Главная » 2014 » Июнь » 25 » Белый ястреб. Глава I (2 часть)
18:30
Белый ястреб. Глава I (2 часть)
***
Следующий день


— Проснитесь, капитан! — Глеб открыл глаза, возле его кровати стоял солдат.
— В чём дело? — спросил он. — Сколько времени?
— Два часа дня, — глаза у офицера округлились, он понял, что спал слишком долго, Васильев поднялся, надел зелёную рубашку и болотные брюки. — Вас генерал Гаринский ждёт в здании совета.
— Чего опять ожидать от командира? Ладно, ведите.
Глеб и солдат вышли из жилого здания, и пошли к Закрытому району, они без остановки прошли через КПП, перед глазами были три трёхэтажные кирпичные казармы, небольшой стадион и полоса препятствий, где тренировались восемнадцатилетние новобранцы. В конце и было высокое здание ВВСР. Рядовой покинул его, а Глеб проложил свой путь, он поднялся наверх по деревянной лестнице, а стены были белые как мел.
Наконец, капитан достиг второго этажа, возле двери стоял Гаринский.
— С добрым… днём, товарищ капитан! — улыбнувшись, сказал он.
— И вам того же! Чего Вы меня подняли? — спросил Глеб.
— В общем… — не успел договорить генерал, как Георгий Леонидович выходил из зала Совета, он повернулся к Глебу.
— Значит Вы и есть офицер Васильев, Р-17053?
— Да, товарищ председатель! — ответил капитан, отдав лидеру честь.
— Вольно! Александр Николаевич, Вы сказали ему?
— Нет ещё.
— Ладно, я скажу. Генерал Гаринский придумал план, как одолеть мутантов и ускорить окончание войны.
— И?
— Совет проголосовал за то, чтоб создать элитный спецотряд, который проникнет в Долину мёртвых.
— В бывшую Европу — на территорию мутантов, — добавил Глеб. "Долина мёртвых" — хреновое название.
— Согласен насчёт этого, но давай ближе к делу. В Восточной Европе уровень радиации не так велик, но западные территории, то бишь Франция, Италия, Испания, лучше остерегаться, там радиация такая, что через несколько секунд убьёт, в лучшем случае — превратит в них.
— Так для чего нужен отряд, я так и не понял? — ещё раз спросил капитан.
— Вы должны найти источник этой угрозы и нейтрализовать возможного лидера этих тварей, заодно указать безопасный путь, мы планируем вторжение, — ответил генерал, — но это секретный отряд, так что не распространяйся. Назовём его — отряд Н-44!
— Круто! — улыбнулся солдат. — И кто в него войдёт?
— Хотелось бы Вас, капитан Васильев, — ответил председатель, — чтобы поступить туда, нужно пройти некоторые нормативы и доказать, что стоите.
— Проходить как какой-то новобранец? — возмутился он. — Разве мало Вам то, что делал за годы?
— Закон для всех одинаков, Глеб! — прервал его Александр Николаевич. — Пусть даже не согласны с ним.
— Хорошо, что будут за нормативы, товарищ генерал? — успокоившись, спросил капитан.
— Через час узнаешь, — ответил командир.
— Ладно, — потом капитан увидел, что два солдата тащили парня в чёрной одежде и в ковбойской шляпе, закованный в электронаручниках, которые активируется во время малейшего сопротивления. Глеб узнал этот силуэт, им оказался контрабандист Саид, тот клоун, кто вчера издевался над ним. Один из солдат сказал:
— Товарищ председатель, мы, наконец, поймали его!
— Знакомая рожа! — прокомментировал Васильев.
— Мархаба[2], капитошка! Как мир меняется, думал ты один умник, а эти двое...
— А ну заткнись! — крикнул арестованному солдат.
— Какая ирония, Саид? Впервые тебя поймали, как это случилось? — издевательски сказал капитан. — Как ты впервые сел в лужу?
— Проницательный ты. Предложили заказ, сделка века, на три тонны пачек сигарет, эти двое белолобов, предложили два половиной миллиона сиру, вместо денег, они вытащили пистолет и положили на землю. Походу, капитошка, я теряю хватку… старею...
— Не это должно тебя волновать. У тебя проблемы, кто теперь посмеётся? — продолжил Глеб.
— Действительно, капитошка!
— Я тебя пристрелю, за "капитошку"! — рассердился капитан, но Гаринский успокаивает его и говорит контрабандисту:
— Послушай меня, у тебя три выхода. Первое: сесть в тюрьму на пятнадцать лет...
— А чё так много? Можно подумать, я наркотики или запрещённый алкоголь перевожу!
— Не наркотики, но ты преступник. Второй выход: депортация в Халифат.
— Лаа! Лаа! Нет! — испугался Саид, некоторые видели, что его челюсть дрожала. — Только не туда!
— Чего, Саид, ты так и не сказал вчера, почему не хочешь в Халифат? — спросил капитан.
— Не твоё верблюжье дело, капитошка.
— Это уже переход на личности!
— Саид, — сказал генерал, — есть последний компромиссный вариант: недавно создали мы новый спецотряд, судя по истории розыска, ты прекрасный снайпер и хорошо уклоняешься от пуль, Васильев много говорил о тебе, в основном негативного, но в тебе больше опыта и будешь незаменимым для страны и мира.
— А что мне за это будет, генератор?
— Всегда удивляюсь, ты всем подряд клички даёшь? — спросил капитан. — Александр Николаевич, может всё-таки первый вариант? Мне по горло видеть эту наглую рожу!
— Тебе что-то не нравится? — ответил Саид.
— Вот именно.
— В тюрягу не хочу, — бубнил арестованный, — в Халифате делать нечего. А смысл мне вступать в отряд и бороться с этими мутантами от которые полмира на тряске? Всё равно сдохну!
— Саид, — сказал Глеб, сделав глубокий вдох и выдох, Глеб недолго думал, что сказать своему "приятелю", но сила воли была у Васильева очень высока, затем он продолжил разговор, — знаешь, то, что я тебе скажу, никогда б не сказал… никогда… считай это минутной слабостью… Саид, советую согласиться… с третьим вариантом! Ты такой человек… которому опасность нипочём!.. Короче… ты — вечно везучий...
— Капитошка, ты хорошо говоришь… Хорошо, солдатики… стойкие… оловянные. Вам мамы читали в детстве сказки Андерсона? Мне… нет. В общем, я присоединюсь… в обмен на амнистию.
— Пффф! — фыркнул капитан.
— Ладно, но чтобы тебя на тысячу километров, даже твоего духа, не было, — пригрозил Александр Николаевич.
— Ладно, амнистия нравится больше. И чё я должен делать? — спросил контрабандист.
— Тебе скажут, — ответил председатель, потом сказал солдатам. — Уведите его, — бойцы выполнили приказ. — Вам, капитан, приказываю прибыть к стадиону.
— Есть.
Глеб покинул здание Совета и слева был стадион с несколькими беговыми дорожкой и установленными воротами, чтобы солдаты во время затиший играли в футбол и в волейбол. Капитан подошёл к высокому бритому парню в солдатской форме, рядом с ним стояли четыре парня в серой спортивной одежде.
— Доброе утро, товарищ капитан!
— Привет, тренер, чё делать надо?
— В общем, Васильев, в данный момент я не различаю солдат по званиям, должностям и подвигам, мне как-то… пофиг. Давайте, вставайте на дорожку, — потом обратился к остальным. — Так, ребята, первый этап — забег на двадцать километров вокруг стадиона. Даю вам пятнадцать минут разминуться, — Глеб покачал головой, потом обернулся, к нему подошёл парень, немного младше его, коротковолосый зеленоглазый блондин с худыми щёками. Но самая отличительная черта была это — шесть пальцев на правой руке. Глеб улыбнулся, пожал его шестипалую руку, а тот обнял его по-братски и сказал:
— Васильич, старина!
— Лир, как дела? — капитан был рад приезду старого друга, которого не видел несколько месяцев. После объятия, капитан сделал упор лёжа и начал отжиматься, продолжая слушать собеседника.
— Да вот, Глебушка, вернулся с Владивостока вчера. Как раз у отца было важное собрание.
— Экстренное… собрание Совета… обсуждали дальнейшую… оборону рубежа, — продолжил Глеб мысль Лира
— После собрания я и папа всю ночь разговаривали насчёт этой темы.
— Забавно… двенадцать… тринадцать… четырнадцать...
— Чего забавно?
— То, Митя… что Гаринский так же… общался со мной… практически… всю ночь… двадцать… двадцать один...
— О чём общались?
— Вспомнили историю… России… военную карьеру… генерала...
— Да уж, Глеб… есть, что ему рассказывать.
— Ты говорил… что общался с отцом… всю ночь… Вы помирились?
— Можно сказать и так, Васильич. Помнишь, когда мы были в бывшей Москве, я решил служить Родине, решил пойти по его стопам.
— Да...
— Он скандалил, говорил, что я не должен воевать, что я — не он, и не должен быть им.
— А ты… предан делу Лирова-старшего...
— Поэтому, мы редко общались после этого. Сегодня я вернулся в Неомоскву, он рассказывал, что Гаринский убедил половину генералов, что в этой бессмысленной войне мы — более плохие парни.
— Гаринский… пацифист по жизни… что потом случилось?
— Это личное, Глеб. Но он понял всё, и достигли компромисса. Он гордился мною, чтобы я не сделал...
— Ты много… косячил, Митя… обратился в буддизм — это раз… пошёл воевать — два, — Глеб закончил отжимание и сел на корточки, — и ещё что-то. — Лиров вытащил из кармана штанов погоны с четырьмя маленькими звёздочками.
— Три — получил звание капитана. Улыбка парня была до ушей, он ждал, когда Глеб скажет своё "фи", но тот промолчал, а затем встал и шепнул.
— Знаешь… капитан Лиров, ты меня достал во всём! Теперь ты и в звании равен.
— Я же сказал, Глеб, что когда-нибудь я тебя перерасту. Надо иметь только терпение.
— Хватит, Мить, твоих штучек. Ты бы тоже разминулся.
— Зачем мне это? Я перед стадионом медитировал, а это лучше, чем всё это.
— У тебя, Лир, один релакс на уме.
— Как знаешь, Васильич.
Через пять минут подошли Саид и длинноволосая белокурая голубоглазая девушка в серых спорткостюмах, у первого по-прежнему была черная шляпа на голове. Контрабандист поприветствовал их:
— Ас-саляму алейкуму[3], ребята! Не опоздали?
— Бегать будете? — ответил капитан. — А что эта за красотка?
— Hello, — сказала она.
— Ещё и иностранка, кто она: англичанка...
— Я из Америки, и я понимаю русский язык, — строго прокомментировала девушка.
— Ещё лучше, а то английский у меня хромает! — с иронией улыбнулся Глеб. — Иди борщ готовить!
— Do you know? — она сделала подсечку Васильеву, тот упал и ударился лицом о твёрдую тёмно-оранжевую поверхность дорожки. — Доказала, что мужчина — слабый пол!
— Феминистка блин, — ворчал проигравший.
— Её зовут Элина Джонс, — добавил контрабандист, Глеб встал на ноги, — Добровольно присоединилась к этому веселью.
— А есть и недобровольно...!
— Без комментариев.
— Ладно, занять исходную! — крикнул тренер, Глеб был на крайней дорожке к полю, на соседней был контрабандист. — На старт… — бегуны вытянули правую ногу вперёд, колени у всех согнуты. — Внимание… — они вытянулись, у многих зубы стиснуты, дыхание замедлилось, их глаза смотрели вперёд, тренер левой рукой достал пистолет, а правой держал секундомер, у которого точность было до тысячной доли. — МАРШ!!! — реакция у всех молниеносная они оторвались от стартовой линии. Саид и Глеб были быстрее остальных.
— А ты, Саид быстрый, — задыхаясь, сказал Глеб.
— Ты тоже ничего… для капитошки! — улыбнулся он.
— Жаль, пистолета нет, прострелил бы ногу.
— Сейчас за что?
— Давай бежать, — остальные, в том числе и Элина, догоняли эту парочку. К этому времени заканчивался первый круг. Васильев был пока первым, Саид и Элина активно догоняли его.
Спустя некоторое время, спортсмены были уже уставшими, но держали себя в руках. Глеб, Элина были первыми, Саид — третьим, он бубнил про себя: "Лучше в тюрьму!". Наконец, была финишная черта, тренер стоял возле неё, держа секундомер в руках. Подопечные пересекли её, некоторые после длительного бега упали на землю.
— Так, — прокомментировал тренер, — результаты: Васильев — 1:01.34, Джалал — 1:01.55.
— У тебя фамилия — Джалал? — спросил Саида Глеб.
— Аюа[4].
— Джонс — 1:02.32, — продолжал инструктор. — Лиров — 1:03.01, Николаев — 1:04.03, Фёдоров — 1:04.14 и Нестеров — 1:04.50. Нестеров, к сожалению, вы не прошли указанный норматив. — Озлобленный юноша психанул и покинул стадион. — А остальные, возвращайтесь в здание Совета, — так и поступили, по дороге туда, Глеб и Саид обсуждали:
— Хорошая пробежка, — сказал первый, — неудивительно, ты всегда убегал от нас.
— И красиво, кстати… Но не на двадцать кило, а хотя бы два.
— Ладно, чего там ещё приготовили?
— Не знаю, капитошка, не знаю, — контрабандист и офицер вошли в задние ВВСР, поднялись по гранитной лестнице на второй этаж, там был узкий коридор и десять деревянных дверей. Они остановились возле второй, Саид опёрся на дверь. — Думаю, это проще, чем бег.
— Сомневаюсь, наш психолог — это полковник Ребров, самый младший в Совете, специалист в этой области. Он не экстрасенс, но видит человека насквозь.
— Да уж, — руки араба дрожали.
— Улыбка пропала?
— Беру свои слова обратно, лучше тупо бегать, — остальные, кто прошёл норматив по бегу, присоединились к этой парочке. Внезапно дверь открылась, Саид чуть упал, но удержался. Из двери вышёл светлый худой психолог в синих джинсах и в белом свитере. Он сказал:
— Офицер Васильев, Вы первый. — Глеб вошёл туда и сел на железный, а Ребров — напротив него на красное кресло. — Ладно, капитан, приступим, — психолог достал несколько листков, он достал один из них, там изображена чёрная клякса. — Ладно, товарищ капитан, проведём тест Роршаха, что это?
— Клякса, — спокойно ответил испытуемый.
— Хорошо, — психолог достал второй листок. — Что это?
— Клякса, — повторял Васильев и так же отвечал на следующие рисунки, Ребров удивлялся апатией подопечного, издевается что ли или действительно все, что капитан видит — "клякса", но психолог не выдавал свои мысли и продолжил сеанс. У него в руках был последний листок с изображением разноцветного пятна, рядом внизу были желтые и оранжевые цвета. Глеб внимательно посмотрел, ему кажется какой-то фейерверк, рисунок в его глазах ожил и увеличился в размерах, ему послышались чьи-то смешанные крики, которые в один миг замолчали. В течение минуты капитан молчал, затем он шёпотом ответил на вопрос Реброва. — Я вижу… газовый гриб, который становился всё больше, на земле огонь полыхал и слышу чьи-то голоса, они чего-то боятся… им страшно… не куда идти и внезапно… и вдруг… тишина. Не понимаю… — тихо потом повторил. — Не понимаю. Извините, товарищ полковник, я должен идти.
— Но… — капитан закрыл за собой дверь. Саид, который, как и все, стоял за дверью, он решил в очередной подшутить над капитаном, но видя, что тот слишком угрюм, промолчал, Глеб покинул это место.
— Псих! — прокомментировал контрабандист.
— Слушай, Саид, ты чего всё время пристаёшь к нему? — спросила его Элина.
— Красотка, Васильев совсем голову потерял, убивать мутантов — у него в крови, уж я это знаю, — ответил вместо араба Лиров.
— Да уж. Хоть придурковатый и жлоб он, но… симпатичный.
— Элина, капитошка тебе не пара, после того, что ты ему в морду дала на стадионе, не подойдёт к тебе на сто кило, — засмеялся Саид.
— Может ты...? — улыбнулась она.
— Эй… эй… мне нравится дразнить его, а не он сам. Он два года мечтает меня убрать с этой грешной земли, даже пугать меня не получается.
— А я о тебе слышал, — заметил Николев, посмотрев на своих собеседников зелёными глазами, его короткие тёмные волосы словно дрожали при его виде.
— Спасибо! И что обо мне сибирский народ говорит, Гоша?
— То, что ты псих и вечно увиливаешь от военной полиции.
— Нууу… это и мне известно, только капитошка иногда бывает ближе всех, и я так же исчезаю, как Чеширский кот.
— Yes, you are… — сказала по-английски Элина и показала палец у виска. — Fuck you.
— Приятные комплименты за весь день, — улыбнулся араб. — И вообще, Джонс, капитошка тогда был прав, чего ты решила воевать на нашей стороне? Тебе двадцать лет, твоя семья, вроде как, пацифистская, а ты решила воевать, стала морпехом! Лично у нас, арабов, женщины остаются дома, воспитывают детей и ждут своего мужа, который в шесть часов вечера возвращается домой с работы.
— Во-первых, насчёт моей семьи, Саид, это личное и ты не прав. Во-вторых, откуда ты так много знаешь про меня? Мы знакомы лишь полтора часа.
— Нашел ваши досье, когда ты и пара морпехов приехали на Дальний Восток. Помните у вас свистнули оружия последнего поколения?
— And?
— В общем, это был я, я продал какому-то чуваку за два миллиона долларов.
— Так это ты? — возмутилась девушка и набросилась на контрабандиста, высокий лысый Фёдоров разнял их. — Теперь понятно, почему этот капитан недолюбливает тебя!
— Ошибаешься, красавица, он меня очень любит, даже не думай, он правильный, как это по-русски… "мужик". Капитошка немного псих, но на него можно положиться, я так думаю.
— Я слышал про Нижегородскую битву, — добавил Гоша. — Точнее, я был там, двадцать второе мая, второй батальон остановился на восточных районах города, все здания были в руинах и были высотой максимум в пять этажей. Разбитые машины и человеческие трупы валились по улицам, третий и четвёртый батальон держали осаду в районе старого железнодорожного вокзала, магнитку мутанты разорвали на севере.
— Ты прав! Центральная линия маглева до войны ходила от Старой Москвы до Владика, когда началось вторжение мутантов, линии Хельсинки-Петербург-Казань, Ереван-Тбилиси-Владикавказ-Волгоград отключили. Да и весь транспорт тоже, — прокомментировал Лиров.
— Да уж, тогда последняя битва, мы эвакуировали нижегородцев в Сибирь через магнитку, мутанты узнали об этом и решили сорвать эвакуацию, тогда послали армаду этих чудищ, один из них, чисто дождевой червь-переросток, который сделал там "Великий Каньон", погубив сто тысяч человек.
— Животных-мутантов используют обычно первыми, им известно вкус человеческой крови, а… бывшие люди добивают их, — сказал Саид.
— Ага, ты прав, контрабандист. В общем, наш батальон пересёк Волгу на востоке. Комбата задавило деревом, капитан Васильев двумя стволами, как гангстер, пулял по чудовищам. Сапёры заминировали несколько важных точек.
— У капитошки была заветная кнопка?
— Да, дистанционки уничтожили полгорода вместе с ордой мутантов, выжившие пустились в бегство. Мы считали, что с противником покончено, вот, видимо, сейчас решил Совет, чтобы мы вошли в Долину мёртвых. Угорзу надо уничтожить изнутри.
— Мы должны покончить с этой войной раз и навсегда, — добавила Элина. — Ладно, я следующая к психологу.
Глеб продолжал блуждать по коридорам, вспоминая то, что видел на картинке, в последнее время с ним происходило что-то странное: отражение в зеркале, потом картинка, похожая на "атомный" гриб, вдобавок слуховые галлюцинации. Офицеру кажется, что сходит с ума. Внезапно дверь в углу открылась, капитан зашёл туда, это была настоящая свалка в небольшой комнатке, наполненная разными железными запчастями, в противоположном конце чёрная человеческая фигура валялась на полу, офицер поспешил туда, подумав, что человеку плохо, но его ожидания не оправдались. Это был андроид тёмно-синего цвета без ног и правой руки, его голова была сильно повреждена, имелись там две трещины в области лба и затылка. Глеб узнал его, это был один из роботов, которых использовали во время Третьей Мировой войны, Али Кассим Нагас из гильдии учёных Альянса, о котором рассказывал Гаринский сегодня ночью, был создателем таких машин, но после Игнисской трагедии, от роботов-солдат практически ничего не осталось, последняя их база и одновременно завод по производству этих железных товарищей на месте Москвы-Сити была уничтожена вместе бывшей российской столицей.
Глеб увидел на деревянном верстаке небольшой чёрный цилиндрик, напоминающую батарейку и который умещался у капитана в ладони, он схватил её, открыл у робота корпус, там было сотни проводов, металлический скелет и много приборов, Васильев заметил небольшое углубление в правой части "организма". Солдат сунул батарейку туда, через секунду светодиоды на приборах загорелись красным и зеленым цветами, сенсоры, которые служат у робота глазами, засветились цветом оттенка ржавчины.
— Система… восстановлена, — сказал андроид грубым низким искажённым голосом, потом тот посмотрел на Глеба, видимо, пытался провести скан лица, через тридцать секунд, заговорил. — Анализ завершён… идентифицировать человека не удалось… отсутствие в базе данных.
— Что это значит?
— Ты не враждебная цель, ты не "чёрный освободитель".
— Ну да, в принципе! — ответил он. — А ты ничего не помнишь?
— Ответ нейтральный, мне известны битвы, в которых участвовали я и мои братья.
— Братья? — удивился Глеб.
— Ответ положительный, мой номер ВА-88.
— Ясно, а эти буквы что означают?
— Английский: Би, Эй — Battle Android. Русский — Боевой андроид. Запомни! Братья, в нашем значении, это другие андроиды которые сражаются бок обок с тобой, — робот поднял голову, капитан его прервал.
— А что ты ответил "ответ нейтральный"?
— Я помню времена сражений: битва при Париже, сражение за Афганистан… но не знаю, что произошло после этого.
— В каком смысле? — удивляясь, спросил Глеб.
— У каждого андроида серии BA в голове имеются пять жёстких дисков. У меня их два. Теоретически: кто-то специально удалил три диска и очистил мою память на 78%. В данный момент у меня основные программы: нападения на противника, защита своих и изучение анатомии человека и создание огнестрельного оружия. Я нацелен на атаку людей в черных униформах, — ответил ВА-88.
— Это и есть "экстремисты".
— Ответ положительный, но они в наших базах числятся как "Черные освободители".
— Ясно, — злостно улыбнулся офицер.
— Не понимаю, что за улыбка? Скрытая насмешка над другим индивидуумом. Определение: ирония. В чём она заключена, на твой взгляд?
— Дело в том, робот, что война закончилась и трагично для обоих. "Освободители" пали, но появилась новая угроза.
— Какая новая угроза? — Глеб стал рассказывать андроиду про саму игнисскую битву, что учёный под именем Стас Лебедев, обнаружил сатаний и использовал его жидкую версию во всех орудиях. В том сражении, войска Альянса обстреливали почти всю Европу, тот, кто был в эпицентре взрывов погиб, остальные выжили и превратились в мутантов, почитав себя униженными, опозоренными, они бросили вызов остальному миру. Вот спустя восемь лет, они покорили всю Европу, захватывают Марокко и двинулись в Россию. Глеб упомянул, что Европейская часть России стала принадлежать Долине мёртвых, ВА-88 понял как условное название этой территории. Потом Глеб рассказал, что мутанты прошли горы и тайгу и разрушили базу Альфа-17, и скорее всего, нападут на Неомоскву. — Неужели я пропустил много лет?
— Видимо, да, — тяжело сказал капитан. — В твоей памяти какая последняя дата?
— Дата: второе июля 2044 года, — у Глеба глаза округлились, это за день до Игнисской битвы, он подумал, что робот прав и его память специально кто-то стёр, но не мог понять, почему и кто это сделал? — Идёт обновление даты: шестое ноября 2052 года
— Надеюсь, робот, ты понял нынешнюю ситуацию?
— Ответ положительный, — внезапно, в чулан забежал Гаринский и Ребров, увидел ВА-88, у них руки задрожали.
— Глеб, — сказал первый, — мне полковник сказал, что ты покинул его кабинет в напуганном состоянии, а ты чего включил… этого робота?
— Я, товарищ генерал, случайно сюда зашёл, я думал, что андроидов перестали производить после войны.
— Сейчас не про это, Глеб, твои коллеги по отряду прошли психологический тест, советую пройти дальше испытания.
— Как скажете, — ответил капитан и покинул помещение, а Гаринский посмотрел на Реброва, его зубы скрипели.
— Ты меня обманул, — сурово сказал он. — Ты сказал, что ты избавился от него!
— Ну извините, Александр Николаевич...
— Анализ: Я вас знаю, — перебил их ВА-88, — вы остались у меня в памяти… в последние минуты перед моим… отключением, вы что-то говорили… — Ребров вырвал цилиндрик из "тела", андроид отключился.
— Я тебе доверял, Слава, думал от него ничего не осталось.
— Мне жалко было его сдавать на запчасти, я вытащил три жёстких диска, где были ключевые моменты… и наш… старый секрет.
— Он не догадывается? — спросил генерал.
— Думаю, догадывается, — ответил психолог, — но лучше ничего не говорить.
— Согласен.
— Знаешь, если мы разберём робота, мы уничтожим память об Ахмеде.
— Он был хорошим человеком, Святослав, и прекрасным другом, он меня научил на арабском говорить. Он специально построил армию андроидов, для того, чтоб ускорить окончание войны, нельзя было рисковать тысячами… человеческими жизнями.
— Так что делать с ним?
— У серии ВА КПД в боевом режиме 94%, мы поменяем жесткие диски, перепрограммируем его мигом, и прикрепим ему конечности, он ничего ему не скажет.
— Хорошо. Его конечности рядом валяются, целые, быстро всё соединим, за секунду андроид будет как новый.
— Откуда ты всё это знаешь?
— Опыт, товарищ генерал, — психолог открыл серебряный шкаф, который стоял на том конце комнаты, затем вытащил "ноги" и правую "руку". — Это не очень сложно, Александр Николаевич...
Глеб возвращался назад в кабинет Реброва, там его ждали остальные, позже подошёл Гаринский, он сказал, что осталось два этапа для поступления в отряд Н-44: рукопашный бой и проверка на меткость, не успел он договорить, как вдруг заорала тревожная сирена, вооружённые солдаты быстро выходили на улицу.
— Что происходит? — спросил Глеб.
— Чую, хреново будет щас, — добавил Саид. Ребров и два солдата, держащие носилки, а в них был ВА-88 с обретёнными конечностями, психолог быстро включил андроида, тот встал в полный рост, метр семьдесят, один из солдат дал ему автомат. Психолог сказал:
— Диспетчер сообщил нам, что с западной стороны появились несколько двухвинтовых вертолётов CH-999 и конвертопланы неизвестных моделей, я… узнал их личные номера.
— Что там, Слава? — спросил генерал-майор.
— Это те аппараты, которые были тогда, в Игнисской битве. Я посмотрел в бинокле, там соответствующие дыры и трещины, эта небольшая "авиация" принадлежала ранее и Альянсу, и Освободителям.
— Это мутанты! — строго добавила Элина. — Они взяли эти машины с этих мест.
— Похоже, они отремонтировали эти воздушные судна, — подумал Лиров.
— Обновление программы: новая вражеская цель: мутанты, уничтожить их. ВА-88 готов к бою.
— Остальное подождёт, надо быстро эвакуировать гражданских, — добавил Ребров. — Возле выхода есть семь автоматов, возьмите их.
— Есть, товарищ полковник, — отдал честь Глеб, остальные поступили так же. При выходе взяли оружия и вместе покинули Закрытый район.
К ним присоединяется ещё сотня солдат. Ещё через минуту вертолёты одновременно выпустили по паре ракет. Одна попала в здание ВВСР, остальные три по жилым домам. У людей паника, они в спешке пытаются взять вещи и покинуть город. Из тайги, срывая хвойные деревья, нападают саблезубые бурые медведи, которые были больше обычного человека в два с половиной раза, их было четыре, за ними были и обычные человекоподобные мутанты с зелёной кожей и лицом, напоминающие зверя, в их руках были автоматы и пистолеты.
Они начали стрелять по мирному населению, Глеб, Саид и Элина подбежали ближе и поочерёдно сделали по пять выстрелов, часть мутантов было убито, оставалось два медведя, остальные из отряда ушли помогать посторонним людям. Один из них схватил араба за горло, поднял его на несколько десятков сантиметров, Саид обронил автомат и свою шляпу.
— Ка… питошка, — задыхаясь, сказал он, — Спаси!
— Не… — улыбаясь, ответил Глеб. — Мне приятно, что кто-то тебя раздавит, — потом девушка хмуро посмотрела на капитана, улыбка внезапно пропала. — Ладно, поможем. — Они стреляли по медведям, но те были крепкими орешками. Второй медведь поднял с земли шляпу контрабандиста, на его глазах, порвал её, карие глаза Саида полились кровью, зубы трескались друг о друга, потом араб закричал: "Это была моя любимая шляпа!" — и двумя пальцами проткнул глаза душителя, тот издал громкий рёв и ослабил огромные лапы, Саид прыгнул на землю. В состоянии гнева и бешенства, он автоматом стрелял по головам обидчиков, пока от них ничего не осталось. Спустя минуту, контрабандист успокоился, повернулся к Элине и к Глебу.
— Печально, — грустно прокомментировал он. — Эта шляпа стоила триста долларов.
— Не волнуйся, Саид, потом купим новую, — утешала его американка.
— Спасибо, красавица, — улыбнулся Саид, потом посмотрел на Васильева. — А ты, капитошка, не скоро меня потеряешь.
— Ты живучий, это я всегда понимаю.
— Если меня не будет, твоя жизнь, капитуня, станет скучной и неинтересной, признай это!
— Ладно, мальчики, хватит спорить, надо остальным помочь, — парни последовали за девушкой по улице Надежды. Дойдя до рынка и границы с Закрытым районом, троица увидела сотни трупов солдат, граждан и мутантов, которые лежали, выжившие противники из последних сил сражаются, Николаев лежал без сознания с раной в руке, Лиров защищал друга, добивая чудовищ. ВА-88 в противоположной стороне уже пробил двоих гуманоидов разрывными пулями.
— Ребят, вы как? — крикнул Глеб.
— Добили, — грустно рапортовал Лиров. — Нашего брюнета Федорова убили в лоб, Гоша ранен. Сам посмотри..
— Что с выжившими городскими? — спросила Элина.
— Сорок процентов удалось эвакуировать в ближайшие деревни, а там повезут их на Дальний Восток.
— Надеюсь, это всё, — сказал Глеб. Спустя минуту с запада появились пять тёмно-зелёных истребителей, которые достигнув цели, выстрелили ракетами в здание Совета, верхние два этажа разрушены были полностью, а нижние этажи горели. — Это точно не наши машины.
— Смотрите, — крикнул контрабандист, пальцем указывая на вход в Закрытый район и на разрушенный КПП, шлагбаум лежал на земле. Возле входа появился чёрный силуэт, он постепенно приближался. Затем, Глеб узнал знакомые черты, как только дм рассеялся, силуэт обрёл форму, им оказалась длинноволосая серокожая девушка, которая была в ответе за разрушение Альфа-17.
— Ты? — эмоционально крикнул капитан.
— Ясно, кто мне устроил книгопад в кабинете Гаринского, — сказала она. — И я не ожидала, что встречу тебя, "капитан Васильев".
— Ты напала на базу, вероломно причём!
— Успокойся, милый, нападение на вашу коморку, лишь детские забавы для моих мальчиков.
— Хорошее занятие твоих "мальчиков", — иронично добавила Элина.
— У тебя и остальных мозгов совершенно нету, вы убиваете невиновных людей, у которых есть своя жизнь, своя судьба и свои мечты, — в слезах крикнул Митя.
— Ты думаешь, солдатик, у нас такого нет. У нас так же было. Мы должны были жить спокойно, а вы обстреляли нас этим сатанием, невинные пострадали, сотни миллионов погибло. Теперь вы почувствуйте, то, что чувствовали мы восемь лет назад.
— Карина, стой, не надо, — сказал Гаринский, выходя из Закрытого района, хромая на правую ногу. Его одежда была в дырках, которые образовались от пожара, лицо было черным от грязи.
— Уйди, Саша! — грозно закричала мутантка генералу. — Ты ничего не сделаешь, ты с трудом стоишь на ногах.
— Хоть я стар, милая, но не труп. Не думаю, что твоему отцу бы понравилось...
— Отец умер много лет назад, я сейчас сама себе. — Глеб вспомнил ночной разговор, где генерал рассказывал об учёных Альянса Мира, где он оговорился, когда описывал фармаколога Карину Атанасяна, Александр Николаевич знал, что девушка жива, но не сказал.
— Ты Карина Атанасян, верно? Состояла в гильдии учёных Альянса? — спросил он.
— Надо же, не знал раньше. Ты дубина… Да, я выжила… и не только я. В отличие от предыдущего вашего противника, у нас есть лидер, который ведёт нас к победе. Признаете, что Россия пала!
— Мы не сдадимся, как бы ты этого не хотела! — ответил на заявление Карины Гаринский.
— Да? Во всём виноват лишь один человек, кровь миллионов у него руках, и ты знаешь, Саша, прекрасно! Этот очкастый ублюдок Стас!
— Я должен тебя остановить, — генерал напал на неё и пытался её обездвижить, но мутантка вытащила нож и проткнула друга её отца несколько раз, потом выбросила окровавленный нож на землю.
— Теперь вы! — Карина готовилась напасть на остальных, внезапно ВА-88 вышел вперед и правой рукой впустил дым, который окружил Карину и окутал её полностью. Саид быстро взял на руки раненного генерала и с остальными покинули территорию, робот закончил и догнал их.
Когда дым рассеялся, мутантка огляделась, никого не было, заорала: "Ушли, твари! Суки!!!", потом к ней подошёл мутант с оранжевой кожей и тремя глазами, третий был на лбу, и был согнутым в три погибели и напоминал таким видом горбуна из Нотр-Дама.
— Госпожа, они ушли, — доложил он. — Догонять их?
— Пока не надо, — успокоившись, ответила она. — Я сама знаю, что лично убила семерых генералов из этого Совета военного. Этого пока достаточно, будем ждать его указаний. Думаю, захватом Неомосквы, будет он доволен.
— Как скажете, госпожа!
Глеб, Саид, держащий в руках Гаринского, Элина, ВА-88, Лир и Гоша, который с трудом ходил и держался за шею пятого, шли вдоль границы, они заметили огромную светло-сиреневый агрегат. Генерал сказал:
— Опусти меня, Саид! — араб выполнил его просьбу, положил Александра на землю, остальные встали кругом. — Мне уже недолго осталось, в общем, ребята, это последняя наша разработка, универсальный гибрид танка и грузовика, который состоит из материала, сопротивляющийся любому радиоактивному веществу, даже сатану. Вы… должны отправиться в самое сердце Долины мёртвых. Весь мир рассчитывает на вас! Вы сами разберётесь с устройством этой машины. Тебе, Глеб, хочу сказать… я от тебя многое… скрывал все эти годы… мы должны… были… — генерал задыхался, он кашлял кровью, но продолжал говорить. — Это… был… единственный выход… знай, ты… — не успел он договорить, как генерал закрыл глаза и больше не дышал.
— Командир! Командир! — в слезах крикнул капитан. — Нет!
— Глеб, мне жаль, раны были глубокие! — утешала его Элина.
— Он многое скрывал от меня, но он мне был как отец! Я их ненавижу… Ненавижу!!!
— Успокойся, капитошка, нам надо, к сожалению, для меня, мы должны выполнить его приказ.
— Контрабандист прав, Глеб, — ответил Митя. — Мы обязаны это сделать!
— Я с вами, — добавил Гоша. — Я поведу этот драндулет!
— А чего ты, Николаев? — спросил капитан, вытерев слёзы.
— Я был испытателем сверхзвуковых истребителей, и мне эта машина подойдёт.
— Ладно, ребята, — сказал всем Глеб, — Командир был прав, судьба нашего мира завит от нас. Как говорят мушкетёры, один за всех...
— И все за мной! — засмеялся Саид.
— Не круто, брат, — фыркнул Лиров.
— Ладно, зануда, все за одного! — Мы в деле, Глеб. И я последую за тобой! — сказала Элина.
[1] — араб. "Нет"
[2] — араб. "Привет"
[3] — араб. "Мир вам"
[4] — араб. "Да"
Просмотров: 597 | Добавил: novpav | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com