» Проза » Мистика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Уязвимость
Степень критики: а можно, чтобы не только Чосер комментировал? )))
Короткое описание:

Как только ты встаёшь на колени, ты становишься никем

Gotima



До этого

   По прозрачному небу расползлись предгрозовые облака. Как чёрная краска, пущенная в воду, они клубились, закручивались в спирали, поглощая слабый свет мутного солнца. Густой изменяющийся дым скрыл кроны деревьев; теперь их стволы, как опоры, подпирали низкое небо. Холод иглой вонзился в щеку Дизы. Она подняла лицо навстречу первым каплям. От уголка густо накрашенных глаз сбежала чёрная слеза. Потом ещё одна. Дождь расходился.
   Она с закрытыми глазами сидела на ожившей листве, вздрагивающей от ударов капель. Разочарование прошло, и теперь разум Дизы заполнило ветром. Она ощущала, как под голым бедром шевелится дождевой червь, а по ногам ползают муравьи.
   Вдруг что-то изменилось. Воздух наполнился пьянящим запахом выдержанной крови и терпкостью крепких сигарет. Диза вскочила, и, настороженно пригнувшись, стала отползать назад, взглядом ища Дорфа. Когда спину прижгло холодным железом Мустанга, она выставила вперёд сжатый в руке смартфон и прокричала:
   - Если попытаешься меня убить, я отправлю Барвалу координаты этого места!
   Её напугали собственные волосы, колыхнувшиеся от ветра. Она всхлипнула, и быстро окинула взглядом лес. Деревья не отбрасывали тени. Источника света не было, но листья ровно и тускло блестели. Диза перестала слышать своё дыхание. Объёмная, почти осязаемая тишина накрыла пространство. Умерло любое движение, даже дождь.
   Среди стволов мелькнуло что-то. Потом в другой стороне. Потом совсем рядом с вампиркой. Она прижала смартфон к груди, сжалась сама и завертела головой. Наконец, возле обрушенной стены возник Дорф.
   - Захотела снова меня увидеть? Вот он я, – он раскинул руки и улыбнулся. – Жаждешь боли?
   - Если попытаешься меня убить, я отправлю…
   - Да-да, – ухмыльнулся он. – И что будет дальше? Подумала? Тринадцать придут к этому месту, начнётся бойня. Что ты с этого поимеешь?
   Дорф склонил голову. Лукавая улыбка играла на красивых губах. Диза часто дышала через приоткрытый рот, не веря в то, что ещё жива.
   - Отправишь сообщение, – продолжил вампир, – и всё потеряешь. Я расскажу Барвалу, как ты просилась ко мне, как намеревалась отомстить Тринадцати… Не надейся, после этого он не убьёт тебя. Он отдаст тебя своим ублюдкам.
   - Я и так обречена, если не примешь меня в клан…
   Дорф поднял бровь и вздохнул.
   - Как страшен тот, кому нечего терять!
   Он пронзительно взглянул в глаза вампирке. Её голова взорвалась болью. Рука задрожала, отвелась в сторону, пальцы один за другим стали разжиматься. Диза скалилась, силясь противостоять власти хозяина, но смартфон выпал из руки и захрустел уже на земле. Дорф опустил взгляд, улыбка сползла с его губ. На мокром жёлтом листе блеснул маленький брелок-крестик. Дорф снова посмотрел на вампирку. Та стояла, согнувшись, прижимая к груди руку со скрюченными пальцами.
   - Выпрямись, – негромко приказал хозяин.
   Диза послушалась и опустила руки.
   Её щуплая вытянутая фигура ещё не избавилась от признаков человеческой молодости, ненавистной Дорфу: маленькая грудь, выступающие косточки на запястьях, шее, коленках, желтоватая кожа с мимическими морщинками и жалостливый взгляд глаз, ещё не ставших прозрачно-голубыми. В них ещё не было мрачной силы, присущей любому зрелому вампиру. Подверженность боли Дорф ощущал нутром. И его манила эта уязвимость, пробуждая истинно вампирское желание – истязать. Но сейчас он смотрел так, будто увидел в Дизе что-то новое.
   - Зачем носишь с собой крест? – спросил он тихо.
   Диза словно окаменела, сцепив перед собой руки и опустив голову.
   - Говори! – потребовал хозяин.
   Диза вздрогнула.
   - Мои родители были католиками. И когда со мной крест… я будто становлюсь к ним ближе.
   Лес наполнился шорохами. Ветер, разделившись на части, принялся играть листьями возле стен одинокого дома, в ногах вампиров. Он тряхнул мокрыми ветками, создав иллюзию дождя. Диза невольно подняла голову, глубоко вздохнула и улыбнулась просветлевшему небу.
   Дорф сделал к ней несколько шагов. Она хотела отступить, но сдержала порыв.
   - Опустись на колени и молись мне, – приказал хозяин.
   Диза помрачнела. Тучи над ней снова стянулись, поток света иссяк.
   - Встань на колени и помолись мне, – разделяя каждое слово, повторил Дорф. – Сделай меня своим богом.
   Вампирка сжала челюсти и посмотрела исподлобья. Лицо Дорфа было безжизненно непроницаемым, в его глазах застыл ртутный блеск.
   - На колени!
   С немым рычанием Диза согнула ноги и опустилась на землю. Помедлив, соединила ладони на уровне груди. Взгляд был приколот к хозяину, подошедшему ещё ближе. Теперь он возвышался над ней, как чёрный храм, как тёмное божество, наделённое непомерной властью. Только теперь, у его ног, Диза сполна ощутила свою ничтожность. Влажные глаза с блаженным трепетом взирали на Дорфа. Слова засочились из неё, как вода из треснувшего сосуда.
   - Боже, помоги в делах моих. Внемли желаниям сердца моего. Да пусть воцарится справедливость по воле твоей, – благоговейно лепетала она. – Без тебя я не справлюсь…
   Дорф наклонился к её уху.
   - Как только ты встаёшь на колени, ты становишься никем.
   Его дыхание пронзило Дизу, она на мгновение выпала из реальности. Потом, упёршись руками в листву, встала на четвереньки и залаяла. Эхо подхватило неестественные звуки и разнесло во все стороны, словно торопясь рассказать о происходящем кому-то невидимому.
   - Теперь я не на коленях. Я буду твоей верной собакой, забыв о гордости, только прими меня!
   В её улыбке отразилось всё то отчаяние, что она скрывала раньше. Дорф, приподняв голову, отшагнул и хрипло приказал:
   - Поднимись!
   Вампирка, не отводя взгляда, встала. В молчаливую паузу, проплывшую между ними, Дорф закурил. Ветер услужливо задул пламя зажигалки и переворошил листья, навсегда оставив погребённым под ними крестик и веру в бога.
   - Как ты меня нашла? – разорвал молчание вампир.
   Диза стряхнула с ладоней мокрую землю, отряхнула колени и выпрямилась. Светлые пряди выбились из небрежной причёски и теперь обрамляли спокойное лицо. Она лёгким жестом откинула волосы за плечи и ответила:
   - Мобильная система GPS. Я оставила смартфон-маяк в Мустанге.
   Сдержанная улыбка заискрилась на её губах. Она всмотрелась в хозяина.
   - Ты предвидела, что я угоню твой автомобиль? – сощурился он от сигаретного дыма.
   Диза без страха улыбнулась шире.
   - Твои слабости, Дорф… Ярость, жажда власти, пристрастие к курению, любовь к мощным автомобилям или… просто любовь – всё это можно использовать.
   Вампир держал сигарету поднятой и смотрел на огонёк. Мгновения перетекали в секунды, и Диза постепенно теряла нечто значимое: радость от победы, уверенность в себе, смелость. В этом затишье улыбка её медленно умирала. Сама она приготовилась к худшему.
   Но ничего не происходило. Дорф глубоко затянулся, как делал это раньше, и выпустил дым в небо. Не выдержав молчания, Диза заговорила:
   - Мне пришлось так одеться, чтобы поймать тачку. Не мой стиль… Но обладатели дорогих авто именно на такое ведутся. Я убила водителя. Его кровь была отвратной на вкус из-за наркотиков, дешёвого алкоголя и сигарет. Потом я отыскала бар, тебя… И ты поступил именно так, как я рассчитывала.
   Дорф покосился на неё. Через мгновение он рассмеялся.
   - А ты не дура. Подловила меня. Жаль, что тебе не хватило ума попросту не лезть в мои дела…
   Он посерьёзнел. Диза, понимая, что, возможно, доживает свои последние минуты, отбросила осторожность и продолжила:
   - Ты всё пытаешься меня запугать, но я не собираюсь отступать! Мне просто некуда отступать! Пойми, мы нужны друг другу!
   - Я мог бы сделать одолжение и убить тебя, – Дорф приподнял руку, раскрыл пальцы, и сигарета упала в листву, – но мне не нужна война с Тринадцатью. И переобратить тебя в свою, увы, не смогу.
   Он развёл руками и улыбнулся, обнажив клыки. В дневном свете они блестели ещё страшнее, чем в красном свете бара. Диза снова засмотрелась.
   - Это из-за серебра в твоей крови? – пробормотала она.
   - Обратная стороны неуязвимости. Прости, если разочаровал, – Дорф пожал плечами. – Убей себя или попроси помощи у других вампиров, сбеги от Барвала или расскажи ему всё – мне плевать. Ты больше проблем доставляешь, отвлекая меня от дел. Забирай обратно Мустанг, чтобы не ездить на этом дерьме, – он указал большим пальцем на старый Форд. – Я сегодня великодушен… Всё, проваливай!
   Он исчез. Его тень ещё побродила между деревьев, возникая то тут, то там. Диза завертелась, пытаясь взглядом выхватить её из жёлто-чёрного пейзажа. Волосы растрепались, рот открывался в немом окрике, а руки непроизвольно и бессмысленно ловили воздух, пытаясь удержать последнюю надежду. Когда от вампира не осталось даже запаха, она отступила на шаг, упёрлась задом в кузов Мустанга и, заревев, сползла на листву.
   
   - Следите за территорией,– рявкнул Дорф охранникам, минуя железные двери лаборатории. – Могут заявиться гости. О любых шевелениях докладывайте мне, где бы я ни был и что бы не делал. Ясно?
   Мужчины кивнули и взялись за рации. Когда хозяин спускался по лестнице, один из них крикнул вдогонку:
   - А что делать с девчонкой?
   Дорф замедлил шаг.
   - Ничего. Она уедет, – ответил, и скрылся за вторыми дверями.
   Он на пару секунд задержался в пустующем холле, думая о чём-то. Тут его настиг разъярённый Цезис.
   - Сукин сын, заставляешь меня ждать! Ты знаешь, сколько стоит моё время?
   В полутьме кожа его лица напоминала иссохшую дубовую кору. Он сморщил нос, сузил глаза и стал похожим на ощерившуюся рысь. Клыки уже не светились белизной, а пожелтели от времени и стали разной длины. 
   - А есть извращенцы, которые платят за время с тобой?
   Вампир блестел глазами. Он был на пару голов ниже старца, но осмеливался язвить. Цезис отпрянул, изменившись в лице.
   - Вернулся, как только смог, – серьёзнее продолжил Дорф и направился к дверям белой комнаты. – Приношу свои извинения.
   Когда они вошли, Цезис снова величественно устроился в кресле, а хозяин направился к выступу в стене, где был спрятан минибар. Он прижал палец к едва заметной панели и открыл дверцу. На подсвеченных полках стояло несколько сосудов, наполненных кровью, цветом от артериально-светлой до насыщенно-венозной. Дорф взял самую тёмную и на два пальца наполнил стакан.
   - Уважу тебя, Цезис, – он поднёс старцу питьё. – Последняя модификация, созданная в моей лаборатории.
   Цезис с нескрываемым подозрением принял стакан в жёлтые длинные пальцы с выпуклыми ногтями и принюхался. Приподняв брови, пригубил. Его глотки стали большими и жадными, он быстро осушил стакан и удовлетворённо помычал.
   - Свежайшая, словно только что из семилетней девочки!
   Он воздел руку с пустым стаканом и рассмеялся. Свет, пройдя через окровавленное стекло, красным пятном упал на лицо Дорфа. Тот сощурился, словно от солнца.
   - Гематологи нашли способ избавиться от микроогрегатов, появляющихся практически сразу после забора крови, – пояснил вампир. – Теперь кровь сможет храниться несколько лет, не теряя первозданной свежести. – Цезис улыбнулся и покачал головой. Подбородок его гордо пополз вверх. – Эта кровь очищена, обогащена гемоглобином, кортизолом. Оттого и приятный привкус страха. Мы можем сделать кровь любого состава. Даже со вкусом ванили…
   Старец загоготал с закрытым ртом, потом осклабился и рассмеялся.
   - Финансирование Альянса и старания твоих специалистов дают результаты! Великолепно! – похвалил он и потянулся к плечу вампира, но тот отшагнул и направился к стене.
   Снова они оказались друг против друга – две мрачные тени в стерильно-светлой комнате. 
   - А как продвигаются исследования твоей собственной крови, мой друг? – спросил старец. – Приблизился к разгадке такого… выгодного недуга?
   Дорф отмахнулся.
   - Я закрыл это направление.
   Услышав ответ, Цезис не пошевелился ни единой мышцей. Его оцепенение продлилось на мгновение дольше обычного равнодушия. Вампир притворно улыбнулся, но потом сорвался в бездну мрачности.
   - Попытки воссоздать формулу моей крови приносят одни убытки. – Слова, как дёготь, тяжело разлились по комнате. – Для меня изначально это было невыгодно…
   Он упёрся взглядом в Цезиса и чуть прищурился. Старец почувствовал давление где-то на уровне переносицы и, словно уходя от взгляда, склонился на одну сторону и опёрся локтем на подлокотник.
   - Что ж, – выронил он, – по возвращению доложу о твоём самовольном решении.
   - Доложи, старик, – усмехнулся Дорф, – Пусть знают, кто держит главный козырь!
   - Ты неуправляем! – Цезис набух, как грозовое облако.
   - Именно! – вампир подался вперёд. – Альянс получил мою кровь, а свободу я оставлю себе!
   Голос оборвался. Воцарилась абсолютная тишина. Заслышался гул ламп, биение двух сердец, два тяжёлых дыхания.
   - Свободу решать судьбу клана и свою судьбу? – прохрипел старец. – Альянс ни за что не допустит, чтобы твоя кровь досталась кому-то ещё! Ты подставляешь себя, Дорф, загоняешь себя в капкан. – Его брови вдруг поползли вверх. – Или… Ты собираешься шантажировать Альянс, чтобы спасти Феррис?
   Зашуршала ткань. Цезис отклонился от спинки кресла, поднял руку и выставил вперёд корявый палец, намереваясь сказать нечто устрашающее. Вампир в мгновение оказался перед ним. Он медленно присел. Его злые глаза, оказавшись на уровне пальца, въелись в старца.
   - Не беспокойся, Цезис. И не бойся. Я поступлю правильно, как ты и просил. – Дорф сжал зубы, отчего скулы дрогнули. Старец быстро втянул руку под балахон, словно боясь её лишиться. – Тебе пора.
   Вампир поднялся и, достав сигарету, пошёл к выходу.
   - Я могу посодействовать, – вдогонку крикнул Цезис. – Помни, я на твоей стороне!
   - Твоё счастье, что не на моём пути, – бросил Дорф и растворился в темноте за белой дверью.
   Начальник охраны, откинувшись на спинку кресла, игрался ножом-бабочкой. Посвистывая, лезвие мелькало в полутьме, разбавленной светом мониторов, которые показывали чёрно-белый лес. Когда вошёл Дорф, мужчина остановил лезвие и обернулся. Мутно блеснул белёсый глаз, а шрам, пролегающий через него и напоминающий земной разлом, стал выглядеть ещё глубже.
   - Хозяин! – воскликнул начальник и улыбнулся. У него были длинные клыки, которым позавидовал бы любой древний вампир. – Рад видеть тебя!
   Дорф пожал его мощную руку без мизинца и хлопнул по туго забинтованному плечу.
   - Что на это раз, Ренфо, пуля или дробь? – он выпустил дым из улыбнувшихся губ.
   - В плечо – серебряная пуля, под ребро – нож, – ответил мужчина и с гордым видом развалился в кресле.
   Дорф тряхнул головой.
   - Не ровен час, поступишь к нам кусками.
   - Так поделись кровью, брат, буду неуязвим, – Ренфо лукаво подмигнул здоровым глазом.
   - Дождись войны, – задумчиво ответил хозяин. – Смотришь в оба? – указал он сигаретой на мониторы.
   Ренфо криво ухмыльнулся шутке. Бабочка снова запорхала между его пальцев.
   - Что за девчонка? Твоя? – спросил он.
   - Нет, Тринадцати.
   Весёлость сошла со скуластого, как у питбуля, лица начальника охраны. Нож остановился лезвием вверх. Дорф опёрся руками на пульт и всмотрелся в один из мониторов.
   - Она не взяла Мустанг?
   - Сучка внутри сидит уже второй час! – прорычал Ренфо и медленно наклонился. – Проблемы?
   - Какая упёртая маленькая дрянь, – пробормотал Дорф и затянулся.


Свидетельство о публикации № 31865 | Дата публикации: 17:36 (23.01.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 55 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 5
0
4 Эльза   (25.01.2018 10:31)
2

Едем дальше.

Вдруг что-то изменилось. Воздух наполнился пьянящим запахом выдержанной крови
и терпкостью крепких сигарет. Диза вскочила, и, настороженно
пригнувшись, стала отползать назад, взглядом ища Дорфа.


Вдруг, Однажды, Внезапно... Как будто... Неожиданно... Что-то... нет, этими словами можно грешить. Но не в самом начале - редактор
просто выбросит рукопись. Вычеркните этот баян - и ничего не изменится

Воздух наполнился пьянящим запахом выдержанной крови и терпкостью крепких
сигарет. Диза вскочила, и, настороженно пригнувшись, стала отползать
назад, взглядом ища Дорфа.


А если так хочется подчеркнуть неожиданность (табличка дерево) можно просто подобрать что-нить менее
буквальное. Например перетасовать карты:

Диза вскочила. Воздух наполнился пьянящим запахом выдержанной крови и терпкостью крепких
сигарет. Настороженно пригнувшись, она отползла назад, взглядом ища
Дорфа.


Не буду доколупливаться к "ища", к избытку прилагательных. Терпкие сигареты надеюсь опечатка.

Когда спину прижгло холодным железом Мустанга, она выставила вперёд сжатый в руке смартфон и прокричала:
- Если попытаешься меня убить, я отправлю Барвалу координаты этого места!
Её напугали собственные волосы, колыхнувшиеся от ветра. Она всхлипнула, и быстро окинула взглядом лес. Деревья не отбрасывали тени.


Дальше всё хорошо, и очень хорошо вышли на "тени". Начинается усиление
атмосферы. И поскольку есть интрига - что-то взволновало её, то здесь
годно и потянуть развязку. А значит - делается описание. Вот здесь после
"тени" можно дать те некоторые красивости, которые вы давали в самом
начале. Здесь они были бы к месту, здесь они были бы кинематографичны,
как рапид или слоу мо.

Остальное разберём позже.


+1
5 Gotima   (25.01.2018 12:54)
Отлично! Спасибо!
То, что ты (можно же на "ты"?) посоветовала - как раз то... интуитивное, что я и искала. Пыталась подключать интуицию к написанию текста, вышло, видимо, неидеально, но... двигаюсь в правильном направлении )) Постараюсь переварить и применить все советы.
Спасибо за отзыв и подробный разбор.

+1
3 Эльза   (25.01.2018 10:31)
1

По прозрачному небу расползлись предгрозовые облака. Как чёрная краска, пущенная в воду, они клубились, закручивались в спирали, поглощая слабый свет мутного солнца. Густой изменяющийся дым скрыл кроны деревьев; теперь их стволы, как опоры, подпирали низкое небо. Холод иглой вонзился в щеку Дизы. Она подняла лицо навстречу первым каплям. От уголка густо накрашенных глаз сбежала чёрная слеза. Потом ещё одна. Дождь расходился.


Во-первых. Да, написано красиво, слов нет. Даже несмотря на нелепое "густой изменяющийся" - всё равно красиво. А теперь давайте забудем про живопись и поговорим об искусстве. Есть такое негласное правило - к чёрту погоду, если она не делает сюжет. Заметьте - не атмосферу. Не картинку. А именно сюжет. Дождём рисовать меланхолию - это дурной тон.

Второе - всё, что написано до фразы "Холод иглой вонзился в щеку Дизы. Она подняла лицо навстречу первым каплям. От уголка густо накрашенных глаз сбежала чёрная слеза. Потом ещё одна. Дождь расходился." - мусор. Красивости в начале - ужасно. Описание длинной более одного предложения - это описаловка, это Пришвин Головного Мозга (не путать с ПГМ). Зачем всё это описание - пусть и годно сколоченное если во фразе Холод иглой вонзился в щеку Дизы...... и так есть ВСЁ, что нужно для эффектного даже профессионального вступления. Здесь есть герой, и его пол, и его возраст (пафос с дождём указывает что либо у автора возраст небольшой, либо у героя) и чувства (!) и наконец - погода. Всё, больше ничего не надо. Отдельно могу поругать за дождь - изобретайте что-то новое, сторонитесь штампов.

Дальше буду просто беспощадно вычёркивать.

Она с закрытыми глазами сидела на ожившей листве, вздрагивающей от ударов капель. Разочарование прошло, и теперь разум Дизы заполнило ветром. Она ощущала, как под голым бедром шевелится дождевой червь, а по ногам ползают муравьи.

Разочарование и ощущала - это те самые таблички "дерево". Теперь, когда они сняты, а лишнее убрано, годно вспомнить как строится абзац. А строится он очень просто - сначала прелюдия и только потом оргазм. Следовательно:

Она с закрытыми глазами сидела на ожившей листве. Под голым бедром шевелится дождевой червь, а по ногам ползают муравьи. Ветер заполонил её разум.

Главное как правило то, что более метафизичное - разум Дины - выносится в конец абзаца. (Или отдельного предложения). Сам пафос не критикую, ясно,что весь текст пафосный. Это кстати не критикуемо, каждый волен выбирать себе антураж и стиль. Навязывать готу строгий деловой костюм глупо.

"удары капель" если так нужна погода, можно просто заменить на "капало". Например - Капало, она с закрытыми глазами сидела бл-бла-бла.... стереоскопичность и слов меньше. Если нужна музыка... (удар капель) то совет простой - выбирайте только ОДНО. Если музыка важнее ощущений мерзости - тогда убирайте муравьёв и оставляйте капли. Если мурашки по коже важнее - убирайте музыку. У вас впереди ещё тонна текста. Успеете показать атмосферу. Когда речь идёт об одном абзаце - не нужно городить в него всё подряд. Вернее сначала на черновике нужно. Чтобы потом выбрать ОДНО (очень редко можно два и три - но только вдалеке от начала) самое меткое и лучшее. Это важно понимать.


0 Спам
1 Люба   (23.01.2018 22:10)
Хотя тематика про вампиров уже избита, читать было интересно, чувствуется мрачная атмосфера начатой истории. Знакомство с главными героями вызвало несколько двоякие ощущения: с одной стороны, их общение пропитанно цинизмом, один использует другого, оба они, как мне показалось, полностью лишены романтического взгляда на вещи и на жизнь в целом, с другой - Диза не избавилась ещё от сентиментальности, присущей женщинам, тем более молодым девушкам, и хотя Дорф своим поведением убивает остатки человеческого в ней, она всё равно пытается уколоть его, задеть, нащупать его уязвимое место. Ей это не удаётся, она плачет от бессилия - это делает её похожей на человека. Именно это, на мой взгляд, Дорф считает слабостью, и всячески даёт ей понять, что она слаба. Но, похоже, это его ошибка. Дорф предстаёт самоуверенным, безжалостным и дерзким (в разговоре со старцем Цезисом) вампиром, и всё же он не такой страшный и жестокий, каким хочет показаться. У него есть собственные слабости, о которых Диза прекрасно знает, из чего следует вывод: он подпустил её к себе ближе, чем, возможно, сам это планировал. Дорф стремится к контролю, и Диза, как в песне 30 Seconds to Mars, та самая причина, по которой вампир не может себя контролировать. Получились яркие садомазохистские отношения без претензии на романтические чувства, что особенно порадовало - картина выдержана в своей мрачной, тяжёлой атмосфере. Если говорить о самом написании: слог лёгкий для чтения, много образов, Дорф, как персонаж, прописан очень ярко, в стиле изложения, на мой взгляд, есть сочетание готической, неторопливой, образной манеры письма и саспенс нуара. Хочется увидеть продолжение, развитие идеи.

0
2 Gotima   (24.01.2018 09:16)
Замечательно, когда про твою работу можно такое и столько сказать! )
Спасибо за отзыв и свои ощущения.

Я старалась наполнить рассказ образами и почти искоренить романтику (а уж тем более сопливость современного вампирства)))
И, конечно же, напустить мрачности и нуара!
Спасибо ещё раз, отличный комент!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com