» Проза » Вне категории

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Я лучше собаки
Степень критики: любая
Короткое описание:
Он как раз заполнял списки выбывших из концлагеря, изредка почёсывая между ушами одну из своих любимых овчарок...

Он как раз заполнял списки выбывших из концлагеря, изредка почёсывая между ушами одну из своих любимых овчарок, Бимбо, когда солдат ввёл к нему этого маленького толстого человечка, с горбом под мешковатым пальто. Человечек обречённо и испуганно вжимал и без того короткую шею в круглые плечи. Однако, когда человечек поднял на него взгляд, то замигал обрадованно и воскликнул, очевидно, на минуту забыв о конвоире и о том, что его тут ждёт:

— Lillebror!

Собака зарычала. Молодой офицер, сидящий за столом спиной к окну так, что яркий солнечный свет, ореолом обволакивающий его ладную фигуру, совершенно не позволял рассмотреть его красивое породистое лицо настоящего арийца, вскинул голову и уставился в карие маленькие глазки пришельца своими голубыми и холодными. Конвоир сделал движение ударить человечка за наглость. Но Малыш остановил его жестом. Жестом же он велел оставить их одних. Конвоир почтительно вскинул руку в хайле и ушёл, притворив за собой дверь. 

Они остались с глазу на глаз. Человечек, по всему было видно, удерживался, чтобы не кинуться Малышу на шею. Лицо Малыша, однако, оставалось бесстрастным.

— Name, — спросил он отчётливо и равнодушно.

— Karlsson, — с запинкой ответил человечек, молитвенно складывая руки на жирной груди, где, как Малыш помнил, находилась заветная кнопка.

— Partisan?

— Nein... nein...

— Herr Major, — подсказал Малыш, явно начиная получать удовольствие от ситуации. Допрашиваемому же снова стало не по себе. Первая радость от встречи со старым другом испарилась, как роса погожим утром.

— Herr Major, — непослушными от страха губами добавил он.

— Kommunist?

— Nein, Herr Major...

Малыш откинулся на стуле. Он был очень молод для коменданта концлагеря и знал это. Его поставили на эту должность заслуженно. Никто не держал лагерь в такой жестокой дисциплине, ни у кого не было таких высоких показателей по мыловарению, никто так редко не использовал печи и газовые камеры при самой головокружительной смертности в лагере. Всё благодаря стае отлично вышколенных овчарок. В концлагере Lillebror почти не держали солдат, собаки справлялись с охраной и казнями лучше людей.

— Jude, — утвердительно сказал он, и его красивые голубые глаза сверкнули и сузились, как у хищника, который сжал зубы на шее жертвы.

Карлсон вздрогнул, но на это возразить ему было нечего. Его еврейскость не вызывала никаких сомнений, он был рыжим и носатым, то есть, он не мог свалить свою внешность ни на итальянское, ни на ирландское происхождение. Он молчал и смотрел в чистый пол, на котором, хоть и тщательно замытые, выделялись следы старых пятен крови и совсем уж явственно были видны выщербины от пуль.

— Fassen, — неожиданно скомандовал Малыш овчарке и скрестил руки на груди. Карлсон съёжился и рефлекторно выставил руки перед собой, защищаясь. Бимбо бросился на коричневую фигурку чёрной молнией, но вместо того, чтобы вцепиться в горло еврею, принялся лизать ему лицо и руки. Он тоже узнал Карлсона. Тот невольно смеялся, обнимая собаку и отбиваясь от её ласки. 

Прогремел выстрел. Бимбо коротко заскулил и стал заваливаться набок. Из шеи у него ручьём текла кровь. Умирая, он всё ещё пытался лизнуть ботинок Карлсона. Тот стоял, как громом поражённый, ему и в голову не пришло спросить — зачем. Он слишком хорошо знал малыша Сванте, чтобы не понимать, что тот не прощал предательства. Малыш спокойно убрал пистолет обратно в кобуру. На звук выстрела прибежали солдаты. Малыш только кивнул старшему из них. Карлсона и труп собаки потащили прочь из комнаты. За собакой тянулся широкий кровавый след, Карлсону хватило сил только чтобы шептать: «Nein... nein... Ich bin nicht schuldig... » Но его никто не слушал. 

Майор Свантессон закурил сигарету, в который раз поклявшись портрету фюрера бросить курить, и снова принялся за списки и отчёты.



Много дней провёл он в карцере, его не кормили, постоянно избивали и почти не давали спать. Он сворачивался клубком на холодном металлическом полу карцера и старался думать о варенье, которое он съел за всю свою жизнь. Больше всего он любил малиновое, густое и красное, которое так и льётся в рот само. Мысли о малиновом варенье, как всегда, привели его к мыслям о Малыше. Статный и жестокий офицер, с ледяным взглядом, пристреливший своего верного пса, медленно превращался в его сознании в маленького светловолосого мальчика с вечно широко распахнутыми незабудковыми глазами. «Lillebror», — шептал Карлсон, и горючие слёзы катились по его носу-картошке.

Однажды подобные его размышления были в очередной раз прерваны грохотом отпираемых замков на двери. Карлсон сжался, чтобы за этим не последовало: побои, издевательства или смерть — он уже ни на что не надеялся. Дверь распахнулась, и вошёл ... Малыш. Он был один. Карлсон смотрел на него снизу вверх слезящимися красными глазами, гноящимися от бессонницы и недоедания. Он думал, что надо бы встать, но у него уже не было на это сил. Вдруг он заметил, что в руках Малыш держал... О нет, конечно, это сон или очередная галлюцинация, он сошёл с ума... Малыш засунул в банку руку и обмакнул палец в варенье. Протянул измазанный, капавший сладкими красными каплями палец Карлсону.

— Lick, — коротко скомандовал он.

Карлсон с трудом приподнялся и обхватил дрожащими бескровными губами его палец. Удовольствие немедленно пронзило его с головы до ног, он принялся ссасывать живительное варенье, он вылизал весь палец дочиста. И уставился на Малыша преданными глазами, полными надежды.

— Wer bist du? — спросил Малыш, снова засовывая руку в банку.

— Karlsson, — с удивлением ответил человечек, который теперь был толстым только потому, что опух от голода. Пропеллер забыл, когда он нёс последний раз своего владельца над крышами. А Карлсон забыл, когда в последний раз его шею сжимал тонкими голыми коленями семилетний белокурый, как ангел, и такой же невинный Сванте. Когда Гитлер ещё не пришёл к власти.

Тут же на его голову обрушился удар. Малыш со всей силы пнул его форменным сапогом в зубы. Карлсон заскулил, закрывая лицо руками. Его кровь лилась на пол, смешиваясь с каплями варенья. Малыш наклонился и размазал варенье по своим сапогам.

— Lick, — снова приказал он, подставляя сапог под распухшие губы Карлсона. Может быть, ещё несколько дней назад Карлсон не пал бы так низко, но теперь он только с трепетом и урчанием, разве что кривясь от боли в разбитом рте, бросился вылизывать сапоги Малыша, от которых божественно и неудержимо пахло свежайшим малиновым вареньем.

— Wer bist du? — во второй раз требовательно спросил Малыш, когда его сапоги были начисто вылизаны жадным языком Карлсона.

— Jude, — робея и страшась снова не угадать, вымолвил Карлсон шепеляво.

Малыш пинком перевернул его на спину.

— Nein, — почти ласково сказал он, наклоняясь и беря Карлсона за пропитанную кровью и вареньем рубашку свободной рукой и подтягивая к себе, вынуждая встать его на колени. Он приблизил своё лицо так близко к лицу Карлсона, что тот смог ощутить дыхание Малыша. От него пахло табаком и мятой. Мятой от него пахло и в детстве.

— Du bist ein Hund, — тихо и почти по слогам произнёс он, отпустил Карлсона и выпрямился. Карлсон всё ещё стоял на коленях, как Малыш оставил его, и постепенно начинал понимать. «Я же лучше собаки», — эхом отозвались в голове брошенные невзначай им самим много лет назад слова. Малыш поставил пустую банку из-под варенья в сторону и тщательно вытер руки платком. Потом он достал что-то из кармана и бросил Карлсону. Он инстинктивно поймал это, прежде чем сообразил хоть что-то. Он посмотрел на то, что было у него в руках. Чёрный кожаный ошейник с металлическими заклёпками. Хорошая кожа, дорогая. Свиная, телячья или... Карлсон переглотнул и невольно схватился за звезду давида, вытатуированную на предплечье.

— Wer bist du? — в третий раз спросил Малыш. И в его глазах Карлсон прочитал, что это был последний раз.

— Ich bin ein Hund, — произнёс он глухо.

— Ja, ein guter Hund, — засмеялся Малыш и выразительно посмотрел на ошейник, который Карлсон нервно комкал в ослабевших руках.

Он поймал этот взгляд и молча застегнул ошейник у себя на шее.

«Ты увидишь, я гораздо лучше собаки, Малыш».


Свидетельство о публикации № 31999 | Дата публикации: 21:34 (13.02.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 42 | Добавлено в рейтинг: 2
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 28
0
25 Лоторо   (15.02.2018 17:10)
*жрёт поп-корн* Изморозь, я прочитала. 
Таки Карлсон взлетел.

0
27 Изморозь   (15.02.2018 17:11)
Таки я и написал, что удалю только для того, чтоб ты прочитала)

0
28 Лоторо   (15.02.2018 17:13)
Какое низкое коварство! (с)

0
22 Изморозь   (15.02.2018 14:34)
До того, как понять кто есть кто,  я вообще не понял кто этот Малыш) Потому что "солдат ввёл к нему этого маленького толстого человечка" явно наводит читателя на то, что Малыш - он. Когда арестант представился, понятно что уже встало на свои ячейки с подсознательным вопросом: а тех ли персонажей автор имеет в виду или это только совпадение. Потом пошло варенье, да и название я пропустил: это же прямая отсылка.
Сначала я подумал: интересный ракурс... А потом: " Вот если бы не Астрид Линдгрен, то да... есть за что уцепиться, особенно это "Я же лучше собаки, Малыш" - это вообще гениально, но упс, это не отсюда. И оказалось, что все самое вкусное в тексте вкусно лишь потому, что мы знаем эту историю из детства. А если оставить лишь костяк, убрав все отсылки, то что же остается?

0
23 Gotima   (15.02.2018 16:09)
Нельзя убрать, Сергей!!! Нельзя! В этом и смысл! Всё в связке. ЭТО без сказки не существует.

0
24 Изморозь   (15.02.2018 16:11)
Я это понял. В этом аспекте - да, текст интересен. Без него - нет.

0
26 Лоторо   (15.02.2018 17:11)
Зайчик, это же пост-модерн. Фанфикшн.

0
18 Sibirjakov   (15.02.2018 12:54)
Про "что-то есть " - это надо думать. Лень
Вы самый стремный критик,которого мне довелось читать.

0
19 Kesha   (15.02.2018 13:23)
Ну так не читайте, в чем проблема?
Так вы, наоборот, цепляетесь.
Я понимаю, что вы до сих пор обижены на мою критику. Да там много было неприятного.
Но я искренне хотел помочь и не собирался вас унижать.
А сейчас, пытаясь так мелочно мстить, вы просто выставляете себя в глупом свете. Вот и все.

0
20 Sibirjakov   (15.02.2018 13:37)
неужели вы пытаетесь сравнить себя со мной?.я даже не знаю кто вы.

+1
21 Kesha   (15.02.2018 14:04)
Меня это устраивает.

0
14 Sibirjakov   (15.02.2018 12:27)
а он не может сесть.он Schwanz

0
2 Gotima   (14.02.2018 21:27)
Ваще класс ))))
Я получила извращённое удовольствие )))
Всё, что связано с нацистами, мне нравится (не буду пояснять, почему))))
И карлсона я никогда не любила... Он неприятный... Рыжий, толстый, без шеи и эгоист до мозга костей... Дружба ради варенья.. оставил малыша на крыше, подставлял его... в общем, реально как еврей (хотя не думаю, что по сказке он еврей).
Надеюсь, вы даже поддержите вышесказанное мной )
Издевательства всегда привлекали "зрителей". Пила, Пункт назначения, артхаусное кино... Всё взывает к подсознательному желанию любого человека - делать зло. Из познавательных интересов, но всё же... Мальчики тыкают палочкой в труп животного, девочки уродуют кукол - всё ради мрачного интереса. Даже секс несёт в себе примитивную грубость и подсознательную любовь к насилию (но это уже другая история)))
Думаю, вы излили из себя то... дерьмо, которое вас переполняет ) Это норма (с) Респект от меня лично.

0
5 Kesha   (15.02.2018 11:25)
Карлсон - одна из самых популярных шведских фамилий. Типа нашего Иванова. И он задумывался истинным шведом. Так что с этим здесь небольшой натяг.

Скажи, ты правда думаешь, что евреи оставляют малышей на крыше и всегда подставляют их?)

0
7 Gotima   (15.02.2018 11:45)
Евреи по сложившемуся стереотипу очень....мммм....продуманные люди. Если им что-то невыгодно, они сделают всё, чтобы этого избежать. Так вот чтобы избежать "разборов полётов" Карлсон слился, как трусливый еврей )
Д он и как человек поступил нехорошо! Завёл ребёнка на крышу и оставил в опасности (а это статья).

0
9 volcano   (15.02.2018 11:58)
Карлсон в советском мультике хорош. Такое альтер эго психически травмированного ребёнка. Он там и появляется-то лишь в стрессовых ситуациях.

0
12 Gotima   (15.02.2018 12:13)
Если альтер-эго у мальчика - рыжий евреевидный поганец, то неудивительно, что из Малыша вырос нацист первой степени.
Кстати, а Малыш... это случайно не по размеру его достоинства кличка? )))
Может, взрослый малыш-нацист склонен к бдсм и гомосексуализму именно из-за этого?

+1
1 Kesha   (14.02.2018 20:46)
Что-то есть. Но первые два абзаца провальные.

0
3 Sibirjakov   (15.02.2018 09:47)
поясните

0
4 Kesha   (15.02.2018 11:14)
Это просьба или приказ?

0
6 Sibirjakov   (15.02.2018 11:43)
вам необходим приказ,Mein Führer?

0
10 Kesha   (15.02.2018 12:02)
Не, наоборот. Приказы я исполнять не собираюсь.
А просьбу, оформляйте как просьбу.

0
8 Gotima   (15.02.2018 11:46)
Давайте от меня - приказ )

0
11 Kesha   (15.02.2018 12:02)
Какой?

0
13 Gotima   (15.02.2018 12:16)
Пояснить свой пееервый коммент

0
15 Kesha   (15.02.2018 12:32)
Про "что-то есть " - это надо думать. Лень
Про абзацы могу:

Цитата
Он как раз заполнял списки выбывших из концлагеря, изредка почёсывая между ушами одну из своих любимых овчарок, Бимбо, когда солдат ввёл к нему этого маленького толстого человечка, с горбом под мешковатым пальто.
Перегруз. Согласна?
человечек - человечек  -- повтор
обречённо и испуганно -- криво

Цитата
Молодой офицер, сидящий за столом спиной к окну так, что яркий солнечный свет, ореолом обволакивающий его ладную фигуру, совершенно не позволял рассмотреть его красивое породистое лицо настоящего арийца, вскинул голову и уставился в карие маленькие глазки пришельца своими голубыми и холодными.
Опять перегруз.

сделал движение ударить -- три действия подряд
жестом. Жестом же -жжж

Ну и самое неприятное, что Малыш появляется на сцене вместе с молодым офицером. А должен вместо.

0
16 Gotima   (15.02.2018 12:40)
Второй про спиной к окну - да, очень и очень перегружено. Провально - ну, не так всё критично, это же всего лишь абзац )
Как мне написали однажды, суффикс -ка убивает слово. Да, что-то тут не так, слишком... соплясто )
Спасибо, что выполнил приказ ) Мне приятно ;-)

0
17 Kesha   (15.02.2018 12:43)
Яволь!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com