Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Форум » Литературный фронт » Межфорумная деятельность » Межфорумная дуэль №10
Межфорумная дуэль №10
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1700
Репутация: 1982
Наград: 56
Замечания : 0%
# 1 25.03.2018 в 23:55
Размещение работ: на сайте fantasy-book, for-writers, ФНП

Голосование проходит на 3-х сайтах, победитель объявляется по итогам объединения баллов с трёх содружественных сайтов

Ссылки:
http://pisatel.forumbb.ru/viewtopic.php?id=6874
http://fantasy-bookfb.ru/forum/151-9542-1

10-ти бальная система выставления оценок (от 1 до 10)

Жанр: на усмотрения дуэлянта

Минимального или максимального ограничения по знакам нет

Тема: Клуб "1000 миль"

Пишем до 8.04.18 включительно
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1700
Репутация: 1982
Наград: 56
Замечания : 0%
# 2 09.04.2018 в 12:38
Отсрочка до 15.04.18 включительно.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1700
Репутация: 1982
Наград: 56
Замечания : 0%
# 3 17.04.2018 в 20:59
Работа №1

Весна римского вопроса


Чтобы финишировать первым, нужно сначала финишировать.

Рон Деннис

Весеннее тепло окутало Италию. Апрель в Риме наступил как-то внезапно, словно перешагнул март. Может он и был, но после февральских событий никто о нем не вспоминал. Природа оживляла цветы, наливала зеленой жизнью деревья, играла солнечным светом в брызгах фонтанов. Любовь пьяной бродила по улицам, раздавая букеты, заключая в объятия и нежа в поцелуях. Все в Италии наполнилось какой-то особой страстью в эту пору.

И хоть весна — время господства романтики, но идеи фашизма иногда заполняли кафе и витали в скверах, время от времени мешая купидонам. Казалось, что каждый глоток или поцелуй отдавал их привкусом. Мир изменился, меняя умы. Ушла в историю Папская область с безграничной властью понтификов, проиграв Итальянскому королевству, словно в карты, свои владения и даже вечный Рим. По Аппиевой дороге все чаще ездили автомобили, унося в прошлое конные галопы и парады армий средневековых государств.

Апрель приносил буйство запахов в гостиную виллы кардинала Пьетро Гаспарри. В открытом окне ветерок заигрывал с занавеской, а со двора слышалось пение птиц. Гостиная была уставлена на классический манер, сочетая уют и итальянскую помпезность. В кресле сидел пожилой князь церкви. В свои неполные семьдесят сем лет он был достаточно упитан, сохранил моложавый вид и острый взгляд. Сложив в умиротворенной позе руки, он закрыл глаза. Казалось, что иногда его спокойное лицо озарялось мимолетными вспышками азарта. В эти редкие минуты отдыха Гаспарри слушал радио.

— Фаворитом этой гонки сейчас является победитель прошлого года. Это — Джузеппе Кампари, обладатель французского кубка Гран-при двадцать четвертого года, покоривший лионскую трассу. Сегодня его штурман — Джулио Рампони, а автомобилем для этого заезда служит знаменитый Альфа Ромео… — быстро говорил комментатор гонки «Милле милья» 1929 года.

Пьетро слушал трансляцию финала ралли, в котором участникам предстояло преодолеть тысячу мил, следуя от Брешии в Рим по дорогам общего пользования. И хоть азарт, воспитанный футболом еще с юности, приковывал к передаче, но мысли служителя церкви были о другом. Кардинал не думал о семье и детях, ведь сан лишил его такой возможности.

В сознании кардинала возникали параллели, в которых он сравнивал гонку и политику. Пьетро вспоминал, как еще в феврале готовился к самой волнительной встрече в жизни, как за пятнадцать лет службы Государственным секретарем ему не приходилось делать ничего подобного. «Да что ему, никому из кардиналов не выпадал такой жребий». Жизнь Пьетро мелькала перед его глазами, словно автомобили по магистралям. Кардинал понимал, что войдет в историю как тот, кто поставил точку в римском вопросе. Его рука почувствовала напряжение и тепло — в воспоминаниях всплыло рукопожатие Муссолини, подпись на Латеранских соглашениях. Гаспарри, назначенный еще Бенедиктом XV на самую высокую государственную должность и переживший его понтификат, чувствовал себя освободителем. Он сделал Ватикан свободным и независимым государством, разрушив оковы почти шестидесяти лет узничества пап. И хоть тень сожаления иногда закрадывалась в мыслях, напоминая о былом величии католической церкви, но уже не могла омрачить политической победы. «Многое утеряно, но мы сохранили господство над умами и душами», и эту мысль прервало радио:

— И первым к финишу приходит автомобиль Альфа Ромео. Его пилотом является Джузеппе Кампари!!! Второй год подряд он становится победителем ралли! Автомобиль с номером… — лепетал комментатор.

Восторг озарил лицо кардинала, глаза открылись, вспыхнув огнем. Радость заполнила сердце — жизнь подарила еще одну маленькую победу, наполняя оптимизмом для новых свершений. Теперь он был уверен, что политика, любовница всей его жизни, точно подобна ралли, где участники преодолевают тысячи миль разногласий, чтобы в середине пути, споткнувшись о новое, принесенное духом времени, сойти с дистанции и кануть в небытие. Но имена тех, кто пришли к финалу первыми, останутся навечно в хрониках клуба победителей.

***

Время всегда меняет героев. В сентябре 1934 года резкий крен трассы унес жизнь Джузеппе Кампари. Через год, договорившись со старостью, смерть забрала его азартного поклонника — в вечность ушел кардинал Пьетро Гаспарри, Государственный секретарь Святого Престола, давший окончательный ответ на римский вопрос. Фашизм еще пройдет по миру войной, кропя кровью тысячи тысяч километров, и канет…

Но тогда царила весна, согревая души, принося в Апостольский дворец воздух новой свободы. Она уводила умы молодежи от политики, наполняла сердца любовью, топила в страсти, создавая новое поколение героев — возможных членов клуба «Тысяча миль».
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1700
Репутация: 1982
Наград: 56
Замечания : 0%
# 4 17.04.2018 в 21:05
Работа №2

С молнией взаперти


Как ни мчались они, как быстро ни крутили серебристые педали, холодный осенний дождь нагнал их на полдороге. Спины подростков мигом вымокли, привычное летнее шуршание шин сменилось журчаньем.

– Сюда, тут под навесом сухо! – крикнул Джим, резко ударив по тормозам своего двухколёсного мустанга.

Оливер, промедлив, чуть в него не врезался, но вовремя ухватился за покосившийся железный забор. Аккуратно спрыгнул прямо под навес над неоновой вывеской, стараясь уберечь кроссовки от грязи.

– Заброшенный клуб? Не лучший выбор! – послышался запыхавшийся тонкий голосок. Кэрри их наконец нагнала.

Оливер обернулся.

– Предложи местечко получше.

– Пиццерия, вообще-то, – девчонка махнула косичками. – Вроде, мы туда направлялись?

– Извини, забыл, что ты у нас чемпион по плаванию, – Оливер поправил мокрую чёлку и кивнул на тёмную холодную реку, в которую вмиг превратилась дорога. Редкие автомобили, поднимая мощные грязные, с опавшими листьями, волны, стремились поскорее убраться из ловушки.

– Построить город меж холмов замечательная идея! Если забыть про дожди. Аплодисменты предкам!

Джим вещал, прильнув лопатками к длинной ржавой трубе, отгораживавшей вход от тротуара. Когда-то к ней прислоняли стальных коней многочисленные члены клуба. Взгляд его прилип к пыльным неоновым трубкам под разбитым стеклом.

– Тысяча миль. Пора подправить!

Он вскочил на трубу. Пошатнулся, едва не сверзившись, затем выгнулся всем тонким телом вперёд, облокотился на заколоченное окно. Рука нырнула за острый край дыры в вывеске.

– Поскользнёшься, останешься без пальцев, – прокомментировала Кэрри.

– А уже всё!

Джим спрыгнул. Его треугольная физиономия лучилась самодовольством.

Средние трубки буквы «М», протёртые от многолетней пыли, заблестели ярче остальных. Буква смотрелась теперь явственной «V».

– «Клуб 1000 вольт», самое правильное название!

– Глупо, – сказала Кэрри. – Между прочим, здесь люди погибли.

Потемнело, ветер стал порывистым. Навес перестал спасать от ледяных капель. С неба стало громыхать, с каждым разом всё громче.

– Кажется, мы влипли, гроза! Запоздалая какая-то, осень давно! Придётся лезть внутрь, – Джим ткнул пальцем в тёмное окно. – Если не хотим заполучить воспаление лёгких.

– Это частная собственность. И дверь заперта, – предостерёг осторожный Оливер.

– Ха, призрак Паркинса нас извинит! – Джим уже отрывал доску дверной рамы вместе с замком. – Видите, как легко? Насквозь прогнило!

– Не надо шутить про призраков, неподходящее место, – Кэрри заглянула в тёмную щель. – Ой, у меня фонарик, сейчас сниму с велосипеда!

Поглядывая, как девчонка, выбравшись под дождь, возится, отстёгивая фонарь, Джим одними губами произнёс:

– Предлагаю пари. Видел, как она испугалась, когда я про призраков и старого Паркинса сказал?

– Ну? – Оливер заинтересованно повернулся.

– Тише, услышит! Дело простое. Кто сильней напугает Кэрри, тот и победил. После дождя проигравший оплачивает всем пиццу.

В животе Оливера непроизвольно заурчало. Пицца! Обжигающая, свежая, с ещё хрустящей корочкой! В таком пари и проигравший не прогадает!

– Идёт! – он хлопнул приятеля по руке.

В старом клубе оказалось довольно уютно, особенно если сравнивать с заоконным буйством стихий. Окна были заколочены только снизу, и сквозь верхнюю часть пробивались вспышки частых молний, фонарик почти не пригодился. 
Они освободили длинный диванчик вдоль бара от огромного защитного полотняного мешка, и стало совсем хорошо.

Джим начал первым.

– Рассказать, что здесь произошло на самом деле тринадцать лет назад?

Не дожидаясь ответа, он зачастил, жестикулируя: 
– Здесь тогда собралась куча народу, день рождения был у Паркинса! Вдруг началась ужасная гроза! В самый разгар веселья через вон то вентиляционное окно, – он показал в тёмный угол под потолком, – влетела огромная шаровая молния. Летала у всех над головами туда-сюда. Посетители были в ужасе. Каждый мечтал, чтобы молния поразила не его, а соседа. Она выполнила желание каждого из них, просто взорвалась! И убила всех в этом зале! Разорвала на мелкие кусочки! Все стены были в кровище!

Он сделал паузу.

– На этом всё не закончилось. Именинник отлучился в туалет и выжил. Но кровожадная молния нашла и его. Через неделю после закрытия клуба сварила прямо в ванной! Как большую креветку!

– Чушь! Он фен в воду уронил, – сказала Кэрри, – мне мама рассказывала. – Он ведь пил не просыхая всю ту неделю.

– Конечно, уронил! Как не уронишь, когда тебя живого жарит шаровая молния! – не сдавался Джим.

– Шаровые молнии, они разные бывают, – подхватил эстафету Оливер, стараясь не расплыться в преждевременной ухмылке. – Самые жуткие это разумные молнии, стремящиеся к убийству. Та молния убила не только Паркинса. Она потом нашла и уничтожила каждого мотоциклиста из клуба. Это ведь Паркинс был наш, местный, а приезжих байкеров знали только другие байкеры. И все они умерли!

Если им и удалось напугать Кэрри, то в темноте этого видно не было. Девочка молча сидела в дальнем углу дивана.

Но Джиму не хотелось давать сопернику даже намёка на победу.

– В случае такой массовой гибели поднялся бы шум! Да, наверное, враньё это всё было, про молнию, а я сам чуть не поверил! Посетителей и правда убило обычным током. Я читал заметку в газете, мой папаша сохранил. Там писали, что крыша протекала, прямо как сейчас течёт, слышите?

Слышно, разумеется, не было. Шум дождя и гром молний перекрывал всё. Но в паузе Оливеру послышались удары капель о что-то металлическое.

– Вот, – продолжил Джим. – Текла, текла, и в зале образовалась огромная лужа. Веселившийся народ её не сразу заметил, а потом было поздно. Проводку замкнуло, и электричество превратило всех в барбекю! Кэрри, глянь, по-моему, и сейчас где-то искрит, в твоей стороне!

Кэрри даже не двинулась с места. Произнесла:
– Про шаровую молнию никакое не враньё, – в голосе одноклассницы возникла какая-то грустно-торжественная серьёзность.

– Откуда знаешь? – быстро спросил Джим. – Ты ведь тогда даже не родилась!

– В каком-то смысле я родилась именно тогда, появилась в ту самую секунду. Моим отцом был кто-то из байкеров. Мать никогда не рассказывала о нём, но в моей памяти отпечаталась картина, как он горел. Из рукавов кожаной куртки вырывались языки пламени, а сама куртка, и даже штаны остались совершенно целыми. ФБР потом всё это скрыло.

В потрясённом почтительном молчании Кэрри продолжила:
– Мать была беременной и не знала об этом. И не могла подумать, что в её нерождённую дочь войдёт остаток шаровой молнии. Да и не до этого ей тогда было, она кричала изо всех сил, ведь её парень заживо сгорал на её глазах.

У Оливера по спине поползли мурашки. Он выкрикнул:
– В тебя что, действительно ударила молния?

– Не ударила, а вошла, – поправила Кэрри. – Знаете, что такое шаровая молния? Это плазма, сжатая до твёрдого состояния. Она питается электричеством и без него умирает, взрывается. Та молния была действительно разумной, но совсем глупой, новорождённой. Ей так понравилось убивать людей, что она потеряла почти весь свой заряд. Её последний осколок смог найти подпитку лишь в электричестве нервной системе нерождённого плода. Там и остался.

Джим недоверчиво уточнил:
– Получается, в тебя вселилась молния? Ты что у нас, не совсем человек? Сверхспособности, телекинез, воспламенение взглядом покажешь?

– Глупости! Вы меня с начальной школы знаете! Я самый настоящий человек.

Тут Оливер с ужасом обнаружил, что во рту спокойно сидящей вполоборота Кэрри синхронно с последними словами стали вспыхивать розовые отсветы. Заметил и Джим.

– У тебя рот светится! – крикнул Джим. – Перестань, пожалуйста!

Кэрри в своём углу шевельнулась, свечение угасло.

– Извините, ребята. Немного потеряла контроль. Я человек, клянусь! А молния во мне, ну это как болезнь, ну, как рак или гангрена. Просто она всё время растёт, и особенно быстро в грозу. Осколок был молнией-ребёнком, а теперь она хочет делиться, разрядиться в вас. Сделать вас такими же, как я. Или сжечь, как моего отца, это как повезёт. 
Простите меня, я уже почти её не контролирую! Помните, я не хотела сюда идти!

Последнюю фразу она выкрикнула, выбрасывая вперёд светящийся розовым кулак.

Джим, вскочив, схватил что-то с барной стойки. 
– Не подходи, тварь!

– Солонка, правда? – захохотала Кэрри жутким голосом. – Давай, бросай. Пол здесь сырой, электролит ускорит процесс!

Оливер, чертыхаясь, кинулся к выходу. Но Джим, оттолкнув его в сторону, успел распахнуть дверь первым. Там дождь уже прекратился, и прямо от входа начиналась огромная лужа. Небо быстро светлело.

Сзади послышался смех. Самый обычный девчачий смех!

– Мальчишки, стойте! Мне пепперони!

Они одновременно замерли как вкопанные. Медленно обернулись.

Кэрри, раскрыв ладонь, показывала зажатый в ней велосипедный фонарик.

– Я тоже решила пошутить, слышала, как вы сговаривались. У меня ведь они, сверхспособности! – она торжественно ткнула пальцем вверх.

И добавила, засунув фонарик в широкий рукав и приставив светящееся стекло вплотную к щеке:

– А также удачное направление ветра!

Полость рта подлой девчонки снова засверкала красно-розовым. Но теперь это не выглядело страшным, а скорее смешным.

У Оливера запылали уши. Джим тоже, кажется, впервые в жизни, не нашёл, что ответить.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1700
Репутация: 1982
Наград: 56
Замечания : 0%
# 5 17.04.2018 в 21:06
Работа №3

Оазис


1. Восток
Крепкий, подернутый ржавчиной зад бикини-кокетки Бэкки шлепался о дверной карниз все так же сексуально, как и много лет назад. Мёрдоку нравилось стоять у входа, и придерживая от ветра шляпу подолгу наблюдать за легкомысленным поведением вековой вывески. Упрямая жестяная девчонка бойко скрипела, сопротивляясь неминуемой, подкравшейся со всех сторон ветхости. Морща в ухмылке обветренную бородатую физиономию, Мёрдок в очередной раз ловил себя на мысли, что снаружи Бэкки ему больше по душе, чем внутри.
Песчаная буря снова поторопила внутрь. В неприметный, темный угол, где на неотесанной столешнице уже ждала кружка довоенного лагера, заботливо оставленная мародером Парксом.
Мёрдок с шумом усаживался на стул и обхватив ладонями прохладную запотевшую кружку, затихал. Чёрный полукруг широкополой шляпы еле заметными очертаниями выделялся из тени дальнего угла. Когда, впуская пыльные полоски света, скрипела входная дверь, из-под шляпы проявлялся толстый облезлый нос и окладистая борода, а Мёрдок тут же начинал негромко ворчать, суетливо отодвигаясь назад, в объятия исхудавшей тени.
Нынешний бармен «Кокетки Бэкки» - мародер Паркс - костлявый мужик с кроманьонскими бровями на узкой полоске конопатого лба и юркими водянистыми глазками проводил время опираясь локтями о ветхую газетенку, разложенную на стойке бара.
Бессменный прикид его смердел сегодня сильнее обычного. Денек с самого утра выдался жаркий и жирные пятна пота с каждым движением все шире расплывались по хлопковой футболке с заначкой мятого Лаки-Страйк в подвернутом рукаве. Лямки потертого джинсового комбинезона неряшливо висели вдоль худых бедер.
Его образ органично вписывался во внутреннее убранство бара. И если снаружи «Кокетка Бэкки» все еще оставалась прелестницей, то внутри все менялось с точностью наоборот. Это был прогнивший деревянный барак, пропахший насквозь единственным сортом полутухлого довоенного лагера и сотнями сортов человеческого пота. Внутри между наглухо заколоченных окон коптили старые керосиновые лампы. Стены повсюду пестрели неуклюжими надписями и рисунками. Перечеркнутые каракули, странные корявые расчеты, короткие заметки и эмоциональные, не стесненные в выражениях призывы идти на запад превращали эту обитель выживших в подобие палаты для умалишённых.
Возле одного из настенных рисунков, у единственного не заколоченного окна собралась группа молодых завсегдатаев. Романтиков своего времени, отчаянных смелых мечтателей.
Где-то там на западе, где засыпает солнце, за тысячу миль отсюда должен находиться Оазис.
Даже не имея никаких вразумительных доказательств, жители Остбурга по-настоящему верили в существование этого места и первое время после войны уходили на запад целыми дюжинами. Городок редел, и обратно никто так и не возвращался. Вера в Оазис, в лучшую жизнь, в счастливое будущее буквально тащила семьи выживших из захолустного, умирающего Остбурга за тысячу миль, несмотря на пустынную враждебную местность вокруг, несмотря на отсутствие пригодного транспорта и необходимого дорожного провианта.
Давным-давно, когда очередная песчаная буря вынесла в баре стекла и укрыла всё внутри толстой пылевой пленкой, Паркс решился заколотить окна. Но это единственное окно, выходящее на запад люди ему заколотить не позволили.
Оно было для них отдушиной, символом, настоящей надеждой на лучшее, на другую, такую желанную жизнь.
- Вот тут, - Рик Доусон ткнул грязный палец в невнятные каракули на стене, - тут он пишет, что надо брать на пару галонов и на одну лошадь больше, чем планировалось.
Сосредоточенно сощурившись остальные склонились к настенной надписи и принялись елозить носами по неотесанным доскам.
Это были Доусоны.
Юные представители одного из последних кланов вымирающего Остбурга. Самый старший из них Джим – бритоголовый паренек с раскаченной бычьей шеей и наглой скуластой физиономией приходился близнецам Стенли и Глену двоюродным братом. Близнецы - пара огромных шатенов с инфантильными выражениями на крупных лицах в свою очередь также ненамного уступали Джиму по внешним данным.
Они были по-настоящему смелые, отчаянные парни. Во взглядах всех троих читались отвага, напористость, и готовность жертвовать за идею.
А вот то, чего там не было - с лихвой компенсировалось во взгляде Рика Доусона. Он не походил на своих братьев ничем. Щупло сложенный, со спутанной грязно-рыжей шевелюрой он завоевал их уважение своим особенным способом. Мозгами. Пытливый, адекватный взгляд из-под треснутых линз очков, правильная, всегда аргументированная речь выдавали в нем человека сомневающегося, а значит думающего.
По крайней мере, так оценивал его Мёрдок и не без оснований надеялся, что в будущем его мозги сыграют для Остбрурга нужную, конструктивную роль.
Но сегодня, как только Мёрдок вслушался в обсуждения Доусонов, все его надежды чуть не рассыпались прахом.
Бармен читал старую газету, мухи как всегда лениво зудели под потолком, увлеченный молодняк жарко переговаривался у западного окна, а из-под черной шляпы в углу раздавалось привычное сопение и негромкое постукивание дном пивной кружки о столешницу.
И тут Мёрдок заговорил:
- У вас ничего не получится.
Паркс нехотя оторвался от газеты и наморщив брови тревожно воззрился на Мёрдока. Доусоны тоже развернулись от стены и вялыми скучающими взглядами уставились на него.
Надо же, впервые за долгие годы эта шляпа произнесла хоть что-то внятное.
- Уж тебе то нас точно не отговорить, - презрительно процедил Джим.
- Не лезь к ним, Мёрдок, - покачав головой, предостерег бармен.
- Они мне и даром не сдались, Паркс, - Мёрдок наклонился, целиком показавшись из тени и кивнул на Рика, - Пацана жаль.
- Звучит, как оправдание трусости, - вяло усмехнулся Джим и начал было разворачиваться обратно. Интерес к странному спору стремительно сходил на нет.
- Дело не в трусости, - тут же упрямо продолжил Мёрдок, - А в вашей безалаберности. Вы сможете отыскать друг друга в песчаной буре? Вы об этом подумали? А кого первого пустить в расход, когда закончатся еда и питье? Вы там, - он затряс пальцем в сторону западного окна, - вы там и трехста миль не протянете.
- Что ты такое несешь? – вылупившись на Мёрдока, запричитал один из близнецов. Затем оглядел вдруг стушевавшихся товарищей и повторил уже не так уверенно:
- Что он такое несет? А?
Рик Доусон растерянно передернул плечами и инстинктивно попятился на полшага.
Мёрдок лишь хрипло рассмеялся в ответ. Он подозревал, чем закончится перебранка с молодняком и не строил напрасных иллюзий. Доусоны скалились, сжимали кулаки, бычили шеи и вовсю раздували ноздри.
Ему удалось их напугать. А испуганные волки своего страха обидчику не прощают.
- Запомни, - зло исподлобья рыкнул Джим, - всегда и везде смелые творили историю.
- Надо же, - ледяным голосом парировал Мёрдок, - Только эволюция почему-то выбирала умных.
В попытке разрядить наэлектризованную атмосферу, в спор вступил Рик Доусон:
- Вы не понимаете. Мы обо всем позаботились, - он доверительно закивал, глядя на Мёрдока, - мы пойдем так же, как шли наши родители.
- Ну да, - усмехнулся тот, - упокой господь их души.
- То есть, ты хочешь сказать, - тут же принялся плеваться словами Джим, - что наши предки так никуда и не дошли? Что они тупые настолько, что не смогли спланировать чертов рейд? Что они, как стервятники, пожрали друг друга по дороге в Оазис?
- Эээ, - Мародер Паркс весь напрягся. Пятна пота на футболке заметно увеличились в диаметре. Он скомкал газету в кулаке и с тревогой наблюдал за перепалкой, - Ребятки, давайте по пиву и хорош бодаться. Оукей?
Миролюбивый призыв пронесся сквозняком мимо соперников.
Мёрдок в свою очередь поднялся из-за стола, не спеша снял шляпу и плащ, обнажив изрядно поношенную, но все ещё элегантную тройку. Аккуратно уложил одежду на стул и с ухмылкой выпрямился, готовый принять удар.
- Ваши родители были слабоумными ослами! – Громко, на весь бар прогрохотал он, - А теперь вы пытаетесь повторить их чертову судьбу.
Поняв, что сейчас произойдет, Рик Доусон отпрянул в сторону и испуганно вжался в стену.
Зарычав, Джим рванулся вперед. Не размахиваясь он коротким боксерским тычком сунул кулак прямо в сизый нос Мёрдока. Тот нелепо крякнул, вскинул руки, подошва взвизгнула по полу, и он с грохотом завалился на стол. В переносице защекотало, на губы и подбородок тут же пролилась кровь. Не раздумывая он схватил со столешницы массивную пивную кружку и окатив окружающих салютом пенных брызг, решительно двинулся на Джима.
2. Запад
- И что собираешься делать?
- Не знаю. Пока останусь, а там видно будет, - Джим Доусон вяло пожал плечами в ответ. От этого движения вновь защемило между лопаток, и парень зашелся в сухом изматывающем кашле.
Дождавшись, пока его приступ закончится, Бармен продолжил:
- Правильно. Мне только веселее будет. Сам видишь, у нас тут не то чтобы аврал с посетителями.
Джим усмехнулся и снова прильнул к кружке.
Он добрался. Один из всей их команды.
Дошел.
Ценой жизней своих братьев. Преодолел тысячу миль, только чтобы убедиться, что старый чокнутый Мёрдок был прав. Никакого Оазиса не существует. Здесь такое-же чертово беспросветное захолустье, как и везде.
Все та же ветреная пустыня, похожий одинокий барак с заколоченными окнами, а вокруг унылая тишина и одиночество.
В груди снова защемило, перехватило дыхание. Парень тут же окунул кисть в кружку, разбрызгал по стойке пиво и торопливо извинившись, влажными прохладными пальцами потер виски.
После рейда здоровье стало ни к черту.
- Для начала выдели мне столик в углу. Обещаю – буду сидеть тихо, - хрипло пробормотал он и огляделся. Солнце пустыни почти уничтожило его некогда острое зрение и теперь чтобы хоть что-то различить дальше собственного носа, Джиму приходилось щурится и кривиться, будто только что сжевал дольку лимона.
- Это можно, - снисходительно улыбнувшись кивнул бармен.
Джим вильнул щетинистым подбородком в сторону шумного столика у стены:
- Кто это?
- Мечтатели, - отмахнулся бармен, - у нас здесь, если хочешь, такая вот религия. Все стремятся на восток. Говорят, что за тысячу миль отсюда есть какой-то Оазис.
- Оазис? – Джим вскинул голову и собрался было расхохотаться в лицо этому простофиле, но острая боль вдруг кинжалом пронзила череп. Он обхватил голову руками и глубоко задышал.
Чертов Оазис.
- Да, - нехотя затянул бармен, - Город такой. Говорят, богатый.
- Надо-же, - сдавленно прохрипел Джим
- Ну да. Мы даже восточное окно в баре специально не заколачиваем, - Бармен кивнул на стену, - пусть смотрят.
- Надо-же, - вяло повторил он, - восточное окно… Надо-же…, - он опустил глаза, помолчал с полминуты, ожидая пока боль наконец отпустит и вдруг злобно рявкнул: - Нету там никакого Оазиса.
- Чушь, - добродушно отмахнулся бармен, мечтательно покосившись за плечо гостя, в сторону того самого не заколоченного окна, - давай-ка лучше я тебе еще пивка налью.
Джим придвинул бармену кружку.
- И что, кто-нибудь там бывал?
Бармен весело пожал плечами:
- Точно не скажу, но у нас тут ходит байка про одного счастливчика. Говорят, он все еще там.
- И ты думаешь, это правда? – Джим злорадно уставился на собеседника.
- А почему бы и нет? – вскинув брови, бармен рассмеялся и похлопал хмурого гостя по плечу, - Ты бы тоже не сомневался, - он сделал паузу, наполнил для себя кружку и приподнял ее в знак почета, - если бы знал Мёрдока.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1700
Репутация: 1982
Наград: 56
Замечания : 0%
# 6 17.04.2018 в 21:07
Работа №4

Таверна «Тысяча миль»


Серый сидел у барной стойки в таверне «Тысяча миль» и допивал очередной бокал пива. Приглушенный свет, от ламп Эдисона делал помещение приятным для глаз и позволял расслабиться как следует. Настроения добавляла музыка. В углу перед входом на кухню, стоял огромный музыкальный автомат, времен восьмидесятых и играл джаз.  Довольно облизнувшись, волк залил в пасть остатки пенного напитка и со стуком поставил большую тяжелую кружку на поверхность барной стойки.
- Налей еще. – улыбаясь попросил он, смотря фиолетовыми глазами на барменшу Стейси. Высокая, в обтягивающем платье. С распущенными волосами. За такую и душу продать не в тягость. 
- Это уже пятая порция, душенька, - ласково произнесла девушка, взяв тонкими белыми пальчиками кружку, она вновь наполняла ее густым хмельным напитком. – Ты уверен, что хочешь нажраться сегодня в хлам?
- Более чем, - хохотнул Серый, потряхивая плюшевой шерстью на голове и поправил лапой острые уши. Ноздри жадно втянули воздух, наполняя легкие ароматом хмеля и корицы витавшего в зале. – Тем более есть повод. Я наконец поймал урода, наводящего кошмар на городок и теперь вместе с Мари, мы вытрясем из этой туши, куда он дел ребятишек.
- Прекрасные новости, - проворковала Стейси, протягивая изрядно выпившей волчьей морде очередную порцию напитка. Ее голос, звучал как весенний ручеек. Такой-же звонкий и яркий. –Жители совсем детей не отпускают никуда, бояться за своих чад. Надеюсь, теперь все встанет на свои места. Твое пиво.
Серый вытянул лапу и просунул ее в ручку, придерживая второй, он подтянул кружку к себе и вдохнул запах пива, облизнувшись от удовольствия.
Послышался жуткий грохот и тишину нарушил топот чьих-то ног. Со второго этажа, в полуспущенных портках, с голым торсом и туфлями в одной руке, вылетел молодой паренек среднего роста и уставился на сидящего в зале волка. С ошалевшими глазами он смотрел, как на стуле, сидит широкоплечий пушистый волчара и держа в лапах огромную кружку пива, смотрит прямо на него своими глазищами.
- Пиво будешь? – спросил Серый, указав лапой на кружку, покрытую шапкой белой пены.
Парень вскрикнул от страха и отмахиваясь от всех подряд руками ломанулся к выходу, едва не сбив с ног официантку, что несла поднос со снедью. Полный зал гостей проводил незадачливого донжуана свистом и улюлюканьем, а затем продолжил гудеть, обсуждая вчерашние события сидя за черными лакированными столами.
- А что случилось? – поинтересовался Серый, глотая пенное и с интересом наблюдая, как парень исчезает за дверью заведения.
- Одна ненасытная дева, завалилась вчера с тремя мужиками и устроила ночью грязные игры. Боюсь еще одной такой ночи, потолки не выдержат, - с ехидной улыбкой, произнесла Стейси, натирая бокал для пива белоснежным полотенцем. – И зовут ее…
- Не-не-не… - запротестовал волк, размахивая пушистыми лапами перед своей мордой. –  Не надо подробностей!
Сверху, снова кто-то топал ногами. На этот раз, с лестницы кубарем выкатились двое молодчиков, одетые наспех в майки и штаны с ботинками. Осмотревшись по сторонам, они рванули к выходу с криком:
- Валим из этого стремного места!
Серый тяжело вздохнул и покачал головой. Его подруга и компаньон, отличалась ненасытностью в постели и горячим темпераментом. Хотя иногда, она вела себя как портовая шлюха, это было допустимо, если не мешало работе. А работенка была, врагу не пожелаешь. Ловить ублюдков из преисподней, занятие так себе, правда если вам нужно набить в рыло вампирам и людоедам и вывешивать ведьм на восходе солнца на ветвях векового дуба, вы явно по адресу обратились.
Судя по рассказам постояльцев, вчера Мари знатно нахлесталась вина в таверне и пошла прогуляться вечером на площадь города в поисках приключений, на свое мягкое место. Спустя пару часов, она вернулась обратно в компании трех мужчин и продолжила веселье уже в своей комнате.
- М-да, - задумчиво протянул Серый, пошевелив бровями. – Она расстроенная вчера была?
- Угу, - протянула Стейси, надув губки от обиды. – Хоть бы раз мне что-то перепало, подруга еще называется. Никогда не берет меня на стоящие вылазки.
- Не обижайся на нее, - ласково произнес волк, погладив пушистой лапой девушку по щеке. – Стейси, мы же обсуждали это, тебе всего двадцать пять лет. Подрастешь и научим тебя нашему ремеслу.
- Ты всегда знаешь, как утешить. – улыбнулась Стейси раскрасневшись от переизбытка внимания.
По лестнице, едва волоча ноги, шла Мари одетая в красное шелковое платье на голое тело. Ее непричесанные волосы спадали до плеч, и напоминала девушка злющую на весь мир сущность.
- Ты похожа на ту ведьму из сказки. - ехидно произнес Серый и заржал, прикрывая пасть лапами, чтобы поменьше нервировать и без того недовольную Мари. – Ты бы хоть своим партнерам номерки развесила, чтобы не запутаться.
- Я тебе сейчас хвост оторву! – злобно произнесла девушка и прикрыв глаза рукой, обреченно посмотрела на потолок. – Моя голова, она сейчас лопнет. Боже, как же все тело ломит. Дайте мне залезть под стол и сдохнуть!
- Похмелье, солнышко, штука злая, - улыбаясь произнесла Стейси и вытащила из-под стола большую кружку. Наполнив ее до краев пивом, она толкнула ее в сторону Мари. – Пей, на тебя без слез не взглянешь, королева ночи!
Поймав несущуюся на полном ходу кружку рукой, Мари благодарно кивнула головой и начинала пить холодный напиток, потихоньку приходя в себя. Спустя пару минут, она потребовала расческу и привела в порядок свою растрепанную шевелюру. 
- Ну вот, теперь ты не похожа на ведьму, - одобрительно произнес Серый и погладил Мари по волосам. – Что за повод вчера был, устроить такую попойку?
- Мне было очень хреново и я решила развлечь себя, - опустив глаза сказала девушка и положила голову на столешницу, подставив руки. – Я поняла, что мне нужно развеяться. Тем более, я вчера упустила этого ублюдка. На нем уже двадцать похищений, а мы ни на шаг не приблизились.
- Да, тут не поспоришь. Эмоциональный стресс на лицо, ну или как у вас там говорят, - оскалился Серый и сделал глоток пива. – А у меня для тебя хорошие новости, красавица. Пока ты стресс снимала, твой пушистый компаньон поймал упущенного тобой урода, да еще и с поличным. 
- Надеюсь, этот козел получит по заслугам? – спросила Стейси, заглядывая в глаза Серому – Я слышала, он деток конфетами усыплял, а потом мучал и съедал. Трупов-то никто не нашел.
- Хочу увидеть этого урода, - со злостью прошипела Мари, сжав до бела кулаки. – Он убил мою племянницу, да я каждую кость в его теле сломаю и все жилы вытяну.
- Приводи себя в порядок и идем, - спокойно произнес Серый, допивая пятый бокал пива. Довольно облизнувшись, он икнул и прикрыл лапой пасть. – Прошу прощения.
После полудня девушка и волк вышли с таверны и шли по пыльной дороге в направлении старого заброшенного поместья на окраине города.
Серый и Мари шли по пыльной лесной дороге, приближаясь к выходу из дремучей чащи. Черта города, осталась далеко позади, а впереди расстилались зеленые холмы. В паре часов пути, к северу от таверны, находилось печально известное поместье Дэтфорд. Летний теплый ветер доносил до путешественников запах луговых трав, вперемешку с лесной хвоей и тонким, едва уловимым запахом прелых листьев, создающих аромат, под стать дорогим духам.
Мари, одетая в кожаные штаны и высокие сапоги на ремешках, шла рядом с волком и спокойно напевала под нос какую-то песенку. Настроение у девушки было приподнятое. Еще бы, развлекаться всю ночь с мужиками, а на утро похмелившись кружкой ледяного эля шагать на допрос к похитителю. Ее спелые, аппетитные груди подпрыгивали в кожаном корсете и казались двумя огромными шарами. Хотя, природа сама по себе одарила Мари обалденным бюстом, одежда еще сильнее придавала объем. 
Серый шел рядом, и клацая зубами пытался поймать муху, поддавшись животным привычкам. Надоедливое насекомое, не отставало от него на протяжении пары часов и изрядно измотало нервы. Наконец, щелкнув пастью, волк поймал жужжащее тело и облизнувшись проглотил слюну. 
- Какая мерзость! – поморщив нос сказала Мари и прикрыла рот рукой. – Меня сейчас стошнит!
- У кого-то моральные идеалы проснулись? – ехидно спросил Серый и вытянув улыбку до ушей захохотал. – Ты бы, такая брезгливая была, когда раздвигаешь ноги. О твоих похождениях можно уже легенды складывать.
- Иди на хрен, мешок с шерстью! - хохотнула девушка и обнявшись с волком, шла по дороге через поле. – Знаешь, иногда мне кажется, что я совершаю ошибку в жизни.
- Ага, - протянул Серый, превратив лапу в руку. Потянувшись к рюкзаку Мари, он достал бутылку вина. Откупорив бутыль, он сделал пару глотков и передал напиток девушке. – Например, покупаешь дешевое пойло, хотя мы такое никогда не пьем. 
- Так денег и так в обрез, - возразила Мари, пригубив горлышко бутылки и неспешно глотая вино. – Нормальная выпивка, чего ноешь?!
Серый задумался. После того, как полгода назад, в окрестностях объявилось нечто, похищающее подростков, даже нечисть перестала хулиганить. Видать, кто-то сильный поселился в этих краях. Причем крала сволочь, ребятишек одного возраста – тринадцать лет. Ни следов, ни места борьбы, исчез ребенок и все тут. Городская стража облезла все заброшенные места, но так ничего и не нашла. Тогда, по приказу мэра города, пьяных в стельку Мари и Серого попросили разобраться с похитителем и вернуть детей домой, если те конечно живы. 
Взявшись за дело спустя пару дней трезвого образа жизни, они обнаружили в одном из заброшенных домов города крошки леденцов, а рядом клочок юбки, которую одна из похищенных девочек одела накануне исчезновения. Мари, сходив к знакомой ведьме в чащу леса выяснила, что в сладостях оказалось огромная доза снотворного из дикого леса. Видимо, незнакомец угощал деток конфетами и те засыпали, абсолютно не понимая, что попали в ловушку.
Далее в дело вступил Серый, перед которым стояла задача, выпытать у лекаря информацию о том, кто купил такую дозу редкого сонного порошка и как он выглядел. Церемониться волчара не привык и зайдя в лавку, сразу же ударил незадачливого торгаша о прилавок, а затем выпытал информацию, неспеша истребляя спиртовые настойки в шкафах аптеки. Довольно икнув, он поблагодарил лекаря за содействие расследованию и еле держась на ногах вышел из аптеки.
Дело усугубилось, когда Мари узнала, что ее племянница, также оказалась похищенной неведомой тварью. В тот вечер, она нажралась в слюни и поперлась в лес, кошмарить поселение гномов. Возвратившись поздно ночью, Мари завалилась в таверну к Стейси и набив морду парочке посетителей, направилась в свою комнату где, не раздеваясь грохнулась на кровать и захрапела, наполняя комнату перегаром.
- Нет денег, иди работай телом. - язвительно произнес Серый и увернулся от летящей в голову полупустой бутылки.
- Заткнись! – расхохоталась Мари, пьяно икнув. – А то я напомню, как вытаскивала тебя от тех горячих близняшек в Дреймите.
- Да, девочки были что надо! – довольно произнес Серый и улыбнулся. – Было классно! А помнишь, как мы тролля в библиотеке споили каменным брюмом?
- Того, что книгами витражное стекло выбил? – смеясь спросила Мари. Она поправила свои огненно-рыжие локоны и уставилась на небо. – Помню конечно, столько лет прошло, а все как вчера было. Сколько еще идти?
- Уже почти на месте. Поместье за тем холмом.  –  сказал Серый, указывая на огромный, покрытый зеленой травой бугор.
- Надеюсь, мы не опоздали, и дети живы! – произнесла Мари, сжав до хруста кулаки. – Иначе, я этому ублюдку яйца отрежу ножницами по металлу. Клянусь!
Парочка шла по узкой пыльной дороге, ведущей к старому особняку. Оставалось главное, допросить ублюдка…
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Сообщений: 1700
Репутация: 1982
Наград: 56
Замечания : 0%
# 7 17.04.2018 в 21:10
Голосование продлится до 27.04.18 включительно. Голосовать по десятибалльной шкале (от 1 до 10).
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 11
Репутация: 43
Наград: 2
Замечания : 0%
# 8 17.04.2018 в 23:10
Люди по-разному воспринимают критику, потому заранее прошу прощения у авторов, которых мой пост заденет.

Работа первая: 8 баллов. Хороший язык, отличная атмосфера. Автор хоть и выкрутился с темой, но раскрыл весьма нетривиально. На мой вкус, не хватило развязки посильнее, плюс местами перебор с вычурной речью.

Работа вторая: 6 баллов. Мило, по форме написанно хорошо. Однако идея вторична а персонажи в подвешенном состоянии между живыми и картонными.

Работа третья: 6 баллов. За атмосферу и какие-никакие эмоции в развязке. Однако подробного рассмотрения сюжет совсем не выдерживает и смысловая нагрузка стремится к 0. Автор просто создал иллюзию оной.

Работа четвертая: 5 баллов. Только за хулиганский фэнтезийный мир. Так бы 4 или 3 поставил. Чистой воды графомания будто из под пера озабоченного подростка.

Работы 2-4 намного слабее первой. Особенно в плане смысловой нагрузки. Неравная дуэль получилась. Болконский принес на поединок шпагу, а Ржевский - пистолет.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 2180
Репутация: 773
Наград: 12
Замечания : 0%
# 9 18.04.2018 в 17:00
1.
Чтобы финишировать первым, нужно
сначала финишировать --- из цикла Кэпа )))
Чтобы первым съесть еду, её нужно съесть...
Очень хорошо написано! В плане фактов (которые я не поняла), в плане фраз, переплетения мыслей и смысла...
Но.. .я не в ладах с историей, поэтому мне было неинтересно. И я потратила 10 минут зря, так и не разобравшись...
Но, определённо, этот рассказ намного выше среднего по "сказанию". Поэтому оценка его - 7/10.

2.
осенний дождь нагнал их на полдороге. --- думаю, всё же, полдорогИ...
Простите меня, я уже почти её не контролирую! Помните, я не хотела сюда идти! Последнюю фразу она выкрикнула --- вот так очень плохо делать... Писать опосля про крик...
Интересная весёлая история. Нелогичная и глупая, но прикольная )И как интересно автор перевернул тему "под себя". Похвально!
Повествуется хорошо, но неидеально. Оценка - 5/10

3.
Отлично практически всё, кроме скандала Мёрдока с братьями. Больно уж неестественно.
Но идея, сочные сравнения, вычурные описания мне очень понравились! 10/10.

4.
Эээээ....то вообще что? Где конец?... Сыро и пусто. Истории толком нет, просто сцена. Простите, автор, но 3/10.

--------------
Лучше всего соответствовать теме получилось у рассказа 3 - про 2 таверны на Востоке и Западе.
Остальные рассказы далеки от темы.
Мне понравилось, что читать нужно было немного ))) Ибо я ленивая ) Спасибо, авторы!
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 3
Репутация: 28
Наград: 1
Замечания : 0%
# 10 18.04.2018 в 21:01
Цитата Диана ()
Весеннее тепло окутало Италию...
Работа 1. ВЕСНА РИМСКОГО ВОПРОСА. (О поднятой теме, без учета темы конкурса)
Тема ответственная.  Речь идет, как минимум о преступном альянсе Римско-католической церкви с коричневой чумой, а именно о Латеранских соглашениях, в результате которых Ватикан получил территории, огромные деньги и суверенитет, а лидер итальянских фашистов Муссолини - пиар-поддержку от католического папства.  Теперь о произведении. Как-то все лелейно и славно...

Абзац первый. Весна в Италии. Солнце, травка, птички, любовь. Какой год? Создается впечатление, что дальше будет про итальяно-аморе-мия. Допустим сразу знаю, что спич о фашизме. Тогда, вобщем, это атмосфера идиллии, на фоне которой должно произойти нечто чудовищное. Оно и происходит, но забегая вперед, скажу, что тема этой чудовищности, по моему мнению не раскрыта. Отсюда и ощущение елейности (наверно).
Абзац второй. Противопоставление весна-романтика-любовь-купидоны --- весна фашизма. Становится понятно причем тут аморе-мия, но это я сам вдумался, а от автора явного указания на это противопоставление нет,  и посему выглядит оно не остро, а опять елейно. С учетом того, что не все знают  факте сговора Папы и Муссолини, далеко не у каждого читателя возникнет омерзительное ощущение от лицемерия религиозной структуры, которая (и это уже не секрет), по сути - сатанизм в обличии патриархального христианства. Там и связи с мафией, и педофилия масштабов немыслимых, и крестовые походы, реки крови, заговоры, утаивание истории, борьба за власть, темные финансовые махинаци, и т.д. и т.п. Это к слову, а здесь, в произведении ничего этого нет. Все замазано весенним медом.
Абзац третий. Снова солнце, травка, птички, только уже на вилле кардинала Пьетро Гаспари. Собственно тот, кто благословил Муссолини. Запахи, занавесочки, ветерок. Чистый елей. Больше здесь ничего нет,  кроме перехода к следующему абзацу: "кардинал любит слушать радио". Произведение крайне малое (по условиям дуэли), я насчитал 10 абзацев, это уже третий, и, фактически, (треть всего объема!), но тема сисок пока не раскрыта.
Абзац четвертый.  Спортивный комментатор о Джузеппе Кампари, итальянский оперный певец и автогонщик. Опера и смертельные гонки - странная ядерная смесь. ПоЭтому он тут? Неплохо, если моя догадка верна.  Снова противопоставление, но снова между строк. Почему не упомянуть об этом в тексте? Тут еще и Джулио Рампони и Альфа Ромэо. Скажу честно, мне лень было лезть в википедию, и я не понял зачем они здесь, в условиях тотального дефицита знаков рамочного, конкурсного произведения. Заметим: тема  папско-фашистских сисок до сих пор не ракрыта...
Абзац пятый.  Папа вполуха слушает радио, ибо с детства азартен. Далее утрата логики: папа думал о другом (точка), но не думал о семье и детях, ибо сан.  Логичнее же будет, если папа думал о другом, а далее - о чем именно.  Гонка... 1000 миль... Привязка к теме дуэли. Оригинально, конечно, но тема уж больно жестокая и античеловечная. На ее фоне эта 1000 миль выглядит как чупа-чупс на смердящем трупе.  Ноль информации по теме. Половина. Тема не раскрыта.
Абзац шестой. Тут, наконец сама тема, на которой мы подъехали через весну-амор-молодой-фашизм, и виллу кардинала на спортивном авто оперного певца-гонщика, по 1000-километровой трассе. Параллель гонки и политики. Хорошо. Пап понимает что войдет в историю. Ну и что? Где та СОЛЬ, в которой он НЕ ПОНИМАЕТ, что фактически, заключил сделку с дьяволом? Или, напротив, очень хорошо ПОНИМАЕТ это? Тогда где внутренний конфликт между христианскими заповедями и дьявольским соблазном, который о трех головах - деньги, власть, безнаказанность? Наконец упомянуты Латеранские соглашения (в 6-ом то абзаце), хотя (по моему мнению), это следовало сделать раньше. ИТОГ абзаца: "Многое утеряно, но мы сохранили власть над душами". Хорошо. В 6-ом абзаце тема приоткрыта, но как-то нежно: "Ю-гу, просыпаемся, просыпаемся". Переход к следующему абзацу: комментатор говорит.
Абзац седьмой.  Альфа Ромео певца-гонщика пришел первым. Абзац короткий, две строки. Это факт для противопоставления политика-гонки в следующем абзаце.  Больше тут говорить не о чем.
Абзац восьмой.  Кардинал рад. Спортивная победа ассоциируется с его собственной. Прекрасно. Пьедестал, шампанское, овации, салют победы. Дальше мои ассоциации (в данном произведении их нет): Благодаря этой папской победе, предстоит одержать другую победу, за которую заплатят миллионами жизней не столько добрые христиане-католики, а христиане православные, и совсем чуть-чуть англосаксонские протестанты, да и то в конце войны, и только ради того, чтобы не опоздать на раздел добычи.
Абзац девятый.  Оперный певец-гонщик умер, за ним папа, но:  "фашизм еще пойдет по миру войной, кропя кровью тысячи тысяч километров, и канет..." Конец цитаты. Логичный вывод, о котором я говорил в комментарии к 8-ому абзацу. Есть ли тут слова о безответственности католической церкви, или просто папы? Нет. Оценка чудовищности проведенной сделки? Нет. Все очень ласково. Возможно печально, но ласково.
Абзац десятый. Этот абзац, по сути должен стать итоговым взрывом мозга читателя, которому автор кратко и ясно нарисовал картину ужасно-лицемерного, античеловеческого, антирелигиозного, крайне безответственного (или напротив, хорошо осознанного, циничного), шага. После десятого абзаца, надо бы сорвать маску, под которой череп смерти, а в нем черви ползучие всех семи грехов. Но вместо этого здесь опять елей. "Тогда царила весна". И никто ничего не знал, а значит, типа и не виноват никто.  В общем не особо по теме тоже.

Тема не раскрыта. Оценка? Вот она (из этого же форума, несколькими постами выше):
я не в ладах с историей, поэтому мне было неинтересно. И я потратила 10 минут зря, так и не разобравшись...
О чем я и говорил. Не всем понятно об чем спич, если не указать минимум исторических фактов.

Свою оценку буду ставить после прочтения остальных 3-х работ, в сравнении.
Вы несомненно талантливы и романтичны, пишете приятным стилем, используете интересные образы, но просто выбрали не ту тему. Нельзя оттачивать перо на таких громадах.  Они - гора из костей, которую нужно запихнуть в наперсток, и марианская впадина крови, которую требуется сжать в одну рубиновую каплю.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 11
Репутация: 43
Наград: 2
Замечания : 0%
# 11 18.04.2018 в 22:51
Цитата Gotima ()
3.
Отлично практически всё, кроме скандала Мёрдока с братьями. Больно уж неестественно.
Но идея, сочные сравнения, вычурные описания мне очень понравились! 10/10.

Вот это вообще в самое сердечко. Там же идея напрочь лишена логики. Два городишки за 1000 миль друг от друга. Каждый считается Оазисом в противоположном городе. Большинство людей погибает по дороге, но кто-то доходит. При этом никто из дошедших(а их уже минимум 2) не сказал "пацаны нас обманули, расходимся". Даже один из главных героев ограничивается посылом "мальчишки, это опасно". Там всем сделали лоботомию что ли?) Или рассказ про суицидников? Эх. Больно мне от этих 10 из 10.

Цитата Gotima ()
Эээээ....то вообще что? Где конец?... Сыро и пусто. Истории толком нет, просто сцена. Простите, автор, но 3/10.

Автор просто писал в режиме Готимы на минималках. Еле дышащих, кряхтящих, апатичных минималках.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 3
Репутация: 28
Наград: 1
Замечания : 0%
# 12 18.04.2018 в 23:34
Оценки даны только по раскрытию темы « Клуб 1000 миль».

1. ВЕСНА РИМСКОГО ВОПРОСА. Тема 1000 км привязана к сопоставлению двух исторических событий, совпавших по времени. Параллель оперного певца-автогонщика (мало совместимое) с преступным сговором папы римского (пастуха душ человечьих) с Муссолини (фашистским диктатором). Папа и Диктатор (чудовищно несовместимое, но реальный исторический факт). Проведена параллель между гонками и политикой. Неплохо. Но эту 1000 миль можно было бы раскрыть и пожестче. Мой, уж простите, разнос смысловой нагрузки выше в отдельном посте, но в сравнении с остальными тремя работами тут есть замысел. Оценка – 7.

2. С МОЛНИЕЙ ВЗАПЕРТИ. Хороший рассказ. Лаконично. Мне понравилось. Разве что девочка уж больно научно подкована в физике плазмы. Она явно говорит по авторской шпаргалке то, чего сама не знает. Но она молодец. Замечательно разыграла парней. Да и от  рассказа у меня создалось впечатление детской ватаги. Любопытные дети, старый клуб, страшные истории. Навевает ностальгию. Вопщем очень хорошо. Тема 1000 миль упомянута в названии клуба, толи 1000 миль, толи 1000 вольт, но это неважно. Куда же их тут еще-то прилепишь. И надо ли? Главное есть число 1000.  Оценка - 3

3. ОАЗИС. Хороший рассказ. Интересный. Концовка впечатляет. Тема 1000 миль, фигурирует очень весомо. Это 1000 мильчерез смертельную пустыню. Здесь 1000  это не параллель и не вывеска, а тяжелая дорога в никуда, которая не прощает легкомысленного упрямства. Я в этой 1000 увидел вбитый в землю кол-единицу (типа могила тут), и рядом с ним три пухлых мешка-нуля. С чем? Наверно с обжигающим песком. Оценка - 9

4. ТАВЕРНА 1000 МИЛЬ. Это явно отрывок из произведения более объемного, чем формат конкурса.Написано неплохо. Кажется, что в конце, краткий пересказ содержания предыдущих глав, дабы понятно было об чем спич. А вот «допрос ублюдка» уже не влез, поэтому и концовки здесь нет. В общем написано хорошо. Грубоватый язык героев создает атмосферу. Что же касается темы 1000 миль, ее тут и нет вовсе. Она скромно отмечена в заголовке. Оценка- 1.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 2180
Репутация: 773
Наград: 12
Замечания : 0%
# 13 19.04.2018 в 09:16
Siziff,  "Автор просто писал в режиме Готимы на минималках. Еле дышащих, кряхтящих, апатичных минималках."

Вот это поясни мне, пожалуйста, а то я расстроюсь, что ты меня (не даааааай боооооооооог...) оскорбляешь...
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 98
Репутация: 203
Наград: 9
Замечания : 0%
# 14 19.04.2018 в 12:54
Gotima, прости, но это было правда очень смешно )))

Цитата Siziff ()
Автор просто писал в режиме Готимы на минималках. Еле дышащих, кряхтящих, апатичных минималках.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 2180
Репутация: 773
Наград: 12
Замечания : 0%
# 15 19.04.2018 в 14:20
nomer23, я не поняла... Вы оба что-то против меня имеете? Может, утверждаете, что я пишу в полсилы? Что пишу плохо? Я не поняла, как мне расценивать "шутку"?
Форум » Литературный фронт » Межфорумная деятельность » Межфорумная дуэль №10
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz