Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
Страница 1 из 212»
Модератор форума: 0lly 
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №639. volcano vs andrik. (Проза.)
Дуэль №639. volcano vs andrik.
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 405
Репутация: 729
Наград: 34
Замечания : 0%
# 1 27.10.2016 в 15:49
Сидели приятели за кружкой пива. Скучно стало, и говорит один - тот, кого называли volcano, рыцарь пока мало известный, но готовый на любые подвиги: "Вот если б сошлись мы в равном бою, я одолел бы тебя!". Разгневался его приятель, сэр andrik, и бросил оземь перчатку, а с нею и вызов на бой.
и вот сели доблестные мужи на коней, выхватили копья заточенные, и понеслись против ветра навстречу друг-другу... Чье же копье достигнет цели, поразив противника в сердце?
Оружие: Проза.
Жанр: свободный.
Работы присылать до: 7. ноября 2016 г.
Голосование: Ранговое от читателя.
Тема:
 Сусел Гномоед.
Пусть победит достойнейший!
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 389
Репутация: 980
Наград: 50
Замечания : 0%
# 2 06.11.2016 в 16:05
ЛЕГЕНДА О ГНОМОЕДЕ

14+
Рассказ содержит неописуемое количество букв, а также осуждаемые автором сцены распития алкоголя и курения неведомых трав. В процессе написания не пострадал ни один гном.


Лина. Пролог

Случилось так, что 1 января 2020 года я, простая студентка второго курса педуниверситета, превратилась в плотоядного суслика. Питаюсь теперь исключительно гномами. Поначалу мутило, всё-таки разумные существа. Потом как-то втянулась.
Главное – постоянно помнить, что они сами этого хотят, так легче. К счастью, гномоед из меня получился достаточно крупный, и мне не приходится рвать бедняг зубами; глотаю целиком.

Лина. Визит к спящему принцу

Димку мы решили проведать на обратном пути из универа, где сегодня, в последний день уходящего года, по-стахановски разделались со всеми предсессионными «хвостами». И уже поднимались по припорошенным ступеням клиники, когда Алиса внезапно остановилась, да так резко, что её чёрные косы с вплетёнными цветными ленточками метнулись вперёд, а я врезалась подруге в спину.

– Слушай, Лин, иди одна, – объяснила Лиска своё поведение. – Он для меня всё равно что мёртвый. Подожду внизу, книжку почитаю. В этом хоть смысл есть.

– Не надо так говорить, – я бросила на подружку возмущённый взгляд, – знаешь, сколько случаев было, когда люди через годы из комы выходили, а тут месяц какой-то дурацкий.

– Ты не понимаешь, Рыжая. Я его совсем не чувствую. И биолокационные рамки на тело не реагируют, – Алиса хлопнула по сумке, – помнишь, я проверяла?

– Понимаю и помню! Кстати, я на тебя ещё тогда обиделась. Тем более что в твою экстрасенсорику не верю. И не такая уж я рыжая, к твоему сведению. У меня даже веснушек нет!

– Зря не веришь. Когда-нибудь стану настоящей ведьмой, – подруга, сверкнув на меня антрацитовыми глазами, скорчила рожицу, призванную обозначать грозный лик будущей волшебницы. – Я точно знаю, мне не раз снилось.

Показав пропуск охраннику – оформили через Димкиных родителей, и нацепив обязательный посетительский халат, я поднялась по широкой лестнице на второй этаж. Привычно проскочила коридор пограничной зоны, пропахший больничной химией. Дальше, в лечебную, строгого-престрогого режима, мне даже с пропуском нельзя, но чего не добьёшься добрым словом и шоколадкой!
И вот я вновь смотрела на неподвижное белое лицо, пока пожилая медсестра, озираясь, охраняла от лишних глаз вход в палату. Отпущенная мне минута быстро истекала.

– Твой парень? – уже закрывая за мной дверь, осведомилась медработница.

«Надо же, не знает! Новенькая, что ли? Всё равно расскажут, не стоит фантазировать»

– Нет. Просто одногруппник.

Димка, и правда, не был моим парнем. И Алискиным, и вообще ничьим. Перевёлся недавно в наш пед, а на следующий день попал под троллейбус. Причём странно так. Обошлось без особых травм, не считая синяков да шишек. Но бедняга почему-то так и не пришёл в сознание. Врачи только руками разводят.
И жалко его до слёз, и обидно. До него в нашей группе мальчишек вовсе не было, а о таких красивых мы, пожалуй, только мечтали. Стройный, высокий, светлый, глаза голубые-голубые, и лицо такое… Как у молодого Майкла Питта. Паренёк ещё и рисовал бесподобно, мне его мама показывала.
«И будет рисовать! – я мысленно дала себе по губам стальной чертёжной линейкой. Что это ещё за прошедшее время? Всегда надо надеяться! С родителей его пример брать. Небогатые, но нашли ведь фонд какой-то, добились, чтобы продолжали жизнедеятельность поддерживать, несмотря на требования, которым Димка не соответствует»

Алиса дожидалась в вестибюле, на диванчике, уткнувшись в экран мобильника. Как всегда, штудировала своего обожаемого Кастанеду. Однажды и меня пыталась подсадить, я полистала – боже, ну и мракобесие! В наш просвещённый век, когда космические корабли бороздят… в общем, то, что они там бороздят.

– Не пойду с нашими праздновать, – решила я вслух, – нет настроения.

– Я с тобой, – поднимаясь, мгновенно ответила верная подруга, – одной в пустой квартире спиваться не дам!

– Ты сходи, если хочешь.

– Да что я там забыла, в самом деле! С девчонками и так каждый день в универе вижусь. Они ещё и братцев на выданье, каких-нибудь нудных, приведут, ну их. Ни выпить, ни расслабиться толком!

Алиса замолчав, положила телефон в наплечную сумку, и лишь затем продолжила:
– Но на общую тусовку мы уже скинулись. Непорядок. Гоу к Эльке, за нашей долей!

Я её почти не слушала. Праздники какие-то, тусовки... Пробормотала:
– Что угодно сделала бы, чтобы Димка ожил.

Лиска совершенно серьёзно ответила:
– Знаешь, Лин, каждый человек имеет достаточно личной силы для чего угодно. Так что будь осторожней с желаниями. Формулируй чётче.

Алиса. Праздник для двоих

Эвелина – человек понятливый, хоть и в педе учится. Ни слова поперёк не сказав, позволила выбрать из общей кучи всё что надо. Я и не скромничала. У её предков излишек пиастров, бо́льшую часть съестного, уверена, они и подогнали. Не убудет от буржуев вавилонских. А моя сумочка только выглядит маленькой. В неё легко вошли две бутылки «Мартини Асти», флакон какого-то вермута, палка колбасы, увесистый кусок твёрдого сыра, ну и там по мелочи, всякое разное. Хорошо, Рыжая не видела грабёж, запорицала бы. Но у нас равноправие, теперь была её очередь куковать за дверью. Я ещё и коробочку с роллами подмышку сунула. Потому как все люди братья, включая тех, что сёстры.

Праздничек мы соорудили ничего так. Хотела даже своего позвать, уже и номер набирать начала, потом сообразила – не вариант. По крайней мере, не новогодний. Пусть сегодня со своими «Ангелами» мотоциклетными потусует, дело молодое. Тем более что Лин про моего Йорика пока не знает. Юра – Юрик – Йорик, нормальная цепь ассоциаций, и с бритым черепом вполне коррелирует.
Когда мы приговорили первую бутылку шампусика и сгрызли по шоколадке, как-то сразу полегчало. Отошла в сторону печаль, испарились взаимные обиды, и даже президентская прелюдия к бою курантов легко проскочила.
«Вздрогнув» ещё пару раз, устроили оттяг по полной. Апофеозом стал конкурс танцев с алюминиевой шваброй. Не особо скромных, скажем так, и под соответствующую музычку. Почему бы не расслабиться, раз-то в году? И Линке практика, не век монашкой жить будет. Поудивляет потом какого-нибудь счастливчика…
Лин обычно бдительна к тому, чем я заряжаю кальян, но сегодня её таможня отвлеклась и дала добро на кое-что растормаживающее. На поиски приключений мы вышли вполне готовыми.

Бульвар, стиснутый колыхающимися пластмассовыми домами, мы проскочили галопом. От нас только и успевали сигать в разные стороны новогодние гуляки. В вышине, под свист и бабахи, то и дело разлеталась дорогая праздничная хрень. Смешно было наблюдать, как она стекает по небосводу разноцветными каплями. Сверху глядело незримое око. Вертелось над головой, пока глотком коньяка из поясной фляжечки-выручалочки не прогнала.

– Лиска, я не могу, – вдохнув хорошенько мороза, обрела дар речи Лин. – Почему картинка тормозит? Всю дорогу так. Поверну голову, а до глаз не сразу доходит…

– Ра-с-с-лабься, Рыжик, это н-новогодняя ночь. Чуде-с-с-с-а и с-с-быча мечт!
«Блин, что-то и меня заплющило. В обезьянник не загреметь бы, надо бдить!»

Мы уже маршировали по незнакомому частному сектору, из одних серых деревянных заборов, утопая до коленок в нечищенном снегу. Проявившийся глюк светился теперь впереди, превратившись, естественно, в масонский треугольник. Почему-то без глаза, зато дымящийся цветными линиями.
Внезапно поняла: кто-то из нас – нагваль, раз мы теперь видим невидимое.

– Туда! – я показала путь, – там нас встретит Орёл и оделит своим даром. А если нет, то постарайся увернуться от клюва!

Лин почему-то остановилась.
– Лиска, я уже трезвая почти, и твою лабуду слушать не могу. Здесь какая-то чертовщина творится. Смотри, оно к нам летит!

Треугольник, и правда, нёсся нам навстречу. Я-то обрадовалась, дурында, что не придётся по сугробам чавкать. Стою, рассматриваю объект. А там, в треугольнике, день! Деревья какие-то мелькают, лица. Когда фиговина засосала мою подругу в себя и тут же растворилась, я села прямо на дорогу. И в оцепенении смотрела, как рядышком на грязный снег оседает её одежда. Вся, включая нижнее бельё. И мобильник торчит углом из сугроба.
Катая языком последний коньяк, резюмировала:
«Лин спёрли озабоченные инопланетяне. Потому как голяком. От них она родит маленьких зубастых альенов. Меня точно выберут крёстной. Финиш»

Лина. Суслище инопланетное

Когда неведомое нечто втащило меня в треугольное окно, я мигом протрезвела. Больше того, сознание приобрело кристальную ясность. Правда, тело куда-то исчезло. Ощущала себя подвешенным в воздухе облачком и могла смотреть в любую сторону; вот только чем?
Вокруг был лес. Совершенно незнакомые мне узловатые деревья, состоящие из десятков слепленных вместе и перекрученных тонких стволов. Я висела над освещённой солнцем зелёно-коричневой поляной. Рядом тускнел, медленно вращаясь и сжимаясь в точку, злополучный треугольник. Успела на секунду заметить в нём Алиску, с грустным видом сидящую на снегу.
Внизу, прямо подо мной, виднелась площадка, обнесённая забором. Больше ничего разглядеть не успела: похоже, потеряла сознание. Потому что очнулась от незнакомого резкого запаха. Упомянутый загончик возвышался вокруг. Мощный высокий сплошной частокол огораживал вытоптанный земляной квадрат, примерно десять на десять метров.
Тело у меня появилось, но с ним было что-то не то. Непривычный угол зрения, странное ощущение в конечностях. Вытянув руку, с ужасом обнаружила вместо неё покрытую шерстью когтистую лапку. Опустив голову, увидела, что изменилось всё тело! Оно принадлежало не человеку, а скорее какому-то степному грызуну. Женского пола, но это не очень-то утешало. Рыже-серый мех, в меру пушистый, и был источником разбудившего меня амбре. Сделала для пробы пару шагов. Тело слушалось, но шаталось из стороны в сторону. Опустившись на четвереньки, обнаружила, что так гораздо удобней.
«Это что же случилось, – потихоньку до меня доходил ужас происшедшего, – реинкарнация, что ли? Так не умирала ведь. Затащило в какую-то дырку, и всё. Или умерла?.. Как же теперь мама, папа, сестрёнка… все остальные? Так и буду прыгать здесь – кстати, а где это здесь – этим… травоядным? Или зерноядным?»

Хотелось плакать, но при первой же попытке услышала из своего рта – пасти? да нет, это вроде у хищников; неважно! – вместо рыданий какое-то смешное посвистывание. Почему-то это помогло взять себя в руки.

«Так, соображаем. Если, пройдя через чёртову кроличью дыру, я превратилась в животное, оказавшись незнамо где, то, пройдя обратно, превращусь в человека и окажусь дома!»
Логика казалась не слишком убедительной – расскажите поросёнку, что фарш можно и назад провернуть! – но какая уж есть. Многие и такой не блещут.
Оставалось найти и активировать звёздные врата. Или как там у них это делается и называется.

Встав на задние лапы, я осмотрелась. У дальней стены моей загородки прямо из земли торчало плоское каменное корыто. Протрусив ближе, убедилась – вода. Из колеблющегося отражения на меня смотрела усатая мордочка. Вполне симпатичный сурок, или, скорее, суслик. Осмотрев своё тело подробнее, обнаружила приличных размеров хвост. Мамочка ро́дная! Вот, значит, какая я теперь!
В животе внезапно заурчало. Обнаружив торчащий из-под забора кустик травы, я попыталась схватить его «руками», но когти оказались совершенно неухватистыми. Пришлось использовать непосредственно зубы. Странное ощущение. Будто фольгу жуёшь, или пенопласт. Нет, явно несъедобно. Выплюнула.
За мной, похоже, наблюдали, из-за стены донеслись тихие голоса на непонятном языке. Всё правильно, кто-то же меня посадил сюда, в эту деревянную кутузку.

Вскоре через малюсенький, я его даже не сразу заметила, проём, вошёл крошечный человечек, размером с мою нынешнюю «ладошку». Точно гномик из сказки: маленький, лысенький, седобородый. Пригляделась – да он голый совсем! М-да, последний момент точно не из сказки. Вроде мужчина, хотя мелкий масштаб не позволял разглядеть подробности. В читанных мной фэнтези тема гномов-женщин не особо поднималась. А наклоняться и выяснять пол, рассматривая в упор, уж точно будет нарушением этикета.
Гном вышел на открытое место, опустил руки по швам и закрыл глаза. Я затаила дыхание, ожидая инициативы с его стороны. Ноль. Попыталась заговорить, но мой суслячий свист его только расстроил. Гномик задрожал, приоткрыл глаз и вновь его закрыл. Затем обернулся к входу и залопотал что-то, сопровождая речь жестикуляцией.
Вошла ещё парочка бородатых лилипутов. Все трое уставились на меня с явным удивлением. Видимо, я как-то не так себя вела.

Тут в моём животе вновь заурчало, а рот наполнился слюной. Почему-то вдруг поняла, что мой аватар вовсе не травояден, несмотря на безобидный вид.
«Нет! Я разумное существо, человек с неоконченным высшим образованием! А вовсе не суслище плотоядное! Я не могу поедать несчастных глупых гномиков! Я не…»
Моя борьба с проснувшимися инстинктами зверя окончилась полным поражением homo sapiens. Всё, что смогла сделать, это зажмурить, и то не до конца, глаза. На третьем гноме отстранённо сообразила, что мучения бедняг можно сократить, надкусывая перед проглатыванием шею. Против этого внутренний зверь не возражал.
Эти придурки даже не пытались убежать или хотя бы увернуться. Через проём оживлённо вбегали всё новые гномы. Не знаю, сколько я в итоге проглотила, но не меньше двух десятков.
Лишь когда мой живот стал напоминать барабан, звериное сознание снисходительно уступило место человечьему.
Первым делом попыталась вызвать рвотный рефлекс. Засовывала в рот лапу, пихала давешнюю траву, даже землю. Бесполезно. Меня ещё и в сон клонить стало, ко всему!

Проснулась, когда уже порядком стемнело. От того, что захотелось, извиняюсь. По большей из нужд, одинаковой для людей и гномоядных сусликов.
Выходя из уголка и машинально обернувшись, обнаружила вместо ожидаемой пахучей кучки россыпь ярких голубых пятнышек.
«Эт-то ещё что такое? Призраки погибших гномов?»

Осторожно подкатила к себе когтем один из источников света. Им оказался маленький кристаллик. Выглядел он как огранённый сапфир, в который зачем-то засунули лампочку. Ещё и тепло излучал, оно чувствовалось даже на расстоянии. Чем дальше, тем страньше!
Когда вернулась в противоположный от туалета угол, досыпать, один из столбов частокола внезапно отошёл, и из открывшейся щели с грохотом выскочила толстая деревянная решётка, перегородив вольер поперёк. Доступная мне территория уменьшилась вдвое.
Темнота ещё не была сплошной, и сквозь преграду я видела, как пара гномов, втащив через проём плетёную корзину, собирает в неё кристаллы. Корзина светилась всё ярче, и, мне, наконец, стали видны подробности. Эти гномики были одеты, во что-то вроде серых кимоно, но без штанов, и выглядели куда моложе и симпатичнее дневных, сожранных моим зверем.
Я даже смогла отличить одного гнома от другого: первый из уборщиков кристаллов был высок и темноволос, второй – коренаст, светел и круглолиц. Из растительности на лицах обоих имелись лишь пробивающиеся усы.

«Понятно. Таким жестоким образом местное общество избавляется от стариков. А я, инструмент казни»

Хотелось выть на обе выкатившиеся в небо луны.

Лина. Торжество разума-1

Утром решётки не обнаружилось. Туалетная сторона вольера оказалась подметена и посыпана свежим песочком, вода в корыте – свежей. Обо мне явно заботились.
Исследовав мощные столбы частокола, я заключила, что сломать их не смогу, равно как и процарапать: дерево чем-то обработали, и когти скользили, как по стеклу. Вариант с рытьём подземного хода отпал тоже: под тонким слоем грунта обнаружился сплошной камень.
Оставалось одно – задействовать мозги. Неужели не смогу убедить гномов в своей разумности? Ведь там, в прошлой жизни, даже умудрённых преподавателей получалось заморочить! Вряд ли этот первобытный, по всей видимости, народ, окажется более упёртым.
Несколько часов возилась, царапая когтями площадку. Изобразила в итоге: пифагоровы штаны, число «42» и Солнечную систему с девятью планетами; последнюю планету, подумав, затоптала и замела хвостом. Передохнув, в оставшемся уголке нарисовала человечка типа палка-палка-огуречик.

Димли. Странный почти-гномоед

В подручных у Беорамонта я чуть ли не с рождения. Кажется, не успел покинуть тёплое чрево дерева-родителя, как тут же попал в цепкие жилистые руки Блюстителя тайн. С тех пор он и вколачивает в меня науку, в основном буквально. Из посохов, обломанных о мою спину, новый лес вырастить можно! А из выдранных клочьев моих волос – склеить паучьей слюной не один чёрный плащ-дождевик.
Не замечает, наверное, что я давно не мальчик. В былые времена, когда ещё не исчезли гномки, в моём возрасте женили!
Я не единственный помощник у нашего премудрого открывателя порталов. Нас, молодых гномов-учеников, у него две полных ладони. Но Беорамонт вбил в свою белую башку, что именно я должен стать его преемником, когда он, Верховный, и прочие престарелые жрецы, уйдут к почти-гномоеду. Вот и засовывает учёные премудрости преимущественно в меня. Заряжает посох Кристаллом Жизни очередного своего предшественника, упирает мне в затылок… И сиди, понимаешь, впитывай. У меня там скоро мозоль вырастет!
На самом деле, всё что надо, я давным-давно выучил. Всяких магических заморочек знаю никак не меньше старика. Куда больше мне нравится просто рисовать. Обдираю подходящее деревце, расправляю на коленях белую кору – и давай творить!
Вот и сейчас, ранним утром, прямо в лесном храме под открытым небом, я занимался любимым делом – набрасывал угольком портрет своего напарника и собрата по учению, пока тот на рабочей площадке чистил смертельные орешки. Во время этой опасной работы его круглое лицо под густой шапкой тёмно-русых волос становилось чрезвычайно выразительным. Помочь с чисткой я всё равно не мог, старик постановил наказать именно Мопли.
Сегодня получалось не очень. Вместо портрета друга вырисовывалось нечто более тонкое и изящное. Длинноволосое такое, с пухлыми губками и гораздо более выпуклой грудью. Из последнего сна; одного из тех, после которых хочется плакать от бессильной тоски.

Со стороны входа, образованного согнувшимся аркой тысячелунным скелетником, послышались шаркающие шаги. Среди деревьев мелькнула красно-фиолетовая мантия. Учитель!
Я быстро положил рисунок на землю и закидал его опавшими листьями. Лучше не злить старика. Беорамонта наверняка оскорбило бы моё отношение к Святилищу Вечной Мудрости.

– Долгой почти-жизни! – мы с Мопли присели в приветствии старшего.

– Долгой, хе-хе? Она и так уже достаточно долгая, ребятки. Сколько собрали сегодня?

– Четыре полных ладони и ещё два пальца синих Кристаллов Жизни, – с положенным благоговением в голосе ответил я. Мопли надлежало молчать, несмотря на то, он что был лишь на три двойных полнолуния младше меня. Разве что Беорамонт обратился бы к нему напрямую.

– Синих… – проскрипел престарелый Верховный жрец, – Давно уже можно говорить просто, Кристаллов Жизни.

– Вы не верите, Учитель, что когда-нибудь появится розовый?

– Я очень долго живу, детки, и пережил полную ладонь этих волшебных созданий. И все те, кто был до меня, тоже не видели этакого чуда. Почти-гномоеды не способны создать розовый кристалл. А истинный, полноценный гномоед никогда не будет найден.

Тут голос старика резко сменил тон.
– Мопли, выкормыш пещерной серпорубки! – просвистел посох, и мой незадачливый соученик полетел в кусты. – Разве я так тебя учил? Ты же половину плёнки оставил! Хочешь всех нас переморить? Это всё выбросишь, и сделаешь свой урок заново. Проверю!

Мой беспечный брат-по-роще ещё легко отделался! Оставить на ядрышке хотя бы часть плёнки – смерти подобно. Там же почти весь яд! Съешь чистый орешек, потеряешь чувство боли, бракованный – сразу распрощаешься со своей почти-жизнью!
Орешки использовались в одном-единственном ритуале – съедении почти-гномоедом. Вряд ли даже среди окончательно спятивших стариканов найдётся желающий лезть в пасть зверя, пусть даже волшебного, не потеряв способности чувствовать.

– Учитель, – я вновь вежливо присел.

– Да, Димли?

– Как вы считаете, в иных мирах могут встречаться разумные существа?

Беорамонт нахмурил густые брови.
– Откуда ты набрался подобной ереси? Мы одиноки во Вселенной! Прочие миры, лишь бледные отражения нашего. В них нет наделяющего разумом Источника Сущности! Поэтому мы и можем превращать неразумных тварей из Сумеречного, Мокрого, Блистающего и всех остальных миров в почти-гномоедов, вкладывая в пустую глупую оболочку сущность гномоеда истинного!

– О наличии подобных мнений я узнал из наших с вами занятий, Учитель…

От первого удара посоха я кое-как увернулся, но второй отправил меня по колючему маршруту, проложенному головой Мопли.
– Что за идиотская шутка, ученик?!

– Простите, Учитель, я неверно выразился! Это были тайные мысли Керакотана, из последнего Кристалла Мудрости!

Беорамонт успокаивался так же легко, как и свирепел. Наблюдая, как я, выбравшись из зарослей, выкручиваю из одежды и собственной кожи витые колючки, он проворчал уже ровным голосом:
– Ты хорошо сделал, что сказал мне об этом. Я изыму кристалл Керакотана из Хранилища Мудрости. Мы посадим его вместе с сегодняшними, полученными от почти-гномоеда.
А мысли эти еретические выбрось из головы навсегда! – и старик, чтобы лучше запомнилось, ткнул меня посохом точно в солнечное сплетение. Так что теперь я полетел в кусты спиной вперёд. Всё разнообразие.

Я так и не рискнул поведать раздражительному Учителю о вчерашних рисунках почти-гномоеда. По крайней мере, один из них был рисунком точно. Изображение гнома, как его рисуют дети! Остальные изображения, из кругов, линий и закорючек, могли появиться и от случайных метаний зверя по клетке. Когтищи-то у него ого-го!

Выяснить разумность существа из Запорталья со всей определённостью можно только одним способом. Незаконным. Поймают, запросто обрекут на несъедение! Ночью мне понадобится помощь братца Мопли. Он искатель приключений почище меня, не откажет.

Лина. Торжество разума-2

Прошло ещё два дня, или две смены тёмного и светлого времени суток, с неизвестной их продолжительностью. Сравнивать было не с чем. И без того казалось, что время остановилось. Никаких событий, кроме кормёжек, таких же кошмарных, и наблюдений за ночной уборкой светящихся кристаллов.
Впрочем, нет! Сегодня произошло кое-что хорошее. Один ошалевший гном, вбежав в вольер, не рассчитал скорости и тюкнулся изо всех сил головой о столб. Стена аж загудела. Решила, конец бедняге! Ничего подобного: поднялся, захохотал и устремился в суслячью пасть. Тут-то и дошло – гномы не в себе, и не чувствуют боли! Чем-то их то ли поят, то ли они сами напиваются перед съедением. Это меня не то чтобы утешило, но некоторым образом успокоило.
А вот на мои рисунки никто так и не обратил внимания. Или никак этого не показал. Чего только не выцарапывала, вплоть до алгоритмов решения шахматных этюдов. Увлекалась когда-то, в прошлой жизни.

Димли. Укол мудрости

Мы с Мопли притаились в кустах у гнезда Учителя, «став тенями» и ожидая, пока верховный храп не наберёт силу.

Я знал, опять же из отголосков мыслей прежних жрецов, что гномы не всегда вили гнёзда и занимались сбором диких плодов, ягод, и мёда лесных пауков. Наши предки когда-то строили высокие здания из камня и песка, летали на механических нетопырях и рыли туннели к ядру Грунта. Но после ужасной катастрофы – о ней почти не осталось воспоминаний; так, красный огонь с неба – всё, далёкое от природы, оказалось под запретом.
В катаклизме погибли почти все гномы и все гномки. Последнее привело к изобретению мудрецами прошлого иного способа размножения: при помощи вспомогательного волшебного существа – гномоеда, и деревьев-родителей.
Ведь общеизвестно, что гномов именно выращивают. Сажают семечко родительского дерева в одну лунку с Кристаллом Жизни съеденного старика, и затем просто ждут, примерно четыре ладони двойных полнолуний. Высохший ствол, раскалываясь, извергает младенчика – помолодевшую копию своего «родителя», но без его памяти. А если нужно сохранить чьи-то воспоминания для потомков, то кристалл не сажают, а содержат в Хранилище Мудрости. Сбережённую память предков используют для обучения кандидатов в жрецы. Таких, как мы с Мопли.
К сожалению, секрет нахождения истинного гномоеда утрачен, и нам приходится довольствоваться заменой – превращать животных иных миров в почти-эквиваленты волшебного зверя.
Что характерно, с существами нашего мира даже этот фокус не проходит. Верховный жрец говорит, из-за наличия у них Жизненной Сущности, которой лишены создания Запорталья. Я не особо ему верю, должно быть иное объяснение.
Почти-гномоед, как напомнил нам недавно Беорамонт, не может изменять мужскую сущность съеденного им старика-гнома. Поэтому гномий род угасает, ведь не каждый доживает до старости, из-за неизбежных несчастных случаев и болезней. Сейчас от нас осталось лишь одно племя, численностью немногим больше ладони в степени ладони.

– Димли, он спит крепче некуда, идём! – вырвал меня из полудрёмы шёпот друга.

Мопли и я прокрались по тропе к гнезду Беорамонта, стараясь не задеть полусонных охранных змей. Мы их ещё днём как следует накормили плюющимися червяками, но лучше не рисковать.

– В посохе хрыча уже торчит кристалл, светится! – так же, шёпотом, обрадовался я. Не придётся шуметь, выискивая под гнездом тайник, пресловутое Хранилище.

Старик, оказывается, использовал бесценный Кристалл Жизни в качестве ночного светильника, для отвлечения от себя ночных кровососов. Хитёр!
Я осторожно вытащил посох из земли. Лицо Учителя погрузилось в тень, но, к счастью, он не проснулся.

– Теперь быстро, к зверю.

Мопли возразил, почесывая спину – зудели дневные побои:
– Сбегай сам, ладно? Я тут подожду, Беорамонта покараулю. Может, новую шутку придумаю. Не переживай, на этот раз добрую.

Спорить не хотелось. Ещё разбудим Верховного своей болтовнёй!
– Ладно, оставайся. Думал, с почти-гномоедом поможешь. Придётся самому.

Чудовище, как обычно в это время, спало в углу, положив голову рядом с удобной щелью в частоколе. То, что надо. Длины посоха как раз хватало. Я плавно, но с силой воткнул кристалл в затылок твари. Та, приподняв морду, вздрогнула, лениво взмахнув тяжёлым колючим хвостом, затем вновь уткнула рога в землю.

Лина. Гномий язык

Утро прошло как обычно, в попытках придумать сюжет, хоть сколько-нибудь понятный гномам. Наконец, вспомнив один фантастический рассказ, я нарисовала гнома в клетке. Может, хоть это их проймёт?
В голове никак не желал развеиваться бредовый ночной сон. Сначала я, как дриада, вышла из дерева. Затем бегала босиком по неведомым лесам, охотясь с сачком на гигантских медоносных пауков. Какой-то гуру с увесистой дубиной учил меня странному, запихивая в голову огромные синие кристаллы.
«Чёртовы огоньки уже и до моих снов добрались! – сообразила я, – интересно, сколько осталось съезжать моей крыше. Или уже всё, полное ку-ку?»

Днём явилась очередная партия гномов. Зверь проснулся в один миг, давно сообразив, что моё сопротивление для него – пшик.
Пара голых чудиков в конце шеренги, ожидая своей очереди, увлечённо болтала. Замечала уже подобное. В трёх метрах беснуется кровожадный сусел, а им хоть бы хны.
Но этот раз был другим. Я теперь почему-то понимала гномью речь!

– Видал, Беорамонт-то совсем спятил. Выгнал сегодня одного из старших учеников, ещё и отдубасил напоследок.
– Светленького такого, Мопли?
– Да, кажется.
– А не заметил, Гобвин, парень сильно расстроился?
– Смеёшься, Мурлиан? Вовсе не горевал! Летел из храма как ветер, с улыбкой до ушей!
– За что вытурил-то, не знаешь?
– Не знаю? Я? Слушай, Мурли. Мальчишка пробрался ночью к гнезду Блюстителя тайн, нашёл парадные мокасины и капнул внутрь немного паучьего мёда. Не со зла, только чтобы подошвы к ногам приклеились. Весело же, ха-ха-ха! Но не сообразил, что жуки-медоеды сюрприз раньше обнаружат, по запаху. В общем, когда Верховный проснулся, от обуви одни дырочки и ремешки остались. Он и взъелся. Представляешь, из-за такой мелочи!
– На Беорамонта все жалуются, только шёпотом. Нам-то с тобой теперь можно и в голос!
– Слава Источнику Сущности, больше мы старого зануду не увидим. Когда вновь получим почти-жизнь, главным наверняка будет Димли. Он самый сообразительный из юных лоботрясов Блюстителя.

Один из старичков оценивающе взглянул на меня.
– Этот почти-гномоед хилый совсем. Надеюсь, нас-то успеет сегодня заглотить, или опять ждать?

Мой зверь не разочаровал разговорчивых гномиков.

Придя в себя, я вновь и вновь прокручивала в памяти услышанный разговор. То, что начала понимать язык гномов, уже было странным. Но ведь и употреблённая собеседниками терминология оказалась понятной! А дурацкое незапоминаемое имя Беорамонт, не то что запомнилось, оказалось уже знакомым! Вызвало в памяти образ беловолосого мальчика в серой ученической хламиде – ну вот, знаю откуда-то, что именно ученической! – напряжённо склонившего спину в ожидании моего(?!) удара. Образ сопровождался мыслью, что это, мол, для пользы сорванца.
«Похоже, разжилась, каким-то макаром, куском памяти местного педагога, моего почти-коллеги, – решила я, – из всех чудес это ещё не самое странное»
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 389
Репутация: 980
Наград: 50
Замечания : 0%
# 3 06.11.2016 в 16:07
Димли. Лик истинного гномоеда

В пасть почти-гномоеда я не стремился – до старости мне далеко. Поэтому подготовился как следует: выпросил у рыбаков прочную верёвку с крюком, орудие охоты на крикливых летунов. Всё равно не сезон, косяки воздушных рыб давно унесло в тёплые края. Отдали охотно: пообещал хозяевам распутать все застарелые узлы.
Время визита к зверю мы с Мопли выбрали с расчётом – монстр только что насытился, но ещё не успел заснуть. Мой товарищ, который был теперь свободен как морской рогатик, стоял на страже.
Забросив крюк на частокол, я залез наверх и утвердился на высоченном заборе. Хотелось всё видеть, находясь при этом в безопасности.
Территория клетки была испещрена новыми картинками. Сегодня это были ровные скучные строки каких-то закорючек. Воспоминания о подобном попадались мне только в самых древних кристаллах, но даже их «создатели» не знали точно, что это такое. Я подозревал в значках некий, утерянный или устаревший ныне способ записи мыслей.

– Эй, – крикнул я вниз, сложив руки рупором, – ты меня понимаешь?

Пёстрое чудовище вскочило, расправив яркий перепончатый гребень, и оглушительно свистнуло.

«Ну и что это значит? – я сунул палец в заложенное ухо, – Да или нет? Или, вообще, я, мол, потом тебя съем, когда проголодаюсь?»

– Давай договоримся. Один свист, это «да», два свиста, «нет»! И свисти, пожалуйста, потише!

Монстр, как мне показалось, радостно, просвистел «да».

– Меня зовут Димли, я ученик Верховного жреца. Не удивляйся и не пугайся, что стал воспринимать нашу речь. Это моих рук дело. Хочу с тобой поговорить. Прошу, отвечай правдиво, это в твоих интересах.

– Ты всегда был почти-гномоедом?
– Нет!

– Ты был гномом?
– Нет.

– Как ты стал почти-гномоедом, помнишь?

Огромное чудище, тряся костяной бронёй, начало водить по земле длинным острым когтем. Через минуту я смотрел на треугольник портала. Линии Силы располагались под правильными углами: глазомер твари оказался не хуже моего.
Керакотан был прав, в других мирах попадаются-таки разумные существа. И одно из них мы с Беорамонтом выдернули сюда, превратив попутно в ужасного монстра! Мне бы точно не понравилось, если бы со мной провернули подобное. Но, может, у пришельца иное мнение?

– Хочешь вернуться домой?
– Да! Да! Да! – почти-гномоед радостно закружился, хлопая рудиментарными крылышками.

– Это не просто. В тебе сейчас находятся две сущности. Твоя и зверя. Нам нужно найти и вытащить из твоего мира, который мы зовём Сумеречным, другое существо. Истинного гномоеда. Только это позволит тебя освободить.

Мопли было скучно, и он изо всех сил прислушивался к разговору. Услышав последнее, он крикнул:
– Спятил, Димли? Беорамонт говорил, истинных гномоедов не существует!

– Ты верь ему больше! – заорал я в ответ. – Он и про неразумность обитателей Запорталья разглагольствовал, а оказалось, ложь! Просто ему не хочется заведённый порядок менять. Ведь истинный гномоед не всегда оставляет мужскую сущность гнома неизменной, после съедения. Если мы найдём правильное сумеречное существо, то у нас наконец появится женский пол! И мы сможем отказаться от гномоедов совсем! Жить, как наши далёкие предки. Жениться и рожать новых детей! Гномий род перестанет вымирать.
Нет почти-жизни, да здравствует истинная жизнь!

Что-то я разошёлся. Мопли давно замолчал и смотрел на меня как-то странно. Как на какого-нибудь там потрясателя основ.

– Я и сам боюсь перемен, – наконец ответил он. – Но тебя жрецам не выдам, ты ведь мой лучший друг. Если у вас с почти-гномоедом получится, будет здорово. Если новые гномы смогут жениться, буду рад. Но сам собираюсь прожить жизнь по-старому.

Тут я, вспомнив кое-что, повернулся к почти-гномоеду.
– Ты видел наш мир сквозь портал перед перемещением?
– Да.

«Замечательно, задача становится выполнимой! По древним преданиям, видеть сквозь портал, и легко сквозь него проходить, есть свойства женского пола. Мы-то, гномы-мужчины, заглядывая в чужие миры, видим лишь расплывчатые пятна. Вот и ошибаемся…»

– Ты женщина?
– Да.

– Ты умеешь рисовать. Нарисуй, как ты себя сейчас видишь!

Странно было смотреть, как огромное чудовище, подчиняясь моему приказу, старательно вырисовывает когтями… кстати, кого? Точно не себя! Какого-то совершенно безобидного пушистика.
«Всё правильно. Почти-гномоед, даже созданный из неподходящего существа, должен видеть и ощущать себя в правильном облике. Только в вывернутом, сумеречном»

– На самом деле ты выглядишь далеко не так безобидно, тебе вряд ли понравится. Слушай! Я сейчас создам портал перехода, так быстро, как только смогу. Затем мы найдём в Сумеречном мире изображённое тобой существо и вытащим его сюда. Оно станет гномоедом взамен тебя, а ты вернёшь свой истинный облик!

Лина. Возвращение себя

Сказать, что меня переполнила радость, это ничего не сказать. Неужели существует способ вырваться из этого кошмара?!

– Сейчас я спущусь и подойду ко входу. Постарайся сдержать внутреннего зверя, – промолвив это, гном исчез за частоколом. И не появлялся что-то уж чересчур долго. Я аж извелась, нетерпеливо перебегая от стены к стене.

Наконец, со стороны проёма послышалось:
– Извини, я не знаю твоего имени и не могу правильно к тебе обратиться. Ты, наверное, старше меня?
– Нет.

– Младше?
– Нет.

– Не может быть! Ты моя ровесница!
– Да.

Способ работал. Нормальным разговором это назвать вряд ли было можно, но лучше, чем ничего. Гномьи стариканы не льстили Димли, называя того самым сообразительным из учеников какого-то там жреца.

– Твой зверь сыт?
– Да.

– Мы с Мопли задвинем решётку, для своей безопасности, и подготовим всё для формирования портала. Когда будем готовы, я скажу, что делать дальше.

Гном исчез за выходом, и вскоре загон перерезала знакомая преграда. Минут через пять гномы вошли в отгороженную от меня часть вольера, притащив с собой моток грязно-серого каната.

Димли сказал:
– Мы должны сформировать магический треугольник. Для него нужен маг, – гном показал на себя, – и ещё два разумных существа, – указательный палец ткнул поочерёдно в Мопли и меня.

Гном-маг стал разматывать верёвку, считая вслух шаги. Вскоре на земле красовался треугольник, формой совпадающий со злополучным порталом.

– Ты уверен, что сработает? – осведомился второй гном. – Беорамонт учил, что портал может быть сформирован лишь из ветвей высохших деревьев-родителей, освящённых должным образом!

– Полная чушь! Рамку портала можно соорудить из любого живого материала. Волокна растений, из которых сплетена верёвка, ещё хранят в себе частицы жизни. Их вполне достаточно, чтобы направить и заставить циркулировать магическую энергию. Поторопимся, пока нас Верховный не хватился!

Треугольник одной из сторон почти примыкал к решётке. Димли встал к левому концу стороны, мне скомандовал приблизиться к правому, Мопли – к оставшемуся углу фигуры. Затем маг переплёл пальцы и направил вывернутые ладони на «свою» вершину.
– Давайте, оба, повторяйте за мной!

Мне, за отсутствием нормальных человеческих рук, пришлось переплести когти передних лапок.

Некоторое время ничего не происходило, затем из рук Димли сверкнула синяя молния и забегала по периметру треугольника. Маг «выстрелил» ещё несколько раз, пока портал не стал светиться сплошным ярким огнём.
– Зверь, продолжай держать! Мопли, отпускай свой край!

«Держать? Я, что, тоже держу эту штукенцию?»

Скосив глаза вниз, я увидела, что тончайшие сине-белые разряды бьют из угла треугольника в мои лапки и обратно; суслячьи «ладошки» ощутили тепло.

Мопли медленно развёл руки и отпрянул.
Через пару секунд сияющий треугольник повернулся; теперь он стоял вертикально, освобождённым углом вверх. Ненужная больше верёвка осталась на земле: линии горели прямо в воздухе. Казалось, даже дымились.

– Теперь я постараюсь проникнуть в твою голову, не сопротивляйся. Мне нужно увидеть портал твоим зрением. Дело в том, что мужчины не могут ни видеть истинный вид Запорталья, ни проходить сквозь портал без помощи женской магии. Пока не появилась ты, мы действовали наобум, искали существ по тени их ауры. Но сегодня особенный день!

«У женщин есть какая-то особенная магия? Интересно… Впрочем, об этом писал ещё Гоголь, – ха, ко мне вернулось чувство юмора, отлично!»

Я почувствовала, как по моим лапкам пошла вверх волна тепла. Дошла до самой головы и окутала голову невидимой шапкой.
– Вижу! – радостно вскрикнул молодой маг.

Увидела и я. Треугольник заполнился картинкой. Сугробы, маленькие домики на полуосвещённой улочке. Да это ведь то самое место, откуда меня извлекли!

– Теперь нужна твоя помощь. Где мы сможем найти твоё существо? Думай! Придумаешь, свистни «да», не сможешь, свистни «нет», тогда будем искать наугад.

Я замерла и постаралась подумать как следует. Сейчас зима. Суслики в норах, входы в которые попробуй найди под сугробами… И тут осенило – городской зоопарк!
Радостно свистнула:
– Да!

– Сейчас думай, куда нам двигать портал, я буду перемещать его по твоей указке.

Выглядело это так. Я представляла, как мы бежим по улице, а через секунду улица сама начинала бежать нам навстречу. Почти как при путешествии по электронной карте, в режиме «хождения».
Мы выбрались на освещённый бульвар. Прошли мимо нашего с Алисой дома, такого знакомого. Чуть слёзы на глаза не навернулись! К сожалению, моя подруга не попалась нам навстречу, одни лишь незнакомые одинокие прохожие. Портал они почему-то не замечали.
Дальше мы двигались по пустой ночной дороге, вдоль автобусного маршрута, ведущего к зоопарку.

Димли всё это время стоял с сосредоточенным видом, плотно сжав веки. Лишь однажды не смог сдержать вопль, заметив взлетающий самолёт:
– Ваш мир, это просто чудо какое-то!

Треугольник портала легко проходил помещения зоопарка насквозь. У вольеров и комнат, выделенных на зиму теплолюбивым существам, мелькали надписи с ненужными нам сурикатами, хомяками и прочими фенеками. Но вот, наконец, перед нами искомое: «суслик длиннохвостый». Я, всмотревшись в изображение зверька на табличке, радостно пискнула:
– Он!

Мы «вползли» в комнатушку и с трудом, вглядываясь в темноту, разглядели в углу несколько меховых комочков. Зверьки безмятежно спали.
«Ну да, у них же спячка, зима!»

Димли скомандовал:
– Мопли, сдвинь решётку, но готовься вернуть её на место, как только сущность почти-гномоеда отпустит женщину-иномирянку!

Когда решётчатая преграда уползла вбок, Димли что-то сделал, и портал стал гораздо ярче и контрастней, а картинка приобрела объём. Мне показалось даже, что к нам проник ядрёный запах звериной клетки.

– Готовьтесь, тяну!

Треугольник портала наехал на одного из спящих сусликов и тот, как сквозь тонкую мыльную плёнку, провалился к нам и завис в воздухе. Вокруг зверька появилось жёлтое свечение. Аналогичное окутало и меня. С ужасом почувствовала, что тоже поднимаюсь и превращаюсь в нечто бесформенное. Рамка портала, оставшись без моего присмотра, завертевшись, потускнела и исчезла, вместе с окном в мой мир.
Было удивительно и страшно ощущать себя бесплотным облаком. Точнее, двумя каким-то образом склеенными облачками. Я наблюдала, не пойми чем, как звериная моя часть перелетает к маленькому сгустку тумана, в который успел превратиться похищенный суслик. Его облако стало расти, а моё, напротив, сжиматься. Вскоре проявилось моё нормальное, человеческое тело, сквозь которое поначалу просвечивала земля.
И, наконец-то полностью став собой, я упала вниз, удачно приземлившись на ноги.

Одежда ощущалась какой-то странно невесомой, пушистой и щекотной. Быстро осмотрев себя, я увидела, что оказалась абсолютно голой! А то, что сперва приняла за прикасающуюся к телу лёгкую ткань, было моими волнистыми волосами, отросшими почти до колен.

«Во что бы одеться? И что там с сусликом? Упс, к чёрту наряды, пора делать ноги!»

В воздухе надо мной, вращаясь, формировался кошмарный монстр, до которого не додумались бы Босх, Гигер и Лавкрафт, работая в творческом трио. Зубы-пилы, радужная чешуя, вся в костяных иглах, мощные лапы с когтями-кинжалами, хвост мантикоры, горящие злым кровавым огнём глазки…
«Я тоже была такой? Жуть кромешная!»

Поспешно найдя взглядом гномьего мага, с облегчением обнаружила, что сама стала лилипутом: мы оказались одного роста. А значит, и спасительный проём мне теперь впору!
Выходит, местные гномы вовсе не гномы, а такие же люди, как… люди! И вольер вовсе не десяти метров в длину, а куда больше. Просто я недооценивала размер себя-монстра.
Последние мысли додумывала уже на бегу.
Позади раздался удар захлопнувшейся решётки, и я на ходу обернулась. Вовремя! Истинный гномоед уже колотился в тонкую преграду. Дерево трещало. Мы с Димли, встретившись взглядами, ускорились и выскочили на свободу, к ожидавшему нас Мопли. Беснующийся зверь, хоть и успел проломить решётку, уже не мог никого достать.

Я успела забыть, что вокруг – лес. Мой вольер располагался на вершине холма, и изнутри не было видно даже верхушек деревьев. Пыталась, конечно, разглядывать местность сквозь щели в частоколе, но угол зрения получался столь узким, что ничего не выходило. А гномий дверной проём, даже в качестве окна, был для прошлой меня чересчур низок.
Правда, и сейчас изучать пейзаж мне не дали – по тропе, направляясь к нашей троице, рысью бежал старец в пурпурном балахоне, потрясая деревянным посохом.
«Тоже какой-нибудь маг. Ну и мирок! – успела подумать я, – Алису бы сюда, с её увлечениями, самое то»

– Вы где прохлаждаетесь? – возмущённо кричал старик. – Прихожу в храм, а там, одни непосвящённые, а где старшие ученики, никто не знает!

Внезапно Беорамонт – сама догадалась, что это именно он – увидел меня. Глаза его округлились, а я, вспомнив, что не одета, пристроила свои длинные волосы наиболее «прикрывающим» образом, ещё и прижав их руками.

– Это ведь женщина... девушка?! Откуда?!

– Оттуда, из Сумеречного мира, – сурово сказал Димли, – именно её вы, Учитель, извлекли из Запорталья и заставили стать монстром. Мы с Мопли исправили ошибку. Извлекли из её мира истинного гномоеда.

– Не верю! – взревел жрец, его глаза загорелись яростью, и он кинулся к проёму. А через секунду, остановившись у самого входа, сник и прошептал:
– Истинный гномоед… Он такой же, как в преданиях… Источник Сущности, они смогли!

Подойдя к нам, жрец, волнуясь, проговорил:
– Димли, Мопли! Ребятки! Простите меня, старого дурня. Мне давно пора на покой. Не буду больше откладывать, сейчас же отправлюсь к истинному гномоеду. Стану первым хотя бы в этом, хе-хе.
Передайте Кругу жрецов, пусть выбирают нового Верховного.

Молодые гномы молча внимали старцу.
В первый миг я хотела остановить Беорамонта, или хотя бы попытаться, но вдруг с облегчением вспомнила, из разговоров гномов и из вложенной мне в голову чужой памяти, что съедение гномоедом – вовсе не смерть, а перерождение.

Жрец вытащил из мешочка на поясе маленький орешек и старательно его разжевал. Затем, без предупреждения, стал быстро раздеваться. Я отвернула голову и не поворачивала обратно до тех пор, пока не услышала из-за стены вольера победный рёв зверя.

– Можешь надеть это, – Димли подал мне балахон своего бывшего начальника.

Я замялась. Не хотелось начинать с мародёрства.

Гном, не так поняв, поспешно добавил:
– Но если тебе привычнее без одежды, то мы с Мопли не против!

Увидев, какими жадными глазами смотрят на меня парни, я предпочла первое.

– Спасибо! – первое слово в новом теле далось с трудом. Вообще, во рту было какое-то непривычное ощущение. Я провела языком по зубам и с приятным удивлением обнаружила их идеальную чистоту и ровность. Исчез даже скол на правом резце! А с ногтей, ставших, впрочем, неимоверно длинными – привычный лак.

– Что со мной? Я будто заново родилась!

– Так и есть, – подтвердил Димли. – Твоё тело восстановлено таким, каким оно должно быть, для своего возраста. Без болезней, шрамов и увечий, если они имелись. То же самое происходит при путешествии через портал. Ты этого не заметила потому, что тебя сразу превратили в зверя. Но если перед возвращением домой ты, к примеру, отстрижёшь волосы, они мгновенно «отрастут» при переходе.
У меня для тебя хорошая новость. Я уже восстановил свой магический заряд. Мы можем уйти в твой мир прямо сейчас. Злой магии в порталах больше нет, она исчезла с появлением истинного зверя.

– Мы?

– Я, разумеется, отправлюсь с тобой! Всю жизнь мечтал хоть одним глазком заглянуть в иные миры. А уж попасть туда… Ты не будешь возражать?

– Конечно, нет, буду рада!

Меня ужасно мучил один вопрос.
– Почему гномоед – суслик? Ведь страннее не придумать!

– Я думаю, первого гномоеда мои предки создали именно из этого вашего существа, сус-ли-ка, – последнее, новое для него слово молодой маг выговорил медленно и отчётливо, – вряд ли специально выбирали, просто случайно попался именно этот зверёк.

Димли вдруг заозирался.
– Мопли, ты куда исчез?

– Я здесь, – гном вышел из вольера, – гномоед уснул, и я решил забрать верёвку. Но отвлёкся на кое-что поинтереснее. Смотри!

Мопли вытащил из-за спины руку с огромным светящимся камнем.

– Розовый Кристалл Жизни! – воскликнул Димли. – Я был прав, настоящая жизнь наступит! Смешно, что именно Беорамонт переродится в первую гномку!

– Ты всё ещё хочешь в Сумеречный мир? – осведомился Мопли.

– Хочу. Но я обязательно вернусь. Мне нужно проводить… – гном смущённо замолчал и повернулся ко мне. – Прости, как тебя зовут?

– Лина.

– Мне нужно проводить Лину. Это меньшее, что я могу для неё сделать. Ну и на мир её посмотреть, конечно! Один не смогу, портал пропустит меня лишь с женщиной. Так что давай, тащи верёвку.

– А завтра никак нельзя?

– Нельзя. Сюда в любой момент могут нагрянуть остальные жрецы. Они девушку не отпустят. Она ведь единственная особь женского пола в нашем мире! Когда ещё прорастут эти новые розовые кристаллы…

Мы споро принялись за уже знакомое мне действо. Через несколько минут мы с Димли, «отпустив» портал, быстро шагнули в него, держась за руки.

Лина. Счастье есть

Мне не верилось, что я дома. Не просто в моём мире, а прямо в нашей с Алисой съёмной квартире-однушке! Портал мы вывели непосредственно в комнату, убедившись предварительно, что она пуста. Мало ли, вдруг у моей подруги гость. Да и саму Лиску пугать лишний раз не хотелось.
Выйдя, первым делом ухватила со спинки стула махровый халат! Он оказался Алискин, ну да ладно. Димли не так повезло, ему я вручила покрывало с кровати, успев предварительно окинуть гнома быстрым, но, призна́юсь, внимательным взглядом. Кстати, что я его всё гномом кличу? Симпатичный высокий парень, вполне развит, во всех отношениях…
Димли, кое-как обмотавшись покрывалом, стал похож на бедуина. Такого, с рождения не стриженого, бедуина. Волосы его отросли не до колен, как у меня, но до середины спины точно.

Тут от дверей комнаты донеслось:
– Ах! Линка, ты как русалка! Ещё и с русалом!

Хитрюга Алиса, похоже, как раз шла из ванной за халатом, когда застукала наше явление. Наверняка видела всё, стоя в коридоре – шагов-то я не слышала. Стояла, значит, и рассматривала прелести молодого человека во все глаза.
А когда тот оделся, решила и себя показать. Картинно полуприкрыла грудь предплечьем правой руки, низ – ладонью левой, и стоит, скромненько сверкая глазками!

– С прибытием! Я тут немножко не одета… А ну, не пялься! – это гному, персонально; надо полагать, чтоб не забыл попялиться!

Я перевела приказ Алисы Димли. Тот послушно зажмурился.
– Это по-каковски? – спросила Лиска, извлекая из шифоньера мой халат.

– По-гномьи, – мне очень понравилось озадаченно-любопытное выражение лица подруги. – Долго объяснять! Вот если под кофе и эклерчики… Махнёмся? – я дёрнула себя за полу́.

Мы поменялись одёжками и, наконец, разрешили гному воспользоваться зрением.
– Знакомьтесь! Алиса, это Димли! Димли, это Алиса! Она моя подруга, – фразы приходилось повторять на двух языках.
– Димли, ученик чародея из параллельного мира. И гном. То есть, человек, конечно, просто они себя там называют гномами. Сама их сперва за гномиков принимала, я-то поначалу была огромной… Нет, ты не поймёшь. Надо всё по порядку рассказать, – что-то моё представление подзатянулось.

– Димли… А что, клёвое имя… как раз для гнома, – Лиска улыбнулась.

Гном шепнул в мою сторону:
– Мне твоя подруга понравилась, очень красивая. Даже больше, чем ты! И я вижу, она тоже в какой-то степени маг, правда, не имеющий доступа к магической энергии, её почти нет в вашем мире. Вот бы на ней жениться… – Димли облизал пересохшие от переживаний губы, – ты не думай, Лина, гномы за все эти века без женщин вовсе не потеряли способности к зачатию!
«М-да, откровенность, дело хорошее, но не до такой же степени! И кстати, меня он, что, вообще не рассматривает, даже как вариант? Я ведь тоже не дурнушка какая-нибудь… Обижусь вот, ей-богу!»

– Что он сказал, Рыжик? – с интересом спросила Лиска.

– Что умирает с голоду. И проглотит любого, вставшего на пути между ним и тарелкой!

– А у меня и нет ничего, даже холодильник разморожен… – испугалась подружка, – я же, как одна осталась, не ходила в магазин. Доедала праздничное, вчера вечером как раз кончилось. И, Линка, прости, но когда ты исчезла, я не стала шум поднимать. Кто бы поверил, что тебя раздело и утащило треугольное окошко? Ко всему, у меня предчувствие было, что скоро ты сама объявишься. Решила дождаться, пока каникулы, и тебя никто не хватится.

Алиса взглянула на часы.
– Живём, уже семь! Тут за углом точка открылась, кулинарная, я ракетой!

Долгожданный кофе оказался всего лишь растворяшкой, но огромный медовый торт, который принесла запыхавшаяся подруга, был очень даже съедобен. Я лопала во все щёки, ведь теперь могла не переживать о фигуре: портал «выжег» лишний жир и нарастил мышцы в нужных местах. Отличная штука, надо время от времени ходить туда-сюда, договориться бы с магом! Алиска во время чаепития то и дело завистливо поглядывала на мою постройневшую фигурку. Вдруг осенило: подружка успела втюриться в гнома и даже приревновать меня к нему!

Я, пожалев Лиску, шепнула:
– Ты Димли тоже очень нравишься. По секрету, он свободен и никогда не видел ни одной девушки, окромя меня. Даю карт-бланш.

Та расцвела.

Мы долго сидели, болтая в основном о моих приключениях. Димли больше ел и слушал, чем говорил, хотя у него впечатлений было явно не меньше моего.

– Я что сказать хотела, – встрепенулась Лиска, – у меня две новости, кайфовая и не очень. Первая, я бросила Йорика.

– Кого? Ты ведь не о черепе шута Гамлета? Или кто он там ему?

– Да нет! Байкера моего, Юрку. А, точно, ты его не видела. В-общем, не сложилось у нас. Ты бы знала, как он провёл Новый год!

– А вторая новость? – похождения незнакомого мотоциклиста меня как-то не заинтриговали.

– Вторая, – Алиса погрустнела. – Сегодня должны Димку твоего «отключить».

Мне чуть плохо не сделалось.
– Как?

– Всё уже решено. Фонд этот, он не просто так деньги давал, а под определённые гарантии. Конкретно, под право распоряжаться донорскими органами, по истечении срока договора. А он как раз сегодня истекает. Хитрая контора…

Димли, увидев мой, должно быть, ставший ужасным вид, спросил, внимательно глядя на меня:
– Что случилось, я могу помочь?

Я рассказала. Гном, подумав, произнёс:
– Могу попробовать найти заблудившуюся сущность вашего Димки. Я ведь маг, и многое умею. В вашем мире не пополнить магический заряд, но он у меня ещё остался. Мне нужно увидеть больного.

– Алиса, – я быстро повернулась к подруге, – как мы не подумали, у нас же настоящий собственный маг! Срочно ищем, во что его одеть, и вперёд!

Одежду Лиска одолжила у нашего соседа по площадке, не знаю, что уж там она ему наплела.
А одевать молодого человека, несмотря на спешку, оказалось весьма интересным занятием. Любой предмет человеческого облачения его либо веселил, либо ставил в тупик. Но с нижним бельём он разобрался сам, Алиса даже чуточку расстроилась.

В клинику мы пошли пешком. Соседний квартал всего лишь, недалеко. Димли всю дорогу вертел головой и засыпа́л меня вопросами. Подруга всякий раз требовала перевода, затем вклинивалась отвечать первой, что вновь требовало моих услуг. В общем, к концу пути меня можно было выжимать.

Вахту мы преодолели мигом. У нас с Лиской были пропуска, а гнома никто не заметил. Димли пояснил, что просто «стал тенью», для всех, кроме нас. Мне бы так уметь, при опозданиях на пары! В спецпалату пропустили без вопросов, персонал уже знал о грядущем отключении. Сказали, что вот-вот должны приехать Димкины родители. Надо было спешить.
Я уговорила медсестру уйти. Не мешайте, мол, прощаться.

Затем к делу приступил Димли. Так у него просто всё получилось! Приложил руки к вискам своего больного почти-тёзки, и тут же сказал:
– Сущность вашего Димки вовсе не заблудилась, её не нужно искать. У него самое обычное отслоение сознания.

– Но ты можешь это исправить? – боялась я страшно, вдруг ответит, что нет, или это займёт много времени, которого тоже нет.

– Уже исправил, – шёпотом ответил тот.

– А почему шепчешь?

– Потому что теперь он просто спит. И потому, что я безумно устал. Потерял почти весь свой заряд. Мне придётся уйти в мой мир прямо сейчас, иначе никогда уже не смогу.
«Похоже, это было вовсе не просто, – поняла я, – Димли аж лицом посерел»

– Что?! – выслушав мой перевод, вскрикнула Алиса. – Он уйдёт? Ну уж нет! Маг, красавец, целитель, да ещё из иного мира! Я ухожу с ним. Ему ведь нужна женщина-проводник?

– А как же родители твои?

– Я к ним буду приходить в гости, через портал. Даже чаще, чем сейчас! Ещё и тебе надоем.

– А универ?

– Что поделать. Ведьмой я хочу быть больше, чем учительницей. Ты пойми, тот мир наполнен магией! С моими и Димли знаниями мы станем величайшими чародеями двух миров!

Юный маг, услышав от меня новость, безумно обрадовался. Стал целовать Алиску прямо у меня на глазах. Неумело, но вполне убедительно. Ничего, опыт – дело наживное!
С трудом отодрав влюблённых друг от друга, я напомнила им о существовании других неотложных дел.
– Димли, из чего мы построим рамку портала? Здесь нет ни дерева, ни верёвок.

– Ерунда, нарисую! – гном освободил место, задвинув в угол мешавший стол с медицинскими причиндалами. Затем ухватил левой рукой какую-то блестящую железку и, зажмурившись, полоснул по тыльной стороне своей правой ладони. С пальцев мага закапала кровь.

Я даже глазом не моргнула, чем изрядно удивила Лиску. Она-то прекрасно знала, что раньше меня вид крови мог до обморока довести! Похоже, сказывался опыт гномоедения.

Димли прошипел сквозь зубы:
– Не бойтесь, после перехода рана исчезнет.

Увидел бы кто нас сейчас! Неподвижное тело, две невинных девушки – ладно, насчёт Лиски не уверена – и маг, рисующий собственной кровью зловещие линии на полу. Сатанинский обряд, без вариантов!
В общем, портал мы успешно открыли. Узрев ночной инопланетный лес в разноцветии светляков, освещённый обеими, синей и красной, лунами, Алиса чуть не захлопала в ладоши, но, оглянувшись на спящего – ура, всего лишь спящего! – Димку, взяла себя в руки.

Димли, пошарив по окрестностям, вывел портал к странному сооружению в кустах, напоминавшему гнездо. В нём, свернувшись калачиком, спал его соученик, укутавшись в богато вышитое покрывало. Вокруг ложа стояло с десяток воткнутых в землю посохов с вставленными в них синими и розовыми светящимися кристаллами.

– Мопли! – громким шёпотом окликнул маг.
«Ух ты, по порталу можно и без перехода болтать? Тогда буду считать, что Алиска просто в другом городе»

Абонент зашевелился, продрал глаза и посмотрел в нашу сторону.
– Димли? Лина? И… ещё одна девушка?

– Не вопи, тут спят. Ты что делаешь в гнезде Беорамонта? Еле тебя нашёл.

– Ну, теперь я Верховный жрец. Нет, лучше так, – гном поднялся, расправил плечи, придал себе напускную торжественность и продолжил низким голосом:
– Верховный жрец… это я!

Затем, не сдержавшись, прыснул смехом и дальше говорил без выпендрёжа:
– Представь, Димли, наши хрычи, узрев истинного гномоеда, не утерпели, и отправились в следующую почти-жизнь. Полюбуйся, – Мопли повёл рукой, демонстрируя свою иллюминацию, – здесь они все.

– Давно пора! Слушай, я возвращаюсь. Не волнуйся, не стану выбрасывать тебя из гнезда Верховного. Зато я женился, первым из гномов! Так что расчешись и встречай меня с моей Алисой.

Я хотела крикнуть Мопли, чтобы не забыл отвернуться, но вдруг передумала. Не маленькие, сами сообразят.

Лиска, быстро обняв и расцеловав меня на прощанье, крепко схватила Димли за здоровую руку, и они ушли. Портал вспыхнул жёлтым и погас.

Теперь надлежало срочно ликвидировать следы чудес. Кровь с пола я вытерла смоченным под краном палатной раковины собственным носком, затем спрятала его в сумку, вместе с одеждой ушельцев.

После этого подошла к Димке. Лицо его стало совсем живым, исчезла восковая бледность, веки подрагивали.
Склонившись, изо всех сил поцеловала своего спящего принца! Оторвалась только тогда, когда его аквамариновые глаза распахнулись. Тёплые губы, вмиг ставшие родными, тихо произнесли:
– Лина, это действительно ты? Больше не сон? Какое счастье!

В запертую дверь палаты настойчиво стучали.
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 1273
Репутация: 1735
Наград: 54
Замечания : 0%
# 4 07.11.2016 в 21:43
Голосование открыто до 14/11/16 включительно
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 308
Репутация: 445
Наград: 33
Замечания : 0%
# 5 08.11.2016 в 00:50
Легенда о гномоеде.

За барышню Лиску и Гимли я рад - счастья им и новых гномиков. За барышню Лину и Димку - счастья им и новых человечков.
Хм.
Вернёмся в начало.
Цитата
Случилось так, что 1 января 2020 года я, простая студентка второго курса педуниверситета, превратилась в плотоядного суслика
Вот. Ну крутая же фраза. Необычная, читатель сразу в предвкушении. В ней умещается всё нужное для хорошего начала. Я сразу представил сгорбленную девицу с воспалёнными глазами посреди перекрёстка. Она в грязном платье, босиком, на подбородке слюни, дико озирается и, крепче зажав подмышкой трепыхающуюся маленькую собачку - так всем кажется - перебегает улицу и скрывается за гаражами в трущобах. Под недоумевающие взгляды финансистов, адвокатов и топ-менеджеров.
А что получил?
Лепёшку суррогата.

Повествование беглое и торопливое. Картинок нет - есть пересказ событий.

Чемоданы.

Цитата
Зубчатые колеса движут время, лапы и составы. Рыжий кот охотится на стрелку. Кот гномофоб. Кот размером с игольное ушко
Чего?
 
Цитата
Это эмоции, чудное создание
Бл*.
Цитата
Ты в не Патагонии родился?

 Мой совет volcano, в другой раз попробуйте не многобукаф размазать по стене, а взять несколько предметов и прорисовать детально - с тенями, полутенями, можно в красках.

Второе тоже сложно назвать литературной работой - тут скорее игра словами, но мозг выносит :)

Голос второму.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 582
Репутация: 792
Наград: 35
Замечания : 0%
# 6 08.11.2016 в 02:17
и понеслись против ветра навстречу друг-другу...


ИМХО: всем троим еще рано на дуэль, рано, Петька, рано...
Хотя понятно, и массовые и вообще дуэли, внезапно стали эдаким маневром в обход рубрики Произведения. Мол, там читательское забвение не учит ничему, а здесь навяжемся в упор. Нифига, не поможет. Так же читают по диагонали а-то и вообще лишь пару строчек да воображаем себя воображаемыми критиками, воображаемо профи, естественно. И даже андрик уже, в сатусе тех же Утесова для Кобзона, Николаева для Королевой, Меладзе для Стрелок и т.п., дальше я уже перестал смареть смрад СМИ, сам уподобился подобию себя. Афиша, яркая афиша на фоне которой. Оно, конечно, благородно, но... Постараюсь обойтись без половинки в стакане.

ЛЕГЕНДА О ГНОМОЕДЕ

14+


Еле асилил с трех подходов. В перерывах дико храпел. Это вот стиль взят такой, что годный лишь для инструкции по изготовлению ядерного примуса. Или же из жизни насекомых, а-то и бактерий - под электронным микроскопом. Отсюда объем дикий, этот стиль и поработил автора, заставляя писать и писать, писать и писать. Вот трудился же, потел, пыхтел, сопел же и прописывал каждую тютельку. Ясен пень потом с ног валился, но ведь читателю так же! Точно так же...
Задача видимо стояла передать атмосферу, но прием не художественный, без смекалки.
Вроде бы прописал всех героев, от первого лица, и вроде бы все путно - каждый со своими особенностями, но, вот облом: стиль! Стиль-то тот же, все - так же дотошны, все так же зануды, на всех лег отпечаток изложения - вид подачи информации. Надеюсь, понятно. Об отсутствии подробностей по косякам, ниже...

Чемоданы Суслика Гномоеда

Выкладываешься полностью. Как обычно, да, и это восхищает. Выкладываешься по полной и без остатка. Но вот беда бедуля - это уже не литература. Нет-нет, в этот раз и не нечто среднее, в твоем стиле, оно в твоем духе, но нет стиля. Не оставил крупицы себя на стиль. Преподнести читателю и ранее преподносил с одолжением, и мне все теплилась надежда, освоишься и станешь усовершенствовать подачу, ан нет - на этот раз прям бросил оземь, на-те, мол, пожирайте, мол. Конечно, шучу, но с долей, лишь с долей шутки. Так вот, это пренебрежение читателем передается и рикошетит автору. Мне понравилось, я захавал и просек, только вот за Державу обидно - в чем искусство-то? В способности как таковой? Нет же, рано или поздно, и время не имеет значение, обойдутся, как и обходились без тебя, но зачем тогда ты, сейчас вот, сейчас вот как преломлять в себе это зеркало? Уважать, уважать мой рассудок, и хотя бы включать поворотники... А кто тебе это еще скажет, если не я? Никто, кроме нас.
***
В далекие древние времена, когда в мире этом еще только-только зацвели лимоны. Когда волчата лишь бездумно резвились у холма, кувыркаясь в клевере. А из ремесленников были только гномы, мелькающие промеж скальных выщербин да в трещинах породы. И адамы были расщеплены на части замысла об одном и неповторимом. Бродил в дебрях девственного леса хмурый дуэльмастер, присматривая за порослью папоротника. Набрав градус, а возможно и перебравший его, споткнувшись о трухлявый пень творческой обязаловки, брякнулся. Успел, однако, вскрикнуть за пару парсеков до реанемобиля: Дуэль - дамы и господа, это вам не ноксы гуглить! Дуэль -это дуэль...
Олимпиада - где участники - те же спортсмены, а читатель - зритель. И кто-то пробежал первым, кто-то - а уже и не важно, но зритель может лишь рукоплескать и вопить возгласы радости, либо презрения поражению. Но, считать шаги бегунов, метры полета копий ли стрел, измерять силу бросков и ударов и т.п. - это уж увольте. В конечной цели любого писателя нет такого, чтобы читатель его отчитывал. Нет. Ошибки и прочее прочее - велком, в тему Произведения! Но - покуда есть эти ошибки, на ринг ли, арену ли, беговые дорожки ли, не выпускают. Берегут даже! Того и гляди себе пузо и проткнут сами.

Эпиграф, взятый из заданной темы, стал спорой и неимоверно широко разросся в обеих дуэльных работах! В топку обе.

А голос мой нехай горит и войдет в легенду с первой работой - от вулкано. За юмор. И больше за то, что пытался этим вот позаботиться о читателе.
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 405
Репутация: 729
Наград: 34
Замечания : 0%
# 7 08.11.2016 в 04:09
ну блин, я не забыла открыть дуэль, я просто перепутала и написала до седьмого, а не до седьмого включительно. Извините.
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 405
Репутация: 729
Наград: 34
Замечания : 0%
# 8 08.11.2016 в 04:32
И понеслись навстречу друг-другу - проверка на внимательность, хотелось проверить кто заметит хаха
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 89
Репутация: 353
Наград: 42
Замечания : 0%
# 9 08.11.2016 в 13:06
Может быть, на чей-нибудь особо изощрённый и продвинутый вкус, автор и не произвёл впечатление - кто знает? Но, лично я, могу volkano только поздравить. Всё, что необходимо для отличной работы присутствует. Характеры главных героев и героинь определены и ярко выражены, индивидуальны. Динамики в действии с избытком, воображения через край. А главное, при подобной теме не скатился до пошлости.
andrik разочаровал ужасно, ждала от него чего-то особенного, но ... Уже в самом начале он почему-то начал путаться с именем главаря сусликов, дальше больше, пока не скатился до "самого не хочу". 
 Отдаю голос за первую работу. По моему мнению победил volcano.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 240
Репутация: 595
Наград: 37
Замечания : 0%
# 10 08.11.2016 в 16:41
1.Малоизвестный рыцарь Volcano.
Написано человеческим взрослым языком, есть проблески фантазии, юмора, эрудиции.
Но рыцарь совсем не думает о визуализации. Он-то картинку видит. А читатель?
Сюжетно  произведение скорее больше похоже на ужатый роман чем на раздутый рассказ. Событий много, но выхлопа от этого нет. 

2.Сэр Андрик снова удивил. На этот раз приятно. Это совершенно другой уровень и по сравнению с соперником и по сравнению с сэром Андриком вчерашним. Как-то удалось ему в этот раз соблюсти баланс между реальным а абсурдным, иронией и серьезностью, сказкой и пародией. Ну и что также удивительно, удалось нигде не облажаться(ну может только четвертый чемодан получился так себе). Я под впечатлением.

Голос естественно за сэра.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 267
Репутация: 671
Наград: 38
Замечания : 0%
# 11 11.11.2016 в 09:54
Первый гномоед, если честно, смахивает на чтиво для девочек-подростков. Вот читал и нехотя наблюдал свое превращение в такого читателя со стороны. Вообще написано легко, местами скучно, где-то забавно, но читается без запинок. Но сегодня чет мне не зашло, не под настроение(

Второй гномоед... Тут чуть повзрослее, но будто автор не может никак вырваться из непривычных рамок и поэтому чуть халтурит. Есть моменты интересные с находками весьма неплохими, но общее впечатление от прочитанного: слабовато. Но оно есть.

Голос за андрика и его видение гномоедства суслящего
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 58
Репутация: 335
Наград: 21
Замечания : 0%
# 12 11.11.2016 в 19:30
Первый текст мне понравился - весело и интересно.
Второй не поняла совсем, наверное, автор прав, что не для меня.
Отдаю свой голос первому.
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 1273
Репутация: 1735
Наград: 54
Замечания : 0%
# 13 13.11.2016 в 00:30
Доброго времени суток, товарищи!

Рассказ первый (Легенда о гномоеде):


Когда первый раз причапала в дуэль и увидела, что так много букаф, то захотелось слинять побыстрее, мол, и не было меня тут.)
Но когда наконец добралась и прочла, то стало совсем не жаль потраченного времени. Интересная история. Иногда так хочется прочитать что-то лёгкое, беззаботное, такую себе сказку с обязательным хэппиэндом, и этот рассказ как раз из такой категории.
Каждому персонажу уделено время для его раскрытия перед читателем. Очень интересно прорисован мир: все эти обычаи, премудрости, легенды, магия. Получился самый настоящий фэнтези-любовный рассказ, который было приятно прочесть. Да, пусть в нём нет какой-то глобальной идеи или смысловой нагрузки, но такая литература тоже нужна и обязательно найдёт своего читателя.
Помарки есть, конечно. К примеру, почему это Димка совсем не удивился, когда проснулся от того, что Лин его целует?))) Или он настолько привык просыпаться от поцелуев почти незнакомых девушек, что для него это как семечки щёлкать? Или, к примеру, откуда у Лин в руках оказалась линейка, когда она из Димкиной палаты выходила? Не, я понимаю, что они с Алисой с универа шли и предположительно у неё могла быть с собой линейка в сумке. Но вопрос в другом: зачем она её достала? Что, прямо для того, чтобы себя за неподобающие мысли треснуть? Или она что-то измеряла?)))) Но на подобном особо не хочется заострять внимание и вычитывать, потому как это нельзя назвать серьёзной литературой. (Не в плохом смысле этого слова) Никто ведь не задумывается о том, как это младенец, растущий не по дням, а по часам, из сказки Пушкина, в одежде из бочки вышел... Никто ведь не спрашивает: а ему эту одежду на вырост оставили, что ли? Да и вообще, любопытно: а как это он переодевался в бочке-то?)) Вот так и здесь, я думаю. Прочитал, улыбнулся, порадовался за героев и забыл. Это рассказ на один раз, чтобы отвлечься от ежедневных забот и окунуться в атмосферу чего-то доброго.

Рассказ второй (Чемоданы Суслика Гномоеда):

Так-так-так... А что у нас здесь?
Войны сусликов гномоедов, жизнь сусликов гномоедов, размножение сусликов гномоедов, любовь сусликов гномоедов, тюрьма в заднице крысы и сумасшествие андрика.)))) Надо же было такое написать, а! Вынос мозга, но тоже в хорошем смысле этого слова. Произведения этого автора всегда сложно воспринимаются, но имеют изрядную долю поэтичности и яркости образов, коими текст щедро нашпигован. Опять-таки, автор напрочь отказывается понять, что такую ядерную концентрацию художественности хорошо бы (и нужно бы) разбавлять. Это подобно тому, что тебе в глотку запихивают вкусную еду, но ты просто не успеваешь ни то что вкуса почувствовать, а даже хоть как-то пережевать. Ещё это ухудшается тем, что текст в основном идёт грузными пластами - глыбами укладывающимися на восприятие. И с этим со всем нужно что-то делать.
______________________________________

Итоги:

Голос первому, но не потому, что оно лучше второго, а потому, что автор больше трудов в него вложил. А вообще, если говорить честно, то оба рассказа на уровне, только направленность разная.

Вот теперь у Дианы всё.)
Вдохновения вам, товарищи!
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 7
Репутация: 47
Наград: 7
Замечания : 0%
# 14 13.11.2016 в 13:00
Как любитель весёлого и увлекательного чтива, я отдаю свой голос за volcano. Уровень и стиль двух этих авторов сравнивать не полезу, ибо сам новичок. Отмечу лишь то, что меня зацепило или наоборот, оттолкнуло. Огромный плюс первого автора в том, что его текст живой!  Несколько сумбурное повествование компенсируется яркостью образов, неиссякаемыми потоками юмора  и лёгкостью восприятия. Andrik же в этом плане несколько уступает. Да, его рассказ более обстоятельный , серьёзный, наполненный своеобразной атмосферой, но.. тяжело заходит. Первое произведение-лёгкий коктейль. Его можно смаковать и наслаждаться каждым глотком. После него остаётся приятное послевкусие. Второе же, уж извините, водка. Никакого вкуса. С первого раза просто не успеваешь ощутить написанное. Чтобы полностью проникнуться приходится  многократно перечитывать и послевкусие остаётся не айсовое. Да и голова, откровенно говоря, побаливать начинает. Такое чтиво не для всех. Уж извините за сей сравнительно-алкогольный  моветон. Чукча всегда остаётся чукчей)
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 147
Репутация: 179
Наград: 14
Замечания : 0%
# 15 13.11.2016 в 23:32
Треугольник портала наехал на одного из спящих сусликов и тот, как сквозь тонкую мыльную плёнку, провалился к нам и завис в воздухе. Вокруг зверька появилось жёлтое свечение. Аналогичное окутало и меня. С ужасом почувствовала, что тоже поднимаюсь и превращаюсь в нечто бесформенное. Рамка портала, оставшись без моего присмотра, завертевшись, потускнела и исчезла, вместе с окном в мой мир. 
Было удивительно и страшно ощущать себя бесплотным облаком. Точнее, двумя каким-то образом склеенными облачками. Я наблюдала, не пойми чем, как звериная моя часть перелетает к маленькому сгустку тумана, в который успел превратиться похищенный суслик. Его облако стало расти, а моё, напротив, сжиматься. Вскоре проявилось моё нормальное, человеческое тело, сквозь которое поначалу просвечивала земля. "Великолепно прорисован переход в тонкий мир.
Мои симпатии полностью на стороне volcano.
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №639. volcano vs andrik. (Проза.)
Страница 1 из 212»
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz