» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


программа
Степень критики: +
Короткое описание:

отдельные главы



 

- Нам необходима Гармония. Путь к ней, в душе каждого из нас. Если мы не найдём его, мы не вернёмся.

 

- У нас Война! – громко напомнил всем господин Полином.

- Мне необходимо знать о противнике как можно больше! – объявил бывший морпех.

- Сегодня начнётся постепенное снижение температуры в жилых отсеках. – сообщил, улыбаясь с экрана, Пилот. - Рацион питания и норма воды, будут снижен в два раза, появится непрерывный резкий шум, мешающий уснуть, редкие паузы тишины будут прерываться звуками сирены. – Корабль периодически начнёт трясти, будет пропадать освещение и искусственная гравитация.

- У нас есть альтернатива? – поинтересовался Полином.

- Я буду торговаться с Вами. – улыбнулся Пилот, - Мне будут нужды от вас маленькие жертвы. Например, чтобы кто-то из вас, кого-то из вас, обругал, или легонько ударил. За это Вы будете получать немного тепла, еды, паузы тишины и спокойствия.

- А давайте-ка открутим голову этому наглому мальчишке! – предложила Лили указывая рукой на экран.

- Вперёд!!! Чего Вы ждёте? – закричал математик Полином, и резко засвистел, заложив пальцы в рот.

Капитан Дубак тут же схватил кресло и ударил им по экрану. Сфера со Штангелем, не сговариваясь принялись взламывать приборную панель. Госпожа Эвол вместе с господином Холизом, пошли по каютам собирать теплые вещи, и принесли их на Пост Управления.

- С этой минуты! Вы все подчиняетесь простым правилам! – объявил комиссар Дубак, - По одному не ходить! Все передвижения по кораблю только с моего разрешения! Госпожа Эвол назначается ответственной за распределение еды и воды. Спать всем вместе в одном помещении, прижавшись друг к другу. Петь песни по моей команде! Со всеми жалобами обращаться к нашему андроморфному доктору Мера2 с позывным Аис. Распоряжения Пилота игнорировать, слушать только меня и рядового Штангеля. Господина Полинома я назначаю начальником штаба, ответственного за планирование всех наших акций. Всем быть готовым к долгой и мучительной смерти, пощады не просить, смерть не торопить и не унывать.

- Мы его взломали! – громко закричала Сфера, доставая из проломанной стены какую-то коробочку с куском провода.

- Это тот самый засранец? – поинтересовался Дубак.

- Да! – утвердительно кивнула головой, при этом почему-то пожимая плечами, Сфера.

- Ну, дайте мне его сюда! – попросил Дубак. - Не повезло парню!

Сфера протянула коробочку комиссару.

- Если я оторву все эти проводки он будет жить? – спросил Дубак.

- Да! – подтвердила Сфера.

Комиссар старательно оторвал все торчащие из коробочки проводки, затем вернул коробочку Сфере со словами: - Пусть живёт Засранец.

Сфера с помощью Аис подключилась к интерфейсу корабля и поменяла настройки систем жизнеобеспечения.

- Командир! – обратилась Сфера к Штангелю, - Принимайте командование Белым Лебедем!

- Сфера! Проложите кратчайший курс в Мир Гармонии! – скомандовал Штангель.

- Посмотрите на наш экипаж командир! – предложила Сфера, - По-моему, мы находимся совсем недалеко от места назначения.

- Тогда давайте отпразднуем это! – предложил Штангель, - Накройте праздничный стол и включите приятную музыку. А потом надо дать всем отдохнуть, пусть все вдоволь выспятся.

- Будет исполнено командир!

Андроморфам также нужен сон для дефрагментации кластеров, анализа полученной информации и планирования последующей деятельности. Поэтому Аис и Сфера спали по очереди. Первой спала Сфера, потом Аис. Аис осмелилась пройти в каюту к Штангелю и прилечь рядом с ним. Штангель очень устал за минувший день, поэтому не проснулся. Штангелю приснилась его жена Мера и он непроизвольно обнял лежащую рядом с ним Меру2. Проснувшись утром и обнаружив рядом с собой Аис он сконфузился, но не увидел в этом ничего не пристойного и потому не придал этому большого значения. Наоборот, во сне он чувствовал тепло исходящее от Аис и поэтому спал очень спокойно и крепко. Однако некоторая неловкость всё же появилась. Он боялся, что попадёт в незапланированную зависимость от Аис. Аис понимая чувства Штангеля решила поговорить с ним об этом.

- Ты не обижаешься на меня, что сегодня я спала рядом с тобой? – спросила Аис.

- А разве тебе нужен сон? Наверняка ты имитировала? – задал встречный вопрос Штангель.

- Гибернация необходима андроморфам для исполнения своих внутренних служебных протоколов. – пояснила Аис, - При этом мы также видим сновидения.

- И что тебе приснилось? – поинтересовался Штангель.

- Любовь. – призналась Аис.

- Расскажи поподробнее. – попросил Штангель.

- Мне приснилось что ты смотрел на меня влюбленными глазами.

- Я смотрел не на тебя, а на свою Меру. – пошутил Штангель, - Просто вы очень похожи.

- А может это был вовсе не ты, а твой андроморфный близнец? – пошутила в ответ Аис.

Они оба рассмеялись, и в таком хорошем расположении духа прошли в общую кают-компанию.

Там они увидели только двух пьющих кофе профессоров. Профессора что-то обсуждали.

- А Вы хоть немного поспали сегодня? – спросил их Штангель.

- Я бы мог ещё спать и спать, но моему коллеге потребовался собеседник. – вздохнул Холиз.

- О! Да! Я больше пяти часов подряд не сплю. – сообщил математик.

- Рана на ноге не беспокоит? Необходимо осмотреть! – предложила Аис.

- О чём Вы говорили? – спросил Штангель.

- Мы говорили о путях гармонизации отношений между людьми, специалистами и андроморфами. – признался Холиз.

- И что Вам кажется наиболее приемлемым? – допытывался Штангель готовя себе завтрак.

- Жертвы и уступки необходимы с обеих сторон. Только так мы сможем достичь гармоничного баланса в отношениях. – высказал свою точку зрения Холиз.

- Вам необходима андроморфная жена. – пошутил Штангель.

- Возможно. – вполне серьёзно согласился Холиз.

- И возможно, по образу и подобию из Мира Людей. – продолжил шутить Штангель.

- Возможно. – опять вполне серьёзно согласился Холиз. – И я хочу спросить вас Штангель, как складываются у вас отношения с вашей Аис? Вы сегодня спали вместе?

Штангель едва не подавился бутербродом от такого вопроса.

- Да, вторую половину ночи мы спали вместе. – ответила за него Аис.

- Простите за бестактность. – извинился Холиз.

- Ничего, не извиняйтесь. Вполне обычный вопрос. – ответил, и сам удивился своему ответу, Штангель.

- Может взять сразу с детьми? – размышлял вслух Холиз.

- С какими детьми? – удивилась, меняя повязку на ноге Полинома, Аис.

- Как это, с какими? С андроморфными, конечно! – взаимно удивился Холиз, - С настоящими, андроморфными, конечно. Девочкой и мальчиком, лет 6-12. Чтобы девочка была помладше, а мальчик был постарше.

- Да, Холиз, обязательно женитесь на андроморфной женщине с двумя маленькими андроморфными детьми! – поддержал Холиза его коллега Полином, который терпел боль от смены повязки на ноге. – Этот опыт обогатит Ваше восприятие реальности, сделает вас актуальнее.

- Возможно. – согласился Холиз.

- Про какой «Великий Фильтр» говорил вам ваш престарый академик? – вспомнил про беспокоивший его вопрос, Штангель. – И что означают его слова про «Программа минимум» и «Программа максимум» и «Барьер между ними»???

- Наш престарелый, как Вы говорите, академик, уже покинул сей бренный мир, завещая его нам. – отвечал Полином. – Нам надо решить, что с ним будем делать Мы.

- Необходимо восстановить гармоничность и целостность биосферы. – уверенно сказал Холиз.

- Для этого необходимо изменить технологический, экономический и социальный уклады наших Миров, наших обществ. – пояснил Полином, - Отказаться от экстенсивного и индустриального путей развития, снизить энергоёмкость наших Миров, поменять целевые терминанты, изменить Поля Мотивации индивидов. Изменить психологию мировосприятия.

- «Программа минимум» – обеспечить своё биологическое выживание. – начал отвечать на вопрос Штангеля, профессор Холиз, - «Программа максимум» - снизить роль нашего биологического начала до уровня, теряющего заметную социальную значимость. «Барьер между ними» - «Синергия» биологического начала.

- Путь к новому, более гармоничному обществу, пролегает через «Территорию больших и малых катастроф». Термин «синергия» означает то, что этот наш путь будет очень непрост. Преодоление «синергетического барьера» потребует от нас жертвенности. – дополнил ответ Холиза, профессор Полином.

- Возьмите меня в свои жёны! – обратилась Сфера к профессору Холизу.

- А как же любовь? – всполошилась Аис.

- Я влюбилась в профессора Холиза сразу, как только его увидела, «с первого взгляда». – призналась Сфера.

- Вы мне тоже очень нравитесь! – признался профессор Холиз, - Но я никогда не смог бы признаться Вам в этом первым. Спасибо Вам Сфера, что Вы сделали мне шаг навстречу, «Сделали Мне Предложение». Я сейчас не смогу ответить Вам, мне надо обдумать свой ответ, я не способен к быстрым и спонтанным решениям…

- Да, конечно. – грустным голосом ответила и сразу отвернулась, чтобы не показывать присутствующим грустное выражение своего лица, Сфера.

- Профессор! Не будьте же Вы таким Снобом! – громко воскликнул стоящий в дверях кают-компании капитан Дубак. - Эдак Вы никогда не женитесь! Браки с андроморфами разрешены законом! Причём это никак не ограничит Ваше право иметь сразу несколько жён самых разных типов.

- Я не потерплю никаких «нескольких жён разных типов»! – возмутилась Сфера.

- Соглашайтесь, Холиз, это судьба! – стал уговаривать Холиза, его коллега.

- Иногда я бываю несносным занудой… - стал оправдываться Холиз, обращаясь к Сфере, - Вы очень экспрессивная, деятельная, а я Сноб, я боюсь, я боюсь, что Вы быстро разлюбите меня…

- Я хочу, чтобы у нас были общие дети. – воскликнула Сфера. – Мальчик и девочка 12 и 6 лет. И я хочу, чтобы мальчик был похож на меня, а девочка на папу.

- Как я поняла, у нас намечается свадьба! Вау!!!– весело закричала и захлопала в ладоши, вошедшая в кают-компанию госпожа Эвол. Следом за ней в кают-компанию вошла Лили, она улыбалась. Улыбалась Эмпатично, потому что в кают-компании творилось какое-то странное оживление, и это нравилось ей.

- Господин Холиз! Я искренне поздравляю Вас, и даже немного завидую Вам! – поздравил Холиза, его коллега Полином. – Вы всё же смогли сделать этот взаимный шаг навстречу своей судьбе!

- Я, я пока ещё не знаю коллега, я не знаю, как понять, что такое Любовь, и чем она отличается от симпатии… - вновь начал сомневаться Холиз.

- А Вы и впрямь несносный Сноб, и Зануда! – выругалась Аис.

- Ну вот, я же говорил… - смутился Холиз.

- А, по-моему, Вы очень замечательный человек! Только очень замкнутый и стеснительный! – защитила Холиза, улыбающаяся Лили.

- Аис! Вы настоящая сучка! – громко сообщила госпожа Эвол.

- От сучки слышу! – отмахнулась в ответ Аис.

- Девочки, не ругайтесь! – поднял обе руки вверх и попросил Штангель. – Пусть влюблённые сами разбираются в своих чувствах, без нашей помощи!

- Я завидую Вам Сфера! – призналась Лили, - Вы влюблены в замечательного человека!

- Как Ваша рука? – забеспокоился раненный Полином про здоровье Лили. За время совместного пребывания в лазарете, они безмолвным образом подружились и незримо, чувственно прониклись друг в друга. Иногда совместное несчастье объединяет лучше и крепче, чем счастье.

- Уже лучше! – отвечала Лили, - А как Ваша нога профессор? Всё еще болит?

- Уже лучше! – отвечал ей в унисон профессор. – Быть может сегодня, мы прогуляемся вместе по цветистому летнему лугу?

- Я не против! – улыбнулась в ответ Лили, - Вот только где нам взять этот луг?

- Я бы могла показать Вам цветистый летний луг на большом экране, но господин Дубак зачем-то разбил креслом наш самый большой экран. – сожалела Сфера.

- Простите меня! – стал извиняться Дубак.

- Не извиняйтесь! – запротестовал Полином, - Вы всё правильно сделали комиссар! Нам всем нужен был фазовый переход. Ваш удар креслом по экрану, стал пусковой кнопкой такого перехода. Вы спасли нас, запустив цепочку последующих событий!

- И всё же экран нам сегодня мог бы пригодиться. – задумчиво проговорил Штангель. – Без экрана и пульта управления, Пост Управления, в известном нам смысле более не существует.

- Пойдём вслепую, «по приборам». – предложил комиссар Дубак.

- Я стану вашими приборами! – согласилась Сфера. – Вот только мне потребуется помощь Аис, сама я не смогу подключиться к интерфейсу корабля.

- Заберите интерфейс у этого Засранца Пилота. – предложил Дубак. – Теперь он наш пленник, пусть исполняет все наши распоряжения, иначе я ему голову сверну окончательно.

- Не сворачивайте никому головы! – попросила Лили, - Хотя бы сегодня! Сегодня у нас намечается свадьба профессора Холиза со Сферой, давайте сделаем этот день незабываемым!

- Но как сделать этот день поистине незабываемым? – поинтересовался у присутствующих Штангель. – Праздничный стол, музыка и танцы были у нас вчера. Что мы можем устроить сегодня?

- Лучшим нашим подарком для новобрачных могла бы стать наша победа над противником. – предложил Дубак.

- Да, дружище! – поддержал его Полином, - Мне представляется что лучшим, и самым незабываемым способом отпраздновать это событие, будет наше решение вступить сегодня в Бой с неприятелем.

- Я ставлю это предложение на общее голосование! – объявил Штангель.

- Пора засучить рукава и приняться за то дело, для которого мы сюда прибыли! – согласился Холиз, при этом он и в самом деле стал засучивать рукава своей рубашки.

- Да, давайте начинать! Займёмся Экзорцизмом! – эмоционально поддержала его Эвол, при этом она крепко сжала свои маленькие кулачки и сильно ударила ими о подлокотники стула.

- Большинством голосов решение принято! Мы начинаем вхождение на «Территорию катастроф». – объявил Штангель, - И…, следуя установленному правилу, я обязан спросить у Вас: Будут ли у кого, какие-либо замечания или предложения?

- Предлагаю вначале хорошенько позавтракать и подзарядить свои аккумуляторы, у кого они есть. – предложила Аис.

- Я хочу взять профессора Полинома за руку! – попросила домохозяйка Лили, - Так мне будет спокойнее, иначе мне страшно.

Профессор Полином охотно протянул ей свою руку.

- Помните Друзья! – предупредил Полином, - «Дьявол скрывается в мелочах». С этой минуты для нас ничего не существенного, всё имеет значение. Каждая мелочь.

- Сфера! По готовности, начинай движение! – скомандовал Штангель.

Экипаж закончил завтракать, Аис подзарядила свои аккумуляторы, Сфера поставила стул и села посреди кают-компании. Она обвела неторопливым взором всех окружающих и убедившись в том, что все готовы к новому испытанию, произнесла:

- Я стану Вашим монитором. Через меня вы получите связь с Территорией Катастроф. Если вы готовы, начинаем!

- Я хотел бы помолиться и исповедаться напоследок. Неизвестно что нас ждёт впереди. – попросил капитан Дубак.

- Время последней исповеди! – объявила странным, не своим, чужим голосом Сфера. При этом её лицо стало каменным, а глаза закатились вверх. – Всё тайное становится явным! Закройте глаза и откройте свою душу, слушайте самих себя, ищите искупления!

В комнате погас свет, стало темно. В темноте было слышно, как застонал, потом заскулил подобно потерявшемуся маленькому щенку, и наконец заплакал как ребёнок бывший морпех, а ныне комиссар полиции.

- Я убил невиновного! – заговорил он, всхлипывая сквозь слёзы. – Я убил своего друга! Своего верного, хорошего друга! Он не просил меня о пощаде и не оправдывался, он спокойно, без страха смотрел мне в глаза и говорил: «Я не виноват!». Но я убил его! Он не хотел умирать. Я бил его, он поднимался и продолжал спокойно смотреть мне в глаза, и я бил его вновь и вновь. Потом его взгляд затуманился, глаза перестали блестеть. И он умер. Он был невиновен. Виновен был я! Но мной овладела слепая ярость, мною овладел дьявол. Я перестал понимать, что происходит, и я убил его. Своего хорошего верного друга. Он был невиновен. За что мне такая кара? Как мне искупить свою вину?

- Ты и раньше убивал невиновных! – заговорила мужским голосом Сфера.

- Прости меня друг! – взмолился морпех.

- Вспомни, как мы с тобой вместе убивали на той войне тех несчастных гражданских, которым не повезло оказаться на нашем пути. – продолжала говорить грубым мужским голосом Сфера.

- Это была война! Нельзя было понять где враг. – стал оправдываться морпех.

- Мы даже не пытались этого понимать. Ты убил меня потому, что привык убивать невиновных. – ответил друг. – Но я прощаю тебя. Я заслужил такую смерть. Теперь и ты, последуй за мной. У тебя есть пистолет, и ты морпех знаешь, что ты должен сделать, если ты не трус.

- Я убила свою маленькую красивую кошечку! – заплакала госпожа Эвол. – Когда я была ребёнком, мне подарили котёнка, маленькую кошечку. Я захотела искупать её в ванне, но она сопротивлялась и царапалась. Я тогда разозлилась на неё, и завернула её в полотенце, а потом засунула под воду и держала там до тех пор, пока та не перестала сопротивляться! Я хочу искупить свой грех.

- Потом ты утопила в той же ванне щеночка! – голосом Эвол заговорила Сфера с госпожой Эвол.

- Я была маленькая и я не понимала, что я делала. – оправдывалась Эвол.

- Потом ты стала взрослой и разработала закон, по которому принудительной Эвтаназии стали подлежать собаки по жалобе любых лиц, если они громко лаяли после восьми часов вечера.

- В то время я вечерами работала над диссертацией, соседский пёс лаял и мешал мне сосредоточиться. – оправдывалась Эвол.

- А знаешь ли ты сколько собак было принудительно убито из-за этого, и сколько любящих человеческих сердец было разбито этим? – обвиняла Эвол госпожу Эвол.

- Да, я знаю. Много. – ещё громче зарыдала Эвол.

- Тысячи, десятки тысяч! Ты уже понимала, что ты делаешь. Не будет ли правильным искупить свою вину, освободить экипаж от такого серийно бессердечного человека?

- Я убила своего ребёнка! – спокойным тоненьким голоском, произнесла Лили. -  Генрих сказал, что нам рано обзаводиться детьми. И я отказалась от плода, того что был внутри меня. Я даже не знаю мальчик это был или девочка. Я боялась, что Генрих бросит меня. Из-за этого я больше не смогу иметь детей, никогда. Иногда мне сниться как мой ребёнок подходит ко мне и говорит: «Мама, я очень хочу жить! Я хочу бегать теплым летним днём по цветущему лугу!». Он берёт меня за руку, и я чувствую тепло его маленькой ручки. Он смотрит мне в глаза, и его глаза полны любви. Я просыпаюсь и понимаю, что нет и не будет мне прощения.

- После этого ты не ушла от Генриха, который предложил тебе избавиться от плода. Ты продолжаешь жить с Генрихом. Вы оба убийцы! В вас обоих сидит сатана! Вы не разлучны, потому что покрываете друг друга! Если бы ты смогла быть беременна опять, ты опять бы сделала это! Детоубийца! Нет тебе прощения! – закричала Сфера голосом верховного судьи присяжных.

- Есть мне прощение! Есть! – запротестовала изменившимся, визгливым голосом Лили. – Если и я и мой Генрих одержимы сатаной, то зачем рождать на свет таких же детей, как и мы? Не правильнее будет, не дать им родиться вовсе?

- Ты не Бог, и твой Генрих не Бог, не вам решать кому родиться, а кому нет. Твою судьбу будут решать твои не рождённые дети, там, где ты их оставила. – заключил судья присяжных.

В темноте послышалось как закашлял профессор Холиз. Он как бы проверял свой голос, перед тем как что-то сказать. Наконец он сказал:

- Я оставил лабораторных мышей в коробке. Я уезжал в командировку и уже на выходе из института вспомнил что забыл лабораторных мышей в отдельной клетке без еды и воды. Но мне было лень возвращаться, подниматься пешком на второй этаж. Это отняло бы у меня пятнадцать минут. Но я такой большой и важный, а они такие маленькие и пищащие, что я поленился ради них подниматься пешком на второй этаж. Я постоял одну минуту на выходе, раздумывая вернуться или нет, потом просто перестал думать о мышах и ушёл. Я вернулся из командировки через две недели, мыши были мертвы.

- Для Бога все жизни одинаково ценны. Для него нет разницы профессор ты, или маленькая лабораторная мышь. Вы своей ленью совершенно сознательно и бессмысленно, погубили десять замечательных мышей, остановили преждевременно десять жизней. Они умирали в мучениях и спрашивали друг друга: «Для чего эти мучения? Почему Бог забыл про них?» – прозвучал голос. – Ваша смерть также произойдет преждевременно, нелепо, бессмысленно, по чьей-то халатности или лени.

- Я – математик. – заговорил профессор Полином, - Мне известны многие тайные закономерности этого мира, написанные волшебным языком цифр и символов. Иногда мне приходится делать расчёты для трагических событий. Например, последствия возможных природных катаклизмов или техногенных катастроф. Оцениваю эффективность различных стратегий противодействия. На основе моих расчётов разрабатываются рекомендации, инструкции, планы действий. Я могу делать расчёты более точно или менее точно. С различной степенью Аппроксимации. Чем точнее расчёты, тем больше сил и времени они требуют. Иногда я устаю, и говорю себе: «Плюс-минус несколько чьих-то жизней не имеют большого значения, здесь речь идёт о сотнях или даже тысячах жизней.»

- Вы можете ошибаться Полином. Вы можете уставать Полином. Но Вы не имеете никакого морального права цинично говорить себе о том, что несколько чьих-то жизней не имеют для вас большого значения. – послышался голос. – В ином случае вы сами попадёте в те самые статистические «плюс-минус несколько жизней».

Штангель дождался пока все расскажут о своих самых больших грехах и затем также сказал:

- Я хочу исповедоваться. Иногда я слишком рассудителен и не эмоционален. Особенно страдают от этого те люди, которые меня любят и заботятся обо мне. Это мои родители и мои близкие родственники, а также моя жена Мера. Я постоянно думаю о работе, и часто не замечаю знаки внимания с их стороны. Не видя ответных знаков внимания, они считают меня эгоистом, думают, что я высокомерен, они думают, что недостойны моего внимания. На самом деле это не так, я чрезмерно увлечён своей работой и потому бесчувственен. Моя работа требует тщательности, терпения и выдержки. Такой я и в быту.

- Ваша невнимательность огорчает ваших родных, они переживают за вас, из-за этого их сердца устают больше, а и их жизни становятся короче. – ответил голос.

- Друзья мои! – осторожно и одновременно уверенно обратился Полином к экипажу, - Мы находимся в Мире Катастроф! Мы подвергаемся повышенным Рискам! Почему так темно?

- Сфера! Дай свет! – приказал Штангель.

В комнате стало светло. Все увидели, комиссара Дубака с приставленным к своей голове пистолетом, готовым нажать на курок. Госпожи Эвол в комнате не оказалось. Лили сняла со своей руки бинты и теперь пытается расцарапать свою рану.

- Сфера! Стоп! Прочти нам молитву об искуплении грехов! – попросил Штангель.

- Помните и не забывайте о совершенных вами грехах, просите искупления, ищите искупления. Но не забывайте, что ваша жизнь принадлежит не вам, а господу Богу, нельзя желать прервать её раньше времени. Самоубийство равносильно убийству. Цените каждую жизнь как свою, цените свою жизнь как каждую. Забирая чью-то жизнь, имейте долг совершить важное.  Совершайте важное для победы гармонии над дисгармонией, жертвуйте своей жизнью ради этого. Живите этим! – прочитала молитву Сфера своим обычным голосом.

Комиссар опустил пистолет. Лили облегчённо вздохнула и успокоилась. Госпожа Эвол в это время стояла за дверью, она вернулась в комнату, увидев свет.

- Господа! – обратился Штангель к собравшимся, - Нам необходимо остановиться и собраться с силами. Наш путь через Территорию Катастроф только начался, а мы уже чуть было не понесли невосполнимые потери.

 


Свидетельство о публикации № 35672 | Дата публикации: 01:01 (08.01.2024) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 77 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению
Оценка: 0.0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com