» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Вредная привычка Бенджамина
Степень критики: Адекватная
Короткое описание:
Когда моя мама прочитала это, то сказала, что я пересмотрела американских сериалов. И что я странная.

-Ты проснулся? – он сидел на краю кровати. Стройный, загорелый, как с обложки журнала. Осталось только галстук завязать.
- Если отвечу, что нет, ты мне поверишь? – из под одеяла показалась сначала одна рука, потом другая, затем из мира сновидений выбралась на свет голова со взъерошенными, светлыми, почти белыми волосами и озорными глазами, круглыми, большими и серыми.
- Завяжешь мне галстук? – он застегнул верхнюю пуговицу на рубашке цвета топлёного молока.
- Ха, мистер Банджо, господин Совершенство так и не научился укрощать галстуки? – Элис скинул с себя одеяло и растянулся на всю кровать.
-О-о-о, - простонал он, - как же мне хорошо спалось. Зачем ты меня разбудил?-
- Меня уже ждут, а тебя вредно столько спать. –
- Ну, Джин Бен, хочу ещё поваляться. – Элис свернулся калачиком и игриво заскулил.
- Тратишь время, - Бенджамин встал с кровати. В коридоре он надел ботинки и уже вышел за дверь, но главный укротитель галстуков всех видов и пород Элис Винд окликнул его с порога.
Пока тот возился с узлами, Бенджамин разглядывал своё отражение в зеркале. Рыжие волосы, густые и твёрдые, постоянно топорщатся с правой стороны, лицо в веснушках, их слишком много, что даже смотрится некрасиво, глаза жгучие, зелёные, как листья одуванчика, огромные скулы, мощные как у вымершего тираннозавра, самый обыкновенный нос и уши, ровная линия пухлых губ. «На любителя.» - как про себя думал сам Бенджамин.
- Готово, - хлопнул его по груди Элис, - теперь можешь идти покорять мир.
- Ключи оставишь внизу, - он поправил воротник пиджака, - не забывай ничего.
- Разве я куда-нибудь уйду? – Элис облокотился спиной о стену, но сразу съёжился от её холодного прикосновения.
- А разве нет? – Бенджамин встал к нему лицом.
- Чудесно, что ты так хорошо знаешь меня, Джами’н. – Элис положил ему руки на плечи. – Но ты не расслабляйся, мы ещё увидимся на этой неделе. -
- Снова ударишь по моему кошельку? – он рассмеялся, как всегда снисходительно. Бенджамин вообще во всём был снисходителен, но к Элису он был по-настоящему добр.
- Ну ты же любишь выручать старых друзей? – Элис оскалился, изображая голливудскую улыбку.
- Повезло, что у меня в списках старых друзей значишься только ты. –
- Только? Ну, нет, Бенни, такое друзьям не говорят. – глаза-снежинки блеснули сарказмом.
- Ты не позвонишь? – спросил он, приглаживая волосы.
- Нет, - загадочно хмыкнул Элис, - просто приду. Поваляемся где-нибудь.-
Бен улыбнулся. Элис подмигнул ему.
Бенджамин ещё раз пригладил волосы с правой стороны и закрыл за собой дверь.

Когда он её открыл, был ещё день, а Элиса уже не было.
Зато Элис был в рейсовом автобусе Нью-Йорк – Вашингтон. Так же Элис был полностью погружён в телефонный разговор.
- Ника, пожалуйста, я тебя очень прошу. –
- И чего тебе не сидится на одном месте?! Ко мне в среду приезжает сестра…
- Отлично, познакомлюсь с леди Ди, я же так много о ней слышал. –
- Диана приедет на вступительные экзамены! Я тебя к ней даже на километр не подпущу. Твоё безумие передаётся воздушно-капельным путём, а ей нужно учиться! –
- А сама заразиться не боишься? –
- Зараза к заразе не пристаёт. У меня иммунитет. –
- Я умоляю тебя, о, Вероника, сжалься! –
- Хватит, Элис! Немедленно возвращайся в Нью-Йорк! Только Бенджамину по карману твоё безвозмездное содержание… -
- Как это безвозмездное?! Я всё верну! –
- Как же, как же. Что бы одной мне вернуть долг тебе придётся работать не один год, про твоего старого друга я вообще молчу! –
- А кто сказал, что я собираюсь работать? –
- Ты… -
- Никки, послушай, я компенсирую все твои расходы, прошлые, настоящие и будущие. Позволь мне пожить у тебя. Сейчас нет денег, но я помню, сколько должен: 5 670 $.
- Ого, разве так много? –
- Вот видишь, какой я ответственный. – Элис заулыбался в трубку.

- Элис, ну нельзя же быть таким беспечным! – Вероника нашла его около автомата с водой. Он как раз закончил разговаривать по телефону: «Я заполнил все формы. Конечно, мы это обсудили с адвокатом. Всё официально оформлено, не беспокойтесь. Прощайте.»
- Николас, душа моя! Отлично выглядишь! – он окинул её взглядом. Она похудела, но осталась такой же крепкой и мускулистой, как при окончании университета. Загар никогда не сходил с её кожи, а светло-русые волосы, всегда сплетённые в одну длинную косу, выгорели на солнце и слегка касались её талии.
- Ты тоже похорошел. – девушка заметила, что её школьный товарищ сильно возмужал за последние полтора года.
- А ещё я курить бросил и совсем не пью. – похвастался Элис.
- Рада за тебя, - искренне сказала Ника, - но когда же ты уже угомонишься? –
- Ох, Никки, ты с каждым годом становишься всё серьёзнее. Ты же сама всего пару лет назад моталась по всему миру! – он мечтательно вознёс глаза к небу. – А помнишь, как мы играли за еду на укулеле в переходе берлинского метро? Как та станция назвалась? Schlesisches Tor? -
- Hallesches Tor. Это было пять лет назад. – вздохнула она.
- Да? А кажется, как будто вчера… - погрустнел Элис, - Знаешь, я ведь к тебе ненадолго, всего на три-четыре дня. –
- Удивительно. – буркнула Вероника, но насторожилась.
- И у меня к тебе разговор, дело одно есть. Ты же сильная? –
- Чего тебе: диван поднять в несуществующую квартиру? –
- Рони, твои шуточки я люблю больше всего на свете, их то годы у тебя не отняли. – Элис приобнял подругу и они как всегда отправились бродить по городу, как всегда налегке и, как всегда, до утра.

Бенджамин проснулся рано. Уже четверг. Завтра операция. Страшно.
Он не хочет знать название болезни, потому что боится услышать тот же диагноз что и у отца, дяди и деда. Просто страшно.

Веронике тоже страшно. У неё ведь тоже слабое сердце, тоже светлые волосы и глаза-снежинки. Она вспоминает разговор с Элис, прокручивает его у себя в мозговом кинотеатре раз за разом, фильтруя отдельные фразы, перебирая важные слова.
- Я сплю очень много, однажды я проспал пятьдесят шесть часов. Врачи говорят, что скоро я усну, и больше… и всё… Понимаешь? Я боюсь не успеть. –
- Элис, но как? –
- Я не знаю. –
- И что дальше? Что ты будешь делать? –
- Геройствовать, - гордо ответил он, так по-мальчишечьи дерзко, хотя им уже по двадцать пять лет. Четверть века как-никак. – Вероника, я очень хочу, чтобы ты познакомилась с Бенджамином. Внешность конечно у него на любителя, но тебе же всегда нравились страшненькие, да? –
Тишина.
- И пусть всё идёт как клише, но мне так нравится. – добавил он.
- Ты о чём? –
- А? –
- Я про клише. –
- Мы же ходили с тобой на премьеру «Семь жизней» с Уиллом Смитом? -
- Не совсем понимаю. – она заправила прядь солнечного блонда за ухо.
Теперь понимает.
- Ро’ника, вечно твои крайности, то раньше всех поймёшь что к чему, то доходит как до жирафа. Небо, небо, я – земля. Приём. Как слышно?-
Элис не просто друг, для неё он как младший брат, а может как старший. А может Ника и Элис близнецы с разными судьбами. Как принц и нищий, или не так? В любом случае, она не хотела становиться принцем.
- Итак, ты помнишь наши великие стратегически-безупречные планы? Сэр Николас, Вы должны отправиться в Камелот по утру, дабы прибыть к Круглому Столу в четверть пятого! Эй… Никки, ты чего?-
По щекам Вероники скользили горячие струйки солёной воды.
- Ну хватит, ты же сильная, - он обнял её за плечи, посмотрел ей в глаза, серо-голубые, круглые, с узором-радужкой как у него: снежинка. – Сделаем как в сказке, ладно? –

Бенджамин крутит телефон на ладони. Матери он позвонил. Позвонить ему? Печень не сердце, да и почки не мозг, но мало ли…
В Нью-Йорке забрезжил рассвет, а Вашингтон уже проснулся.
Вероника не хотела приезжать раньше установленного времени, но и опоздать боялась. В руках билет на автобус «Вашингтон – Нью-Йорк» и листок с адресом клиники, к дверям которой подъехал чёрный мерседес.
- Волнуетесь? – медсестра ласково улыбнулась, он молчал. – Донор уже пришёл, наверняка он хороший, смелый человек. –
Врачи о чём-то шептались между собой:
- Редкий случай, да… -
- Сердце скоро откажет… -
- Смелый парень, молодой. –
- А я вот помню, с болезнью Паркинсона… -
- Интересно, не спорю… -
Бенджамин лежал на операционном столе. Всё было неприятно-белым, или пугающе-серебряным, острым и слишком стерильным.
Справа от него ассистент хирурга. Сейчас введут наркоз. Слева донор – «смелый парень», «анонимный герой». Человек, которого, по словам врачей, он уже не поблагодарит. Посмотреть, взглянуть хотя бы на него. Наркоз начал действовать. Бенджамин слегка повернул голову. На соседнем столе лежал молодой человек с красивой кожей оливкового цвета, со светлыми волосами, которые в свете ламп казались почти белыми. На Бенджамина из под прозрачных ресниц смотрели большие, серые, глаза-снежинки.
Элис подмигнул ему.

Свидетельство о публикации № 28788 | Дата публикации: 18:14 (04.12.2016) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 70 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 3
0
3 Constantin   (04.12.2016 19:47)
Написано очень не понятно, не сколько запутанно, но очень-очень непонятно. Десять раз прочел чтобы смысл уловить и то думаю что до конца не понял. Но идея хорошая, да. Мама права насчет сериалов. Есть там что то из "Декстера", "черного списка" из фильма наркоз 2007 года - но это лично для меня так кажется.

Орфографические ошибки есть конечно:

- Меня уже ждут, а тебя вредно столько спать. - тебе

Веронике тоже страшно. У неё ведь тоже слабое сердце, тоже светлые волосы и глаза-снежинки. Она вспоминает разговор с Элис, - Она вспоминает разговор с Элис - здесь Элис звучит как женское имя, - надо было написать разговор с Элисом.

0
1 sonya_vasilstein   (04.12.2016 19:01)
Мне нравится язык и шутки, но отношения Элиса и Бенджамина мне напомнили отношения двух геев. Если на то и расчёт - то прошу прощения. 
Лично я считаю, что описывать надо события в той стране, в которой ты родился и жил, потому что должен быть понятен дух и менталитет государства, в котором происходят события книги. Поэтому отчасти согласна с мнением вашей мамы.

0
2 Constantin   (04.12.2016 19:35)
Думал что это мне только так кажется про Элиса и Бенджамина.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com