Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Диана  
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №576, проза (Flores vs Ciel)
Дуэль №576, проза
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 895
Репутация: 1259
Наград: 42
Замечания : 0%
# 1 11.01.2015 в 15:40

Дуэль №576
Flores vs Ciel
Форма: проза
жанр: стимпанк
тема: Всё, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло.
Только этого - мало.
*
Объём: свободный
Сроки: до 22 января включительно
Голосование: аргументированное от читателя

*Арсений Тарковский

Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 56
Репутация: 168
Наград: 3
Замечания : 0%
# 2 22.01.2015 в 20:45
Тихий треш

Сколько себя помнил Донни Шан, их с Митой родители никогда не общались с другими людьми. Старшие Шаны рассказывали о мире разнообразные ужасы, не разрешали им гулять дальше озера, да и сами никогда не покидали ранчо.

Мита и Донни никогда особенно не страдали из-за этого, так как в доме было много книг и роботов. Пока Мита в какой-то момент не стала странной, мать говорила, что ей просто уже девятнадцать, и лишь поэтому она переставала интересоваться роботами Донни, стала часто куда-то уходить, и
постоянно беспричинно смеялась. В один прекрасный день Мита оставила на
холодильнике письмо, в котором просила прощения и информировала всех о том, что
она уезжает в Россию со своим молодым человеком, которого зовут Аир. Этим же вечером
отец втащил в дом субтильного бледного парня со страшными красными глазами. Аир
оказался вампиром, который контролировал близлежащую деревню, и каким-то
непонятным образом убедил её поехать с ним в Россию. Шаны всю жизнь избегали людей,
и особенно, вампиров, потому были теперь крайне испуганы и ошарашены. Они
решили, что отпустить его, значит подписать себе смертный приговор, поэтому
решили связать его и поскорее бежать, куда глаза глядят.  Мита плакала и пыталась что-то объяснить, в то время как парень второй день сидел в погребе без еды и воды. Утром третьего дня
Донни вошел в кухню, залитую кровью, а над трупами родителей и Миты, усыпанными
ромашками, стоял Аир и плакал. Он на коленях умолял Донни о прощении, и сказал,
что лишь невыносимый голод заставил его сделать это. Он клялся, что обычно пьет
только звериную кровь, и так как мальчику было всего тринадцать лет, ему некуда
было идти, к тому же он хотел отомстить этому красноглазому чудовищу, он сделал
вид, что внял мольбам Аира и согласился сопровождать его до России. При условии,
что тот разрешит ему взять с собой R2D2, огромную болтливую урну, которую ему впоследствии
часто приходилось тащить на руках.

***
Большая часть мира контролировалась вампирами, которые держали людей в телепатическом рабстве.
Сами вампиры в каждый район отправляли новообращенных вампиров, с детства отобранных и воспитанных в особых школах. И все бы текло своим чередом, пока в Техасе пару лет назад не произошла страшная
бойня между вампирами и психически развитыми людьми. Огромное количество
вампиров было убито, почти все дети в школах погибли от руки какого-то Джа-ламы.
Во всем штате осталось около сотни зрелых вампиров, поэтому новых
контролирующих набрали из подходящих на эту роль людей, в основном из самих же
нападавших. Аир всего лишь полтора года назад был обращен и ничего не помнил о
своем человеческом прошлом кроме странного сна, в котором какой-то пожилой
мужчина взял его за руку перед тем как умереть, и просил его возвращаться в Россию.
Потом в доме одного знатного вампира, он перепутал комнаты и случайно вошел в
кабинет хозяина. На столе лежала фотография мужчины из сна, к которой было
приколото досье о нем самом. Мужчина оказался его отцом. Также он узнал от
других вампиров, что группировка самых опасных психически свободных людей перенесла
свой штаб куда-то в Санкт-Петербург. Тогда же он и решил туда уехать, но вдруг
встретил Миту и влюбился.  После нескольких неудавшихся попыток отомстить и пары разговоров по душам Донни решил остаться вместе с Аиром, чтобы присоединиться к самой большому филиалу  «Организации поборьбе с психическим рабством».

***

В Москве Аир предполагал пробыть около месяца. Он уловил втелепатических каналах полиции информацию о том, что где-то под городом находится новое убежище Джа-ламы, и что полиция через неделю собиралась
провести чистку в нескольких пригородных особняках. Он собирался посетить их и
предупредить Джа-Ламу о нападении, и вдруг исчез на неделю. Деньги оставленные
Аиром уже подходили к концу, как в дом внезапно вошло четверо мужчин. Один
тибетский монах, два священника и странный усатый мужчина в цилиндре, одетый в
невероятно дорогой камзол и ботинки. Присмотревшись внимательней, Донни уловил
в глазах богача красный оттенок.

«Он тоже вампир», - подумал Донни, и мужчина будто бы улыбнулся на его слова.
- Ты не телепат, - вдруг произнес вампир на английском, какже он давно не слышал родной речи. - А вы… - Донни смутился.
- А я телепат, - вампир хмыкнул, - И вампир, как ты понял… Мы пришли расспросить тебя об Аире.

***

Донни рассказал им всю их историю, и даже несколько пылких монологовАира, записанных в память R2D2. Не так давно, в Лейпциге Аир купил видеокамеру для роботов, и они думали, что зря потратились, но теперь она сослужила хорошую службу.

Пусть R2D2 периодически дымился и иногда ругался, когда его заставляли
записывать что-либо, именно благодаря этим записям свободные братья (так
называли себя все, кто входил в «Организацию по борьбе с психическим рабством»)
пришли к выводу о невиновности Аира. Их приняли. Тем же вечером они собирались
выезжать в Петербург, и Донни повели на аудиенцию к Джа-ламе. 
- Что ж, значит, мы поедем в Санкт-Петербург – Джа-лама весело что-то бурчал по-русски и точил свою
саблю, а Аир переводил, - Поедем вместе с Оливером, это вон тот богатый
англичанин, ты там будешь учиться телепатии, Джа-лама говорит, кое-какие
способности у тебя есть, а каждый хороший телепат сейчас на счету. Джа-лама тоже
телепат, и священники тоже, но они самоучки, самородки, а тот тибетец способностей
не имеет, но тоже хороший телепат, в Петербурге могут научить телепатии даже
совсем без способностей, - вдруг Аира передернуло.
Джа-лама разрубил крысу, которая бежала по его походному мешку и вытер саблю собственной ладонью. Другой тибетец посмотрел на него с отвращением и нескрываемым высокомерием с примесью
ужаса.
Джа-лама встал со стула и направился к тибетцу, затем замахнулся, отрубил
ему голову, поднял её с земли и положил в мешок, еще пропитанный крысиной
кровью.
- Увезите это Сандану, - и Джа-лама ушел, оставив Аира,священников и Донни в полном оцепенении. Только Оливер довольно улыбнулся и хищно облизнул губы.

***

Донни уже год изучал священные тексты, вместе с другими учениками Сандана-Геше. Несколько священников работали над учением, которое бы могли
использовать христиане, не отвергая каких-то своих истин и привести все техники
в гармонию с Евангелием и Библией. Все называли его Ковбоем, так как он был
единственным американцем в особняке свободных братьев. Русский он так и не
выучил, хоть и скачал для R2D2 кучу словарей и учебников. Сначала ему переводил
Аир, а когда он научился немного читать мысли, потребность в языке отпала. Он сдружился
с двумя другими учениками, которые были монахами, они тоже не знали русский,
поэтому им было также сложно общаться с другими людьми, как и ему самому. Они
были уже состоявшимися практиками, подкованными в философии и владевшими
разнообразными сиддхами. Звали их Бидия и Янсан-лама.

Как-то раз они гуляли по саду, и Бидия спросил его, не знает ли он, что Джа-лама демон.

- Демон?

- Люди, которые практикуют с неверной мотивацией, иногда становятся демонами…

- Неверной мотивацией… - перед глазами до сих пор стоялаотрубленная голова.

- Жаждой власти, ненавистью… Много видов, - Бидия сел на снег. - После смерти человека, его память остается в теле, а его суть уходит. Именно так появляются вампиры, но они просто прокляты и хотят жить,
они не люди, но и не совсем живые существа, смесь силы и человеческой памяти,
они меньше чем животные, но вот Джа… он очень страшный демон со своими непонятными желаниями, - Янсан-лама впервые так много говорил.

- Янсан хочет убить его, но мы оба не имеем права, - Бидия смотрел куда-то в пустоту.

- Обеты, - Янсан-лама долгой почти стыдливой мольбой смотрел в глубины снега.

- Я с вами… - прошептал Донни.

***

На следующее утро все подкованное в телепатии население особняка проснулось от невыносимо громких взбешенных мыслей Аира, а самого Аира нашли в комнате Янсана, когда он разгрызал ламе шею. Донни с Бидией поймали его, и потащили к Сандану-геше. В его покоях уже сидел Оливер. Он требовал
выдать ему Аира, и говорил, что он разберется с ним, и что вампиру будет проще
понять вампира. Аир все еще был в диком состоянии. Донни никогда не видел его
таким. Отец Иоанн сказал на слушании, что Аир часто рассказывал ему о
вампирском проклятии, он говорил, в последнее время Аиру чудились какие-то страшные
вещи. Молодой вампир пытался их контролировать, но не мог. Также Отец Иоанн
сказал, что он сам чувствовал  какие-то странные, почти незаметные потоки злой силы, которые как-то раз попали в него самого, когда он был в комнате Аира. В итоге, незадачливого вампира отправили охлаждаться
в подвал.

***

Когда сжигали тело Янсана, Бидия тихо подошел к Донни исказал, что вечером видел Оливера у дверей Аира с каким-то странным предметом. После долгих размышлений, они пришли к выводу, что именно Оливер мог контролировать другого вампира. К тому же эта странная дружба с Джа-ламой… Бидия узнал, что утром
Оливер поедет  в Элисту, что его охранавсего семь человек и ни одного экстрасенса, монаха или простого телепата, и предложил Донни сегодня же выезжать.

***

Обогнав караван Оливера, Бидия и Донни устроили засаду.  Как только Оливер подъехал достаточно близко,Донни подстрелил ногу его лошади, а Бидия навел на окружавших его людей сильный
морок, поэтому они продолжали скакать, не заметив пропажи Оливера.  Оливер встал, стряхнул с себя снег, ипосмотрел на лошадей. Лошади взбрыкнули и скинули Донни, он потерял сознание.
Когда же он начал что-то понимать, его руки перерезали Бидие голову, а Оливер
удивленно смотрел на него.

- Я думал, ты слабее… - Оливер вытаскивал пистолет, когдаДонни выстрелил ему в лоб, из круглого отверстия вытекло немного крови, но Оливер
вытащил пулю, и рана затянулась, вампир выстрелил, Донни вытащил саблю, быстро
подбежал к врагу и двумя резкими движениями отрубил ему руку и голову. Потом он
лежал на снегу и пытался засыпать рану в животе снегом.

***

Мутное оранжевое солнце окрасило облака в розово-сиреневый цвет. Донни Шан смотрел на светящиеся от оранжевого света снежинки, медленно падавшие на красную вязкую поверхность лужи и отрубленную руку Оливера, все еще сжимающую ружье. Рука как будто бы покрылась нежным розоватым от солнца
пухом,  казалось, она затаилась и лишьпритворяется мертвой. Даже больше, казалось, она сейчас подползет к Донни и вцепится ему в горло. Донни моргнул, прогоняя ужасную предсмертную иллюзию. В
голове было как-то пусто и ватно, руки не слушались, а ноги совсем отнялись.
Сколько же крови… Черт, это даже красиво. Два красных озера, под ним и под
Оливером. Даже немного смешно.  Донни пригляделся, и пнул голову своего недруга, вдруг он заметил, что грудь его медленно поднималась. Черт. Значит, Оливер еще дышит. Этот урод просто уснул,
баюкая свой обрубленный локоть. Вот же живучий гад, как он мог уснуть…  

- О, Шан, ты еще несдох…  - Оливер почти весело просипел.

- И не сдохну, можешь поверить…

***

Утром его нашел Аир.

- Ты умираешь, - он легонько давил на сонную артерию,пытаясь прощупать пульс.  Донни кивнул. 

- Сделать это? –спросил он на выдохе, вытаскивая карманную бритву. Донни снова кивнул. Аир
резанул ладонь, и тонкая быстрая струйка проклятой крови тронула губы Донни,
что-то черное охватило его разум, какая-то немыслимая тоска. Он закричал, но
теряя сознание увидел, что место, на котором лежал Оливер, пустует.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 59
Репутация: 37
Наград: 1
Замечания : 0%
# 3 23.01.2015 в 05:03
Стенограмма
--------------
Р – репортер
Д – Джулиан
--------------


Р: Мы можем продолжить?

Д: Конечно.

Р: Хорошо. Скажите, а кем вы мечтали стать в детстве? Полагаю, капитаном дирижабля?

Д: Как вы догадались? (смеется) На самом деле, да, но я тогда ещё пешком под стол бегал. Помните тот инцидент с моим дядей Джозефом? После этого на дирижабли мне путь был заказан.

Р: Не похоже, чтобы вы чего-то боялись.

Д: Ну… Мой отец желал, чтобы я пошел по его стопам, но я был мелким бунтарем. У отца был в запасе другой вариант – свести меня с Аннабель Великой. Каждый раз, уезжая с визитом в Париж, отец брал меня с собой. Тогда я несколько дней проводил в обществе этой мадмуазель. Жуть! (смеется)

Р: Вам она не нравилась?

Д: О, нет, что вы! Она была довольно милой. С такими большими глазами, как у рыбы. Клип-клип. Помню, нас загнали в её комнату и велели «играть». О, знаете, она очень любила Жюля Верна, и я вынужден был слушать, как она читает вслух «Пятнадцатилетнего капитана». По правде говоря, читать его на любом другом языке, кроме французского, - издевательство, но она была влюблена в английский почти так же, как мой отец  во французский.

Р: Вам не нравится язык Гюго?

Д: Сам по себе нравится, но то, в какой фарс превращал мой отец любую тему, касающуюся будь то языка или чего бы то ни было французского, меня приводило в ярость. Мы частенько ссорились на этой почве. Как-то в одном французском ресторанчике отец заказывал мясо, а я позволил себе перебить его и вставить «по-французски». Конечно, ничего примечательного не было в этом дополнении, но отца выводили из себя мои подколки. Он сказал «C’est assez!», а я тут же вставил по-немецки «Oder was?». Этого было достаточно, чтобы он ударил ладонью по столу, попав по вилке, которая улетела, чуть не попав ошарашенному официанту в глаз. (смеется)

Р: Ваш отец настолько эмоционален?

Д: Он идеалист. Мне кажется, он был создан для своей профессии, как выпивка создана для добросердечных людей, и это стало его призванием. В той непростой ситуации, которая царила тогда в Европе, он более чем хорошо выполнял свою функцию, особенно на фоне созревающей коалиции Англии и Франции. Он был настолько предан своему делу, что мне кажется, будто во сне ему снилось, что это он по ошибке затеял Столетнюю войну. (смеется) К тому же, он носил тоненькие усики и на завтрак ел круасаны, поэтому сами судите. (смеется)Да, он был очень искренним, но наивным человеком.
О, простите, я, кажется, не ответил на ваш вопрос. Я хотел стать журналистом. Знаете, махнуть в Африку, зависнуть в какой-нибудь колонии. Я не брезговал марать бумагу, знаете ли, хотел писать что-нибудь. Я даже написал несколько рассказов и попытался опубликовать во «Фрайвелте».

Р: Это же берлинская газета, да?

Д: Да. Я хотел это сделать назло отцу, проучить его, так сказать. Представляете, что было бы, если бы мои опусы признали и приняли в Германии?

Р: Полагаю, сейчас их бы приняли с радостью. А что насчет Марлен? Как вы с ней познакомились?

Д: Оу, вы меня обижаете. Полагал, это вы-то знаете. (смеется)

Р: Да, но все же — как?

Д: Я в неловком положении: трудно выдумать что-то новое. (вздыхает)Что ж, пройдемся ещё раз. Эээ... На моем отце лежала большая ответственность за судьбу Европы. Нет, без иронии. Помню, как отец вошел ко мне в комнату, весь красный, нервный, и робко сказал, что мы едем в Венецию. Весь следующий день он был возбужден, почти не ел, только усики гладил и о чем-то раздумывал.

Р: А вам обязательно было ехать? Это ведь было опасно.

Д: Хм. Да, несомненно. Но отец по-прежнему питал свои иллюзии относительно того, что я стану видным дипломатом. Я должен был сопровождать его, тем более — с такой важной миссией. Но мы отвлеклись. Венеция — славный город. Если верить в реинкарнацию, то я бы предпочел в следующей жизни родиться котом — да не важно кем — в Венеции. Тем более, что именно там мы познакомились с Марлен. Как это произошло? Нас, то есть детей, жен, отцов и прочих сателлитов поселили в левом крыле отеля «Плаче дел Винчи», тогда как моего отца, госпожу Лоран и прочих значительных фигур — в правом. Кригер же в целях безопасности поселился в другом месте, где — никто не знал. Так вот, в нашем крыле была один единственный холл помимо номеров, в котором процветал рай для зануд. Весь первый вечер я наблюдал Аннабель на диванчике у камина (сейчас стошнит), читающую того же Жюля Верна. Я никогда не любил фанатиков, но, знаете, с того самого вечера начал относиться к ним более, что ли, сдержанней. Нет, я не об Аннабель сейчас (смеется). В левом крыле с нами жил некий Роберт, который везде совал свой нос и пытался со всеми подружиться. По-английски, кстати, говорил он отвратно. Я битый час выслушивал его болтовню, пока он не предложил мне прогуляться. «Что ж, - подумал я, -  общество экстраверта — не самое худшее на фоне остальных светских зануд». «Прихвати денег», сказал мне тогда Роб. Зачем? Хм. Он усадил меня в гондолу, все время обещая, что я останусь доволен. Я ожидал чего угодно, знаете. Представьте же моё удивление, когда мы вошли в этот прокуренный подвал. Кстати, я не с того начал, ведь мы с Марлен были знакомы до этого. Несколько раз на одном из съездов мы оказывались в одном обществе, где воздух был пропитан нафталином. Как может молодежь быть такой скучной! Все эти «де», «знаете ли», «а вот моя маман» и тд. Я тоже понахватался, как видите, всё и лезет это «знаете ли», знаете ли. (смеется) Марлен не упускала возможности опрыскать ядом манерных девиц, всунуть какую-нибудь колкость, поддеть каждого, кто окажется на её пути. Эта девушка всё и влезала в нашу беседу с Аннабель, обращаясь к моей собеседнице (никогда ко мне напрямую), и - если я делал ей замечание - говорила, что её раздражает моя болтовня; то смеялась в ответ, когда я пытался парировать её выпады, и её смех при этом резонировал на лицах у стоящих рядом людей удивлением и секундным стопором; но её смех заразителен, и спустя мгновение люди уже смотрели на меня и хихикали. Тем не менее иногда она говорила мне "Добрый день" или задавала какой-нибудь мимолетный вопрос.. Она очень умна, но при этом и неосторожна. Её беспечность обусловлена железной самоуверенностью, которая проявила бы себя, будь я сам более уверен в себе. В общем, не очень приятное впечатление для первого знакомства.

Р: Так что же произошло в Венеции?

Д: Ах, Венеция. Это было какое-то подпольное заведение. Так как Венеция всегда была локальным центром светской жизни, как и Париж или Вена, то не мудрено, что отпрыски знати наплодили таких заведений себе на потеху. Странно, что я сам там ни разу не бывал…

Р: Простите, а сколько вам было лет?

Д: Двадцать лет.
Прокуренный, значит, подвал. Вы меня не отвлекайте. Роберт все тараторил без умолку, наливал мне, развлекал, как мог и как хотел. В какой-то момент я оказался за покерным столом. Матерые ребята были рады обобрать сынка английского дипломата. Что ж, я был не против отдать свои деньги, лишь бы не сдохнуть от скуки. Ах! Знали бы они, что покер пошел от французской игры «поке», знали бы они, что мой папа ужасный франкофил, знали бы… Вы понимаете, да? В конце я остался против одного скандинава… Свеном звали, кажется. Он проиграл все фишки и попросил меня заменить их билетом на первый рейс премиум класса нового мега-дирижабля «Олимпус-2». Мне было все равно. Вот, в последней раздаче у меня на руках «монстр», то есть туз-король, на флопе выпадает шестерка, туз и король. Свен двигает все фишки в центр, а я, помню, попросил Роба налить стаканчик, потянул время, дескать, сомневаюсь, после чего тоже передвинул все в центр стола. Мы вскрылись. Я помню его довольное выражение, когда он увидел мою реакцию на его карманных ракет… Ээ, то есть двух тузов. Когда дилер открыл четвертой картой короля, то Свен вскочил, но тут же улыбнулся, - что тут нервничать, туз бьет короля. Но пятая карта – король! Свен, бедняга, в расстроенных чувствах взял со стола бутылку и ушел куда-то.

Р: Простите, но все же - причем здесь Марлен?

Д: Ааа! Тут-то и оно! Роб начал тараторить что-то в десятикрат больше, и я, чтобы избавить себя от его компании хоть на минутку, предложил ему собрать мой выигрыш, пока я буду в клозете. В смежной комнате стоял шум и гам. Я увидел там компанию парней, которые окружили стол и бурно что-то обсуждали. Я сунул свой нос и – вы уже догадались – увидел там Марлен. Она рисовала на клочке бумаги портрет Свена, который потом вручила ему. А, от поражения в карты на его лице и следа не осталось! Марлен взглянула на меня и, видимо, засмущалась. «Ты? Ты что здесь делаешь?», - спросила она. Вы знаете, я до сих пор не отдавал себе отчета, почему я теряю всякую уверенность в себе в обществе этой девушки. Она же прекрасна! Она так непохожа на других девиц! Я молча стоял в тот момент, выдерживая взгляды десятка парней – прям киношный момент – и пытался найти брешь в её превосходстве надо мной. Я так долго стоял пялясь на нее, что она засмеялась, но в этот момент я нашел её, брешь эту. Щель в зубах! Это был едва ли не единственный недостаток её внешности. «Что ты уставился?», - спросила ещё раз Марта. Тут подоспел Роб с моими деньгами. «Так вот кто тебя обобрал, а, Свен? Что ж, хорош, ничего не скажешь», - обращаясь уже ко мне, сказала Марлен. Я же, набравшись смелости у этой щелки меж зубов, захмелелый, с билетом на рейс премиум класса в кармане, представил себя на месте того Джека, который выиграл билет на «Титаник», чтобы потом встретить свою Роуз. Помните эту красивую историю? Возможно, когда-нибудь фильм снимут…

Р: Захватывающе. Что же было дальше?

Д: Мы с Марлен быстро нашли общий язык. Как много у нас общего! Казалось бы, она – дочь Крига, которого ненавидит половина Европы, остальная же ненавидит скрыто, я же, Джулиан Перчилль, – сын Клинстона Перчилля, всеми клетками ненавидящего Крига и его режим в Германии. Напившись, мы бродили в окрестностях Венеции до самой зари. Под утро мы сидели под каким-то мостом, опустив ноги в воду, и, знаете, я готов был забыть все на свете, отречься от всех и вся, лишь бы провести свою оставшуюся жизнь с этой девушкой. Мило, правда? Но на самом деле таких историй куча и я не хотел бы на этом останавливаться. Двое влюбились – что в этом такого?

Р: Насколько я знаю, интересное началось позже, это так?

Д: Да, если хотите. Мой пиджак набит наличкой, в кармане – билет на две персоны на дирижабль, который отправляется в это утро, в голове безумные амбиции и бунт против отца. Как сами думаете, что было дальше с таким раскладом?

Р: Позвольте, я бы хотел услышать от вас. Кстати, почему один билет на две персоны?

Д: В целях безопасности. На «Олимпус-2» пускали лишь парами, ибо женатики и парочки влюбленных вряд ли пронесут динамит на борт.

Р: Даже так?

Д: Ну, были прецеденты. Нас с Марлен, кстати, пускать не хотели ввиду нашего внешнего вида после ночи разгула. Но мы выдумали какую-то безумную историю о том, что якобы наш паромобиль заглох посреди ночи где-то в ста километрах отсюда и мы ночью шли пешком, а уже в окрестностях Венеции наш единственный чемодан с вещами утонул, когда мы пересекали улицу Алигьери. Нас на всякий случай обыскал полицейский, и нас пустили на борт.

Р: А фотография? Её сделал Роберт? Это же Роберт Маннер, я правильно понимаю?

Д: Да, именно. Он не так прост, как казалось на первый взгляд. (смеется) Это был наш первый поцелуй. Роберт оказался ярым борцом за права человечества, хэхэ. В то утро он собирался заснять запуск этого знаменательного рейса, но к своему удивлению увидел нас рядом с ним, подкрался и сфотографировал в тот момент, когда мы целовались. Лишь через три месяца мы с Марлен узнали, какого шуму наделала та фотография.

Р: Через три месяца? Ваш отец вас не искал?

Д: Он бы никогда не подумал, что я сел на «Олимпус». Мы ведь никогда не летали, он этого опасался. Фотографию опубликовали в том же «Фрайвельте», а потом, когда назревающий черей лопнул и люди вышли с протестами на улицы, её начали использовать как средство пропаганды. Что до отца, то он немецких газет никогда не читал, а когда фото появилось через месяц во французском «Лё Монд», отец забил тревогу, и, зная где меня искать, отправил людей сюда, в Каир. Видимо, они нас искали не в тех местах, раз на это ушло целых два месяца. Каир большой. (смеется)

Р: Вы не жалеете, что покинули дом и отца?

Д: Наша Эльза Тейлор как-то сказала, что отпрыски должны жить в социуме, а не в пережитках прошлого. Когда волна была уже запущена, все, ясное дело, приписывали её заслуги нашей с Марлен фотографии. Отец выяснил, где и при каких обстоятельствах я раздобыл билет. Свену тогда досталось несладко от его гиперборейского папаши. А наша сердобольная и прекрасная Аннабель любит униженных и оскорбленных. Слышал, они устроили шикарнейшую свадьбу на Кипре. (смеется)

Р: Что ж, спасибо за интервью. И ещё один вопрос напоследок: что случилось с вашим дядей Джозефом? Я не слышал этой истории.

Д: Ничего сверхъестественного. Он был капитаном «Олимпуса», первого «Олимпуса». Какой-то фанатик пронес взрывчатку на борт. Помню, дядя Джозеф пошутил, что не поведет «Олимпус» в рейс, потому что мой отец настоял, чтобы в отделе-ресторане на ужин подавали лягушачьи лапки. Это якобы поднимает престиж Франции в глазах пассажиров. (смеется… и умирает со смеху)
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 4 23.01.2015 в 09:54
ПЛОХО! Не буду голосовать, разочарован настолько, что вообще в эту тему не загляну!!!
У флореса еще да, но имхо не то.
У циель, какие роботы? Какие вампиры? Вы пьяны...
Уж лучше бы взялись писать фентези стимпанк - легче.

Я пафосно ухожу под Abney Park!
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 895
Репутация: 1259
Наград: 42
Замечания : 0%
# 5 23.01.2015 в 10:18
Голосование открыто до 29 включительно.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 784
Репутация: 809
Наград: 25
Замечания : 0%
# 6 23.01.2015 в 14:56
Первый текст — какой-то краткий пересказ, изложение. Может быть, из этого и можно сделать рассказ. Возможно. Ибо я нифига не поняла, кто, где, куда и зачем. Мало того, что события описаны очень сжато и скупо, так еще и текст разбит на мелкие клочки, разорванные временными скачками. Плюс к тому: вампиры? Ладно бы это хоть как-то оправдано было, типа сумасшедший ученый придумал какую-то инфекцию, вызывающую повальную гемоглобиновую зависимость, или гениальный изобретатель слепил паровые машины, собирающие кровь, а они взбесились. Но вот такое наличие вампиров в стимпанке... это реально тихий треш. biggrin

Начиная читать второй текст, я приободрилась. Привязка к стимпанку весьма условная, конечно, хотя написано лучше, язык плавный. Но в итоге все ушло в никуда.
Теперь я даже не знаю... А можно проголосовать за Abney Park?
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 2
Репутация: 29
Наград: 0
Замечания : 0%
# 7 24.01.2015 в 16:00
Однозначно, Флорес.
Флореса хоть более-менее читать можно. Читая Циеля, можно заснуть.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 56
Репутация: 168
Наград: 3
Замечания : 0%
# 8 24.01.2015 в 16:29
Неондд, прости, чувак, надеюсь, ты не долго мучил себя.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 2
Репутация: 29
Наград: 0
Замечания : 0%
# 9 24.01.2015 в 23:03
Ciel, ты чего, обиделся, что ль?
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 56
Репутация: 168
Наград: 3
Замечания : 0%
# 10 25.01.2015 в 14:40
ГРОХНИТЕ ЕГО СКОРЕЕ ЭТО ПОХОДУ АБРАМ
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 56
Репутация: 168
Наград: 3
Замечания : 0%
# 11 25.01.2015 в 14:52
А хотя вроде про Майнкрафт писал. Может и не Абрам. Хз. Нет, я реально сочувствую. Я сам еле прочел. Но зато как мне нравилось это писать. Блиииин... Давно я так доволен не был.
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 12 25.01.2015 в 23:23
Плохая дуэль. Мир стимпанка отсутствует в каждом тексте. Тот же "Герметикон" Панова - попса, баян, но мир - есть. А в теме, заданной секундантом кажется антураж являлся чем-то важным. Почему-бы чего-нить не подсмотреть? 

О смысле и форме говорить ещё труднее. Тексты - просто наборы слов. 
Слабо, народ.
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 13 26.01.2015 в 10:38
Я проголосую, пожалуй, проголосую за работу Ciel.
Естественно, не всегда нужно ожидать от нас идеала, особенно на стадии начинающего начписа. 
Но у Сьельки хоть попытка видна создать произведение, хотябы нечто похожее получилось, пусть и не в жанр.
Щитаю шпаргалку Flores отпиской! Но радует урок дуэлянтам, не готов - не суйся.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 59
Репутация: 37
Наград: 1
Замечания : 0%
# 14 26.01.2015 в 15:10
Что ж, пора высказаться.

Автор Первый и его работа.

Первое, что бросается в глаза, это отсутствие форматирования и вменяемых переносов строк. Видимо, автор намеренно пытался создать иллюзию плохого качества текста, дабы в дальнейшем повысить оценку его потенциальным читателем. С первых строк возникает ощущение, будто текст - это борщ, только не приготовленный, а некая смесь капусты, морковки и мяса, которую забыли поставить на огонь. Таким образом автор дает нам понять, что речь пойдет о вампирах, которым чужда человеческая еда. Умно! К тому же, автор вываливает на читателя гору фактов и персонажей, что дает нам понять, что текст рассчитан на читателя с железными нервами, на того редкого читателя, который имеет достаточный багаж знаний, чтобы сразу увидеть и рассмотреть хитросплетения сюжета, который, на первый взгляд, напрочь отсутствует, но мы-то с вами не робкого десятка, и сразу замечаем, почему главных героев зовут Аир и Донни: корень аира используется в болгарской народной медицине для борьбы с малокровием (очень остроумный пассаж!), а Донни - не есть ли это отсылка к гениальному "Донни Дарко", где главный герой на протяжение всего фильма пытается понять, на самом ли деле он человек? Сразу вспоминается известный диалог:
- Зачем ты надел этот костюм кролика?
- А зачем ты надел этот костюм человека?
Теперь что касается стиля. На первый взгляд стиль у автора заметно хромает, больше того - он покалечен. Но присмотримся ближе. Действие рассказа происходит в постаппокалиптическом мире, где всеми правят вампиры, а те немногие люди, которые ещё способны писать, слишком заняты выживанием. В то же время вампиры, которые, как нам благоразумно намекает автор, состоят из человеческой памяти и напрочь лишены души, поэтому им чуждо чувство слова и тд, то есть они неспособны к творчеству, из чего следует вывод, что рассказ написан один из вампиров, а именно - Оливером. Рваность также сюжетной линии свидетельствует о том, что Оливер писал наспех, пытаясь запечатлеть правду для тех, кто в будущем восстанет против Джала-Ламы. Но Джала-Лама быстренько убрал Оливера, оставив читателя гадать, каким же образом произведение преодолело пространственно-временной континиум и попало к нам на сайт. В пользу этого аргумента говорит ещё то, что корзину для мусора зовут R2D2, что намекает на "Rise Day 2", иначе же - День Возрождения 2, который обязательно наступит, как нам намекает автор, что дает читателю надежду на светлое и безоблачное будущее.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 59
Репутация: 37
Наград: 1
Замечания : 0%
# 15 26.01.2015 в 15:31
Автор второй и его работа.

Второй автор нагло пытается обмануть читателя в том, что тот читает документальную хронику, записанную со слов непосредственного очевидца событий и заодно спасителя всего мира людского. Очень кисло, автор. Видимо, начписовец решил не заморачиваться, избрав такой способ изложения событий: что может быть проще, чем раскрытие сюжета посредством вопросов непосвященного репортера, который выполняет роль альтер-эго читателя, и вымышленного персонажа, который ошибочно полагает, что читателю действительно интересна его история? Главный герой, то есть Джулиан, запутывает читателя, создавая иллюзию закольцованности сюжета, поминая зачем-то историю Дережабля-Олимпуса-Первого, своего дяди, с которым что-то случилось. Создается искусственная интрига, автор использует первое, что приходит в голову, дабы развивать сюжет и склеивать логическую цепочку скотчем. Да и белые нитки видно. ГГ приплетает своего отца, который является какой-то важной личностью в какой непонятно стране, вводит в повествование некую девчонку, которая фанатеет от французской фантастики, чтобы потом чудесным образом женить на ней некого скандинава, у которого выиграл в карты билет на другой дирижабль, и этим самым осуществляет мечту детства: сбежать от отца, прихватив с собой дочку опаснейшего тирана в Европе, с которым борется отец вот уже сколько лет подряд. Какой-то Роберт делает фотоснимок, где отпрыски враждующих сторон целуются, и эта фотокарточка примиряет весь мир. И все счастливы. Думаю, автору нужно сходить к врачу.

Господи, автор, где вы понахватались этих голливудских приемов? Вас же читать тошно! Возьмем хотя бы этот момент, где читатель сбивается с толку, с кем на самом деле целуется ГГ:

Цитата
Р: А фотография? Её сделал Роберт? Это же Роберт Маннер, я правильно понимаю?
Д: Да, именно. Он не так прост, как казалось на первый взгляд. (смеется) Это был наш первый поцелуй.

Можно подумать, что Роберт сделал селфи в тот момент, как его целует Джулиан. К чему тогда Марлен? Или ГГ бисексуал? Слишком много вопросов, автор, на которые читатель просто не захочет искать ответов.

Вас даже не спасла цитата нашей белорусской Эльзы, которой вы прилепили фамилию Тейлор. Вы, конечно, знаете, каким ядом может прыскать эта женщина, поэтому решили её таким образом задобрить? Нет уж, вам даже этого не удалось.

-----------------------------------------------

Исходя из всего вышеизложенного, мой голос за...
б
а
р
а
б
а
н
н
а
я
д
р
о
б
ь

ЗА ДРУЖБУ!
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №576, проза (Flores vs Ciel)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz