Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Диана  
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль 611 Гладиаторская 5 (Будет Всем очень больно!)
Дуэль 611 Гладиаторская 5
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 1 28.03.2016 в 21:22
Итак, всем здравствуйте.
Авторство: закрытое.
Форма: проза
Размер: свободный
Жанр: черный юмор, легкий треш
Тема: "American Gothic Story"

Дополнительные обязательные условия:
1. Это американизированная комедия, с очень распространенным сюжетом. Парень и девушка (капитан футбольной команды и черлидерша с узнаваемыми характерами), ночь, "холм поцелуев" (это устойчивое выражение, не обязательно холм, может быть что угодно - лес, болото, какая-нибудь заброшка).
2. Обязательное наличие антагониста (убийца, демон, оборотень, ведьма, даже Йожин з бажин и т.п. даже картошка мутант!!!)
3. Фарс и гипербола, но без насилия и русского мата (английский сленг будет в тему) тему сисек раскрывать можно.
4. Не более 2-х второстепенных персонажей.
5. Временной диапазон - 90-е.

З.ы. в помощь вам сериал Байки из склепа.


Присылать работы сюда:
max.kuturov@gmail.com

До 12.04.16 включительно
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 2 13.04.2016 в 00:15
Предоставляется отсрочка вплоть до 20.04.16
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 3 21.04.2016 в 09:11
Коряга

Гулкое хлопанье крыльев в кроне деревьев приковало взгляды полуночников, сидевших у костра на берегу лесной реки. В беспорядочных переплетениях веток на фоне воспаленной луны каждый видел свое: с белокурыми кудряшками Чарли – лицо злобного тренера по футболу, его девушка, капитан черлидерской команды, Шейла – очертания ожерелья, которое любимый должен был подарить этой ночью. По крайней мере, ей так казалось. Лора ничего не услышала: будучи натурой творческой и одухотворенной, она почти все время пребывала в музыке, что лилась для нее одной в наушниках, но тоже вздернула вслед за друзьями голову вверх. Дюк видел обнаженные черты Лоры, мелированное красными прядями каре, нос с горбинкой и глубокий томный взгляд смуглой красотки. Даже мог нащупать сброшенные подле чулки и, хотя шуршащая между пальцев трава мало походила на синтетику, его это беспокоило еще меньше.
И только коряга посреди поляны не походила ни на кого из знакомых. Нечто чужеродное и неестественное таилось под потрескавшейся корой, в иссушенной в пыль трухе. Всем, кроме Лоры, на мгновенье показалось, что у торчащей из земли палки есть душа. И запах жарившегося на углях мяса соперничал с этим явлением в перетягивании внимания молодых людей.
- А правда, что здесь лет двадцать назад повесили ведьму? – украдкой спросила Шейла, поправив длинную челку. – Неужели подобный средневековый вандализм и в наши дни существует?
- А иначе зачем бы мы именно тут барбекю устроили? – хохотнул Чарли и перевернул на решетке сочные куски бифштекса.
Дюк выпустил струю дыма и протянул самокрутку Лоре.
- Что за шмаль? – подкашлянул старый друг капитана футбольной команды. – Уж больно штырит не по-детски.
- Обычная, - отмахнулся Чарли, - ну добавил я в травку секретный ингредиент... Что с того?
Шейла, будучи в курсе маленького секрета, прыснула со смеху.
- Я читал в библиотеке, - так часто начинал истории Дюк, потому что был заядлым читарем и отъявленным ботаником, - местные жители тут линчевали старуху, которую подозревали в похищении и убийстве детей. На этой самой поляне повесили ее. Но, стоит добавить, есть версия другая и небезосновательная. Я еще ребенком копался в архивах у отца на работе в полицейском участке, когда искал материал для детективного рассказа на конкурс.
Лора, заметив, что друзья прислушиваются к болтовне Дюка, приспустила наушник.
- Так вот, - продолжал между тем ее воздыхатель, - у местного начальника полиции в то время был слабоумный сын, на которого были кое-какие улики, но дело замяли, и вдруг всплыли доказательства причастности к убийствам лесной старухи, что жила отшельником и собирала корешки да травки на продажу. Но в суде ее вину так и не доказали. Местное население уже настроилось мстить злобной ведьме, пришли гурьбой в хижину, вытащили ее на поляну и вздернули. А еще поговаривали, что шериф держал сына в подвале, привязанным цепью за ногу. Но, возможно, это только слухи.
- Может эта коряга – последнее, что осталось от того дерева? – предположила Лора.
- Так и есть, - подтвердил Чарли. – Скажу вам откровенно и ничего от вас, друзья мои, не утаивая: мы сейчас курим последнее, что осталось от того дерева!
И заржал, повалившись в траву.
- И почему они поверили в виновность старухи? – поинтересовалась Лора, не обращая внимания на припадки узколобого футболиста.
Дюк, на мгновенье залюбовавшись глубоким декольте недоступной для него девушки, ответил:
- Люди бывают двух типов: законопослушные овцы и тупые бараны. И те и другие верят представителям власти больше, чем самим себе. Показушный суд всех убедил в виновности бедной старушки, и им было плевать на его исход.
- А ты-то сам к какому типу людей себя относишь? – обиженным голосом вопросил Чарли, пытаясь понять: стоит ли ему наехать на друга-недотепу или лучше пропустить реплику про баранов мимо ушей. Но как он будет выглядеть при этом в глазах лучшей девушки выпускного класса?
- Поверь мне, - Дюк и не собирался облегчать выбор своему недалекому товарищу, - каждый хочет видеть в своем лице исключение, но горькая правда заключается в том, что если ты не совершишь ничего революционного в истории человечества, то можешь смело причислять себя к одному из двух типов.
- Я сейчас плохо соображаю, - Чарли поднялся, поправив джинсы. - Ты мне утром повтори, я решу, что с этим делать.
Порыскав в кармане, он нащупал подарок для девушки и, чуть покачнувшись, опустился на колено перед ней:
- Милая Шейла!
- О, боже! – любимая захлопала ресничками, не спуская взгляда с кавалера. Стоило бы помахать ручками словно веером, но она решила, что это будет излишни театральный жест.
Чарли взял девушку за руку и одел на запястье браслетик из переплетающихся цепочек и колокольчиков.
- Вот, - неловко промямлил «Ромео», переполненный сомнениями в правильности преподнесенного символа любви и его значимости, - чтобы я всегда знал, где ты и слышал твое приближение.
- О, Чарли! – Шейла пискнула от восторга и бросилась обнимать капитана.
Облегченно выдохнув, тот вскочил и побежал к реке за спущенным для охлаждения в воду пивом.
Лора наклонилась к Шейле и прошептала на ушко:
- И как тебе это удается?
- Что? - будто не понимая, округлила глаза подруга.
- Так ловко имитировать радость от никчемного подарка, - пояснила Лора и без того очевидную вещь.
- Нужно их на коротком поводке держать, - объяснила мудрость женской позиции Шейла.
Чарли между тем, неуклюже спустившись к воде, отыскал палку, за которую была прицеплена сетка с бутылками, и потянул за ручки. И вдруг, в паре дюймов от его пальцев, из воды вынырнула ладонь, а на запястье браслет с колокольчиками. Бесстрашный лидер футбольной команды резко отпрянул от воды. Загромыхали бутылки.
- Что там у тебя? – крикнул Дюк.
- Ничего, - махнул рукой вернувшийся Чарли и положил сетку с пивом у плаща в траве,- так, показалось.
И покосился на любимую с беспокойством и одновременно подозрением в какой-то невидимой подставе. Нужно было срочно поднимать свой авторитет.
- А давайте сыграем на слабо?
- Во что? - совершенно не проникнувшись этой идеей, поинтересовался Дюк.
Лора нацепила наушники и погрузилась в заунывный, но завораживающий вокал Долорес О’Риордан.
- Кто дальше сможет в одиночку пройти вглубь леса. Я могу первый!
- Хм, и как мы узнаем насколько далеко ты зашел? – резонно полюбопытствовал друг.
Чарли порыскал в рюкзаке, выложил топорик, пилу, сумочку с косметикой Лоры, поморщившись от мысли: «Зачем она ей тут?», и достал два блестящих клаксона.
Запасливый футболист представил сигнальные рожки, подтвердив продуманность заранее спланированного испытания:
- Та-дам! Один мне, второй - для ответного сигнала…
Чарли покрутил головой, как бы выбирая среди друзей самого ответственного, но, конечно же, остановил свой взгляд на «милой Шейле»:
- Тебе, любимая!
- Спасибо, - недовольно буркнула девушка, но рожок приняла. – Будь острожен! И не забудь по пути дровишек насобирать.
Молодой человек глубоко вздохнул напоследок, чтобы побольше набрать в легкие и нос ароматов поляны, раздвинул заросли кустарника, словно отворив невидимую дверь в другое измерение, и шагнул в сырую, неприятную тьму. В ту же секунду на него навалилось сковавшее ощущение замкнутого пространства и непрестанного наблюдения за каждым неуверенным шагом кем-то воистину огромным и великим.
Оставшиеся на поляне ребята подбрасывали по очереди хворост в огонь, девчонки жались друг к другу, поглядывая украдкой на загадочную корягу, а та в свою очередь в пляске теней старалась принимать разнообразные изуверские формы. Дюк заботливо накинул зябнувшим девушкам на плечи широкий плащ.
- В этом же лесу недавно подростки пропали? – уточнила Шейла, ответив на сигнал Чарли из леса.
- Да, - подтвердил Дюк, - это обычное дело: дети пропадают иногда – так было всегда…
- Но? – Шейла не любила, когда не договаривают.
- Отец говорил, что на прошлой недели нашли ногу одной из девушек, но это секретная информация.
- Может, не стоило отпускать Чарли? А вдруг это дух той ведьмы бродит по лесу и мстит, отрывая заблудившимся ноги?
Дюка предположение Шейлы повеселило, он даже представил подобную картинку: злобная старуха рыщет по лесу в поисках жертвы, безжалостно вырывает обреченным ноги и при этом хитро ухмыляется. Слюна стекает по морщинистому рту и капает Дюку на руку. А нет, это с ивы, но эффект присутствия от всплывшей сцены заставил парня вздрогнуть.
- Да все с ним будет нормально! – убедил девушку друг. – Ты же не бросишь его, если он вернется без ноги?
- Дурак! – Шейла толкнула хихикнувшего ботаника в плечо. – Когда ты уже подкатишь к Лоре?
Очаровательная муза завсегдатая библиотек покачивала головой в такт ударных слышимой только ей мелодии.
Сигнал клаксона Чарли уже был плохо слышен, но от каждого ответного вздрагивали все, включая Лору: звук походил на загробный вопль неупокоенной души.
- Может быть, дух ведьмы живет в этой коряге? – очередное предположение Шейлы взбесило Дюка.
- Да отстань ты от нее! – неожиданно даже для себя вскрикнул он, но тут же успокоился. – Она была обычной бабушкой.
Шейле его нежное, тихое «бабушкой» показалось странным, что навело, в общем-то неглупую девушку, на размышления:
- Интересно, у нее были родственники?
И тут хрустнула ветка и на поляну, прихрамывая, вывалился Чарли. Весь в сизой паутине и сухих листьях, он яростно что-то вырывал из белокурых кудряшек, отмахивался и громко ругался:
- Фак! Фак! Фак! Паук! Сука, огромный, паук! Уберите!
Ребята успели только вскочить, а Дюк протянул руку помощи, но Чарли шарахался, не видя перед собой ничего, зацепил ногой корягу и, пролетев в воздухе, рухнул…
Девушки пооткрывали рты перед тем как закричать, а Дюк зажмурившись отвернулся: Чарли упал прямо в костер.
На поляне стало темнее, в воздух взвились искры, а вслед за ними душераздирающий крик боли, заставивший и Шейлу и Лору замолчать и отпрянуть в ужасе. Дюк попытался было схватить Чарли за ногу и вытянуть, но тот вскочил сам, опираясь руками о горящие головешки, а языки пламени яростно вонзились в лицо тысячами раскаленных утюгов. Вспыхнула рубашка. Завоняло паленым. От крика не по себе более всего стало Шейле. Башка раскалывалась. Она лихорадочно соображала, как же помочь любимому: «Ему больно, от того он и кричит. Надо сделать так, чтобы он не кричал, и тогда боль стихнет». В тот миг эта бредятина показалось разумной идеей. Шейла схватила валявшийся под рукой топорик и стукнула с размаху по дымящейся голове Чарли. Тот стих, и тогда Дюк смог его схватить и вытащить из огня.
Все произошло настолько быстро, что ребята на несколько секунд присели в общем ступоре. Дюк опомнился первым, сбил остатки пламени с одежды Чарли, пощупал пульс, накрыл его плащом и оттащил подальше, к кустам. Вернувшись к девчатам, он устало опустился на бревно. Обе не сводили с него глаз, словно испуганные, преданные собачки, они смотрели на Дюка, как на последнюю возможность остаться в живых, как на спасательный круг.
На коряге что-то зашевелилось. Потревоженные жуки, жившие в ней, стали выползать и разлетаться по поляне. Некоторые светились зелеными огоньками. Это зрелище завораживало и пугало еще сильнее, сковывало до оцепенения. С реки подул холодный ветерок. Заплескалась вода. Вдруг стало слышно все до мельчайших деталей: похрустывание веток в чаще леса, поскрипывание раскачивающихся сосен, перешептывания листвы. Ухнул филин.
Из кустов к накрытому трупу шмыгнул юркий зверек. Он встал на задние лапы и вытянулся в струну, поблескивая лоснистой шерстью и бусинками глаз.
Принюхался к тому, что спрятано под плащом.
- Кто это? - прошептала Шейла, обращаясь к Дюку.
- Это горностай, - так же шепотом ответил знаток живности.
- А они едят людей? – от этой мысли Шейлу еще больше бросало в дрожь.
Дюк поежился, не желая пускать в воображение рисуемую картинку, но ответил на глупость:
- Да не должны вообще-то.
- Это хорошо, - девушка изо всех сил пыталась успокоить себя.
Лора же, в сто пятнадцатый раз пожалев, что согласилась на этот поход, вовсю старалась абстрагироваться от произошедшего, прикрыв глаза и подпевая неважно что. «Клюквы» и Долорес ей в этом активно способствовали.
- Пшел! – Дюк махнул ногой в сторону горностая.
Зверек скрылся в темноте, на прощанье подмигнув и хищно оскалившись. По крайней мере, так показалось Шейле.
«Что же делать?», «Дотянуть бы до утра», «Лишь бы не села батарейка» и другие уместные при сложившихся обстоятельствах мысли прервались и разлетелись в пух и прах от совершенно неожидаемого звука. Резкий и громкий сигнальный рев клаксона раздался на поляне, заставив всех вздрогнуть. Лора свалилась с бревна. Шейла и Дюк вскочили и остолбенели: из чащи леса к ним вышел измотанный и бледный, но совершенно точно живой Чарли.
- Что, мать вашу, все это значит? – промямлил он, выронив сигнальный рожок, и уставился на друзей, мягко говоря, выпученными от удивления глазами.
Лора сухо сглотнула: после падения она оказалась ближе всех да еще спиной к накрытому трупу. После возникшей одновременно у всех мысли: «Если Чарли вот он, то кто тогда лежит там?», ее мурашки стали самыми крупными и холодными, пробежались от кончиков волос до пяток.
Плащ шевельнулся и тело начало медленно подниматься, вырастая за девушкой в наушниках смертоносной горой.
Шейла попятилась к своему парню. Дюк застыл в нерешительности, не понимая, откуда ждать подвоха.
Нечто, скрытое под плащом, выпрямилось в один рост с Лорой, снизу блеснуло металлическое острие. Резкое движение, и шампур с нанизанными сырыми кусками мяса вонзился в левую чашечку наушников. Стейки сминались к кулаку убийцы, выпуская сок маринада, а кончик шампура, выйдя из уха, чуть оттопырил правую чашечку, выпустив из заточения надрывистые завывания «Zombie». Глаза остекленели, и Лора повалилась в бок, зацепив и снимая с маньяка плащ.
Шейла зажмурилась и прижалась к Чарли, а у капитана футбольной команды, не раз выдержавшего сильнейшие удары, подкосились ноги.
На поляне стояла новоявленная Лора, в той же одежде, но без наушников. И улыбалась, склонив голову.
- Этого не может быть! – еле выговорил Чарли.
Крепче сжав руку любимой, он рванул по тропе в лес. Шейла всхлипывала, тяжело дышала, но отставать не собиралась. Колокольчики в браслете на руке тоскливо позванивали, из глаз от бессилия вырывались слезы. Как вдруг Чарли резко рванул в сторону, с тропы, через кустарник. Но краем глаза девушка видела через сгущающиеся с каждым шагом заросли, что ее возлюбленный все еще бежал по тропе, но уже без нее, безвозвратно удаляясь прочь. Так кто же все еще тянул ее за собой? Она выдернула руку и остановилась. Тишина – никто не убегал и не догонял.
Почему-то вспомнился недавний разговор с Лорой. Шейла любопытствовала: «Почему ты с парнями не встречаешься? Вон Дюк явно не против». Загадочно улыбнувшись, Лора отвечала: «Ты смотрела «Мизери»? - вот что ждет парней, попавших под мою горячую руку!». «Ну а Дюк?..» - не унималась Шейла. «А Дюк… - Лора отмахнулась от подруги, как от назойливой мухи, - Дюк – похотливое животное». Чарли тоже был похотливым животным, но Шейла обожала своего мускулистого белокурого кудряшку. Хрустнула ветка.
Чарли лишь спустя минуту понял, что бежит один. Он остановился и отдышался. Всматриваться в ускользающую во тьму тропинку оказалось больно до рези в глазах. Сердце бешено колотилось, отдавая в висках пульсирующими тиками. В горле пересохло. Он сделал шаг, но услышал шелест листьев прямо за спиной и обернулся. Никого. Еще шаг, бесшумный – и снова шорох позади. Наступил на ветку – тишина, и хруст через пару секунд. Либо кто-то невидимый шел за ним след в след, либо его собственные шаги озвучивались с опозданием. От любого из этих вариантов бросало в дрожь, и Чарли рванул в сторону с тропы, углубляясь в лес. Лишь бы подальше от… непонятно чего.
Пробежав пару минут, он остановился у дерева, прижавшись к холодному стволу. Надо же: отрабатывая весь час на поле, он не задыхался так, как сейчас. Грудная клетка тяжело колыхалась под рубашкой, внутри горело, к горлу подкатывал ком тошноты. Руки тряслись и не подчинялись устным приказам успокоиться, их пришлось прижать к коре, чтобы не видеть панического страха, охватившего разум. И только Чарли стал понемногу успокаиваться, как услышал шелест листьев и позванивание колокольчиков недалеко. Шейла? Он даже чуть не выкрикнул ее имя, но вовремя опомнился и, сильнее прижавшись к дереву, осторожно выглянул в сторону звука.
Темный силуэт. Человек, лица которого разглядеть никак не удавалось. Он тяжело кряхтел, ступал, будто прихрамывая, и рывками тащил за длинные волосы тело. Руки бесчувственной девушки волочились по земле. Колокольчики в браслете на запястье жалобно перезванивались. Вдруг все стихло. Незнакомец замер и прислушался. По резким прерывистым звукам можно было предположить, что он принюхивался.
Чарли не на шутку испугался: маньяк, от которого веяло дикостью и безумием, мог почуять бешено стучащее сердце, подпрыгивающее и ставшее маленьким твердым комочком в груди. Может быть, получится сбить этого хромоножку? А зачем? Где тут очковая зона, достигнув которой можно быть уверенным в победе? Нужно бежать. И, оттолкнувшись от дерева, он рванул.
По голове хлестали ветви, сучки старались цепануть за рукава, паутина набивалась в рот и застилала глаза, но переполненный невероятным желанием покинуть лес, Чарли бежал и бежал, пока неожиданно, продравшись через очередной колючий кустарник, не вынырнул на поляну.
Коряга. Костер. Запах жареного бифштекса. И сидящие на бревне трое ребят.
Дюк обернулся первым, а Чарли, случайно наступив на валявшийся в траве клаксон, заставил всех, в том числе и себя, вздрогнуть от неожиданного звука. Шейла подскочила с места, а Лора даже свалилась с бревна.
Чарли ошалело уставился на друзей и не смог ничего из себя выдавить, кроме очевидного:
- Что, мать вашу, все это значит?
Эта та же поляна с корягой? Или нет? Она же вовсе не обязана быть той же…
Капитан черлидерской команды подмигнула, склонив голову, и хищно оскалилась. По крайней мере, так показалось Чарли.
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 4 21.04.2016 в 09:18
В жизни бывает всякое

В маленькие окна старого мотеля смотрели огни ночного города, сливающиеся с ними редкие осенние звезды и холодный лик луны. На нем, неумелой рукой ребенка, пятнами и кривыми линиями, была нарисована какая-то абстрактная картина, которую при наличии фантазии можно было принять за жуткую рожу с перекошенной ухмылкой.
В комнате было тихо, и лишь иногда, когда под окнами проезжал автомобиль, стекла начинали дребезжать на разные лады. То комариным писком, если мимо пролетал спортивный Форд Мустанг, то гулким басом, когда по пыльной Джоржия авеню медленно и тяжело проходила груженная лесом фура.
Впрочем, это могла быть и не Джоржия авеню, а совсем другая пыльная улица, а упомянуто это название лишь для того, чтобы читатель понял - сейчас начнется типично-тупая американская история про типично-тупых американцев. Тех самых, которые не могут отличить Австрию от Австралии, которые верят всему, что снимают в Голливуде, и которые до сих пор думают, что в России по улицам ходят белые медведи.
Таков был и наш герой, назовем его условно Билли - атлетичный и лощеный янки, с непомерным самодовольством, прочно прописавшемся на конопатом лице. Его юная подружка - такая же типичная американка - этакий аппетитный розовый поросеночек в самом соку. Определенно про нее можно было сказать только одно - лет эдак через десять этот поросеночек превратится… впрочем, думаю, и так все знают в кого обычно превращаются розовые поросята. Но пока она была свежа и хороша, и ее светлый образ рождал в незатейливом умишке Билла навязчивые эротические фантазии.
-- О, бэйба! -- сказал он и плюхнулся к ней на диван, стоявший напротив двери. Потом придвинулся поближе и положил влажную от волнения ладонь на девичью коленку.
Обстановка в комнате была скромная, но приятная, а желтые стены и аквариум с золотыми рыбками должны были действовать на психику успокаивающе. Но “бэйба” отчего-то нервничала и все никак не могла расслабиться, а тут еще на журнальном столике истошно задребезжал телефон. Девушка вздрогнула и недовольно сказала:
-- Oh, shit!
Вот тут я никак не мог решить, надо ли переводить читателю эту фразу….И если да, то как? Потому что вариантов здесь море. Ну например: “Как же меня раздражают эти внезапные звонки” или так: “Этот ужасный шум так больно ранит мое нежное сердце”. И я решил оставить все как есть, тем более, что Билли понял свою подружку правильно: мгновенно вскочил, подбежал к телефону и поднял трубку, собираясь сказать звонившему какую-нибудь гадость. Но его опередили, и незнакомый субъект сдавленным голосом произнес : “Близится финал конца”, после чего раздались короткие гудки.
-- Ошиблись номером, -- попытался успокоить подругу Билл, но по его спине пробежал нехороший холодок.
Он взял себя в руки и уже собрался занять исходное положение на диване, как звонок раздался снова.
-- Oh, shit! -- опять недовольно сказала “бэйба” и строго посмотрела на на нашего героя. Тот опять понял все как надо, а может даже и более того, и зло выдернул телефон из розетки. С чувством выполненного долга Билли в один прыжок оказался на диване. Но только его рука в очередной раз легла на коленку, звонок снова взорвал тишину. Теперь он звучал еще пронзительней, визгливей, наполнил собой всю комнату, отразился от стен и зазвенел тонким стенками аквариума.
-- Oh, shit! -- пролепетала “бейба”, но теперь в ее голосе почти что не было раздражения, а только лишь животный ужас.
Не осознавая того, что делает, повинуясь одним инстинктам, Билли кинулся к телефону и с размаху грохнул его о стену. Удар был такой силы, что даже Джордж Вашингтон, висевший на стене в деревянной рамке, ойкнул от неожиданности. Но никто этого не услышал, потому что холодящий душу звонок, несмотря ни на что, прозвучал еще и еще.
-- О Боже! -- взмолился наш герой и поднял глаза вверх, туда где висел портрет Вашингтона. И тут Биллу показалась, что первый президент США немного скосил глаза и смотрит не прямо на него, а куда-то в сторону двери. Проследив направление взгляда наш герой неожиданно обнаружил источник звука.
-- Fuck you! -- заревел Билли и кинулся к домофону.
Последнюю фразу, я думаю, тоже не стоит переводить дословно... пусть будет что-то вроде: “Как же это я сразу не догадался?”
И вот тяжелые кулачища нашего героя застучали по пластиковой крышке домофона.
-- На, получай! -- кричал он, представляя что дубасит незваного визитера.
В гневе Билл был страшен, и неизвестно, как долго бы это продолжалось, но кулак попал по одной из двух круглых кнопок, в динамике послышался скрип открывающейся двери, чье-то издевательское “спасибо” и наконец настала долгожданная тишина. И хотя романтическое настроение Билла было окончательно испорчено, он на зло врагу решил завершить начатое.
“Бэйба” у которой только что тряслись коленки, почувствовав сильную руку своего ухажера, разомлела, и вот, потная ладонь медленно и чувственно поползла от коленки по направлению к ажурным трусикам.
И тут в дверь постучали. Три раза: тук-тук-тук. Самым обычным образом, но у Билли почему-то все сжалось внутри, а его подружка от страха даже позабыла про свое излюбленное “Oh, shit”.
Да и наш герой не сразу нашелся что сказать, долго выбирая между “никого нет дома” и “занято”. И хотя обе фразы хорошо передавали его внутреннее состояние, но показались в данной ситуации несколько неуместными, и поэтому он, помедлив, просто предпочел спросить:
-- Кто там?
-- Откройте, -- раздался за дверью голос, от которого у Билли похолодело в животе.
-- Кто там? -- снова робко переспросил он .
-- Пустите!
-- Да кто? -- повторил Билли все больше теряясь.
-- Отоприте! -- незнакомец в упор не замечал вопросов, и тогда наш герой совершил роковую ошибку:
-- Не могу! -- решительно заявил он.
-- Ага! Ты наверно весь боишься от страха? - спросил тогда коварный незнакомец.
Конечно же, это был удар ниже пояса. Ну не может храбрый американец, да еще в присутствии дамы, признаться что он чего бы то ни было боится. Билли, этим был поставлен в тупик, и поэтому выдал первое что пришло ему в голову:
-- Не могу отпереть, потому что...потому что...итак не заперто.
Увы, этот первый попавшийся ответ, как на зло оказался правдой: за дверью послышались злобные смешки, дернулась ручка и на пороге комнаты нарисовался незнакомец. Одет он был как ковбой из вестернов: шляпа, мексиканский жилет, штаны чапаррехас, сапоги с шиповаными шпорами и широкими голенищами, а лицо его было лицом типичного негодяя из тех же вестернов: крючковатый нос, мутные глазки-щелочки, толстая сигара во рту и главное - легкий налет дебилизма. Но самым неприятным в облике ковбоя-негодяя были два револьвера сорок пятого калибра, вороненные стволы которых пристально уставились на нашего героя.
-- Ты кто? -- изумленно спросил Билл.
-- Не надо понимать что не надо! Я тот, кто придет за тобой, чувак!
-- Придет? А разве уже не…
-- Не надо понимать что не надо! -- вместо ответа повторил свою абракадабру незнакомец и нахмурился.
Потом он попытался молодецки крутануть на пальцах оба револьвера, но сразу что-то пошло не так, и один из них самым подлым образом попытался соскочить и упасть на пол. Неуклюжий ковбой судорожно дернулся, потянул спину, и хотя успел схватить пистолет трясущейся рукой, но при этом от напряжения так сильно сжал свои челюсти, что откусил кончик от сигары. Та выскользнула изо рта и, шипя, завалилась за голенище правого сапога. Однако не знакомец не подал никакого вида, будто бы так все и было задумано, посмотрел мутными глазками на подружку Билла и с каменным лицом пафосно объявил :
-- Ну что, чувак, близится финал конца! Ха-ха-ха!

Услыхав эту бессмысленную тавтологию и так насмерть перепуганная ”бэйба” ойкнула, забралась с ногами на диван и стыдливо прикрыла руками голые коленки. Конечно, после такого анонса, растерялся бы любой. Любой, но только не наш американский храбрец - в его мозгу началась лихорадочная работа по поиску путей спасения. Первое, что пришло ему в голову - звонок своему адвокату или даже лучше, сразу в службу спасения 911. Но поскольку он сам только что раскурочил телефон, этот вариант, увы, пришлось решительно отбросить. И тут наш герой снова взглянул в ясные глаза Джоржа Вашингтона и его посетила гениальная идея.
-- Эй, так не по правилам! Я видел в кино, что злодей, перед тем как порешить главного героя, должен долго рассказывать о причинах своей ненависти, чтобы дать тому время и шанс спастись!
-- Согласен, чувак, -- ответил незнакомец. -- Я даже подготовил речь, написал на бумажке речь, ту которую собирался читать речь, но забыл бумажку там, ту которую. -- Тут он растерянно похлопал себя по карманам. -- А без бумажки сам видишь, я того, не очень не умею, да и не знаю точно нужно оно или надо. Так что дружок, близится финал конца!
-- Но я не готов! -- взмолился наш герой.
-- Неважно, -- отмахнулся ковбой пританцовывая, потому что сигара к этому моменту прожгла носок и принялась за ступню.
-- Мне будет больно!
-- Обязательно!
-- Но я ведь умру!
-- Непременно!
-- Но я не хочу, не хочу умир-а-а-а-ть! -- почти что заплакал Билл.
-- Как же я тебя понимаю, дружок! -- хихикнул изувер и с идиотской улыбкой разрядил оба револьвера. В мягкую оббивку дивана, в стену над ним, в закрытое окно, выходящие на пыльную авеню, в высокий лоб Джоржа Вашингтона, и даже в аквариум с золотыми рыбками, которые тотчас отправились в плавание по всей желтой комнате.
За эти несколько секунд, пока гремели выстрелы, перед глазами Билла пронеслась вся его долгая жизнь, он многое понял, многое переосмыслил. И даже на секунду усомнился в том, что все что снимают в Голливуде - чистая правда. Но это был только миг, краткий миг слабости, потому что выстрелы прекратились, а он оставался цел и невредим.
Ковбой-неумеха удивленно посмотрел на дымящиеся револьверы, но снова сделал вид что все под контролем. Пистолеты полетели в сторону, а он достал из-за спины огромное мачете и с диким выражением лица бросился к дивану.
К счастью для Билла, и к несчастью для нее, под ногу ковбоя подвернулась одна из золотых рыбок - он поскользнулся, сделал два маха руками, как будто собираясь дальше плыть батерфляем, и растянулся перед диваном, хорошенько приложившись головой о разбитый телефон.
-- Дзынь, -- недовольно сказал тот.
-- Епт, - ответил ковбой и склеил ласты.
-- Oh, shit! -- воскликнула “бэйба”, брезгливо отпихивая ножкой бездыханное тело подальше от дивана.
И в этот момент в дверях комнаты появился застенчивый негр. Ежесекундно извиняясь и кланяясь, он подошел к ковбою и, аккуратно схватив его за дымящуюся ногу, потащил к выходу, попутно сгребая за собой золотых рыбок, которые беспомощно надували на полу свои маленькие жабры.
-- А ты еще кто такой? -- удивился Билл.
-- Неужели не понятно? Я тот кто придет за тем, кто придет за тобой, -- ответил застенчивый негр и покраснел. Правда этого никто не увидел, так как на черном, красное почти не заметно.
-- Ага-а-а… -- многозначительно протянул наш герой, как будто после этого ответа в его голове наконец-то восстановилась картина мира, но про себя подумал: “Сам то ты понял что сказал?”
А тем временем застенчивый негр вместе с ковбоем и рыбками благополучно добрался до выхода, еще раз извинился, поклонился и закрыл за собой дверь.

-- О, Моника! Наконец-то мы одни! -- промурлыкал Билл, жарко обнимая свою подружку. -- Как же ты прелестна в этом синем платье! Давай поставим на него пару новых пятен!
Моника страстно поцеловала его в губы, потом в волосатую грудь, опустилась ниже и поцеловала зарождающийся животик, опустилась еще ниже и простонала:
-- Ну, вставай, вставай, вставай же... дорогой, вставай! Сколько можно спать! Президент не должен опаздывать на работу!
Билл открыл глаза и увидел перед собой опостылевшее лицо Хиллари, оно как всегда по утрам было зеленым, от омолаживающей маски с кусочками свежих огурцов.
-- Блин! На самом интересном месте! Такой сон испортила, -- проворчал он, закрываясь рукой то ли от утреннего солнца, то ли от огуречного лика супруги.
-- Какой такой? -- Хиллари подозрительно посмотрела на мужа.
Тот смекнул, что посвящать жену во все подробности не стоит и уклончиво ответил:
-- Да так, фигня всякая... Псих там один…
Он не договорил, потому что в следующий миг лицо его вытянулось, словно внезапно пришедшая мысль задела в голове какой-то рычажок, ответственный за опускание нижней челюсти.
-- А блин, -- сказал он, наконец совладав с этой внезапной мыслью, -- приснилось, что после меня президентом будет какой-то неуклюжий придурок в ковбойской шляпе.
-- Ну, дорогой, у нас свободная страна и президентом может стать любой г...эээ...мм... гражданин в любой шляпе, -- попыталась успокоить мужа Хиллари.
-- Но это что, это так... самое удивительное, мне еще приснилось, что потом президентом выберут черножопого!
-- Ты наверно хотел сказать “афроамериканца”?
-- Да! Да! Я хотел сказать: “черножопого афроамериканца”! Это просто беспредел! У меня начинается депресняк! Все, сегодня не пойду не работу! -- совсем уж раскопризничался Билл и накрылся с головой.
Хиллари бережно отогнула край одеяла и нежно погладила седеющую шевелюру мужа.
-- Но дорогой! Не принимай все близко к сердцу. Это лишь только сон. А в жизни... в жизни так не бывает!
Потом она украдкой посмотрелась в зеркало, стоящее на прикроватном столике, поправила прическу и добавила:
-- Это так же нелепо, как если бы президентом Америки вдруг стала женщина, хотя... кто ж его знает...

Ну вот и все. Вот такая история, про то что в жизни бывает всякое и про то, что с Америкой что-то не так. Как говорится, The end. Спасибо всем, кто дочитал этот бред до конца, а тем, кто еще и проголосовал, так вообще - thank you very much. На этом, наверно, можно было бы закончить, но должна же в рассказе быть хоть одна смешная шутка, поэтому подытожу словами незабвенного Джоржа Буша младшего: “Одна из лучших вещей в книгах - это то, что иногда в них есть чудесные картинки”.
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 5 21.04.2016 в 09:20
Всем привет. Это я Горностай!
Мы голосуем до 05,05.2016 happy
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 59
Репутация: 270
Наград: 10
Замечания : 0%
# 6 25.04.2016 в 12:42
Горностай, Это только твои рассказы?
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 7 25.04.2016 в 12:44
Цитата Ruslain ()
Горностай, Это только твои рассказы?

Нет, это Дуэль.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 59
Репутация: 270
Наград: 10
Замечания : 0%
# 8 25.04.2016 в 12:47
Не знаю. Голос отдаю коряге. То есть первому тексту.
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 9 25.04.2016 в 12:50
Я не могу засчитать такой голос.
Назревает вопрос: почему.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 59
Репутация: 270
Наград: 10
Замечания : 0%
# 10 25.04.2016 в 13:24
Горностай, Почему?
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 59
Репутация: 270
Наград: 10
Замечания : 0%
# 11 25.04.2016 в 13:29
Я прочитал и тот, и другой. Мне первый более по душе, там есть неожиданный поворот, а это я люблю. И интрига, какая никакая, а присутствует. А вот второй текст откровенно плохой не в обиду автору конечно же. Мало того, что он пишет штампами, так он ещё ведь нас и предупреждает, что сейчас мы будет читать тупую историю. Что это вообще такое? если это сарказм, на всю ту дичь, что они задвигают, то тогда ладно. Но зачем писать это. Ты просто пиши и всё. Второй текст слабый. Первый более по душе. Там и персонажи описаны и история интересная рассказана. И предыстория коль на то пошло. И неожиданный поворот о котором я уже упоминал. Вообщем у первого больше плюсов, у второго минусов. Поэтому голос первому, а второму удачи.
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1117
Репутация: 1516
Наград: 66
Замечания : 0%
# 12 25.04.2016 в 16:39
Первый текст
Первичные размышления персонажей о Луне надуманны, натужны – нет должой для того подачи, задачи тона.
Переход на корягу после размышлений о Луне – ни о чем. Почему то она сразу становится персонажем, хотя нет к тому предпосылок, опять же она изначально ставится в равное положение с героями – не то.
Болтовня Дюка «у местного начальника полиции», и «местное население» - он не местный? Я так понимаю они здешние. Опять же в той же болтовне – вздернули старуху, и… на суде ее вину не доказали! Это как? Прям по Гоголю – она же виновна в своей же смерти выходит. Про ее ведьмовство толком ничего не сказано, переход от ее убийства к ведьмовству не обозначен – криво.
Первая речевка чарли о курении – ваще бред. Представление о том как Чарли в лесу приловит старуха – слишком театрально. Короче перестарался Дюк – наигрыш в абсолюте.
Чарли в костер упал и долгое размышление – чегой делать – он то ли там долго валандается, то ли для Шейлы время остановилось, то ли… то ли автор не чувствует времени в произведении.
Убийство горящего топором – ваще бред и отбалдовщина. Если бы текст изначально строился в жанре сюра тогда может быть и прокатило бы, а так – хреновая постановка, диктат автора.
Отсутствие реакции после убийства Чарли. ваще ноль. Опять же – не выдержанность произведения ни в едином жанре – вот вам и результат.
Юмора в тексте не узрел, получается произведение ни туда, ни сюда – прискорбно, при условии, что если моментами брать – вроде неплохо, а вот вкупе…

Второй текст:
Юмор, сюр, выход из оного – вроде все хорошо проставлено. Есть и бриллиантики – расшифровки «англицких» слов – весьма красиво вышло – радует.

Итого – голос за второй текст
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1117
Репутация: 1516
Наград: 66
Замечания : 0%
# 13 25.04.2016 в 16:47
Я этот момент проср... пропустил. Расскажите тупому, что такое гладиаторская дуэль?
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 9
Репутация: 41
Наград: 0
Замечания : 0%
# 14 25.04.2016 в 19:33
Коряга
1. Пришлось по нескольку раз перечитывать некоторые абзацы, чтоб понять о чем речь. Где можно сказать одним словом, автор лепит пять(( и даже сейчас не все понятно: кто, что и с кем...
2. Резкое движение, и шампур с нанизанными сырыми кусками мяса вонзился в левую чашечку наушников. Стейки сминались к кулаку убийцы, выпуская сок маринада, а кончик шампура, выйдя из уха, чуть оттопырил правую чашечку, выпустив из заточения надрывистые завывания «Zombie». - и зачем так подробно описывать? Все произошло быстро, а значит подробности не нужны.
3. Юмором и не пахнет.
4. Автор проигнорировал 5-ый пункт
5. Моментами страшно.

В жизни бывает всякое
1. Легко, понятно и ясно.
2. Читать было приятно.
3. Все условия дуэли выполнены.
4. Особенно порадовал отголосок 90х

Голосую за №2
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 92
Репутация: 464
Наград: 12
Замечания : 0%
# 15 25.04.2016 в 19:38
Пока читала второй текст, все время думала, что проголосую за первый.. так как это вынос мозга, но дойдя до окончания, поняла- мой мозг совсем сломался) люблю, когда меня удивляют и смешат) Спасибо вам, автор! Первый текст написан качественнее, но юмора не уловила, кроме мыслей одной из героинь, но тут мой пробел( Никогда не спешили американские комедии(
Мой голос за второй текст.
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль 611 Гладиаторская 5 (Будет Всем очень больно!)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz