
– Красивая? Здесь? Не видно же ничего!
– Берег немного видно, светает. А дальше… Можно представить, что это Стикс. Слышишь плеск волн? Переплывёшь по тёмной воде на ту сторону, и забудешь, кем ты был…
– Жуть какая, – у Антона пробежали мурашки по спине, а лопатки под футболкой непроизвольно передёрнулись.
– Я весь день про то существо думала, из фильма. Про «Нечто». Как оно проникает в меня, делает меня собой. Не постепенно, а как-нибудь мгновенно, сразу. Секунду назад это ещё я, и вдруг космическая тварь, со своим неземным разумом. Кто знает, что я стану делать, изменившись! Сможешь представить?
– Ну, наверное, убивать людей?
– Это ещё зачем?
– Но ты ведь захватчик!
– Я не так захватываю, – улыбнулась девушка, затем повернулась к Антону и мягко поцеловала его в губы. Затем, на мгновение замерев с каким-то застывшим лицом, оттолкнула парня и резким движением стянула с себя майку, попыталась сделать то же с шортами. Ничего не вышло.
– Застёжку заело, помочь? – прошептал Антон, боясь поверить в происходящее и удивляясь собственной наглой деловитости.
 
Девушка, зарычав, с силой стянула шорты с бёдер, не расстёгивая. Затем прыжком повалила Антона и тем же дикарским манером освободила от мешающейся одежды.
 
– Лена, ты меня пугаешь! Мне нравится, но… Скажи что-нибудь!
Лена, сомкнув губы, яростно покрутила головой. Затем одним движением села сверху.
– Ленка… Вот ты бешеная! Я же ни с кем ещё… А-а-а!
 
Когда случилось то, что должно было случиться, Антон прикрыл на мгновение веки. А открыв, увидел в блестящих глазах Лены, отражающих бледный рассвет, какое-то странное отчаяние.
– Ну что ты, глупенькая! Всё хорошо, мы теперь всегда-всегда будем вместе… – залепетал он, ничего не понимая, но стараясь успокоить.
 
Девушка ударила его кулаком в горло. Антон опешил больше от неожиданности, удар вышел по-девчоночьи слабым.
Но Лене хватило этой задержки. Вскочив со своего любовника, она кинулась прочь, вдоль обрывистого берега.
 
– Ты куда? Сумасшедшая! Сорвёшься!
 
Не получив ответа, Антон, тоже не одеваясь – некогда, помчался следом. И почти догнал беглянку, когда кромка обрыва внезапно подломилась и поехала вниз.
 
***
 
Рядом с его лежащим телом, наполненным болью, плескались воды Стикса. Или Леты? Разница казалась важной. Сейчас приплывёт Харон, ему ведь платить надо, чем? Антон попытался нашарить в кармане шорт монетку, но нащупал лишь голую кожу. Грязную и липкую.
Приоткрыв глаза, он разглядел обрывистый поросший кустарником склон – рассвело уже окончательно. Ого, высоко! Ещё хорошо, что скатился, а не упал напрямик. И не на полметра дальше, в реку.
 
Правая нога выглядела страшно перекрученной и распухшей. Стопа провисла. Точно, перелом, со смещением, и бог знает, с чем ещё. Недавнее прикосновение разожгло в ноге настоящий костёр.
«Спасибо, что живой, – утешил себя он и тут вспомнил: – Ленка! Что это с ней такое случилось?»
 
Антон сделал пару попыток позвать на помощь, неубедительных даже для него самого. Не был уверен, что хочет быть найденным в таком виде. Вот если бы собраться с силами и доползти до одежды…
Но долго лежать, изображая выброшенного на берег кита, не пришлось. Раздался звук шагов, и напротив глаз возникла пара стоптанных кроссовок.
 
– Один есть, живой! – громко крикнул Димыч в сторону обрыва.
Затем, сев рядом на мокрый песок, спросил:
– Ленка где, она тоже свалилась? Одежда ваша на обрыве валяется. И не только верхняя, ага!
 
– Не знаю, как раз за ней гнался, когда упал, – проскрипел Антон.
 
– В смысле? Вы что, ролевуху устроили? Не догоню, так согреюсь? Не моё, конечно, дело…
 
– Мы просто стояли, разговаривали. Поцеловались…
 
– Гм, к этому шло, я в лесу ещё заметил, как она смотрела, когда ты про пришельцев разглагольствовал…
 
– Дай сказать! Не шло ничего никуда. Она вдруг на меня кинулась, как дикая кошка! А после… секса сразу же, как одержимая, бросилась в сторону…
 
Антон осёкся, соображая.
– К месту падения метеорита она помчалась, напрямик, как я сразу не понял! Это здесь вдоль реки получается, а дальше, если сохранять направление, примерно туда и выйдешь. Надо её найти, пока не случилось чего. Она ведь так и рванула, голой!
 
– Нервный срыв, однако. Сессия недавно была, сдала не с первого раза… – предположил Димка.
 
– Или нейроинфекция. Помнишь, что-то её укусило в лесу?
 
Послышался шорох песка, и над Димычем выросла Света. Увидела, в каком виде и состоянии Антон, и глаза её стали абсолютно круглыми. Он попытался прикрыться, но движение отдалось такой кинжальной остротой, что перехватило дыхание и потемнело в глазах.
 
– Не шевелись, дурак, сперва кости зафиксировать надо! Димка, а ты главный идиот, лясы точишь! Бегом в лагерь, придумай, из чего сделать носилки и шины!
 
– Ты бы хоть отвернулась, Свет, – взмолился Антон.
 
– А вот хрен! – Девушка сверкнула глазами. – Я теперь твой врач, без вариантов! Куда Ленку дел, злыдень?
 
– Здесь я… – тихо, на грани слышимости, раздалось сверху. Над обрывом показалась Лена, вполне одетая, насколько Антон мог разглядеть. – Ребята, у меня проблема!
 
– Спускайся, приёмное отделение здесь, – не оборачиваясь, бросила Света. Она в этот момент как раз пальпировала ногу Антона, отчего тот шипел и чертыхался сквозь зубы. – У нас тоже в некотором роде проблемка! А именно, закрытый перелом правой большеберцовой кости, со смещением. Твой парень свалился с обрыва, в курсе?
 
– Он не… Сейчас спущусь!
 
– Погоди, чистой воды принеси, и вообще, что найдёшь, тащи! И этого моего искателя поторопи, сколько можно ждать!
 
***
 
Мобильная связь так и не восстановилась, и робинзонам пришлось опереться на собственные силы: свернуть лагерь и двигаться в направлении парома, наискосок через весь здоровенный остров.
Антона, водрузив на самодельные носилки, тащили по извилистой тропе, стиснутой колючим кустарником. С одной стороны оструганные жерди сжимал качок Димка, навьюченный ещё и вещами, с другой – Света с Леной. Одну из палаток и большинство припасов, приготовленных для торжественной встречи, припрятали на старом месте.
 
Доро́гой много говорили, пытаясь разобраться в происшедшем.
 
– …До метеорита я не добежала. Меня как будто заново включили, и я смогла вновь контролировать тело. Поняла, что нечего мне там делать, ещё и в таком скоромном виде. А возвращалась долго, избегала открытых мест. Вдруг рыбаки или грибники какие попадутся, или того хуже, дети, стыда не оберёшься!
И я же не знала, что Антон сорвался. Просто в какой-то момент перестала его слышать. Решила, отстал. Переживала только за себя, вдруг так и останусь под контролем альтернативной личности.
 
– Скажи, а целовала ты его сама, или твоё второе я? – хитро поинтересовалась Света.
 
Антон насторожился, вслушиваясь, хотя ответ, казалось, уже знал.
 
– Я… А всё остальное, не я. Извини, Антон. Мне было очень страшно, меня и сейчас всё это пугает до безумия. Боюсь, что оно вернётся. Не хочу стать новым Билли Миллиганом.
– Рэпером? – удивился Димыч. – А что, мысль! Подумай хорошенько, деньги лопатой будешь грести!
– Не издевайся, пожалуйста, Дима, ты прекрасно знаешь, о ком я. О самом известном человеке с множественными личностями.
 
Уже начало темнеть, когда кавалькада подошла к причалу. Паром, по закону подлости, оказался на противоположном берегу.
 
– Эхой, на Титанике! – заорал Димка. – Хорош дрыхнуть, у нас больной!
 
– Бесполезно, нет там никого, опоздали, паромщик уже дома, – сказала Света, отвернувшись от реки и разглядывая в последнем свете закатного солнца свежие мозоли на руках. – Придётся здесь ночевать, ставь палатку. Хотя нет! Иди за дровами, сперва Антона у костра разместим.
 
– Мне переплыть, раз плюнуть, здесь самое узкое место.
 
– Так я тебя и отпустила! Один допрыгался, а второй, чувствую, доплавается. А и доплывёшь, что, сможешь угнать паром? – Света вздёрнула облупившийся нос. – Ждём до утра, я сказала!
 
К ночи у Антона поднялась температура, и Лена дежурила у его постели. К сожалению, обезболивающих у будущих медиков не было, и даже приготовленное к праздничной встрече спиртное осталось в старом лагере. Отвлекать от мучений приходилось разговорами.
 
– Не переживай, я совершенно не жалею о случившемся, – шептала девушка в ухо больному, приятно касаясь губами. – Я ведь всё чувствовала, хоть и не сама собой управляла. Мы обязательно повторим, и не раз, когда ты выздоровеешь!
 
– Представляешь, Антоша, – говорила Лена чуть позже, пытаясь найти смешную тему для разговора, – я, когда всё утро пробе́гала, такой аппетит нагуляла, что страшно было остальным признаться. Вскрыла потихоньку килограммовую банку тушёнки и в одного умяла! А теперь, ты не смейся, опять есть хочу.
– Смотри, разжиреешь, будешь как я, – пугал Антон в ответ, сквозь стиснутые зубы, – и никто нас друг от друга не отличит.
– Отличит, у тебя лицо вон какое умное! И никакой ты не толстый! Ну, может, самую малость. Полежишь немножко, поболеешь, совсем стройняшкой станешь.
 
За лёгкими разговорами Антон не заметил, как боль притупилась, и он наконец заснул.
 
***
 
Утро оказалось поздним и ярким. Их временный лагерь гудел от голосов и непонятных звуков.
 
– Чпок! Хлюп! – раздавалось где-то совсем рядом.
 
– Смотрите, последнюю вскрыл! Лопает, аж за ушами трещит! – комментировал Димкин голос.
 
– Ему плохо не будет, в таком возрасте? – в голосе Светы слышался явный испуг. – Может, всё-таки отобрать?
 
– Ему хорошо, Светик! Это ведь он, тот самый! Классический человек, неудовлетворённый желудочно! – снова Димыч.
 
– Ребята, мы Антона разбудили, – это уже Лена. – Ты как себя чувствуешь, сможешь повернуться? Смотри!
 
Повернув голову, он увидел странную картину. Рядом с распахнутой клетчатой сумкой, содержащей их продуктовый запас, прямо на траве сидел голый малыш. Обычный человеческий ребёнок, месяцев двух-трёх от роду. Мальчик. Необычным было поведение младенца. Двумя руками он не по-детски крепко сжимал банку тушёнки, вытряхивая содержимое себе в рот и быстро сглатывая. Рядом валялась ещё пара банок, пустых, среди таких же пустых изорванных пакетов. Из-под сахара, соли и муки, судя по рассыпанным остаткам.
 
– Итак, спящий проснулся, теперь у нас есть кворум, – провозгласил Димка. – Будем решать новую проблему, проблему из проблем, я бы сказал. Слово предоставляется молодой маме. Не бойтесь, люди, она заглотила флакон успокоительного и теперь может участвовать в дискуссии как разумный гомо сапиенс, прошу извинения за тавтологию. А топор и ножи мы со Светиком спрятали!
 
– В смысле, маме? Какой топор, ножи? – опешил Антон. – Что тут вообще творится?
 
– Стоп. В порядке очерёдности. Давай, Ленка, просвещай опоздавшего.
 
Лена как-то смущённо произнесла, глядя мимо Антона:
– Я тебя сейчас, конечно, шокирую, но этот мальчик, он наш с тобой ребёнок.
 
– Как это, я что, год проспал? – перебил Антон.
 
– Нет, наш сын родился два часа назад. И растёт теперь не по дням, а по часам. Как князь Гвидон.
 
– С чего ты взяла, что он наш?
 
– Ну уж поняла. Да сам посмотри, вылитая твоя копия!
 
– А по-моему, на Ленку больше похож, – встрял Димыч, – уши, и вообще…
 
– Не мешай, – оборвала его Света. – Пусть Лена быстренько расскажет всё как есть, а то такими темпами парень скоро окрепнет и сделает отсюда ноги.
 
– Хорошо. – Лена взглянула на Антона. – Помнишь, я тебе вечером говорила про страшный голод? Так вот, я потом опять вставала, съела перед сном столько, что представить сложно. Ну, не столько, конечно, как наш малыш, но не особо от него отстала. Легла спать. Мне приснилось, что я беременна, на последнем месяце. Проснулась, пошла пить, и вдруг вижу, что это не сон, у меня действительно огромный живот! Даже сознание потеряла от шока. Очнулась, а малыш уже от меня ползёт, медленно так перекатывается. Представляешь, сам родился, пока я без сознания лежала! И пуповина сама отвалилась. Решила, что сошла с ума, и до галлюцинаций дошло. Как я кричала! А ты не слышал, спал беспробудно.
Пока наши прибежали, пока поняли, что случилось, он до продуктов добрался. Рос поначалу, как воздушный шарик, съест немного, подрастет, съест ещё, опять подрастет.
 
– Как та юпитерианская корова, из «Электроника», – вновь вклинился Димыч, но, остановленный колючим взглядом подруги, демонстративно закрыл рот обеими руками.
 
– Я считаю, это дело рук пришельцев, – так же безмятежно продолжила Лена. – Они как-то форсировали рост эмбриона. Вопрос только, зачем?
 
Антон помолчал, собираясь с мыслями. В отстранённом подходе Лены что-то было, похоже, это не давало ей скатиться в истерику. Метод явно стоило взять на вооружение.
 
– По-моему, я понял, – стал рассуждать он. – Метеорит, то есть инопланетный космический корабль, это автоматически управляемая система, робот. Искры, которые я видел, это капсулы, высадившие в радиусе действия основной станции миниатюрных посредников, тоже роботов. Вероятно, они радиоуправляемые, неспроста у нас исчезла мобильная связь, это банальные помехи.
Действуют машины пришельцев так. Ищут подходящий организм, берут под контроль и ведут к кораблю. Это базовая программа, простейшая, на уровне использования рефлексов. Вторая, хотя по значению, конечно, первая, при первой же возможности произвести зачатие и ускоренное развитие зародыша. Память новорождённого, она ведь как чистый лист. И конечно, она куда лучше подходит для вместилища чужого разума. Лакомый кусочек для пришельцев… К счастью, дистанционно матрицу инопланетянина не вживить, поэтому заражённых и тащит к кораблю.
 
– Но меня ведь отпустило, я даже не дошла! – Лена сжала кулаки.
 
– Отпустило, когда в твоём подконтрольном роботу организме развился эмбрион. Не рассчитала немного железяка. После этого механизм контролировал лишь твой метаболизм, для многократного ускорения течения беременности. А теперь под полным контролем малыш. Смотри, его поведение абсолютно функционально. Он только ест и растёт. Усваивает практически всё, ни кала, ни даже мекония не видать. Когда закончится еда, то, наверное, сможет питаться травой.
 
– Или нами, – сказал Димыч, – как пушкинский красногубый вурдалак!
 
Антон фыркнул.
– Нас ему при всём желании не догнать, ползком-то! До каннибализма не дойдёт.
 
– Я бы не питал иллюзий, – стоял на своём друг, – вдруг нам здесь придётся задержаться? Расслабимся, потеряем бдительность, а голодный мальчонка тут как тут! Говорил, поймать его надо и связать, а ты, Ленка, сразу за топор хвататься! Через мой труп, через мой труп!
 
Ого, кое-что интересное из утренних событий Антон пропустил! Представив, как его (да, уже его!) Лена, вооружившись топориком для рубки дров, защищает ребёнка от собственных друзей, он взглянул на неё с каким-то новым опасливым уважением. В их будущей семейной жизни, которая не за горами и даже не за пригорками, ему явно не стоит забывать, на что способна супруга.
 
Лена зыркнула на Димку и уже собиралась что-то сказать в ответ, но как раз в этот момент ребёнок, всё с тем же пустым взглядом, дрожа и шатаясь, встал на ноги. Сделал маленький шажок, другой, третий. И вдруг засеменил пухлыми ножками в лес.
 
– Ловите его, быстрей! – закричал Антон. Но все уже и так неслись за маленьким стайером, оставив больного наблюдать за развитием событий.
 
Первым добежал, конечно, спортсмен Димыч. Правда, и девушки отстали максимум на пару шагов. Антону было хорошо видно, как друг подхватил малыша и как тот, извернувшись, укусил преследователя за запястье.
И тут по берегу разнёсся настоящий, неподдельный плач ребёнка-грудничка!
 
Антон мгновенно сообразил, что случилось. Пришелец посредством укуса перешёл к его другу. А ребёнок стал обычным очень маленьким мальчиком. И сейчас Димка схватит его и ринется к кораблю со всей доступной чемпиону курса скоростью. Действовать нужно быстро. Какой кошмар, что он лежачий, и не может ничем помочь! Интересно, сколько времени требуется для подчинения, учитывая, что машина изучила человеческий организм досконально?
 
– Димка, ты понял? – закричал Антон что есть мочи, привстав, насколько мог; по ноге с готовностью разлилась боль. – Робот в тебе, вот-вот возьмёт под контроль! Лена, Света, надо быстро его обездвижить! Бегите сюда, к верёвкам!
 
Дошло до всех на удивление быстро. Лена подхватила вопящего сына на руки, и все трое понеслись к палатке. Света извлекла откуда-то нож, отрезала от растяжек пару кусков, Димыч с готовностью вытянул вперёд соединённые запястья…
 
И вдруг одной рукой схватил подругу за горло, а другой разодрал её жёлтый сарафан сверху донизу. Мелькнула незагорелая грудь, почти такая же красивая, как у Лены.
 
«Приоритетная программа, завести ещё одного ребёнка, – понял Антон, – машина больше не видит в окружающих угрозы и считает, что успеет. Я лежу овощем, Света поймана и полузадушена, а Лена занята сыном.
Хотя, даже если бы и не была занята, не сможет она справиться с сильным, подконтрольным роботу парнем…»
 
Но оба, и машина, и Антон, ошиблись. Недооценили девушку. Та не стала терять времени. Полсекунды – аккуратно положить вопящего малыша в траву. Четверть секунды – поднять брошенный Светой туристический нож. Неуловимое мгновение – тюкнуть Димку в затылок его тяжёлой рукоятью.
 
– Я же мать! – радостно крикнула Лена Антону, по одному отдирая пальцы Димки от шеи Светы.
 
Вскоре одержимый лежал, связанный по рукам и ногам. Очнулся он быстро и теперь молча извивался в верёвках. Под вспотевшей кожей всё сильней наливались мощные тёмно-синие вены. Антон с жалостью смотрел на друга и вдруг заметил на его напряжённом запястье маленькую точку, блеснувшую металлом.
– Вижу! – закричал он. – Робот! Он выходит, люди, очень быстро, термос и пинцет!
 
Успели они в последний момент. Извивающаяся проволочка волосяной толщины была ухвачена неумолимым косметическим инструментом Светы и брошена в стальной термос, клетку Фарадея не хуже прочих.
 
Лицо Димыча сразу приняло осмысленное выражение.
– Вот это да, – прошептал он сдавленным голосом. – Рассказать кому, не поверят!
 
***
 
– Нужно решить, что делать с этим, – Света ткнула пальцем в сторону термоса.
 
– Можем взять с собой, – предложил Димка, – через металл этой пакости не пробраться.
 
Друг-студент впервые за эти дни надел рубашку и брюки, решив, вероятно, что ссадины от верёвок его не красят.
 
– Откуда ты знаешь? – негромко спросила Лена, качая уснувшего малыша. Она так и стояла на отдалении, явно не собираясь приближаться к опасному предмету ближе, чем на несколько метров. – Думаешь, инопланетяне не додумались снабдить робота элементарным сверлом?
 
– Если у робота и был бур, он им не сможет воспользоваться, – сказал со своего ложа Антон. – Слишком миниатюрная конструкция, вряд ли в ней есть место для автономного источника питания. Думаю, он получал энергию от радиоволн, а мы перекрыли им доступ.
 
– Но ты не можешь этого знать точно! – заспорила Лена, – закопаем заразу, и дело с концом.
 
– Конечно, закопаем, но по другой причине. Пришельцы вряд ли полные идиоты, наверняка предусмотрели самоуничтожение аппарата в случае захвата. И выпрыскивание наружу какого-нибудь убойного токсина. Наше счастье, что у термоса герметичная крышка!
 
Сказано – сделано. Димыч отгрёб дымящие головни костра в сторону, выкопал складной лопаткой ямку и впихнул в неё термос.
– Вот, а теперь угли на место. По крайней мере, не нужно обозначать «могилу».
 
– А этим что скажем? – осведомилась Света, показывая на противоположный берег.
 
Там теперь что-то происходило. У причала стоял грузовик с брезентовым защитным верхом, а по трапу парома поднималась группа людей в камуфляже. Вскоре затарахтело, труба выпустила клуб чёрного мазутного дыма, и плавучая платформа, двигая перед собой гладкую широкую волну, резво пошла к островитянам.
 
– Предлагаю ничего не говорить, – предложила Лена шёпотом. – Мы просто туристы, возвращаемся из-за травмы Антона. Это ведь, – посмотрела она на остальных, – так и есть. Пусть ловят пришельцев сами, если хватит сноровки. Не хочу в подопытные кролики. Мне, то есть нам, ещё сына растить!
 
– Согласен, – произнёс Димыч, глядя, как военные, не дожидаясь окончательного сближения, прыгают, один за другим, на причал. – В любом случае советую никому не рыпаться и не делать резких движений. Целее будем.
 
– Значит, молчим? – тихо уточнила Света и кивнула самой себе. – Как рыбы.
 
Антон думал, что это действительно было бы здорово, прямо сейчас вернуться после перенесённого кошмара в привычный понятный мир. Вылечить ногу, удивить родителей ребёнком, снять с Леной квартиру. Жить, наслаждаясь простым человеческим счастьем. Растить сына, вон он какой у них выдающийся, с первых часов жизни.
Своим молчанием избежать пожизненного карантина или чего похуже.
Жалко, что не получится.
Прибывшие не знают, что их ждёт. Они пришли разгонять туристов и искать метеорит, а наткнутся, обязательно наткнутся, на подчиняющих сознание роботов. Вряд ли пленённый в термосе был единственным, каждая из капсул-искр могла выпустить легионы волосяных «проволочек»! Все эти самоуверенные вооружённые бойцы станут управляемыми пришельцами вооружёнными бойцами. Как говорится, почувствуйте разницу. Звёздная зараза в мгновение ока распространится на всю планету. Человечеству настанет конец.
 
Антон поднял руку, привлекая внимание командира.
На Лену он старался не смотреть.

Свидетельство о публикации № 30176 | Дата публикации: 21:28 (30.05.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 84 | Добавлено в рейтинг: 1
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 16
0
7 マスター   (06.06.2017 22:40)
повторюсь, этот уровень был лучшим из всех тех работ, автора прекрасно знаю, но не узнал, однако.
добавлю, что именно описаловкой 3D, именно тем как автора несло, и в рейтинг, естественно.

в продолжение размышлений: зомбифактор v.s. одержимость - йа бы никогда не вылез из-под стола с рассказа, дочапай в нем герои в финале до автобусной остановки и повстречай там стягивающуюся из леса толпу, новоявленных матерей, любительниц активного отдыха!...

так держать! Дуэль дуэлью, а демографическому кризису кирдык!=)

0
8 volcano   (07.06.2017 04:16)
Чужие, разрывающие чрево - фи, прошлый век.
Чужие, облегчающие деторождение - наше всё!
Теперь как стакан воды на природе выпить )

0
9 マスター   (07.06.2017 04:25)
так бывает, йа тоже не всегда догоняю сразу, что написал... Кто на ваш взгляд автора здесь главгер?

0
10 volcano   (07.06.2017 04:47)
Хотелось, чтобы Антон.
Но вот чёрт его знает, слишком он осведомлённый, подозрительно.
Больному показан допрос в клетке Фарадея.
Явно ведь мутит воду конкурирующая шайка инопланетян, действующих не так грубо...

0
11 マスター   (07.06.2017 04:55)
Значит я прав в предположении. Так вот, позвольте еще вопрос, самому постигнуть важнее: театральное - если на сцену, скажем, внезапно выбежит животина, собачка ли иное, обезьянка ли - животинка, во время разыгрывающейся сцены, актерами, скажем: монолог Гамлета, то кто будет главный герой для зрителя?
Уверяю, что в литературе так же.

0
12 マスター   (07.06.2017 04:59)
И кто у вас главгер, получается?=)

0
13 volcano   (07.06.2017 09:57)
Так-то Лена больше всех в кадре мелькает, понимаю.
Даже когда ребятёнок всех отодвинул на задний план, она тут же вновь вылезла, со своими спецнавыками.
И когда Антон в конце старательно не смотрит на белую обезьяну подругу, читатель вряд ли на это поведётся.Ну и ладно. Пусть так.

0
14 マスター   (09.06.2017 04:14)
Далее. Если спросить читателя ли зрителя. после просмотров ли прочтений, посети и прочитай они стопицот спектаклей ли рассказов, то если в одно разе будет этот конфуз - они запомнят его и скажут об этом разе.

В вашем рассказе, конфуз - это ребенок, зверюшка. Но, и вот тут нужно подробнее бы, благодатная тема. Но я сокращая, мало ли, может тезкам вообще не до того, пока что: Вы показали вундеркинда, чем привлекли и читателя, любителя активного отдыха, подспудно впульнули матрицу: секс=>ребенок=>забота, и действо далее бурно пошло о своем любимом авторском. А когда сказали в комменте: теперь как стакан на природе выпить - йа понял, что сделали это более наитивно, чем осознанно, но исходя из своей мировоззренческой материнки. Вот как-то так. И это больше виват и триумф ваших муз! Осваивайте этот худ прием во всю прыть. И повторюсь: Дуэль дуэлью, а демографическому кризису кирдык. Ви а зе чемпионс=)

0
15 volcano   (09.06.2017 04:24)
Спасибо. Есть над чем подумать.

0
16 マスター   (09.06.2017 06:12)
Да. Это еще можно назвать феномен 25 кадра, но вам можно. Это когда в корыстных целях и в дисгармонии применяются такие технологии, например в маркетинге, ответка автору прилетает мама ни горюй как стремно. А в благородных намерениях - воздается благодатью уже, не важно в какой сфере жизни. И, неустанно пользуясь случаем, благодарю вас за вашу нам утилиту, Вулкано, великолепная весч!

0
5 Халлы   (31.05.2017 20:27)
Я верил в тебя и не ошибся.

0
6 volcano   (31.05.2017 21:17)
Спасибо!

0
3 Изморозь   (31.05.2017 12:33)
Я представляю реакцию родителей Лены, когда та вернется с пикничка с приплодом) Вот и отпускай потом свое чадо в поход с ночёвкой.

0
4 volcano   (31.05.2017 12:44)
Ага )

0
1 Kesha   (31.05.2017 09:51)
Ругать не хочется. Хочется, наоборот,  указать на то что сделало рассказу кассу.
1.Наполнение. Звуки, вспышки, тени, природа, комары всякие.
получилось убедительно.
2.Юмор. Вполне адекватно, не пересолено.
3.Опосредованность.  "Укус пчелы" и диалог перед соитием.  Наверно лучшее, что есть в рассказе.
4.Почерк Кира Булычева.  Он конечно не к месту, и пока это просто подражание, но все же лучше чем безликость.

Это бы не растерять.

Заслуженная победа. Творческих успехов!

0
2 volcano   (31.05.2017 10:57)
Спасибо, постараюсь!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com