Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
Страница 1 из 41234»
Модератор форума: 0lly 
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №665 (Чосер vs MisteryA (проза))
Дуэль №665
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 389
Репутация: 980
Наград: 50
Замечания : 0%
# 1 27.01.2017 в 09:38
Чосер vs. MisteryA
форма: проза
жанр: апокалипсис
объем: свободный
срок: до 06.02.2017 включительно
формат голосования: открытое, аргументированное, ранговое
авторство: закрытое
Работы отправлять сюда: artem_skakunov@bk.ru
тема: Обратная сторона Луны
ФЛУД ЗАПРЕЩЁН

Для вдохновения:

и (или):


и (или) № следующей дуэли...
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 389
Репутация: 980
Наград: 50
Замечания : 0%
# 2 09.02.2017 в 21:02
#1

Озеро Удовольствий


Вандеграф ошибся.
Не пробежал он и сотни шагов, отделивших его от каменной арки с затёртой надписью «Озеро Удовольствия», как неуверенность, трясясь в истеричном хохоте, вернулась, заползла в самую душу. Она визжала и сопротивлялась его попыткам пройти немного дальше, сразу напомнив Муни – эту взбалмошную дуру в кроссовках, летнем платье и рыжими косичками, с вечно безумным настроением спятившей.
Вандеграф надавил ладонями на грудь, пытаясь усмирить брыкающееся сердце, шатаясь, сполз на землю по ржавому корпусу фургона, развозившего когда-то овощи: об этом красноречиво сообщал выдавленный на корпусе образ довольного жизнью помидора. Вандеграф был так взолнован, что снова позволил икоте пробудиться от спячки и вынудить тело подпрыгивать на каменных плитах, обильно проросших жухлой травой. Когда же икота ушла, он с мольбой посмотрел на арку. Она звала к себе и манила, обещая укрытие на дереве и сон под шелест листвы в огромном парке.
Может, сделать это в следующий раз?
А если за ним прямо сейчас наблюдают прихвостни Пузыря – эти Точобут и Биркхов? Что они расскажут, когда он вернётся ни с чем? Что они напридумывают, когда он облажается в очередной раз? Что ответят на их россказни масконы?
Вандеграф стиснул зубы, на четвереньках прополз до края фургона и кинул беглый взгляд на улицу Дохлых. Нависающие балконами и козырьками над узкой дорогой дома словно не раз переболели дизентерией. В чумной день их обильно тошнило и рвало: на улице, на подстилке из выбитых окон, валялись обломки мебели, наполнители мягких кресел, телевизоры, системные блоки, микроволновки – всё, что могли без труда оторвать и швырнуть в окно опьянённые хаосом мародёры.
Вандеграф сощурился, высматривая в конце улицы деревянную вывеску над брусчаткой. Она поблекла и стёрлась, вдобавок заходящее солнце легко проползало сквозь изодранные кусты, растущие на обочине, и некстати слепило. Оно же придавало улице зловещий красноватый оттенок.
Так, думал Вандеграф, быстро идя по тротуару вдоль кустов. У меня получится. Я сделаю это. Я докажу этим наглым самодовольным упырям, я им…
Из ближайшего дома, видимо услышав его шаги и бормотание, на брусчатку вместе с дверью вывалился дохлый. Его шею стягивал синий галстук – работа Мэзила. «Модных не трогать» - вспомнил Вандеграф негласное правило и перешёл на бег. Дохлый хрипел и тянул руки, его облезлые пальцы почти задели кеды Вандеграфа, когда тот пробегал мимо, стискивая потной ладонью «красопету» - его лично приспособленную для вылазок хоккейную клюшку.
Пронесло, пронесло, едва не задыхался Вандеграф. Теперь дальше!
Под вывеской его снова накрыла слабость. Колени задрожали, всеобъемлющее, всепожирающее чувство тупняка с наслаждением игралось с ослабленным разумом, подкидывая жуткие сцены собственной кончины.
Ты не должен бояться, шептал он себе. Дальше! Вперёд!
Вандеграф трусцой, как потерявшаяся собака, страдая от трясучки, бежал вверх по улице к следующей точке назначения: булочной. Деревянные лотки лежали аж на другой стороне дороги, от прилавка остались щепки, кассовому аппарату словно выбили зубы – кнопки валялись повсюду. Вандеграф вытащил мел, провёл жирную черту на стенке и свернул за угол.
Последний отрезок!
Оставшиеся пару сот метров он преодолел под руку с проснувшейся паникой. Собственная тень скользила впереди и словно заманивала в ловушку. Вандеграфа лихорадило.
Магазин музыкальных дисков, фильмов и компьютерных игр приветствовал его разбитыми витринами. Между прилавками будто случилась драка за «Оскар» и «Грэмми». Перешагивая поверженные стопки дешёвых ужастиков и диски второсортной попсы, Вандеграф аккуратно брёл к стойке, за которой уже третий год сидел единственный сохранивший верность своей работе продавец. Звали его Гарри. Гарри был скелет, и таким родился, если отсчитывать время с Чумного Месяца. Он любил одевать на себя галстуки и парики, иногда носил шляпы. В подсобке лежала набитая доверху театральными костюмами коробка, но Гарри нервничал, когда ему предлагали надеть что-либо из тех нарядов и в знак протеста у него отваливались руки и череп.
Вандеграф положил клюшку на прилавок и стащил рюкзак.
- Привет, - дрожащим голосом поздоровался Вандеграф. – Наслышан о тебе, бессменный…
В сквере через дорогу сквозь кусты проломился дохлый. Он ковылял довольно быстро, не смотря на тяжёлые рабочие ботинки и кусок проволоки, обмотавшейся вокруг комбинезона возле колена. Отличительных знаков на нём не было, что Вандеграфа напугало ещё больше и почти ввело в окончательный ступор, ведь по россказням Пузыря и компании все дохлые в четырёх кварталах вокруг «Озера» уже давно стали «модными». Да и Мэзил не сидел без дела. Неужели пришлые?
Вандеграф заторопился, пальцы дрожали, молния рюкзака поддавалась рывками, закусывая ткань. Ну же! Вандеграф дёрнул, сломав собачку. Но времени уже было мало. За первым пришлым выползла деловая мадам в когда-то белых брюках и блузке, порванной на груди. Следом выбрался дядька в шортах и майке, с повязкой на голове. Вандеграф, наплевав на молнию, запустил руку в рюкзак, пальцы нащупали шёлковую ткань, он вытащил галстук и повязал вокруг шеи Гарри. Тот остался равнодушен к очередному подарку.
Тем временем первый из дохлых уже добрался к витрине и совал руки внутрь, пытаясь пробраться. Деловая мадам упёрлась в закрытую дверь и теперь отчаянно билась лбом, хрипами выражая недовольство. Спортивный дядька двигался всех быстрее и просто по инерции ввалился внутрь, придавив тушей стопку фильмов. Вандеграф затравленно огляделся. Прежний путь был закрыт, а за этими тремя по скверу брела целая свора. Чёрт! Ну и попал же ты.
Вандеграф бросился к лестнице, прыжками влетел на второй этаж. Взгляду открылся просторный холл, стеллажи здесь лучше сохранили свой прежний вид, видимо только чудом пережив депрессию. На первом этаже шумно переговаривались дохлые – хрипами и орами зазывая друзей. Это будет улёт! Если он выберется отсюда, ему не только выделят отдельный домик на дереве, он даже получит право влезть на колесо обозрения! Он с трудом поборол внезапное желание набить рюкзак товарами из магазина, ведь возможно сюда больше никто пробраться не сможет. Даже Мэзил. Когда он уйдёт, дохлые застрянут здесь, они всегда застревают. А Гарри? Вандеграф будет последний, кто сделал ему подарок! Ну и дела!
Подхваченный стул, как брошенный рестлером, вылетел сквозь окно на дорогу. Но пройдя к дыре, чтобы клюшкой расчистить осколки, внезапно бросил взгляд на крайний к окну стеллаж. На упавший в отстойник мир с глянцевой обложки с оптимизмом смотрели бесстрашные супергерои. Боб-молодец, Человек-картошка, Сьюзи Мотылёк, Скэри Спайдер! Вандеграф притормозил, как тормозят поезда атакованные стопкраном. Это был его стопкран. Ловкий, быстрый, неудержимый – Скэри Спайдер не отдыхал даже на обложке и забрасывал липкой паутиной очередного уличного воришку. Вандеграф протянул к журналу руки. Десятое, июнь, двадцать-двадцать. Он мог поклясться, что держит в руках последнее творение Добса Миракла из Уандера. Чёрт, настоящий эксклюзив! Совершенно позабыв правила «Озера Удовольствий», Вандеграф сунул комикс в рюкзак и выбрался на козырёк.
Тонкие листы жести опасно прогнулись. Цепляясь за выступы, он пробрался к водосточной трубе и, держась за скобы, сполз на угол магазина. Дохлые тем временем давили на витрину, как в день распродажи.
Вандеграф ухмыльнулся и побежал обратно, едва не подпрыгивая от счастья.

У каменной арки его поджидали бессменные упыри «Озера»: Хук Точобут и Пук Биркхов. Их наглые рожи загородили проход.
- Показывай, - велел Пук.
- Живее, - заторопил Хук.
- Ничего с собой нет, парни, - Вандеграф попытался обойти их по широкой дуге, - я выполнял задание, сделал подарок продавцу Гарри, синий галстук выданный Мэзилом…
- А рюкзак зачем тогда, - ехидно проговорил Хук, протягивая вперёд волосатые руки.
- Да нет ничего! – закричал неожиданно Вандеграф, оттолкнул Хука и прошёл в арку, развернувшись и показав обоим средний палец. Они так и не поняли, что произошло – слишком тупы, «модные» и то соображают лучше. Да, ублюдки, думал Вандеграф, теперь всё иначе. Вы бы только видели свои глупые рожи! Ну-с – Вандеграф сшиб поднятой веткой колючки репейника – что меня ждёт? Дом на каком дереве? Хорошо бы в Берёзовой Поляне. Но лучше в Дубовой Аллее. Нет, слишком рано туда, Тополиное Гнездо – прекрасное место! Широкие кроны, стволы не обхватишь, толстые ветви – можно выстроить отличное жилище. Планы мяукали и орали в голове, как голодные кошки, требуя немедленных действий.
Тропинка неуклонно вела вглубь парка. Уже в сумерках Вандеграф добрался к первому лодочному каналу. Короткий арочный мостик выгнулся, предлагая безопасно перейти через тёмную воду. С мостика уже виднелись огни лагеря. Вокруг горевших на поляне костров блуждали тёмные фигуры. Вандеграф повернулся к каналу, с замиранием сердца всматриваясь в Судьбу Этого Мира – самое крупное в городе колесо обозрения. Когда-то и он побывает на вершине. Уж точно!
Он перешёл мост, представляя как расскажет Мэзилу и остальным о случившемся. О подарке для Гарри, о выползшей из сквера орде, как ловко сумел сбежать…
Со спины зашуршали кусты, налетели. Вандеграф споткнулся о корень и растянулся на земле.
- А ну-ка! – услышал он истеричный хохот Муни, запрыгнувшей на спину. – Что у тебя тут?..
Она как одичавшая голодная белка уже копошилась в его рюкзаке.
- Отвали, рыжая!
- Вот же чёрт… - едва не задохнулась Муни, и закричала так, что услышали даже в лагере. – Это ведь комиксы!
Муни спрыгнула, выбежала на мостик словить последние лучи солнца. И закричала ещё сильнее:
- Вандеграф притащил комиксы! Вандеграф притащил комиксы! Притащил Спайдера!!!
Сознание уплывало от Вандеграфа, как осенние листья в канале. Они намокали и опускались на тёмное дно, забирая с собой мечты. Судьба Этого Мира неожиданно оказалась во власти Мордора. Тёмный Властелин наступал на Средиземье, и остановить его было нельзя.

Чёрные мухи заливисто жужжали, кружа над раскрытым ртом Принца. Принц выкладывал перед ними широкий, как отбивная, язык и довольно мычал, когда удавалось затащить мух в логово. Это было единственное развлечение, раньше, до того как в пустующей тигриной клетке не оказался Вандеграф. Теперь Принц всё чаще отвлекался от мух и смотрел на узника, а узник смотрел на Принца – тоже довольно часто, намного, чем хотелось бы.
Клетку каждый вечер опускали на стопу. Пять стоп выдавали мелким нарушителям вроде ябед и мелкотрясам – трясущимся по мелочам. Десять стоп ждали потаскунчиков – таскающих с кухни еду. Серьёзная провиннность, угрожающая лагерю. Потаскунчики никогда не зарились на сухари и сушёные грибы. Они таскали орехи, изюм, чернослив, лишая вкусовые сосочки окружающих радости вечерних трапез. Вандеграф же получил двадцать стоп. Быть запертым в клетке на большую часть месяца то ещё наказание, но омрачалось оно неизбежным фактом – ему ещё год не светит претендовать на собственное жилище. Общие палатки, регулярная уборка в лагере, поварение, жизнь среди масконов – и всё из-за собственной тупости. Нужно было оставить комикс в булочной или даже зарыть в листья до моста в стороне от тропинки.
В «Озере Удовольствий» запрещены удовольствия. Вандеграф едва не рассмеялся, впервые осознав тупость запрета. Нельзя приносить комиксы, нельзя приносить сладости, нельзя, нельзя, нельзя… Только согласованно с Пузырём или Мэзилом. Что за правила такие?
На десятую стопу, когда Принц уже довольно жадно тянул жирные ручонки к клетке, пытаясь ухватиться за нижние прутья, Вандеграф не на шутку обеспокоился. До этого как-то в голову не приходило, что увалень своим весом может запросто поломать лебёдку и сбросить клетку на дно ямы.
- Эй! – кричал Вандеграф редким пробегающим стороной масконам. – Это серьёзно! Эй, вы!
- Ну чего ты кричишь? А?
Они пробегали, даже не повернув головы.
Как-то в один из таких призывов над бетонным парапетом из травы поднялась Муни. Её лицо освещала безумная улыбка.
- Скучно тут, да? О, я бы с ума сошла, уж поверь. Сидеть в клетке неделю, другую, это же рехнуться можно, как ты выдерживаешь всё это, я бы не смогла, да точно, спятила, послала бы всё к чёрту и вышла за Принца, видишь какой упитанный, а смотри как он добивается чего хочет, прямо не остановить, какой напор, какая жажда, он близко к тебе, Вандеграф, скоро вы будете на одном уровне так сказать, ты и он, это же весело, правда, ну это весело, ну чего ты такой не весёлый, хочешь я посижу тут с тобой немного, развею скуку…
Она подошла к краю ямы и села на бетонный бортик, свесив ноги. Принц понёсся к ней, грязь ошмётками разлеталась в сторону из-под его тяжёлых ботинок. Остановиться он не сумел и шлёпнулся в стену. Послышалось тупое мычание.
- Привет, мой хороший, привет-привет, я тоже рада тебя видеть, лапочка…
Принц жирными руками размазывал по стене грязь, собранную со дна ямы.
- Не знаю почему тебя все не любят, но мне ты кажешься самым искренним и милым, - поливала его сиропом Муни, - ты единственный, кто тут настоящий, правда, мой хороший?
- Да что у тебя с головой! – выкрикнул Вандеграф. – Ты хоть понимаешь, что несёшь?
Муни подняла на него взгляд.
- А надо нести?
- А разве нет?.. Что? – Вандеграф потряс головой. Чёртова Муни! Он не на шутку обозлился. – Ну зачем ты это сделала, - закричал он, - зачем полезла в рюкзак, зачем вообще себя так ведёшь, как ненормальная ей-богу!
- О, Вандеграф бесится, - Муни вскочила, - Вандеграф бесится! Эй, малыш, последи за ним, а я побежала, у меня тут дела срочные нарисовались, надо успеть, надо успеть…
Вандеграф ухватил прутья и затряс клетку. Беспомощность обгладывала его, как собравшиеся возле утопленника раки.

Меньше всего он ожидал увидеть Муни на следующий день в сопровождении Мэзила и прихвостней Пузыря. Муни вели, держа за локоть. Она и тут вела себя так, будто Мэзил поймал её по её же прихоти. Вандеграф подошёл вплотную к двери клетки. Что Муни учудила?
- Эй, Хук, давай-ка ещё одну клетку над ямой, - распоряжался Мэзил. – Эй, Пук, приготовь новую лебёдку. Двадцать стоп, красавица, - он ухмыльнулся Муни, - ты знаешь правила.
- Ой, ты такой смешной, Мэзил, двадцать стоп… а хочешь я кое-что сделаю, и ты обо всём забудешь? – ласково промурлыкала она.
По его лицу расплылась глупая, как у ребёнка, улыбка:
- И что ты хочешь сделать?
- По шарам тебе вдарить, тупица!
У Мэзила было такое выражение, будто он по ошибке заскочил в женский туалет и осознал это лишь когда следом вошли дамочки. Но Муни только рассмеялась.
- Шары для боулинга – мои любимые, - объяснила она.
Вандеграф не сдержал вырвавшийся смешок. Мэзил бросил на него свирепый взгляд.
- Эй, шевелитесь, живее! Готовьте клетку, нечего тут задерживаться! – заорал он на прихвостней.
Пук и Хук не были из когорты расторопных. Мэзила это бесило. Целый час они налаживали конструкцию, по которой стащили клетку с бетонного края и подтащили к середине. К краю подтащили деревянные мостки и придавили бетонным обломком. Теперь можно было без труда отправить в клетку Муни, и так и собирались сделать, если бы не выбежавший за их спинами маскон. Он был бледен, как куриное мясо, проглатывал слова, глаза были большие, будто говорил со дна бассейна:
- Там пришлые… ввалились… не модные… пришлые… - повторял он, как испорченная пластинка.
У Вандеграфа вспотели ладони. Горло слегка пересохло.
- Он говорит правду! – крикнул он. – Я видел их в музыкальном магазине, когда делал вылазку. Освободите меня!
- Спокойно, - оборвал Мэзил. – Найди Пузыря, - велел он маскону, - а вы двое заприте её в клетке.
Муни им обворожительно улыбнулась.
- Мальчики, идите за мной.
Она недовольно высвободилась из руки Мэзила и направилась к доске. Но едва оказалась у края бортика, развернулась и показала всем язык. А потом спрыгнула в яму. Принц оживился и затопал к ней, в горле у него булькало. Муни не растерялась: поднырнула под его ручищами и кинулась очистной трубе, заваленной всяким мусором. Она быстро раскидала хлам и исчезла в тёмном зове трубы. Принц, даже если бы захотел, не смог за ней погнаться. Мэзил и прихвостни стояли, раскрыв рты. Происходило нечто не укладывающееся в общую картину мира.
А потом со стороны лагеря прилетел ветер, принеся с собой панику. Она поселилась в кронах, шуршала листвой под ногами, кричала голосами напуганных масконов. Вандеграф тряс клетку и орал, чтобы его выпустили. Мэзил и прихвостни переглянулись, а потом бросились врассыпную, как хулиганы от сработавшей в машине сигнализации. Очень скоро Вандеграф остался один. И ещё внизу бродил Принц, то и дело подходя к сточной трубе.
- Да нет там никого, - обронил ему Вандеграф. – Убежала твоя принцесса…
Принц наклонился, зачерпнул ладонью комок грязи и швырнул в клетку.
- Буэ-э амхаг, - сказал он.
Смеркалось. Вандеграф бродил вдоль периметра клетки, вздрагивая от вечерней прохлады. Иногда между стволами мелькали силуэты пришлых. Привычного шума, доносившегося со стороны лагеря, не было – была только всеобъемлющая давящая тишина.
Принц спал, привалившись спиной к трубе.
- Эй, - шёпотом позвал кто-то из кустов, - запертый.
- А? – вздрогнул Вандеграф.
К бортику, крадучись, подошла Муни. Она выглядела растрёпанной и даже печальной, платье теперь было в стиле гранж, кроссовки обросли коркой грязи.
- Что случилось? – спросил он.
Муни пожала плечами.
- В лагере никого не осталось… только мы, кажется. Пришлые заняли поляну и гуляют по лесу. Я пробралась от второго канала, хотела забраться на колесо обозрения но боюсь высоты а ты высоты боишься, потому что это неважно, мы всё равно умрём, так я и подумала.
- Эй, Муни, там совсем никого?
- Ни души, только черти а я вот что нашла, - она вытащила из маленького рюкзачка за её спиной книжицу, обвязанную цветной лентой. – Это дневник какой-то девочки из лагеря она тут много чё писала я так посмотрела мельком и нашла кое-что интересное, вот, послушай. Пузырь – ублюдок, я люблю его а нет, не то. Вот, ниже на строчку, в мечтах лечу на запад как птица хочу избежать я складок на лицах, стремлюсь поскорей забыться, из моря напиться, воды нахлебаться, купаться, надеюсь Пузырь ты сдохнешь когда я по тебе сохну. На западе Столица.
- Чего-чего? – встрепенулся Вандеграф.
- Она по нему сохнет, разве не ясно?
Книжица полетела в яму. Муни вздохнула и села на край бортика.
- Послушай, - сказал Вандеграф. – Вытащи меня отсюда. Просто открой клетку.
- Безнадёжный мир в безнадёжных руках худший план из возможных.
- Эй, Муни, я ведь знаю, ты не такая. Ты только прикидываешься чокнутой. В глубине твоей души есть ведь что-то хорошее. Мы поедем с тобой в Столицу.
- Правда? – она вскинула голову.
- Конечно. Здесь нас больше ничего не держит. Да и не держало. А в Столице… ну, просто Столицу разные слухи бродят, в основном конечно там пришлые и совсем нет «модных», но это сразу исправится, когда мы там поселимся. Ну так что, по рукам?
Вандеграф с замиранием сердца следил как Муни осторожно идёт к нему по доскам. Она была задумчива как никогда, и в его голове тоже зрел план, выкристаллизовался, обретал зримую форму: вот Муни открывает двери ключом, который висит у неё на шее снятый с шеи Мэзила, вот поворачивается к нему спиной и идёт обратно, вот он сам выходит, ведёт приветливую беседу, вешает лапшу на уши, но когда они приходят над водосточной трубой, он толкает её вниз, на Принца. В голове же Муни зрело другое: держит за дуру, думает я повелась на болтовню о Столице, он толкнёт меня сразу, как только выйдет, так что лучше я вернусь обратно пока не поздно. Их взгляды встретились, как два течения и прошло немало времени прежде чем течения начали смешиваться, доверять друг другу.
Вандеграф первый поднял руки и отступил вглубь клетки. Муни сняла ключ с шеи, вставил в замок и дважды повернула. Он дождался, пока она окажется у бортика, и только потом вышел.
Очнувшийся Принц проводил их печальным взглядом и что-то глухо проворчал.
У выхода из парка Вандеграф спросил:
- За что тебя поймали? Мэзил и прихвостни.
- Я стащила шоколадку из кондитерской кстати хочешь?
Каменная арка проплыла над головами. Ржавый фургон с довольным жизнью помидором надвигался как пророчество. Вандеграф надломил плитку и положил на язык маленький кусочек. Страха и тревоги он не чувствовал. Только тепло, сладкой волной щекочущее нервы.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 389
Репутация: 980
Наград: 50
Замечания : 0%
# 3 09.02.2017 в 21:06
#2

Обратная сторона


Звуки музыки заполняли долину, смешивая вечернюю дымку, травы и чернозем. Крыса спускалась по склону, сырая трава липла к щиколоткам. Она поддерживала выпирающий живот одной рукой, другой она поправляла лямки рюкзака, которые впивались в плечи. Дойти до заката, сквозь потунувшую в сумерках долину. Всполохи на вершине холма, откуда она только что спустилась гнали ее вперед, к противоположному склону. На вершине которого развалилась череда строений, словно умирающий вепрь, с мигающим светом в окнах и рыком музыки. Цепляясь за высокие травы, Крыса уверено ползла на холм. Она помнила лицо Первого, лицо затерявшееся в облаках и молниях. Иди и смотри. И спаси чадо что под сердцем твоим. Окаменевшие ноги с трудом толкали ее отяжелевшее тело. Белый конь нагонял ее по небу, всадник хлестал закатным маревом словно бичем. Крыса не оборачивалась. Обжигающее спину дыхание, выкинуло ее к крыльцу строения.
Общарпанный, в лозунгах и разноцветии флагов дом, мог сойти за сельский совет или клуб. Музыка скрипела из античных колонок, которые львами стояли у подножия ступеней. На крыльце сидел сухого вида человек, дымок папиросы скрывал его бездвижное лицо. Крыса, тяжело дыша, подошла к нему.
- Добрый вечер! Могу ли я ... - замахав руками, сидящий прервал ее вступление, одним из жестов пригласив ее пройти мимо, прямо в дом. Из открытой двери сочилось желтое освещение, едва уловимое. Вспышки и переливы цветов закатной феерии затемняли происходящее на земле.
Крыса, не мешкая, обошла фигуру на крыльце и вошла. Оказавшись в огромном фойе, она выдохнула, успела, темнота за спиной накрыла округу, внезапно, словно щелкнули выключателем. И щелчок пронесся по земле, подымая пыль и сводя все наружнее в недосягаемое уму вещество... Дружеский толчок и Крыса оказалась стоящей у стола в середине зала. С темнотой пропали сквозняки и эхо потонуло в черном эфире. Человек с крыльца, бесшумно обогнул стол, указал женщине на стул, сам расположился напротив. Сидящий оказался молодым человеком, располагающее к доверию выражение лица, минимум мимики и застывшие, голубые глаза. Которые, на вскидку мгновенно изучали всю подноготную собеседника, излучая гостеприимство. Крыса прониклась своим визави, усталость и тяжесть ее положения, ушли, утонули в бездне за окном. Она заговорила, но тут же осеклась, чувствуя как слова застревают в гортани. Следуящая попытка вымолвить слово, так же оказалось тщетной. Волнение залило краской ее бледное лицо. Человек махнул рукой, подтянул к себе блокнот. "Утром поговорим, а теперь ложитесь на кровать в углу и отдыхайте" гласила записка в руках Крысы. Она огляделась, в темном углу виднелось нечто похожее на ложе. В другом конце фойе стояли двухярусные кровати плита и печь буржуйка. Крыса, направилась в темный угол и положив под голову рюкзак, провалилась в сон.
Сны, гримасничая, увели Крысу глубоко в тыл времени, минуя разрывы сущности, она вновь грелась в лучах прошлого солнца. Душистая липа гладила воздух, на ее ветвях шумели птицы. Девочка в бантах на качелях, визг и морщинистая рука на веревках качает восторг юности. Дед говорит. Его слова приходят постепенно, раздвигая завесы сна.
- ... я играл с ними в шахматы, один против четверых, кони щипали траву. белый рыжий вороной и бледный. всадники в четыре руки ходили. под каждой фигурой стояла печать. в каждом ходу слышались стенания. я был молод, бурлил. из меня росло древо большее во сто крат чем то на котором качаешься. я понимал это дерево. оно говорило...
слова протискиваются и рассыпаются. голос исчезает и девочка вырастает из платьица. На месте липы пень, на пне шахматная доска без фигур. Прошу тебя, подойди, - вслед за голосом вырастает облик говорящего, из-за пня из дымки конь белый и всадник, протянуты руки, в руках лук, голова под венцом. Он спешивается, кладет лук на седло, садится у пня. " Я слово принес" и с тем ставит на пустую доску пешку. Крыса тянеться к фигуре и тут же падает пронзеная стрелой. " Не бойся, это слово" всадник разрывает на ней одежды, теряя сознание, Крыса в агонии обжигается о венец, который озаряет небо вспышкой...
- Кошмары мучают? - она открыла глаза, рядом стоял вчерашний, с кружкой в руке- Выпей!
Крыса села на кровати, взяла горячую кружку и осторожно глотнула. Ароматный, вкусный, бодрящий кофе. Откуда ему взяться в этой глуши.
- Бегуны завозят, я здесь на государственной службе. провиант казенный, высший сорт. Правда уже не знаю при каком государстве я, бегуны разные известия несут. Но не снимают с должности это факт, значит нужен. Захаром меня кличут, старшой я на этом кордоне, а тебя как занесло сюда?
- Ой, я вам очень благодарна. Я верно не пережила бы ночь снаружи...
- Это точно, после заката снаружи черти что творится. Все живое пропадает. Я предполагаю что ты сбилась со своего пути, забредши в Зону.
- Зона? Значит я правильно иду. Мне сюда и надо. Но я не знала что здесь так опасно, из сельчан никто не был здесь, да и новости туго до нас доходят. Мне надо в Центр. Это далеко еще?
- В Центр? - Захар расмеялся, притащил стул и сел. - В Центр, значит. Хм, да уж, расмешила ты меня. Туда как бы и бегунков не пускают, они ходят до внутреннего кольца и все. А там свои уж, секретные. Гражданских точно там нет.
- Но мне правда туда, там мне помогут.
- Да куда тебе, с пузом. Вижу ты сумасшедшая.
- У меня теллеграма от мужа, он там. Он зовет. - Крыса достает из рюкзака, видавшую виды бумажку и протягивает Захару.
- Таакс, " ... требуем вашей явки, в кратчайший срок, в лабораторию для обследования..." печать Центра, кхм, а что ж он так официально пишет, муж ваш?
- Ну, он не совсем муж - Крыса смущается - они стояли в нашей деревне, спецбатальон "Аист". Вот так вышло, это было за месяц до толчка.
- Аистов немало я покрушил. Да уж вот так все поворачивается. За месяц до взрыва значит. И что он убыл, ничего не сказав?
- Их ночью перебрасывали он забежал и сказал что вернется за мной, а три недели назад я получила вот эту теллеграму.
- А с чего ты взяла что это он зовет?
- Больше некому...
- Сирота?
- Дед был... Вообщем спасибо вам за все, мне пора. Я должна. А в какую сторону мне теперь ?
- Погоди, пешком ты не успеешь до ночи. - он подошел к висящему на стене календарю - Сегодня должен ехать бегунок в Центр, если его нигде не раздавило, то скоро должен быть. А пока перекуси.

Сорок восемь градусов и семьнадцать минут северной широты тридцатьвосемь градусов и две минуты восточной долготы. Центр. Здание института сквозит руинами. Рядом, на площадке не тронутой бомбардировками, развернулся модульный городок. Население преимущественно двух цветов, хаки и белого. Через здание института пробиты две дороги. Дороги ведут к огромной воронке, котороя в один миг поглотила город. Двести восемьдесятдевять тысяч человек, в одно мгновение сползли в тартары. Информационные агенства тиражировали версию невиданного доселе по масштабам взрыва сланцевой разработки. Но трансляции вскоре прекратились. Вызванная взрывом атмосферная аномалия, постепенно выводила из строя технику. Первой пала спутниковая связь, за ней и все беспроводные комуникации. Действенными остались радио и телеграф. Которые в свою очередь были разрушены гражданской войной. Отказывала техника напичканная электроникой. По округе и дальше разлетались слухи о Тесла-пушке и молва выстраивала свою мозаику версий. Кто и откуда и каким способом и с какими намерениями. Народ знает все. Народ стал говорить после раздора и затворничества. люди вышли в свет. Толчок оправдан, говорили...
В серый зал модуля вошел человек в халате, преследуемый другим, в форме, с генеральскими нашивками.
- Белоручко, вы так мне и не ответили что произошло... Где группа?
- Не обладаю никакой информацией. Сами видели что капсула вернулась пустой.
- Так может, они вышли? - не унимался генерал - на разведку. Без приказа, черте что творится. Где порядок?
- Его давно уже нет. А выйти они не могли. Защитных костюмов подобного доступа попросту нет, сюда только скафандры, да и они бездейственны, когда мы можем пользоваться только ламповыми приборами, да и они вскоре уйдут. Вернемся в великий век парового прогресса.
- Черте что... А может они и не спускались вовсе? Группа то была создана из "аистов", а их то во время войны я повидал в бою. Подготовка у них скажу я вам. Хотя и накрывали мы их реактивными, а уходили черти.
- Черти ушли, на моих глазах они спустились и скрылись в парах газа. И не вернулись. Бросьте подозрения. Делить кроме необъяснимой катастрофы нам больше нечего.
- На восьмом кордоне, штабной посыльный, обнаружил тела начальника заставы и двух бойцов. И кому это под силу? Тот район днем усиленно патрулируется. Разве ночью. Но ночи то у нас какие?
- В вакуумной тьме невозможно выжить.
- То-то и оно, а оказывается возможно. Последняя запись в журнале, аккурат после всполохов. И запись сделанна не диверсантами. Так что так, господин профессор. Мы следим за вами.
- Не смею вам припятствовать.
Доктор Белоручко, прибыл из столицы на второй день после толчка. Аномалии земной коры и движение плит. Живая планета с детства будоражила воображение Коли, Николая Сергеевича, заведующего кафедры. Приехав в составе ученной группы, он был взбудоражен не на шутку. Эдакие трансформации в центре спокойного региона, который покоился на самой огромной и незыблимой из плит. Но радость спадала с ростом воронки и атмосферных аномалий. Версии рассыпались как карточные домики. Ни одной опорной. Великая ночь поглотила уже и столицу. Геометрический рост не подавался расчетам. Мысли путались в голове Николая, недельная бессоница, круги под глазами, щетина. Спальный модуль, отдельный кубрик, койка. Спать.
Сон разметал Колю по стенкам естевства. Осторожно ступая по водянистым мозгам, он направился к дверям. Мозги под ногами не вызывали сомнений, Коля был уверен что эта та самая материя. Дверь в перспективе оптической иллюзии, рука тянется и открывает ее. За дверью пламя, его языки проникают, лижут, играют. Серая масса шипит выпуская струйками пар. Пар заполняет естевство, мелькают стрелы огня. Коле тесно, он сворачивается, он в коконе, кости хрустят. Кровь заполняет естевство. Круги ведут хоровод, солнцеворот во вспышках...Зеленные всполохи...
Внутри бескрайнего куба, черные и белые клетки в магнетическом мигании. Коля в смирительном костюме ферзя, он на каждой черной клетке, он смотрит в свои глаза. Нарастающий жар обжигает и персонифицуется. Меж ферзей ходит рыжий конь, его всадник в вытянутой руке держит исполинский меч. Поочердно он срубает головы ферзям. Из обрубков выбивается пламя... Я рождаю слово, забираю мир и даю слово...
Белоручко проснулся, над ним стоял дежурный, отчаяно жестикулируя и призывая бежать скорей на кухню.
- На кухне чп, профессор...

Крыса не стала есть. Вскоре за окном послышался автомобиль.
- А вот и твой провожатый - встал из за стола Захар . В фойе ввалился дюжий детина, с грязным лицом и автоматом на перевес.
- Здоровеньки, Заха. Кофем угостишь?
- Здорово, Андрон. Давай к столу, сейчас все устрою.
- Какое диво тут сидит. Доброе утро, барышня.
- Доброе утро - Крыса отодвигается, хотя места за столом хватает.
- Видишь какую попутчицу я тебе сработал? - Захар разливает по чашкам кофе.
- В смысле?
- Мне надо в Центр...
- Ей надо в Центр, подберешь сиротку?
- Там жесть что творится сейчас, я сам не в курсах, но говорят на каком то кордоне три двухсотых. И вроде как ночью их того. Так что даже не знаю.
- У ней телеграмма, от мужа. Он из аистов.
- Телеграмма из Центра? Разводишь меня что-ль? Оттуда никто не телеграфирует.
- Ей принес посыльный, на своих двоих. Продов то давно нет...
- Вы возьмете меня? - Крыса стала заметно нервничать.
- Возьму что ж с тобой делать. Но до КПП естесвственно. А дальше по своему аусвайсу, хаха. Не бойся, попадешь в Центр. А то приуныла, гляжу...Ладно, времени в обрез как всегда. Захар я тебе ящик на пороге оставил... А на большой земле эпидемия. Новорожденные обескровленны на выходе. Больше сотни, так то...
Андрон осекся и посмотрел на выпирающий живот Крысы. Она стояла непроницаемая, с рюкзаком в руках.
- Да ты не периживай, там местный какой то вирус... Ну все, в путь. Заха, наше вам и не хворать. Мадам, прошу в лимузин.
Неопределенного цвета "уаз", мерно гудел мотором прям под крыльцом. Крыса подошла к пассажирской двери, она распахнулась перед ее носом.
- Садись поудобней в мою "буханку". Ездила раньше на такой? Я сиденья поменял, штатные никудышные, а эти поудобнее, мерсовские.
Подпрыгивая на неровностях, машина уверенно взяла курс в лесную чащу. Крыса довольно сносно расположижась, с рюкзаком на коленях. Ветки терлись о бока авто, где то внизу шумел и чадил двигатель, Андрон не переставая, говорил и по всей видимости часто о чем то спрашивал ее. Обескровленные младенцы хрустели под колесами. В мир они должны были прийти полностью укомплектованными. Как и происходило до сих пор. До этих пор многое было другим... Луна не уходила днем, она казалась неудачным вкраплением в небесную гладь. И все же Крыса не могла отвести от нее взгляд, она росла. Луна росла и всасывала в себя всю округу, космический пылесос, работал на славу... Толчки изнутри, шевелится жизнь. Крыса гладит живот.
- Что за черт?! - Андрон резко бьет по тормозам, но машину юзом несет прям в бездну выросшего вдруг, посередине дороги, оврага. Машина кубарем летит на дно, в салоне все в движении, космический хаос. Планеты Астеройды Канистры Ящики Кометы Андрон Бумаги Луна Мусор Крыса ... Парад Алле.
Белоручко вошел в столовый модуль и с головой окунулся в происходящий там беспорядок. На полу валялись миски с остатками казалось, еды, но черная желейная масса не походила ни на одно из блюд. Несколько солдат, бездыханные лежали на том же грязном полу, другие стремясь спровоцировать рвоту, пихали в рот пальцы. Третьи на кухне избивали поваров. Белоручко, в первую очередь направился в кухню и прекратил избиение.
- Не виноваты мы - откхаркивая кровь и зубы, шепелявил старший по кухне - Оно само испортилось...
- Конечно же, само ... - не унимались голодные бойцы.
- Когда это произошло? - Белоручко подошел к одной из кастрюль, помешал половником, содержимое походило на расплавленный битум, нарезанный хлеб стал кусками угля.
- Двадцать минут назад, или больше. Мы только пришли завтракать. Первая караульная смена.
- Все продукты пришли в негодность? А на складе?
- То же самое, прапор приходил, докладывал.
Белоручко присел на край стола. Вспомнил о забытой в кармане плитке шоколада, достал ее, развернул фольгу. Кинул на пол. Вбежал генерал без кителя...
- Что произошло? - профессору - Наука, вы как то можете обьяснить почему вместо чая сегодня отработка?
- Нет, я ничего не могу сказать - Белоручко растерянный, все больше уходил в дебри своего сознания, где защитный панцирь. збраться туда и перезимовать.
- Я начинаю эвакуацию своих людей. Немедленно. Капитан, соберите личный состав по тревоге. полная готовность пять минут. В парк, машины готовить ...
Приказы разлетались по всей територии лагеря. Суета не вязалась с дисциплиной, паниковали все. Рой, жужание людей и скрипы машин. Никто не заметил опутавшую лагерь сеть трещин и легкие толчки. Лишь профессор оставшись в камбузе, заметил необратимое. Толчок вывел его из оцепенения, под ногами росли извиваясь трещины. Как ужаленный, Белоручко вылетел из кухни и устремился к воронке. Стены института угрожаище нависали и их колебание становилось заметнее с приближением к воронке. Успеть бы, думал профессор. Записи погружений остались в кабине капсулы. Вот и кабина уже, в три прыжка, дверь открыта. Судовой журнал, профессор на капитанском мостике и море за дверью спало. Лишь переступил порог, Белоручко напрвился к сейфу. И тут округу залил рев. Рев подбитого яка, пыль вздыбилась, закрыв небо и солнце, воронка ширилась в мгновения, вбираяв себя лагерь. Профессора бросило на пульт, он потянул рычаг. Двери захлопнулись и Белоручко ушел в бездну, накрытую грибом пыли...
По голубой кайме тарелки жук катит шар, тарелка заполнена мукой. С каждым кругом шар растет. В колобок вкатывается мусор, от того он в темных крапинках. При каждом обороте точек становится больше, они сростаются. Черные линии разрезают шар. Клетки. Жук в середине тарелки, сфера вращается на его спине. Печется колобок, до хруста, до оживляющего запаха. Корка темнеет и трещит, колобок рассыпается, пыль. Даниил сдувает пыль с тарелки, она искрит на солнце , перкатывается, спелтается и осев на землю являет всадника на черном коне... Привествую тебя воин, страху ты не знал. Всадник дотрагивается до лба Даниила мерилом, которое держит в вытянутой руке... И хлеба не узнаешь вкус, ведь ты пришел туда где хлеб тлен... Куда я пришел? Даниил оглядывается, темная пещера, раскрылась словно бутон, ослепив небесным светом. Земля под ногами поднялась зеленной травой и в горизонт уперся луг с рекой... Ты на обороте...Помер я, это рай?... Нет. Вот тебе весы, а вот тебе поле, а вот засуха и саранча. Ты живой...
- Лях, Лях, вставай!
По давней привычке осторожного сна, пробуждение пришло мгновенно. Даниил вскочил готовый на любое развитие. Перед ним стоял Хмурый.
- Эдичка, вернулся с разведки. Выход есть.
- Так валим из этого гиблого места. Может поспею на кп, сегодня моя гостья прибудет.
- Ты думаешь она приедет?
- Приедет. Профессор здорово с бумагой выручил.
Вторые сутки лабиринты пещеры томили группу из четырех диверсантов. На время ставшие подопытными иследователями. Первый выход оказался неудачей. Невероятно, но лишь покинув капсулу вся группа впала в спячку. Котороя, судя по хронометру длилась одну долю секунды. То есть потерянный отрезок времени был равен одному морганию. Проморгали капсулу, она ушла без них. И вот после суточных блужданий, долгожданный выход. Собрав нехитрые пожитки они пошли на выход. За выходом, за тем светом в конце могилы, которая должна была скрыть их навеки, стояло лето. В полном оперении. Тихое теплое. Они стояли у входа в пещеру слегка ослепленные и втягивали свежий, ароматный воздух.
-Черт вы слышите? Птицы...
- Ля, глянь, косой поскакал. Где это мы вылезли?
- Должно быть далеко от Центра.
- Очень далеко...
Из за кустов послышался слабый голос, он звал на помощь. Мгновено расредоточившись, группа стала окружать источник звука. Обойдя густую заросль, они вышли на поляну. Из задней двери лежащего на боку уазика, виднелось тело, наполовину придавленное коробками. Но звук шел из лобовой части машины. Протиснувшись внутрь, Эдичка и Хмурый, осторожно вытащили женщину.
-Крыса! - вскрикнул Даниил.
- Даниил - радость встречи, несмотря на искаженное от боли лицо. - Даниил, я рожаю.
- Как? То есть понятно. Ребя давайте салон освобождайте. Эдик костер. Аптечки все в кучу. Кто принимал роды хоть раз?
Молчание, на пришедшие в движение кусты направились дула коротышей.
- Я принимал - Белоручко на ходу снимает разодранный халат. - Воды вскипитите. давайте перевернем машину, не на улице же рожать.
- Профессор? Вот это хэппиэнд.
Роженицу перенесли в импровизированную палату. Воды хлынули, крик разрезал воздух, плиты двинулись. Человек пришел, человек вдохнул, человек крикнул. Живой. Верхом на бледном коне, последний всадник. Он несет рождение, имя ему Смерть. И дана им власть над жизнью... Младенец.
- Мальчик. Поздравляю, Лях!
- Ура командиру!
- Только не стреляйте.
Младенец с матерью в машине, отдыхают. Андрон под свежим холмом земли. Воины и профессор расположились чуть поодаль. Развели костер. Празднуют. Сумерки окутали округу. Спокойные, без всполохов, предвещающих гибель.
- Хорошо то как братцы.
На звездном небе, мигнув, высветилась голограмма.
" Привествуем Вас. Вы на обратной стороне Луны. Земля это изнанка Луны. Теперь вы снаружи. Доброй Лунной Ночи.
- Вот те на, интересно, это нам адресованно и видит ли ее кто нибудь еще?
Ответ застыл с приходом ночи. Мгновенный мороз остановил все живое. Лунная ночь.

- Опять не то. Утром запускайте крысу по новому кругу.
- Это уже десятый раз.
- До результата.
- До какого?
- Положительного...
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 389
Репутация: 980
Наград: 50
Замечания : 0%
# 4 09.02.2017 в 22:58
Голосование открыто до 17.02.2017 включительно.

Уважаемые писатели, пользователи сайта!
Дуэлянты очень старались, так что не проходите мимо.
Читайте, голосуйте!

ps. Обоим соперникам желаю удачи и терпения.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 89
Репутация: 353
Наград: 42
Замечания : 0%
# 5 10.02.2017 в 15:37
Не буду глубоко внедряться в анализ текстов, это более квалифицированно сделают рецензенты.  Исходя из темы ожидала что-то совершенно другое, какой-то космической эпопеи. 
Первый текст из серии зомби апокалипсиса. Написан аккуратно, образно. Главные герои каждый со своим характером. Но с темой связан только именем героини и ничем более.
Второй текст мне чем-то напомнил путаницу и недосказанную напряженность сюжетов Стивена Кинга. В целом смотрится как сильно развёрнутый план повести или небольшого романа. Возможно, что именно на это намекает автор последним диалогом. Если же оставлять всё как есть, то он лишний. Несколько удивила фраза: "... морщинистая рука на верёвках качает восторг юности", правда, во сне всякое бывает, но всё же? Зато автор в конце сумел увязать тему с текстом.
Голос второму.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 240
Репутация: 595
Наград: 37
Замечания : 0%
# 6 10.02.2017 в 17:19
1. Процесс чтения художественной литературы отличается от процесса чтения учебника. Читатель не просто получает информацию, а сам себе пытается показать показать кино. Построить в уме окружение, нарисовать героев, следить за их  перемещением в пространстве и времени. Очень часто бывает так, что и текст вроде грамотно написан и старательно, а читать тяжело. В чем проблема? В том что из-за ошибок автора, читатель не может построить в голове картинку.  Еще труднее сделать так что бы она ожила. Что бы герои были не роботами, выполняющими волю автора, а жили нормальной человеческой жизнью.
Собственно вот такой новичковый текст мы и имеем под номером один.  

Картинка не сложилась с самого начала. Герой какое-то время находится в вакууме. Потом в этом вакууме появляется фургон и арка, классифицировать которую не представляется возможным.
Весь текст представляет собой игру в шашки, где ходит одна дамка. Все очень скупо. Автор иногда пытается разбавить повествование, но попытки робкие и в основном неудачные. Образы - мимо, отступления только отвлекают, затрудняют и так не легкий процесс чтения.

Что касается стиля, обращу внимание на монотонность. 

2.
Она поддерживала выпирающий живот одной рукой -  вот, для примера, простые слова, а как сразу оживает текст, как заиграл всеми красками.
Здесь с картинкой и образностью гораздо лучше. Но это и не удивительно, автор всегда в этом был силен. 
Что касается героев, то они ожили, но так и остались детьми. Начиная от Крысы и заканчивая профессором.  
По-прежнему диалоги оставляют желать лучшего.

Вообще, автор, фантастика не твое. Все твои приемчики по большей части отвлекают, мешают. Тут бы слог полегче, темп повыше, было бы гораздо лучше. Хотя признаю, несмотря ни на что, удалось увлечь сюжетом. Который, правда, закончился не пойми чем.

Голос за текст №2.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 58
Репутация: 335
Наград: 21
Замечания : 0%
# 7 10.02.2017 в 19:46
Знаете, вот я заглянула на огонёк и прочитала работы. И сейчас выскажу небольшое мнение по-поводу прочитанного.
№1.
Зомби апокалипсис, да? Довольно распространённая тема как в кино и играх, так и в литературе. Что я могу сказать? Тяжеловато читается если честно. Стиль мне немного напомнил какой-нибудь школьный доклад (без обид), не прописано окружение вокруг героев и читатель вынужден дописывать это чтобы дополнить образ. И это, как мне кажется, сильно портит впечатление. Тема. Ну, мало я нашла связей с ней. Разве что имя героини - Мун, что, по-моему, означает луна. Вот и всё как-то.
№2.
А вот что на счёт второго? Вот умеете вы путать читателя, автор. Я чуть не запуталась в вашей истории. Это и зацепило больше всего и заставило дочитать до конца. Мне было интересно читать и представлять окружающее других персонажей пространство.  В отличии от первого текста у вас есть связь с темой, хоть, правда, и в конце рассказа. Ну, в общем я под впечатлением.
Спасибо обоим авторам за проделанную ими работу и спасибо Volсano как секунданту.
Голос отдаю №2
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 405
Репутация: 729
Наград: 34
Замечания : 0%
# 8 11.02.2017 в 00:38
1. Много ошибок типа "он любил одевать". Пунктуация страдает. Но увлекает. И тут меня ждало разочарование, так как финал не вышел. Надо было как-то более резко закончить, чтоб прям бац.
2. Вначале нормально. А потом потерялся стиль, слог поплыл... чем дальше тем хуже. Стало ничего непонятно. Короче, я почти не поняла этих кусков, которые тщательно пытались приклеить к друг-дружке но вышло... Не очень.
Голос, соответственно, Первой работе.
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 9 11.02.2017 в 20:42
Голос за второй рассказ. Настоящий жанр фэнтэзи,увлек с самого начала.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 2
Репутация: 34
Наград: 2
Замечания : 0%
# 10 11.02.2017 в 23:38
Не поклонник этого жанра вообще, но все же.
Когда читал первое произведение, то вначале с пунктуацией было все хорошо, а под конец - нет. Такое чувство, что автору надоело запятые ставить  :) 
Но когда только начал читать второе произведение, то понял, что в первом все гораздо лучше.

Что касаемо сюжета, героев, то первое произведение определенно лучше!
Второе и читается как-то скучно, нудно.
В общем, вдаваться в подробности, анализировать каждый текст не буду. Отдаю голос первой работе.
Группа: МОДЕРАТОР
Сообщений: 973
Репутация: 1994
Наград: 22
Замечания : 0%
# 11 12.02.2017 в 20:05
Первый ужасен в принципе. Я читал и видел фильм "Я легенда", особенно с Гарри! Еще я видел "Кысь" и это была ненужная фантазия, она отпугнула. Честно, не люблю такое. Раскрытия темы не увидел. Можете конечно мордочкой в миску.
Мне не понравился рассказ, извини, автор. 

Со вторым дело обстоит куда проще. Слог не подходит на фантастику, которую ожидаешь, но и не делает ее хуже. Герои, они оживают за счет реплик и диалогов и в отличие от первого рассказа, они просты, их видно, за счет подобраных имен. 
А какие находки можно найти по тексту? Какие вкусные описания, аллегории. 
Апокалипсис прописан лучше, он просто идейнее, он свой.

Голос второму.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 267
Репутация: 671
Наград: 38
Замечания : 0%
# 12 13.02.2017 в 10:28
  • 1. Количество пропущенных  запятых зашкаливает.
    Сюжет, как таковой, отсутствует. Есть зарисовка окружения, ограниченная
    взглядом героев и подсоленная некими «правилами поведения». Понравился
    бессменный продавец и… все. Больше ничего отклика не нашло. Вроде бы
    чувствуется, что автор не без таланта, но именно в этом тексте не видно
    его причастности, его души.
  • 2. Тут картинка в картинке и картинкой подгоняет) Но, если честно, слабовато:
    слабоват сюжет, хоть и продуман более, чем в первом тексте, слабоваты
    герои, хоть и прорисованы четче, чем в первом тексте. Образность то
    зашкаливает, то ее нет совсем… хотя может оно так и надо, чтобы расставить
    акценты на важных моментах. Некоторые моменты читались с интересом, другие
    хотелось промотать, но визуально, конечно, этот текст выигрывает.
    Голос №2.
  • Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
    Сообщений: 165
    Репутация: 215
    Наград: 14
    Замечания : 0%
    # 13 13.02.2017 в 20:56
    1. Бух и нате гадайте, что есть что... С трудом осилил лишь четверть, некая невнятная и несуразная куча мала, с претензией на трэш. Наверное, автору кажется, что мысли его столь гениальны, что стоит их просто поносом шлепнуть на бумагу и всем все сразу станет ясно. У самого-то верно сцепки в голове есть и картина ясна, но вот на фиг оно ему надо, еще и до читателя внятно доносить. Очень плохо. Извините.

    2. Пресно, разрозненно, дрябло, на безрыбье петли-круги... Создается такое ощущение, что автор и сам не верил, в то что делал, а писал(что насилу отдавал долги), потому как надо. Но если сравнивать с первым, то здесь хотя бы видно, что работали. За это и голос.
    Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
    Сообщений: 126
    Репутация: 368
    Наград: 28
    Замечания : 0%
    # 14 15.02.2017 в 23:04
    Второе? Да вы ребят с ума сошли?
    Я начал читать со второго рассказа, и увидел какой-то безжалостный к мозгами трэшак, хотя нет, трэш тоже жанр, а тут им и не пахнет.

    "Крыса или добро пожаловать в Зону"
    Крыса - кхм... небось Гариссоновская? А не,  маман с дитятем всего лишь :(
    Начало - ладно, ладно, допустим. Так и начинаются истории, но дальше...
    Кто такая Крыса? Почему она себя так называет? Какие у нее мотивы, что, зачем и как? И тааак сойдет, схааавают. Персонажа нет, просто серый мазок. В конце какая-то бредятина про настоящую крысу, ничего не понял.
    Что еще? А нет тут ничего, нет персонажей, нет действия, нет темы, ничего нет.
    Увидел какую-то задумку про Всадников, но и тут Дарксайдерс не получился. Эта задумка просто есть, а реализация... где-то рядом. Кадры наползают один на другой, какие взрывы? Почему? Вторжение? Война? А попробуй отгадай!))
    Я не понял абсолютно ничего! Ну ладно, давайте вычленим отсюда главную ветку про Крысу и ее "проблему".  Ну нашла она папаньку, ну и? Причем отче тут пришит не то что белыми нитками, а приклеен на ПВА.  Знаете, такое ощущение, что говорят набитые песком мешки, это касательно диалогов. Их нет потому, что нет героев, все взаимосвязано, и если одно летит в трубу, то второе следом.  Экшн соответственно просто мешанина действия, он не притягивает к себе, он просто есть. В здешнем экшне нет ничего привлекательного, как со стороны последовательности, так и с визуальщиной. И это не касаясь всяких ошибок вроде - "фойе" в избе... ну серьезно что ли? Мог сойти за сельский совет? Кааак? Карл? Каааак?
    И морщинистые руки и прочее... и тут такого очень много, даже глаза разбегаются, а за фэйспалмом вычленять и пихать в обзор все эти ошибки и недочеты просто не хочется.
    Конец - он тоже просто есть, такой же путаный и непонятный, как и весь текст, хэппи энд, не хэппи энд...
    Мнение - если у текста есть годный сюжет, я бы закрыл глаза на ошибки и недочеты, но тут нет сюжета и ошибок куча.
    По началу да, весьма приятно, ровно до момента с "фойе" в сельском совете. Ну как приятно, условно хорошо. Ну, а дальше...
    Я вообще ничего не понял, знаете, некоторые фильмы или книги нужно смотреть по несколько раз, чтобы врубиться в суть и офигеть от офигенности. Тут же совершенно не хочется скакать по предложениям и искать суть среди ошибок.  Апокалипсиса нет, зато есть всадники, косвенно... но задумку я увидел, и она была бы неплохой и даже интересной, если бы уделить ей больше времени.

    "Харли Куин и Безумный Макс"
    Первый текст, кто не понял.  Что имеем? А имеем мы зомбячий апокалиптач. Заезженно? Не то слово, но тут хотя бы есть какие-то "свежачки" вроде "модных" и т.д. разбавлен жанр, причем весьма хорошечно разбавлен. Увидел какие-то попытки юморить, смешно? Нет! Но в общую картину вплетается.  Имея мир, продуманный хотя бы на половинку, это уже заявка на победу, особенно учитывая никакущий текст про "Крысу".
    И я не увидел никаких отсылок, опять же к счастью. НО...
    На этом с плюсами покончено.
    Минусы - я понимаю, что скорее всего это вырезка из чего-то глобального. Но, зачем главгерой поперся в этот город? Чтобы повязать галстук на скелет? Это испытание вроде тех, что проходят в колледжских "АЛЬФАБЕТАГАММАХ"???
    Понимаете, вот эта вылазка в город есть триггер, запускающий цепную реакцию сюжета, герой находит комикс, его хватают и сажают в клетку. Но при этом читатель не забывает вспоминать о том, а на кой черт он туда поперся? Зачем?
    И это не отпускает до самого конца.  И что за психопатичная особа, в наглую косплеящая старушку Харли? Объект недавнего школофапа. (хе-хе, а зрители Волка, того самого, что с Уолл стрит видели некоторую... кхм) ну да ладно, от темы не уходим. Местная Харли - есть. Ее мотивация - нет. Зачем? Какая ее выгода? Она действительно просто больная? Или нет? Зачем ей нужно было сажать главгероя в клетку? И неужели он не мог с ней справиться, когда та на него набросилась изподтишка? Странно все это. Как-то по-детски, не продуманно до конца.
    Ну, а дальше. Тот самый Макс, что с Харди.
    Это я про деревянистость диалогов главгероя, его вид в клетке и саму ситуацию в целом. Хотя, признаюсь честно, понравился эпизод с Принцем, хорошая задумка, если не подглядели где, то гуд.
    Концовка так же есть, и она такая, какова и должна тут быть. Вычитка в дневнике, умело кстати, не плохая связка.
    И открытый, как клетка финал. А что дальше? А дальше приключения гг и Харли, я так чувствую.
    Но знаете, в чем тут проблема? Вот допустим, ваше творение решат экранизировать, и оно с одинаковым успехом может быть сыграно теми же Томом Харди и Марго Роби, а так и будет, если их не сделают заложниками жанра!
    Или же станет дешевым трэшаком от SYFY. Это я к чему? А к тому, что такой сюжет может быть подан на любом блюде, тут нет каких-то изюминок, за которые хотелось бы плюсануть. Наметки, как и в рассказе про "Крысу" есть, но не более того.

    Итог - обоими руками голосую за "Озеро"!!! "Крыса" - абсолютный мимокрокодил.  И "Озеру" плюс лишь потому, что рассказ противника слишком слаб.

    P.S.: это лишь мое мнение и оно может в корне отличаться от Вашего.
    Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
    Сообщений: 486
    Репутация: 262
    Наград: 16
    Замечания : 0%
    # 15 16.02.2017 в 09:47
    Первый рассказ.

    Цитата
    вечно безумным настроением спятившей.

    Масло масляное.
    Цитата
    Вандеграф надавил ладонями на грудь, пытаясь усмирить брыкающееся сердце

    Инфаркт?
    Осторожней с метафорами.
    Цитата
    Нависающие балконами и козырьками над узкой дорогой дома словно не раз переболели дизентерией.

    Ну, прекрасно, но в чём это проявляется? Только в том, что всё из окон выкинули?
    Цитата
    Вандеграф трусцой, как потерявшаяся собака,

    Т. е. бег трусцой = бег потерявшейся собаки?
    Осторожней со сравнениями.
    Цитата
    Он любил одевать на себя

    Надевать.

    Общее впечатление от рассказа. Автор, это прекрасно, что вы придумали весьма оригинальный мир, но телепаты в отпуске, а я этим благородным искусством не владею. Больше мне добавить нечего.

    Второй рассказ.
    Если в первом рассказе кое-где не хватало запятых, то есть, наоборот, их МНОГО. Такое впечатление, что автор первого рассказа свои запятые отдал второму.
    Цитата
    Следуящая

    ААААААААААААААААААААААААААА
    Цитата
    теллеграма

    ООООООООООООООООООООООООООООООО
    Автор, а вас не смутило, что Ворд эти слова подчёркивает?
    Цитата
    семьнадцать

    эх…

    Осилил четверть. Впечатления - такие же. Но в первом есть неплохой стиль, несмотря на перебор с метафорами и красивостями, есть образы, а второй – такая же сумбурная, непонятная каша, только ещё и вызывающая бешеный рёв в душе граммар-наци. Как-то так. Голос первому.

    Цитата Горностай ()
    Я читал и видел фильм "Я легенда", особенно с Гарри!

    Книга лучше. Фильм - кал.
    Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №665 (Чосер vs MisteryA (проза))
    Страница 1 из 41234»
    Поиск:


    svjatobor@gmail.com

    Информер ТИЦ
    svjatobor@gmail.com
     
    Хостинг от uCoz